«Корпус экспертов» опубликовал «Карту полезных ископаемых» российской науки

­Рис. М. Смагина

www.expertcorps.ru/science/news

Опубликованы промежуточные результаты инициативного проекта «Корпус экспертов по естественным наукам» за 2007—2012 годы. «Спасение ископаемых — дело рук самих ископаемых» — таков эпиграф к обсуждению сведений примерно о 5000 работающих в России специалистах. Деятельность этих людей тем или иным образом заметна по принятым в мировой науке меркам: они имеют достаточно высокие индексы цитирования научных публикаций и/или рекомендованы цитируемыми коллегами. Таких специалистов приходится специально разыскивать в куда большем массиве тех, кто, согласно госстатистике, занят в России наукой, — отсюда и термин «полезные ископаемые».

Название текста «Карта полезных ископаемых» полемизирует с «картой российской науки», о работе над которой осенью 2012 года заявило Министерство образования и науки РФ. В отличие от этого всеохватывающего продукта, «Карта полезных ископаемых» создана профессионалами, работающими в различных областях естественных наук, и ориентирована на решение задач, связанных только с этими — в прошлом сильными в России — областями знания. Задачи состоят в организации надежной, и независимой от инстанций экспертной оценки актуальных научных направлений и коллективов, которые действительно в состоянии их развивать.

В материале «Корпуса экспертов» оспаривается привычное суждение о том, что ключевыми научными экспертами следует считать академиков и членов-корреспондентов РАН, — по объективным критериям получается, во-первых, что не всех (хотя и многих), и, во-вторых (это на самом деле важнее) — что потенциальных экспертов без академических званий имеется примерно в 10 раз больше.

«Карта полезных ископаемых» не сводится только к их географическому распределению — не слишком равномерному по регионам. Крайне неравномерно распределены цитируемые и авторитетные специалисты и по научным организациям, причем наиболее высока их концентрация в институтах РАН (составители подчеркивают, что не надо путать РАН как академический клуб и научный штат институтов РАН). Во многих научных организациях, в том числе в подавляющем большинстве вузов, имеются лишь единичные малые группы таких специалистов. Однако речь вовсе не идет о противопоставлении вузов и институтов РАН, поскольку в реальной деятельности они сильно интегрированы — многие научные сотрудники параллельно преподают в вузах.

Главный тезис «Карты полезных ископаемых» состоит в необходимости использования корректной классификации научных направлений и тематик для любых научно-организационных решений, включая оценку специалистов, научных коллективов и проектов. В проекте «Корпус экспертов» с участием большого числа специалистов разного профиля составлен современный естественно научный классификатор. Используя его, удалось оценить различия возможных «пороговых» показателей цитирования для некоторых разделов естественных наук, а также выявить «малонаселенные» и специфичные научные тематики, для которых применять формальный библиометрический анализ крайне опасно.

Составители «Карты полезных ископаемых» полагают, что «Карта науки» могла бы стать инструментом поддержки актуальных научных направлений и эффективных исследовательских коллективов, но только при условии детального анализа научных специализаций, провести который невозможно «просто по индексам цитирования», в рамках непродуманных схем классификации и в отрыве от профильных экспертных процедур.

Михаил Фейгельман

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , ,

 

6 комментариев

  • саша андреев:

    Замечательный доклад. Кол-во активных ученых в основном всего несколько процентов от общего состава научных сотрудников. Поподется он на глаза Ливанову и начнут крамсать неэффективные институты где по списку несколько сот, а реально работает на результат всего два-три десятка человек. Важный момент — в число сотрудников не нужно было включать, как минимум аспирантов, а то пострадают показатели именно у развивающихся небольших и эффективных институтов.

    Общее ощущение, что ряд крупных (по размеру, но не по научному значению) институтов нужно как минимум модернизировать (сократить численность и помочь им в приобретении оборудования), а часть мелких и неэффектиных институтов — сократить целиком.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • vlad1950:

    ну от попадания в корпус экспертов никаких пряников нет и похоже не будет пустое тщеславие

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Петр:

    Уважаемый Михаил!

    В Вашей заметке «оспаривается привычное суждение о том, что ключевыми научными экспертами следует считать академиков и членов-корреспондентов РАН, — по объективным критериям получается, во-первых, что не всех (хотя и многих), и, во-вторых (это на самом деле важнее) — что потенциальных экспертов без академических званий имеется примерно в 10 раз больше».

    В связи с этим эмпирическим фактом, возможно, для Вас и читателей ТрВ будет интересно узнать, что аналогичная ситуация сложилась и в Украине. Далеко не все бессмертные местного разлива могут считаться экспертами даже в самом минимальном смысле, что не мешает им получать вознаграждения за свою «научную» деятельность в разы большие, чем эксперты без академических званий.

    См. Індекси цитування академіків (nauka.in.ua/upload/nauka/...011_ukr_2011.pdf) и Індекси цитування членів-кореспондентів НАН України (nauka.in.ua/upload/nauka/...kr_2011-10-2.pdf), а также «Is the personal-member institution of the Ukrainian National Academy of Sciences justified in the light of scientometric indicators?» // Sociology of Science and Technology, 2011, 2, 2: 47-68 (ihst.nw.ru/images/pdf/soc...%202%20_2011.pdf)

    С уважением,

    Петр

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • ЕВК:

    Немного о критериях...

    Как помнится, в СССР была одна из самых эффективных систем образования, а дипломы ведущих вузов достаточно высоко ценились... После краха СССР решили все поменять и по совершенно надуманным причинам образованию навязали Болонскую систему и тестовую систему оценки знаний, в результате чего сегодня приходится констатировать сильную деградацию образования, и обрушение рейтингов российских ВУЗов...

    То же происходит в данное время и в науке... Вместо того, чтобы оптимизировать условия и кондиции научного труда и переоснащать оборудование научных лабораторий, научные управленцы предпочитают в который раз придумывать очередную систему экспертной оценки научной деятельности, вводя критерии из чуждых нам систем, к тому же созданных не для нас и наших реалий (все эти индексы цитирования, Хирша, значимость публикаций в иностранных научных журналах, наличие в составе лабораторий «ведущих иностранных ученых» и т.п.)... Иногда кажется, что все эти системы оценок служат лишь одной цели — выработки стойкого комплекса неполноценности у отечественных ученых и ощущения собственной вторичности... В результате этих оценок получаем, что ученые в России в подавляющей массе низкоквалифицированы, неактуальны, несовременны, неэффективны и неконкурентноспособны, а потому не заслуживают высоких окладов, хорошего оборудования, современных условий для работы и жизни... Лучше выделять «мегагранты» иностранным специалистам и строить очередные сколково...

    Я понимаю, что минобразовским чиновникам гораздо проще, легче и выгоднее поменять критерии, чем проводить настоящие и дорогостоящие реформы в науке... Мне только непонятно, почему и в научной среде многие из этих критериев столь популярны, хотя их объективность и адекватность весьма сомнительны и сами по себе они ничего не меняют...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Глеб:

      to ЕВК:

      «Иногда кажется, что все эти системы оценок служат лишь одной цели — выработки стойкого комплекса неполноценности у отечественных ученых и ощущения собственной вторичности… В результате этих оценок получаем, что ученые в России в подавляющей массе низкоквалифицированы, неактуальны, несовременны, неэффективны и неконкурентноспособны, а потому не заслуживают высоких окладов, хорошего оборудования, современных условий для работы и жизни…»

      Это конечно очень грустно, но цели и задачи отечественной науки (как и страны в целом) поменялись. Для прикладной науки теперь главное — коммерциализация, для фундаментальной — цитирования и международные рейтинги. И по этим критериям действительно получается, что подавляющее число наших ученых «неэффективны и неконкурентноспособны». Понять это как можно скорее жизненно важно для тех коллективов и отдельных ученых, которые способны меняться, искать международные контакты, подстраиваться под новые условия. С большим уважением отношусь к советской научной школе и её достижениям, и искренне желаю вам удачи.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Радетель:

    ЕВК

    А в чем же заключалась эффективность советской системы образования?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

Добавить комментарий