Исключительно надежный парень

Ирина Левонтина

Ирина Левонтина

Газета выйдет, конечно, позже, но сегодня, когда я пишу эти строки, 5 марта, я с утра, даже с ночи, еще читаю в Интернете сообщения типа: «С всемирным днем Чейна и Стокса!», «Чейну и Стоксу слава!» Правда, когда ровно год назад был митинг на Пушкинской и у меня был плакат «5 марта. Дыхание Чейн-Стокса», я убедилась, что понимают его, увы, не многие — особенно среди молодежи. Помню, как фотограф Илья Варламов равнодушно скользнул по моему плакату взглядом и решительно направился фотографировать человека-яйцо. Но зато те, кто понимал, те ОЧЕНЬ понимали. Особенно старики. Подходили, улыбались, кивали: «Мы помним. Каждый год отмечаем». Поэтому я расскажу, поскольку очень хочу, чтобы все знали про Чейна и Стокса. Тем более, что круглая дата. Ну, а те, кто и без меня знал, те не будут в претензии.

Утром 5 марта 1953 года, 60 лет назад, в очередном бюллетене о состоянии здоровья родного товарища Сталина диктор Левитан сообщил, что у него наступило чейнстоксово дыхание. Широкие народные массы не знали, что этот термин, названный в честь двух шотландских врачей, означает скорое наступление клинической смерти. Но кое-кто, конечно, знал. И сказал близким: всё, мол, агония. На эту тему есть много историй. Особенно популярна среди интеллигенции была история математика и философа Юрия Гастева про диссертацию.

Юрий Алексеевич Гастев (1928—1993) — сын известного пролетарского поэта и создателя теории НОТ (научной организации труда), расстрелянного в 1939 году. Отбывал срок в 1945-49 годах. И вот в описываемый день врач, сосед Гастева по туберкулезной палате санатория в Прибалтике, где тот лечился, услышав бюллетень, «аж вскочил: Чейн-Стокс — парень исключительно надежный, ни разу еще не подвел. Пора сбегать!» Завмаг-эстонец лишь спросил: «Расфе уше? — там какой-то тыкание...», но получив ответ: «Всё в порядке!», вынес водку и не взял денег: «...та прихотите, пошалуйста, кокта только сакотите!» Таким образом, обмывание генералиссимуса произошло за несколько часов до официального объявления о его смерти. (См. Ю.Гастев. «Дыхание смерти знаменует возрождение духа» // Ю.А.Гастев. Гомоморфизмы и модели. Логико-алгебраические аспекты моделирования. — М.: Наука, 1975. Предисловие.) И про диссертацию: «Прошли реабилитации, «оттепель», снова заморозило. В самом начале семьдесят первого года мне, хоть и выгнанному по «подписантским» делам в шестьдесят восьмом с университетской кафедры, приспела, наконец, пора диссертацию защищать. <...> К концу ритуала защиты мне, как водится, дали несколько минут для дежурных благодарностей. «... особенно мне бы хотелось отметить глубокое и плодотворное влияние, оказанное на меня выдающимися работами доктора Джона Чейна и доктора Уильяма Стокса, и в первую очередь их замечательный результат 1953 года, которому не только я в значительной мере обязан своими успехами, но и все мое поколение» <...> Вечером у нас собрались человек пятьдесят <...> главными героями застолья были, естественно, доктора Чейн и Стокс...» В самой же диссертации Гастева по математической логике не упоминались классики марксизма, но во вступлении, в числе лиц, которым автор выражал благодарность, были названы профессора Дж. Чейн и У. Стокс со ссылкой на вымышленную статью «The Breath of the Death marks the Rebirth of Spirit», датированную мартом 1953 года. Потом, естественно, кто-то настучал, и в 1976 году появилось специальное постановление Редакционно-издательского совета Академии наук СССР за подписью ее тогдашнего вице-президента Федосеева: «О грубых ошибках, допущенных издательством «Наука» при издании книги Ю.А. Гастева «Гомоморфизмы и модели»». Подробно об этой истории в неподражаемом изложении самого Гастева можно почитать вот тут, например: http://www.serafim.spb.ru/index.php?lan=0&module=98

Об этом дне — 5 марта 1953 года — есть огромное количество воспоминаний. О рыданиях и отчаянии, о последовавшей жуткой давке на похоронах, но и других — о том, как заключенные, которым велели молчать и снять шапки, — молча подбросили шапки вверх (описано у Солженицына в «Раковом корпусе»). Или вот, Алексей Муравьев пишет: «Утром 5 марта 53 года моя бабушка Ирина Игнатьевна, в ссылке узнав новость, три раза проскакала на одной ножке вокруг дома. Обет такой был у нее». В воспоминаниях Григория Агеева говорится, как в лагере, в котором он сидел, заключенные объявили конкурс на лучшую эпитафию Сталину. Агеев за несколько секунд сочинил экспромт и тут же его огласил: «Как ветер над морем / Проносится вздох — / Жил Сталин на горе, / На радость подох». Ему сразу же была присуждена первая премия (на эту историю мне указал А. Д. Шмелев). И во многих, многих семьях до сих пор в этот день поднимают рюмку водки со словами: «Ну, чтоб не воскресал!»

Так что теперь этот надежный парень Чейн-Стокс — часть русской идиоматики. И еще из лингвистического — к дате. Многие, наверно, помнят позднесоветский анекдот: в Кремле звонит телефон. Брежнев берет трубку: «Дорогой Леонид Ильич слушает». Конечно, Брежнев был дорогой, да плюс еще была лингвистическая аномалия — сочетание слова товарищ с именем, отчеством и фамилией: товарищ Леонид Ильич Брежнев (стандартно было бы либо товарищ Брежнев, либо Леонид Ильич Брежнев). А что до Сталина, то он, конечно, в первую очередь был родным, начиная с пионерской песни: «Завтра на год будем старше — я и вся моя страна! / Всех друзей в нарядном зале / Наша елка соберет, / И родной товарищ Сталин встретит с нами Новый год!» В нашем языке были тогда устойчивыми сочетания не только родной товарищ Сталин, но и родная Советская власть и особенно каноническое родная Коммунистическая партия: Бабы и мужики! Теперь, когда случилось такое несчастье, нам больше и делать ничего не остается, как сплотиться вокруг нашей родной партии, вокруг лично товарища Сталина. Вот буду в Москве, увижу его, родного, разрешите сказать от вашего имени, что все труженики нашего хозяйства все свои силы отдадут (В. Войнович, Приключения солдата Ивана Чонкина); «Раз взяли Петьку, значит, было за что взять». Вот так думает простой мужик-колхозник про свою родную советскую власть (Ю. Домбровский, Факультет ненужных вещей). Совершенно понятно, какое мироощущение стояло за этим выбором эпитета — самого нутряного, самого кровного. В общем. чтоб не воскресало оно, это мироощущение!

Ирина Левонтина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , ,

 

16 комментариев

  • Александр:

    Спасибо за историю и за ссылку. Прочитав полную версию, а затем немножко покопавшись в Интернете, наткнулся на воспоминания Гастева. Мне они показались интересными. Для тех, кто захочет взглянуть, — вот ссылка:

    libes.ru/author/%D0%93%D0...0%B2%D0%B8%D1%87

  • МК:

    Ирина, замечательная статья, спасибо. Есть 2 маленьких замечания.

    1. Вы не совсем уместно используете термин «клиническая смерть». Клинической смертью в немедицинской среде называют те несколько минут между остановкой сердца и смертью мозга, когда еще уместны какие-то реанимационные усилия. В случае смерти от тяжелого общего заболевания, или, как у нашего пациента, от инсульта, клиническая смерть не выделяется. Чейн же наш Стокс — это просто редкое агональное дыхание.

    2. В фильме Соловьева «Черная роза — эмблема печали» (89 года) по поводу Чейн-Стокса очень смешно стебется Александра Баширова. А поскольку фильм был, как теперь принято говорить, знаковый и культовый, то ЧС вполне конвертировался и в перестроечные годы.

    Всего Вам доброго,

    Михаил Книжник

  • Левонтина:

    спасибо, очень ценные замечания

  • Hmelnikov:

    Кто понимал-тот радовался.

    Но.

    Радоваться неминуемой смерти человека как-то не по христиански.

    Не лучше ли сказать, что наступало дыхание Чейн-Стокса омерзительной системы?

    Системы, при которой недалёкий, в общем-то, человек имел вполне официальную возможность уничтожить любых людей в любом количестве?

    Зачем же удивлятся, что были уничтожены все независимо мыслящие люди независимо от их взглядов?

    Кстати, практически все они разделяли взгляды Сталина.

    То есть исповедовали своё уничтожение.

  • Александр:

    «... практически все они разделяли взгляды Сталина»

    Весьма сомнительное утверждение. Важнее, однако, то, что взгляды их не имели абсолютно никакого значения.

  • Левонтина:

    О! я ждала, когда появится комментарий, что нехорошо, мол, радоваться смерти человека. По-моему, это в некоторых случаях хорошо и правильно.

    Уважаемый Hmelnikov, вот представьте себе, что Вас и Ваших близких запер в подвале маньяк. Он Вас мучает, унижает, некоторых уже запытал до смерти. И вдруг в один прекрасный день он бац — и умирает, и вы все можете наконец забрать у него ключ и выйти на волю. Разве неправда, что естественной реакцией в этой ситуации будет радость? Любая другая — либо лицемерие, либо стокгольмский синдром.

  • Hmelnikov:

    Уважаемая Левонтина!

    Вы радовались, когда умер Брежнев?

    Или будете отрицать, что при Брежневе свободная мысль не была заперта в рамках ситемы?

    Моя позиция такова: защищать, реально защищать, убийцу я не буду.

    Не буду и огорчаться по поводу его смерти.

    Более того.

    Буду радоваться смерти маньяка, сеящего смерть-тем более причиняюшего смертельный вред мне и моим близким.

    Но.

    Гораздо больше я буду радоваться смерти системы, порождающей убийц.

    Кстати, Вы не полагаете, что принцип «замочим в сортире» не только уничтожает убийц, но в намного большей степени порождает их?

    • Максим Борисов:

      Я помню как в школе, когда умер очередной партбосс, наверное Черненко (и это уже стало казаться анекдотическим), фальшиво укорял товарищей, что они этому бурно радуются, нехорошо, мол. Но когда они все ушли и я остался один в комнате, то вдруг на меня снизошла такая радость, что будет лишний выходной (наверняка), что я запрыгал до потолка.

      А при смерти Брежнева я что-то не помню, чтобы вокруг бурно радовались. Но уж не рыдали, точно.

  • Hmelnikov:

    Максиму Борисову.

    К смерти Черненко я отнесся равнодушно-пришло время, человек и умер.

    Разумеется, школьнику не грех порадоваться нечаянному выходному.:)

    Но, помню, был некоторое время восхищён Горбачёвым.

    Прочитав же книгу «Новое мышление для СССР и всего мира», понял: обычный безответственный дурак.

    Система безнаказанности партбоссов воспитала.

    Какую глупость ни сморозь, всё будут хлопать в ладоши.

    Вот и дохлопались до развала страны.

    • Максим Борисов:

      Ну, Горбачев вряд ли повторил бы все то же самое, предоставь кто возможность вернуться вспять. Но многие вещи совершенно немыслимо предсказать, в противном случае история прекратила бы свой ход. У каждого может быть свое мнение, не хочется, чтобы тут начался холивар, но не исключено, что Горбачев как раз спас нас всех от еще худшего кошмара, совершив это в меру неуклюже, но вполне альтруистично. Впрочем, однозначно решить, что было бы, если было бы, никто теперь не может.

  • Hmelnikov:

    История показала-был бы китайский вариант развития экономики.

    При успешном развитиии экономики не возникают позывы к развалу страны.

    • Максим Борисов:

      Мало кто из нас захотел бы жить в Китае. То, что Китай бережнее отнесся к своим гражданам, — глубокое заблуждение. Впрочем, им удалось кажется то, что не получалось в СССР и не получается сейчас в России, — осмысленная ротация властной верхушки. Но может быть я и в этом заблуждаюсь.

  • Hmelnikov:

    Нет, не заблуждаетесь.

    Я не хотел бы жить не только в Китае, но вообще вне России.

    Знаком с таким болевым душевным синдромом, как ностальгия.

    Но речь не об этом.

    Речь, в общем-то, о признании очевидной истины: Земля обладает собственным физгравполем, которое составляет с ней единое целое и относительно которого она вращается(см. данные опыта Хафеле-Китинга).

    Что касается властной верхушки России, то основа её существования суть ложь.

    Уверен, что Вы эту истину прекрасно знаете.

    Вы вообще практически не заблуждаетесь(не шучу).

    Ну, разве только в вопросе о допустимости обсуждения ОТО на данном форуме.:)

    • admin:

      Перестаньте флудить. Вам уже много раз объясняли, что здесь этому не место. Тем более, что совершенно не по теме. Комментарии сейчас тотально на всем сайте на премодерации, но Вы были поставлены на такую премодерацию несколько раз и до этого за неуместные посты.

  • Hmelnikov:

    Вопросов к Вам лично больше не имею.

  • Crohobor:

    Спустя какое-то время после смерти гуталина был в Москве. С удивлением узнал, что один из приятелей преодолел огромные трудности и прошел Колонный зал. «Я должен был увидеть его в гробу».

    Огорчила меня смерть дорогого Леонида Ильича: по глупости я выполнил требование вернуть командировочные документы и не поехал в Москву. К смерти следующего генсека поумнел. Гостиницы пустовали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com