Cпор о «черных копателях» сквозь призму мирового опыта

Алексей Ковалев

Алек­сей Кова­лев,
архео­лог, депу­тат зако­но­да­тель­но­го собра­ния Санкт-Петер­бур­га

Необы­чай­но актив­ная, если не ска­зать агрес­сив­ная, дис­кус­сия вокруг ста­тьи Л.С. Клей­на, направ­лен­ной на защи­ту архео­ло­ги­че­ско­го насле­дия от без­дум­но­го «кла­до­ис­ка­тель­ства» и выдер­жан­ной при этом в духе ака­де­ми­че­ской поле­ми­ки, иде­аль­но иллю­стри­ру­ет мораль­ные и куль­тур­ные уста­нов­ки про­ти­во­сто­я­щих сто­рон. Одна­ко, к сожа­ле­нию, есть один аспект, в кото­ром участ­ни­ки обсуж­де­ния схо­дят­ся: это почти пол­ное незна­ние обще­при­знан­ных основ меж­ду­на­род­но­го пра­ва и пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния зару­беж­ных стран в сфе­ре куль­тур­но­го насле­дия. Туман­ное пред­став­ле­ние они име­ют и об исто­рии появ­ле­ния и моди­фи­ка­ции ныне дей­ству­ю­ще­го спе­ци­аль­но­го феде­раль­но­го зако­на и смеж­ных нор­ма­тив­ных актов.

Неудач­ное нача­ло

В 90-е годы я был одним из авто­ров про­ек­та буду­ще­го зако­на 73-ФЗ, более того, имен­но наша кон­цеп­ция (про­ект вно­сил­ся Зако­но­да­тель­ным собра­ни­ем Санкт-Петер­бур­га в 1996 и 1997 годах) лег­ла в осно­ву кон­цеп­ции ито­го­во­го доку­мен­та. Дале­ко не все наши идеи уда­лось про­ве­сти в тек­сте зако­на, мно­гие ста­тьи пря­мо­го дей­ствия, в част­но­сти по орга­ни­за­ции госу­дар­ствен­ной исто­ри­ко-куль­тур­ной экс­пер­ти­зы, поло­же­нию о реест­ре и т.п., были заме­не­ны отсыл­кой на под­за­кон­ные акты, кото­рые долж­но было при­нять Пра­ви­тель­ство Рос­сии. Эти акты были утвер­жде­ны через десять лет, и в совер­шен­но непри­ем­ле­мом виде – осо­бен­но это каса­ет­ся кор­руп­цио­ген­ной схе­мы для «исто­ри­ко-куль­тур­ной экс­пер­ти­зы», в кото­рой от «госу­дар­ствен­ной» оста­лось одно это сло­во.

Неко­то­рые поло­же­ния были вар­вар­ски иска­же­ны. К при­ме­ру, из опре­де­ле­ния объ­ек­тов архео­ло­ги­че­ско­го насле­дия в ста­тье 3 выпа­ли сло­ва «отно­ся­щи­е­ся к эпо­хам и циви­ли­за­ци­ям». Полу­чи­лось, что мы охра­ня­ем объ­ек­ты толь­ко пото­му, что о них самих мож­но полу­чить све­де­ния архео­ло­ги­че­ским путем, а не пото­му, что они явля­ют­ся основ­ным источ­ни­ком инфор­ма­ции о древ­них вре­ме­нах. При этом наше опре­де­ле­ние было пря­мой цита­той из Евро­пей­ской кон­вен­ции об охране архео­ло­ги­че­ско­го насле­дия 1969 года – на это уж вооб­ще никто не обра­щал вни­ма­ния (в новой, Маль­тий­ской кон­вен­ции эти сло­ва исчез­ли тоже, теперь их и не вос­ста­но­вить).

Несмот­ря на наши мно­го­чис­лен­ные обра­ще­ния, пред­ста­ви­те­ли мини­стерств и ведомств (кото­рые всё реша­ли) и депу­та­ты Гос­ду­мы (кото­рые «сле­до­ва­ли кур­су») не удо­су­жи­лись вне­сти необ­хо­ди­мые изме­не­ния в Граж­дан­ский и Земель­ный кодек­сы, в зако­но­да­тель­ство о кадаст­ре недви­жи­мо­сти, о при­ва­ти­за­ции.

В 2006 году закон пре­тер­пел ката­стро­фи­че­ские изме­не­ния. Стро­и­тель­ное лоб­би через Коми­тет Гос­ду­мы по стро­и­тель­ству про­ве­ло тоталь­ную зачист­ку всех кон­троль­ных функ­ций госу­дар­ства по отно­ше­нию к застрой­щи­кам. В том чис­ле были отме­не­ны пол­но­мо­чия орга­нов охра­ны памят­ни­ков в отно­ше­нии согла­со­ва­ния стро­и­тель­ства в зонах охра­ны (в про­ти­во­ре­чии с Кон­вен­ци­ей об архи­тек­тур­ном насле­дии Евро­пы), а так­же было отме­не­но обя­за­тель­ное согла­со­ва­ние с орга­на­ми охра­ны насле­дия застрой­ки вновь осва­и­ва­е­мых тер­ри­то­рий. Печаль­но видеть «рев­ни­те­лей при­бор­но­го поис­ка», со ссыл­кой на новую, кри­ми­наль­ную редак­цию зако­на дока­зы­ва­ю­щих, что ника­ких согла­со­ва­ний на всей тер­ри­то­рии Рос­сии не нуж­но. Еще как нуж­но! Пре­сло­ву­тые застрой­щи­ки, вклю­чая част­ных домо­вла­дель­цев, дер­жат теперь орга­ны охра­ны памят­ни­ков в неве­де­нии, успе­вая уни­что­жать сот­ня­ми и тыся­ча­ми выяв­лен­ные архео­ло­ги­че­ские объ­ек­ты, не гово­ря уже о еще не извест­ных нау­ке. А ведь пер­во­на­чаль­ный текст зако­на соот­вет­ство­вал и кон­вен­ци­ям, и реко­мен­да­ци­ям, в том чис­ле обя­за­тель­ным для Рос­сии.

е уда­лось и про­ве­сти пред­ло­же­ния об охране дви­жи­мых куль­тур­ных цен­но­стей. В ито­ге опре­де­ле­ние куль­тур­ных цен­но­стей у нас дает­ся лишь в законе, посвя­щен­ном их выво­зу и вво­зу; осо­бый пра­во­вой режим куль­тур­ных цен­но­стей, опре­де­ля­ю­щий огра­ни­че­ния их внут­рен­не­го граж­дан­ско­го обо­ро­та, так и не был опре­де­лен – в то вре­мя как прак­ти­че­ски во всех стра­нах мира име­ют­ся коди­фи­ци­ро­ван­ные акты, посвя­щен­ные имен­но дви­жи­мой части насле­дия.

В том чис­ле оста­лось не опре­де­лен­ным и поня­тие дви­жи­мо­го объ­ек­та, пред­став­ля­ю­ще­го цен­ность с точ­ки зре­ния архео­ло­гии – ведь закон 73-ФЗ (п. 2 ст. 1 и ст. 3) регу­ли­ру­ет отно­ше­ния, свя­зан­ные толь­ко с недви­жи­мы­ми объ­ек­та­ми, а дви­жи­мые его инте­ре­су­ют постоль­ку, посколь­ку они свя­за­ны с недви­жи­мо­стью. Неве­же­ство и лень феде­раль­ных чинов­ни­ков вышли боком: в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве про­бле­мы неза­кон­но­го обо­ро­та архео­ло­ги­че­ских пред­ме­тов про­ис­хо­дят имен­но из-за отсут­ствия долж­но­го пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния.

Меж­ду­на­род­ный опыт

Обще­ствен­но­сти уда­лось всё-таки обра­тить вни­ма­ние Пра­ви­тель­ства РФ на недо­пу­сти­мость тако­го поло­же­ния, и в 2011 году Мини­стер­ству куль­ту­ры сов­мест­но с ФСБ и ины­ми ведом­ства­ми было пору­че­но под­го­то­вить соот­вет­ству­ю­щий про­ект феде­раль­но­го зако­на. Этот-то про­ект и стал жупе­лом для «люби­те­лей при­бор­но­го поис­ка», кото­рые «высме­и­ва­ют» или кри­ти­ку­ют кон­крет­ные фор­му­ли­ров­ки, но ни разу, ни на одном сво­ем фору­ме или обсуж­де­нии они не при­зна­ли, что счи­та­ют пра­виль­ным и необ­хо­ди­мым сроч­но разо­брать­ся с пра­во­вым режи­мом архео­ло­ги­че­ских пред­ме­тов. А если бы участ­ни­ки «дис­кус­сии» (если ее мож­но так назвать) обра­ти­лись к опы­ту дру­гих госу­дарств или к содер­жа­нию обя­за­тель­ных для испол­не­ния Рос­сий­ской Феде­ра­ци­ей меж­ду­на­род­ных кон­вен­ций, они бы сра­зу виде­ли, что Рос­сия оста­ет­ся «белой воро­ной» как сре­ди раз­ви­тых госу­дарств, так и сре­ди стран «тре­тье­го мира», кото­рые все как один удо­су­жи­лись при­нять соот­вет­ству­ю­щие пра­во­вые акты. Пере­чис­лять все пол­то­ры сот­ни стран, где вве­ден осо­бый пра­во­вой режим для любо­го дви­жи­мо­го объ­ек­та, име­ю­ще­го зна­че­ние с точ­ки зре­ния архео­ло­гии, нет смыс­ла. Жела­ю­щие могут вос­поль­зо­вать­ся базой дан­ных ЮНЕСКО по наци­о­наль­но­му зако­но­да­тель­ству о насле­дии по адре­су: www.unesco.org/culture/natlaws. Здесь собра­ны тек­сты зако­нов боль­шин­ства стран мира, в боль­шин­стве име­ет­ся и пере­вод на англий­ский язык. В нашей ста­тье сто­ит при­ве­сти крат­кую харак­те­ри­сти­ку основ­ных тен­ден­ций в пра­во­вом регу­ли­ро­ва­нии.

Средневековое водское кладбище

Уни­что­жен­ное «чер­ны­ми копа­те­ля­ми» сред­не­ве­ко­вое вод­ское клад­би­ще
в Ленин­град­ской обла­сти.
Фото 47news.ru

Во-пер­вых, опре­де­ле­ние архео­ло­ги­че­ско­го объ­ек­та или пред­ме­та все­гда весь­ма лако­нич­но и сво­дит­ся к тому, что это объ­ек­ты, «пред­став­ля­ю­щие инте­рес с архео­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния» или «отно­ся­щи­е­ся к древним эпо­хам и циви­ли­за­ци­ям». Впря­мую такие фор­му­ли­ров­ки исполь­зо­ва­ны в зако­но­да­тель­стве Ита­лии, Испа­нии, Фран­ции, Егип­та, боль­шин­стве стран Магри­ба, Перед­ней Азии, Тур­ции, Шве­ции, Дании, Фин­лян­дии, Нове­гии, Австрии, Хор­ва­тии, Поль­ши, Лит­вы, Шот­лан­дии, Ирлан­дии, США и шта­тов США и т.д. Ника­ких вре­мен­ных рамок в опре­де­ле­ни­ях здесь нет. Ино­гда к обще­му опре­де­ле­нию добав­ля­ет­ся пере­чень видов памят­ни­ков: посе­ле­ния, кур­га­ны, пет­ро­гли­фы, свя­ти­ли­ща, руни­че­ские кам­ни и т.п., так­же без вре­мен­ных огра­ни­че­ний. В стра­нах Латин­ской Аме­ри­ки архео­ло­ги­че­ская древ­ность допол­ни­тель­но огра­ни­че­на вре­мен­ным пре­де­лом – момен­том испан­ско­го заво­е­ва­ния; в Гре­ции – годом паде­ния Кон­стан­ти­но­по­ля, в неко­то­рых стра­нах верх­ний пре­дел архео­ло­ги­че­ской древ­но­сти отсчи­ты­ва­ет­ся от сего­дняш­не­го дня (200 лет в Сирии и т.п.). Есте­ствен­но, по тако­му же пути пошла и ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ для нас Евро­пей­ская кон­вен­ция об охране архео­ло­ги­че­ско­го насле­дия (пере­смот­рен­ная): соглас­но пар. 2 ст. 1 Кон­вен­ции «эле­мен­та­ми архео­ло­ги­че­ско­го насле­дия счи­та­ют­ся все остат­ки и пред­ме­ты и любые дру­гие сле­ды чело­ве­че­ства про­шлых эпох, i) сохра­не­ние и изу­че­ние кото­рых помо­га­ет вос­ста­но­вить исто­рию чело­ве­че­ства и его связь с при­род­ной окру­жа­ю­щей сре­дой; ii) для кото­рых рас­коп­ки или откры­тия и дру­гие мето­ды изу­че­ния чело­ве­че­ства и соот­вет­ству­ю­щей окру­жа­ю­щей сре­ды явля­ют­ся основ­ны­ми источ­ни­ка­ми инфор­ма­ции…».

Не надо обла­дать осо­бой наблю­да­тель­но­стью, что­бы уви­деть пол­ное сов­па­де­ние с опре­де­ле­ни­ем, пред­ло­жен­ным в про­ек­те зако­на Мин­куль­ту­ры (в базе зако­но­про­ек­тов Гос­ду­мы № 217902–6): «архео­ло­ги­че­ские пред­ме­ты: дви­жи­мые вещи, основ­ным источ­ни­ком инфор­ма­ции о кото­рых (неза­ви­си­мо от обсто­я­тельств их обна­ру­же­ния) явля­ют­ся архео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки, в том чис­ле пред­ме­ты, про­ис­хо­дя­щие из таких рас­ко­пок».

­

При­ни­мая уча­стие в пред­ва­ри­тель­ном обсуж­де­нии в Мин­куль­ту­ры, я пред­ла­гал более подроб­ную дефи­ни­цию: «дви­жи­мые вещи, основ­ным источ­ни­ком инфор­ма­ции о кото­рых (неза­ви­си­мо от обсто­я­тельств их обна­ру­же­ния) явля­ют­ся архео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки или наход­ки, в том чис­ле пред­ме­ты, про­ис­хо­дя­щие из рас­ко­пок (вклю­чая закон­ные и неза­кон­ные) и нахо­док, име­ю­щих архео­ло­ги­че­ское зна­че­ние, части архео­ло­ги­че­ских место­на­хож­де­ний». Это опре­де­ле­ние явля­ет­ся сов­ме­ще­ни­ем двух кон­вен­ций: кон­вен­ции ЮНЕСКО о мерах, направ­лен­ных на запре­ще­ние и пре­ду­пре­жде­ние неза­кон­но­го вво­за, выво­за и пере­да­чи пра­ва соб­ствен­но­сти на куль­тур­ные цен­но­сти 1970 года и Маль­тий­ской кон­вен­ции. Толь­ко текст кон­вен­ции ЮНЕСКО я исполь­зо­вал англий­ский, посколь­ку в офи­ци­аль­ном пере­во­де на рус­ский язык абза­цев, посвя­щен­ных архео­ло­ги­че­ским пред­ме­там, допу­ще­ны суще­ствен­ные ошиб­ки: фра­за «products of archaeological excavations (uincluding regular and cladestine)» пере­ве­де­на как «архео­ло­ги­че­ские наход­ки (обыч­ные и тай­ные», хотя надо: «вещи, про­ис­хо­дя­щие из архео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок (легаль­ных и неле­галь­ных)»; выра­же­ние «archaeological discoveries» пере­ве­де­но как «архео­ло­ги­че­ские откры­тия», хотя в дан­ном кон­тек­сте, в про­ти­во­по­став­ле­нии «рас­коп­кам», долж­но пере­во­дить­ся как «наход­ки».

Как бы то ни было, дру­го­го пути, кро­ме ретранс­ля­ции опре­де­ле­ний из юри­ди­че­ских актов более высо­ко­го уров­ня, чем феде­раль­ный закон, у нас нет. Если бы кто-нибудь в мире пред­ло­жил что-нибудь прин­ци­пи­аль­но иное, мож­но было бы сослать­ся на опыт «дру­га». Но нет тако­го «дру­га» ни по-сосед­ству, ни вда­ле­ке. Инте­рес­но, чем наше госу­дар­ство пред­став­ля­ет­ся кри­ти­кам тако­го рода опре­де­ле­ний более ущерб­ным, чем Бол­га­рия (ст. 146(1), о дви­жи­мых наход­ках: «мате­ри­аль­ные остат­ки чело­ве­че­ской актив­но­сти,… для кото­рых поле­вые изыс­ка­ния явля­ют­ся основ­ным источ­ни­ком инфор­ма­ции»), Испа­ния (ст. 40(1): «недви­жи­мое и дви­жи­мое иму­ще­ство исто­ри­че­ско­го про­ис­хож­де­ния, кото­рое может быть иссле­до­ва­но архео­ло­ги­че­ски­ми мето­да­ми»), Поль­ша, Хор­ва­тия, Лит­ва или Тур­ция? Я уж не гово­рю о «про­дви­ну­тых» стра­нах типа Ита­лии и Шве­ции, где охра­на архео­ло­ги­че­ских памят­ни­ков нача­лась соот­вет­ствен­но с XVI и XVII веков. Как-то научи­ли араб­ские стра­ны или стра­ны быв­ше­го соц­ла­ге­ря сво­их поли­цей­ских и суды исполь­зо­вать эти опре­де­ле­ния и отде­лять нару­ши­те­лей от неви­нов­ных!

Древ­но­сти и их охра­на

Выше я уже объ­яс­нял, поче­му сего­дня мы долж­ны вво­дить опре­де­ле­ние толь­ко для дви­жи­мой части архео­ло­ги­че­ско­го насле­дия (назы­вать его мож­но «пред­ме­том» (по-англий­ски -object, исполь­зу­ет­ся в ряде стран; мож­но «находкой»,«древностью» («antiquity») и т.п., прин­ци­пи­аль­но­го зна­че­ния не име­ет, име­ет смысл толь­ко дефи­ни­ция «дви­жи­мая вещь»). Ведь для недви­жи­мой части опре­де­ле­ние уже в дей­ству­ю­щем законе есть, оно повто­ря­ет опре­де­ле­ние из Лон­дон­ской кон­вен­ции 1968 года и соот­вет­ству­ет нынеш­не­му опре­де­ле­нию Маль­тий­ской кон­вен­ции. Воз­мож­ные «улуч­ше­ния» опре­де­ле­ний могут быть пред­ме­том обсуж­де­ния на эта­пе вто­ро­го чте­ния; кон­цеп­ция доку­мен­та от это­го не постра­да­ет.

Остатки человеческого черепа в бульдозерной колее.

Остат­ки чело­ве­че­ско­го чере­па в буль­до­зер­ной колее.Фото архео­ло­га Ива­на Ста­сю­ка

Теперь о «пре­вен­тив­ной» охране. Струк­ту­ра меж­ду­на­род­ных кон­вен­ций ЮНЕСКО и Сове­та Евро­пы (см. www.unesco.org/new/en/culture, www.conventions.coe.int) пока­зы­ва­ет, что архео­ло­ги­че­ское насле­дие (как и куль­тур­ное насле­дие в целом) пред­став­ля­ет­ся меж­ду­на­род­но­му сооб­ще­ству неко­ей объ­ек­тив­ной сущ­но­стью, не зави­ся­щей от воз­мож­но­стей или жела­ния госу­дар­ствен­ных орга­нов его охра­нять. Кон­вен­ции вво­дят опре­де­ле­ния насле­дия в пер­вых ста­тьях, а затем накла­ды­ва­ют на госу­дар­ства обя­за­тель­ства его «опре­де­лить» и «раз­гра­ни­чить». Таким же обра­зом постро­е­ны и реко­мен­да­ции ЮНЕСКО и Коми­те­та мини­стров СЕ. И, что самое инте­рес­ное, таким же обра­зом скон­стру­и­ро­ван и феде­раль­ный закон «Об объ­ек­тах куль­тур­но­го насле­дия…». Мы фор­ми­ро­ва­ли его по всем прин­ци­пам меж­ду­на­род­но­го пра­ва. В законе име­ет­ся поня­тие «объ­ект куль­тур­но­го насле­дия» с мате­ри­аль­ным опре­де­ле­ни­ем; отдель­но – поня­тие «выяв­лен­ный объ­ект куль­тур­но­го насле­дия»; отдель­но -поня­тие «объ­ект куль­тур­но­го насле­дия, вклю­чен­ный в Реестр». Вы не най­де­те ника­ких осно­ва­ний сво­дить «объ­ект насле­дия» к сово­куп­но­сти «выяв­лен­ных» и «вклю­чен­ных». Так что предо­став­лен­ная ст. 7 ука­зан­но­го зако­на граж­да­нам Рос­сии гаран­тия сохран­но­сти объ­ек­тов куль­тур­но­го насле­дия рас­про­стра­ня­ет­ся и на не извест­ные еще нико­му объ­ек­ты, и на те объ­ек­ты, учи­ты­вать кото­рые госу­дар­ство не жела­ет. Поэто­му граж­да­нин впра­ве обжа­ло­вать в суд без­дей­ствие госу­дар­ства, заклю­ча­ю­ще­е­ся в отсут­ствии выяв­ле­ния извест­но­го ему памят­ни­ка архео­ло­гии.

С исто­ри­че­ской точ­ки зре­ния, пре­зумп­ция госу­дар­ствен­ной охра­ны по опре­де­ле­нию ВСЕХ неиз­вест­ных архео­ло­ги­че­ских объ­ек­тов и пред­ме­тов, зале­га­ю­щих «в зем­ле, на зем­ле и под водой», роди­лась в Пап­ской обла­сти в XVI веке и была оформ­ле­на во всей пол­но­те в Шве­ции, зако­ном 1666 года. Спо­ры по пово­ду спра­вед­ли­во­сти тако­го под­хо­да уже не акту­аль­ны. Все стра­ны мира объ­яви­ли такие древ­но­сти (про их опре­де­ле­ние см. выше) пред­ме­том госу­дар­ствен­ной охра­ны. Их наход­чик обя­зан совер­шить опре­де­лен­ные дей­ствия во избе­жа­ние круп­ных штра­фов либо уго­лов­но­го нака­за­ния. Обо­рот таких древ­но­стей (по опре­де­ле­нию) либо запре­щен, либо стро­го огра­ни­чен. Как-то они там на Запа­де, Восто­ке и Юге наше­го гло­бу­са умуд­ря­ют­ся опре­де­лять эти череп­ки и кре­меш­ки? Наш народ, по мне­нию «копа­те­лей» (да и сами «копа­те­ли» в первую оче­редь), до это­го не допет­рит ни в жисть!

Наход­ки — чьи?

Слож­нее с вопро­сом о соб­ствен­но­сти на архео­ло­ги­че­ские наход­ки. В Пап­ской обла­сти и затем в объ­еди­нен­ной Ита­лии была про­воз­гла­ше­на пре­зумп­ция госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти на «все пред­ме­ты, име­ю­щие архео­ло­ги­че­ское зна­че­ние, зале­га­ю­щие на зем­ле, под зем­лей и под водой» (см. Граж­дан­ский кодекс Ита­лии). В Шве­ции, напро­тив, архео­ло­ги­че­ские объ­ек­ты, дви­жи­мые и недви­жи­мые, были заяв­ле­ны соб­ствен­но­стью соб­ствен­ни­ков соот­вет­ству­ю­щих земель­ных участ­ков. Это раз­ли­чие не слу­чай­но. Шве­ция— стра­на «common law» («обыч­но­го пра­ва»), про­ис­хо­дя­ще­го от мест­ных граж­дан­ско-пра­во­вых обы­ча­ев гер­ман­ских пле­мен и рас­про­стра­нен­но­го ныне в Скан­ди­на­вии, частич­но в зем­лях Гер­ма­нии, Вели­ко­бри­та­нии, США и ряде стран Содру­же­ства. А граж­дан­ское пра­во Ита­лии фор­ми­ро­ва­лось на осно­ве рим­ско­го пра­ва. Так теперь и пове­лось: в Англии, Дании, Шве­ции, Фин­лян­дии, шта­тах США (не во всех) архео­ло­ги­че­ские объ­ек­ты и пред­ме­ты охра­ня­ют­ся по опре­де­ле­нию, одна­ко оста­ют­ся в соб­ствен­но­сти вла­дель­ца зем­ли либо наход­чи­ка. При этом соб­ствен­ник обя­зан уве­до­мить госу­дар­ство о наход­ке, не име­ет пра­ва вво­дить ее в граж­дан­ский обо­рот без спе­ци­аль­ной реги­стра­ции, а госу­дар­ство в опре­де­лен­ных слу­ча­ях име­ет пра­во при­ну­ди­тель­но­го выку­па. В скан­ди­нав­ских стра­нах в тече­ние трех веков сфор­ми­ро­ва­на мощ­ная систе­ма кон­тро­ля за «наход­чи­ка­ми» и их иму­ще­ством (мож­но вспом­нить, что в Шве­ции коли­че­ство чинов­ни­ков на одно­го жите­ля в два с поло­ви­ной раза боль­ше, чем в Рос­сии).

Уничтоженная песчаным карьером курганная группа XI-XII веков на Ижорском плато.

Уни­что­жен­ная пес­ча­ным карье­ром кур­ган­ная груп­па XI-XII веков на Ижор­ском плато.Фото архео­ло­га Ива­на Ста­сю­ка

Не зная тол­ком об англий­ской систе­ме и ее исто­ри­че­ских кор­нях и вза­и­мо­свя­зях, «поис­ко­ви­ки» пред­ла­га­ют взять ее за обра­зец. Я лич­но не пред­став­ляю, как наше госу­дар­ство будет кон­тро­ли­ро­вать рынок архео­ло­ги­че­ских пред­ме­тов и где возь­мет день­ги на при­ну­ди­тель­ный выкуп. Може­те поин­те­ре­со­вать­ся в образ­цо­вой Шве­ции, там все выло­же­но в Интер­нет, сколь­ко гос­слу­жа­щих и сколь­ко денег тре­бу­ет дело обес­пе­че­ния сохран­но­сти архео­ло­ги­че­ских объ­ек­тов и пред­ме­тов в этих усло­ви­ях. Кста­ти, имен­но в Англии и Уэль­се исто­ри­че­ски дело с охра­ной памят­ни­ков обсто­я­ло хуже все­го в Евро­пе.

Пер­вый закон об охране памят­ни­ков появил­ся в Англии лишь в 1882 году, да и то касал­ся толь­ко трех десят­ков мону­мен­тов (во Фран­ции, ска­жем, такой закон был при­нят в 30-е годы XIX века и к кон­цу сто­ле­тия охра­нял уже тыся­чи объ­ек­тов). При этом лор­ды и дру­гие круп­ные зем­ле­вла­дель­цы тор­мо­зи­ли про­ект пер­во­го англий­ско­го бил­ля о памят­ни­ках 15 лет. Те же «шалов­ли­вые ручон­ки» вид­ны и в зако­но­да­тель­стве Англии о «сокро­ви­щах». На фоне дру­гих реги­о­нов (ска­жем, сосед­них Шот­лан­дии или Ирлан­дии) этот закон выгля­дит вопи­ю­щим ана­хро­низ­мом. Он ведь име­ет сво­им пред­ме­том исклю­чи­тель­но метал­ли­че­ские и свя­зан­ные с тако­вы­ми пред­ме­ты, а иные най­ден­ные архео­ло­ги­че­ские древ­но­сти охра­ня­ют­ся (дру­гим зако­ном), толь­ко если про­ис­хо­дят с охра­ня­е­мых тер­ри­то­рий. Ну пря­мо «Ост­ров сокро­вищ»!

А вот весь осталь­ной мир – Ита­лия, Фран­ция, Хор­ва­тия, Испа­ния, Гре­ция, Поль­ша, Бол­га­рия, Лит­ва, Австрия, араб­ские стра­ны, Изра­иль, стра­ны Латин­ской Аме­ри­ки, Восточ­ной и Юго-Восточ­ной Азии и проч., и проч. – объ­яви­ли по опре­де­ле­нию все нахо­дя­щи­е­ся в част­ных и иных зем­лях и водах древ­но­сти соб­ствен­но­стью госу­дар­ства. В зако­нах араб­ских стран даже в спе­ци­аль­ной ста­тье под­чер­ки­ва­ет­ся: соб­ствен­ник земель­но­го участ­ка не име­ет ника­ких прав на «antiquity», т.е. на дви­жи­мые и недви­жи­мые древ­но­сти. И в этом есть своя сер­мяж­ная прав­да. Зако­ны такие вво­дят в первую оче­редь госу­дар­ства, уже «хлеб­нув­шие лиха» с «энту­зи­а­ста­ми-поис­ко­ви­ка­ми»; тыся­чи памят­ни­ков древ­них циви­ли­за­ций были без­на­ка­зан­но раз­граб­ле­ны в XIX – нача­ле XX века. Гра­беж про­дол­жа­ет­ся и сего­дня, одна­ко появи­лись пра­во­вые меха­низ­мы про­ти­во­дей­ствия и мас­штаб раз­ру­ше­ния уже не тот, что преж­де.

Кста­ти, пре­вен­тив­ное пра­во госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти на архео­ло­ги­че­ские памят­ни­ки (недви­жи­мые) с 2002 года уже есть в нашем законе (ст. 49, п. 3). Уста­нов­ле­но, что архео­ло­ги­че­ские объ­ек­ты нахо­дят­ся в раз­дель­ном обо­ро­те с земель­ны­ми участ­ка­ми (ст. 49, п. 2). Таким обра­зом, соб­ствен­ник участ­ка не име­ет прав соб­ствен­но­сти на нахо­дя­щий­ся в его пре­де­лах объ­ект архео­ло­ги­че­ско­го насле­дия. Это соб­ствен­ность госу­дар­ства, и госу­дар­ство впра­ве тре­бо­вать от соб­ствен­ни­ка зем­ли мер по недо­пу­ще­нию ущер­ба и амор­ти­за­ции. Это к вопро­су о рас­паш­ке, застрой­ке и т.п., в отсут­ствии кон­тро­ля за кото­ры­ми обви­ня­ют… архео­ло­гов (sic!). Всё это мож­но решить исхо­дя из дей­ству­ю­щих норм ГК РФ: есть два соб­ствен­ни­ка, один дру­го­му нанес вред, мож­но тре­бо­вать ком­пен­са­цию. Но для это­го надо при­нять архео­ло­ги­че­ские памят­ни­ки на баланс, опи­сать их как госи­му­ще­ство. Этим зани­мать­ся чинов­ни­ки не жела­ют (вопрос не к архео­ло­гам, есте­ствен­но, а к Минэко­но­мраз­ви­тия РФ).

Юри­ди­че­ски неопре­де­лен­ным оста­ет­ся, как я уже гово­рил, толь­ко вопрос о дви­жи­мых архео­ло­ги­че­ских наход­ках. Это пред­мет нынеш­них допол­не­ний, вне­сен­ных в Гос­ду­му; в части соб­ствен­но­сти там фор­му­ли­ров­ки не очень удач­ные, но это мож­но попра­вить на вто­ром чте­нии. В кон­тек­сте наше­го зако­но­да­тель­ства и меж­ду­на­род­но­го опы­та мы долж­ны идти по пути Ита­лии, Фран­ции, Поль­ши, Бол­га­рии, Лит­вы и объ­явить такие пред­ме­ты соб­ствен­но­стью госу­дар­ства. Оста­вить нашу стра­ну в поло­же­нии меж­ду­на­род­но­го изгоя и посме­ши­ща, в каче­стве запо­вед­ни­ка для всех жела­ю­щих бес­кон­троль­но соби­рать обще­на­ци­о­наль­ные куль­тур­ные цен­но­сти и класть их себе в кар­ман мы не име­ем пра­ва.

Кто с метал­ло­ис­ка­те­лем?

И, нако­нец, о метал­ло­ис­ка­те­лях и пра­ви­лах обна­ру­же­ния архео­ло­ги­че­ских нахо­док. Назой­ли­вые и даже в каком-то смыс­ле исте­ри­че­ские выкри­ки г-на Кули­ни­че­ва (см напри­мер, Сер­гей Кули­ни­чев: 10.03.2013, в 3:40) по пово­ду того, что, дескать, Маль­тий­ская кон­вен­ция тре­бу­ет обя­за­тель­но­го раз­ре­ше­ния на исполь­зо­ва­ние метал­ло­ис­ка­те­лей толь­ко для «про­фес­си­о­наль­ных архео­ло­гов», поста­ви­ли меня, пря­мо ска­жем, в тупик. До сих пор я думал, что так «кри­во» трак­то­вать закон, а тем более акты меж­ду­на­род­но­го пра­ва, спо­со­бен толь­ко рос­сий­ский суд. Ока­зы­ва­ет­ся, и дру­гие кад­ры есть. Что ж, им пря­мая доро­га куда-нибудь в судей­ские. По суще­ству обра­щаю вни­ма­ние чита­те­лей на офи­ци­аль­ное тол­ко­ва­ние (Explanatory report) рас­смат­ри­ва­е­мо­го пара­гра­фа iii ста­тьи 3 этой кон­вен­ции, раз­ме­щен­ное на сай­те Сове­та Евро­пы (http://www.conventions.coe.int/Treaty/Commun/QueVoulezVous.asp?NT=143&CM=8&DF=10/03/2013&CL=ENG:) «Бес­по­ря­доч­ное исполь­зо­ва­ние метал­ло­де­тек­то­ров при­во­дит к суще­ствен­ным утра­там архео­ло­ги­че­ско­го насле­дия, преж­де все­го за счет раз­ру­ше­ния кон­тек­ста. К при­ме­ру, всё, что обна­ру­жи­ва­ет­ся детек­то­ром, немед­лен­но выры­ва­ет­ся из зем­ли. Это не может счи­тать­ся путем иссле­до­ва­ния [неза­ви­си­мо от того], име­ет ли объ­ект осо­бую архео­ло­ги­че­скую цен­ность или пред­став­ля­ет собой отбро­сы два­дца­то­го сто­ле­тия. Резуль­тат в любом слу­чае таков, что зем­ля пере­ме­ши­ва­ет­ся и любые неме­тал­ли­че­ские веще­ства и сле­ды раз­ру­ша­ют­ся. Это поло­же­ние отно­сит­ся к поис­ку архео­ло­ги­че­ских пред­ме­тов («searching for archaeological objects») как на обще­ствен­ных, так и на част­ных зем­лях».

Таким обра­зом, сло­ва «archaeological investigation», при кото­рых тре­бу­ет­ся регу­ли­ро­ва­ние исполь­зо­ва­ния метал­ло­ис­ка­те­лей, обо­зна­ча­ют дей­ствия по выяв­ле­нию и иссле­до­ва­нию архео­ло­ги­че­ских остат­ков, про­из­во­ди­мые любы­ми лица­ми, а отнюдь не дей­ствия толь­ко «про­фес­си­о­наль­ных архео­ло­гов». Иное про­ти­во­ре­чи­ло бы и логи­ке тек­ста Кон­вен­ции: на любую архео­ло­ги­че­скую дея­тель­ность («other archaeological activities») выда­вать раз­ре­ше­ние нуж­но (пар. i ста­тьи 3), а на поиск архео­ло­ги­че­ских нахо­док с помо­щью детек­то­ра не нуж­но, что ли?

Хоте­лось бы, чтоб «иска­те­ли» хотя бы меж­ду­на­род­ные доку­мен­ты про­чи­та­ли. А то еще за вре­мя обсуж­де­ния людям, види­мо, совсем не зна­ю­щим ниче­го о зару­беж­ном опы­те, назы­ва­ли стра­ны, где, дескать, всё людям с метал­ло­де­тек­то­ром поз­во­ле­но. К таким госу­дар­ствам яко­бы отно­сят­ся наря­ду с Англи­ей и Дани­ей, Фран­ция, Ита­лия, Израиль,Польша. В отли­чие от Англии и Дании (см. выше об «обыч­ном пра­ве»), ни одно из этих госу­дарств не поз­во­ля­ет поиск архео­ло­ги­че­ских нахо­док где бы то ни было без раз­ре­ше­ния (Ита­лия: ч. 1 ст. 88 «Кодек­са о куль­тур­ном и ланд­шафт­ном насле­дии» 2004-года; Фран­ция: ст. 1 при­ло­же­ния L542 2004 года к Зако­ну от 18 декаб­ря 1989 года (кон­крет­но о метал­ло­де­тек­то­рах); Поль­ша: пп. 12 п. 1 ст. 36 зако­на 2003 года (кон­крет­но о детек­то­рах и ином обо­ру­до­ва­нии); Изра­иль: ст. 9а Акта о древ­но­стях 1978 года).

В Шве­ции запрет на сво­бод­ное исполь­зо­ва­ние метал­ло­ис­ка­те­лей de facto дей­ству­ет на всей тер­ри­то­рии стра­ны. Во всех госу­дар­ствах, где архео­ло­ги­че­ские пред­ме­ты (objects, an-tiquites) объ­яв­ле­ны госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­стью (см. выше), есте­ствен­но, поиск таких пред­ме­тов без раз­ре­ше­ния тоталь­но запре­щен: будь то с метал­ло­ис­ка­те­лем, будь то без него.

Мож­но заме­тить, что ряд госу­дарств (Фран­ция, Поль­ша, Ита­лия) при­ня­ли стро­гие меры к «поис­ко­ви­кам» имен­но после рати­фи­ка­ции Маль­тий­ской кон­вен­ции, обо­зна­чив исполь­зо­ва­ние метал­ло­де­тек­то­ров осо­бой нор­мой. То же самое пред­ла­га­ет­ся и новой ста­тьей 45–2 зако­но­про­ек­та: «Исполь­зо­ва­ние метал­ло­ис­ка­те­ля и ино­го спе­ци­аль­но­го поис­ко­во­го обо­ру­до­ва­ния в целях обна­ру­же­ния объ­ек­тов архео­ло­ги­че­ско­го насле­дия и (или) архео­ло­ги­че­ских пред­ме­тов воз­мож­но исклю­чи­тель­но на осно­ва­нии раз­ре­ше­ния (откры­то­го листа)».

Срав­ни­те, ска­жем, с фран­цуз­ским зако­ном: «Никто не име­ет пра­ва исполь­зо­вать обо­ру­до­ва­ние для метал­ло­де­тек­ции для поис­ка памят­ни­ков или пред­ме­тов, кото­рые могут пред­став­лять инте­рес с точ­ки зре­ния пре­и­сто­рии, исто­рии, искус­ства или архео­ло­гии, без пред­ва­ри­тель­но полу­чен­но­го адми­ни­стра­тив­но­го раз­ре­ше­ния, выдан­но­го в соот­вет­ствии с ква­ли­фи­ка­ци­ей заяви­те­ля, а так­же суще­ством и мето­дом поис­ка» (ст. 1 при­ло­же­ния L542 2004 года к Зако­ну от 18 декаб­ря 1989 года).

Есте­ствен­но, аль­тер­на­тив­ный про­ект Леви­че­ва о «лицен­зи­ро­ва­нии» метал­ло­ис­ка­те­лей как мини­мум бес­по­ле­зен, а ско­рее все­го – вре­ден, посколь­ку выдан­ная на несколь­ко лет впе­ред лицен­зия не будет при­вя­за­на к кон­крет­но­му объ­ек­ту и спо­со­бу иссле­до­ва­ния, а может исполь­зо­вать­ся для бес­кон­троль­но­го гра­бе­жа насле­дия как эле­мент парал­лель­ной раз­ре­ши­тель­ной систе­мы.

В ито­ге сто­ит толь­ко повто­рить сло­ва Л.С. Клей­на из так огор­чив­шей г-на Ста­ню­ко­ви­ча дав­ней ста­тьи в «Юно­сти»: архео­ло­гия (в том чис­ле и охра­на архео­ло­ги­че­ско­го насле­дия) – тяже­лый труд, при этом необ­хо­ди­мо знать ино­стран­ные язы­ки и иметь боль­шой багаж зна­ний в смеж­ных обла­стях нау­ки. К сожа­ле­нию, и люби­те­ли, и про­фес­си­о­на­лы-архео­ло­ги в нашей стране, как пра­ви­ло, забы­ва­ют о необ­хо­ди­мо­сти серьез­но изу­чать меж­ду­на­род­ный опыт охра­ны насле­дия, несмот­ря на то, что в наших биб­лио­те­ках (ска­жем, в ИИМК РАН или в Ака­де­мии худо­жеств) на пол­ках сто­ят тыся­чи зару­беж­ных изда­ний по этой теме, а в Интер­не­те мож­но полу­чить все све­де­ния о пра­во­вом регу­ли­ро­ва­нии зару­беж­ных стран, не выхо­дя из сво­е­го каби­не­та.

Самое тра­гич­ное, что юрис­пру­ден­ции, и в част­но­сти, меж­ду­на­род­но­му и зару­беж­но­му пра­ву, не обу­ча­ют буду­щих сотруд­ни­ков орга­нов охра­ны памят­ни­ков. В рам­ках спе­ци­аль­но­сти «Музео­ло­гия и охра­на куль­тур­но­го насле­дия» это сде­лать про­сто невоз­мож­но, такой уж там стан­дарт. Издан­ные за послед­ние годы учеб­ные посо­бия по этой спе­ци­аль­но­сти отли­ча­ют­ся бла­жен­ным неве­де­ни­ем обо всём, что про­ис­хо­дит на юри­ди­че­ских фрон­тах за рубе­жа­ми нашей Роди­ны. Так учи­лись и учат­ся буду­щие феде­раль­ные чинов­ни­ки. Каков поп, таков и при­ход.

Алек­сей Кова­лев,
архео­лог, депу­тат зако­но­да­тель­но­го собра­ния Санкт-Петер­бур­га

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

409 комментариев

  • борода:

    Spark:
    15.03.2013 в 19:56

    Алек­сею Гор­бу­но­ву
    Вы упор­но игно­ри­ру­е­те неуча, кото­рый упор­но обра­ща­ет­ся имен­но к Вам в надеж­де на пояс­не­ния. Не хочу думать, что Вы чита­ли эти имен­ные посты и мол­чи­те, поэто­му, про­шу преж­де чем отве­тить на это сооб­ще­ние (я все еще верю в нау­ку) най­ди­те и про­чти­те их ( стр. 6 ).
    Теперь про­дол­жу. Вы не давая отве­та мне, одна­ко, опять при­во­ди­те свои дово­ды про забы­тое цар­ство дру­го­му. Но, уже добав­ля­е­те: если он извле­чен люби­те­лем и его инфор­ма­цию нель­зя про­ве­рить, то это уже слу­чай­ная наход­ка, кото­рая не досто­вер­на как источ­ник.
    Клю­че­вая фра­за здесь, как мне кажет­ся, это: и его инфор­ма­цию нель­зя про­ве­рить! Это то о чем я без­успеш­но пыта­юсь про­кри­чать, но оста­юсь не услы­шан. А если мож­но про­ве­рить? Если у Вас на сто­ле лежит отчет о поис­ке с фото нахо­док и ука­за­ни­ем точ­но­го места их нахож­де­ния?
    Вот лежу я на диване, отды­хаю после тру­до­во­го дня и смот­рю по Дис­ка­ве­ри пере­да­чу о Бри­тан­ских архео­ло­гах «Коман­да вре­ме­ни». Сюжет сле­ду­ю­щий: жен­щи­на зем­ле­вла­де­лец при обра­бот­ке сво­ей зем­ли плу­гом, часто нахо­ди­ла те самые арте­фак­ты о кото­рых Вы так пере­жи­ва­е­те. Ста­ло ей инте­рес­но, что это? Отпра­ви­ла уче­ным. Те при­е­ха­ли и нашли, не цар­ство конеч­но, но доволь­но инте­рес­ное нор­ман­ское посе­ле­ние. Кста­ти, про­шу обра­тить вни­ма­ние, что верх­ний слой они без застен­чи­во сни­ма­ют экс­ка­ва­то­ром, при­мер­но на метр (кош­мар!!!!!!). И лишь потом начи­на­ют ту кро­пот­ли­вую рабо­ту, на кото­рую копа­ри люби­те­ли не спо­соб­ны! А теперь о глав­ном. Чет­ко про­зву­ча­ла фра­за о том, что если бы она не сооб­щи­ла им о наход­ках, они туда бы не поеха­ли!!!!!!!! Какой позор для уче­но­го ехать по навод­ке негра­мот­ной ста­ру­хи! Изви­нюсь, что съяз­вил, слож­но удер­жать­ся.
    Так вот, про­шу Вас дать мне ответ, с уче­том пре­ди­ду­щих, имен­ных вопро­сов. И про замор­ский экс­ка­ва­тор не забудь­те.
    ————————————————————————-

    а что дале­ко ходить, наши рос­сий­ские тоже тех­ни­ку на рас­коп­ках поль­зу­ют за милую душу http://www.hist.vsu.ru/archmus/expedition/ikorez12.htm

  • Николай:

    Сего­дня в област­ной кра­е­вед­че­ский музей ходи­ли. Общее впе­чат­ле­ние удру­ча­ю­щее. Тема­ти­че­ски не оформ­ле­но. Впе­чат­ле­ние такое, как буд­то из-за недо­стат­ка экс­по­на­тов пыта­лись запол­нить в залах сво­бод­ное про­стран­ство чем-то ней­траль­ным, под час совре­мен­ным и исску­ствен­ным. Нумиз­ма­ти­ки нет. Те моне­ты, что попа­лись на гла­за – еди­нич­ные экзем­пля­ры, кото­рые нахо­дят поис­ко­ви­ки по 18–19 в.в. на рас­паш­ках. С деся­ток чешуй М.Ф. было, и рубль кре­сто­вик Пав­ла. Груст­но. Огром­ное 3-х этаж­ное зда­ние, мно­же­ство сотруд­ни­ков, даже 2! баб­ки-гар­де­роб­щи­цы. А вешал­ки пустые. Послед­ний раз был 20 лет назад. С тех пор музей три раза пере­ез­жал. Замок амбар­ный был в экс­по­на­тах, огром­ный, при­мер­но 30х40 см раз­ме­ром. Не уви­дел. То -ли на лом сда­ли, то-ли про­да­ли. Кол­лек­ции не попол­ня­ют­ся – одно­знач­но. Ниче­го ново­го не уви­дел, кро­ме совре­мен­ных мане­ке­нов, наря­же­ных в одеж­ду морд­вы с вос­со­здан­ны­ми, из совре­мен­ных мате­ри­а­лов, укра­ше­ни­я­ми той эпо­хи. Конеч­но, теперь срав­ни­вать и вспо­ми­нать тяже­ло, но в памя­ти оста­лись план­ше­ты с моне­та­ми и план­ше­ты с награ­да­ми и меда­ля­ми, кото­рые я видел 20 лет назад. Груст­но…

  • Николай:

    Вход­ной билет 50руб. Для фото­гра­фи­ро­ва­ния + 150руб. Два часа ходил по-быст­ро­му. Одно­го посе­ти­те­ля встре­тил толь­ко. Какое же баб­ло ухо­дит на содер­жа­ние сот­ни работ­ни­ков музея, арен­ды огром­но­го зда­ния, све­та, теп­ла и пр.!!! Я в шоке!!! За 20 лет экс­по­зи­ции музея не попол­ни­лись абсо­лют­но, наобо­рот, мно­же­ство экс­по­на­тов исчез­ло. Кому и за что я выпла­чи­ваю нало­ги из сво­ей зар­пла­ты? Нахре­на мне такой музей? Да кому он нужен? Кому нуж­ны эти дол­ба­ные архео­ло­ги, если от них тол­ку как от коз­ла моло­ка, и они выка­пы­ва­ют в год по чай­ной лош­ке, и та исче­за­ет в небы­тие? От них толь­ко вред и нега­тив. Всё раз­во­ро­ва­ли, а теперь пыта­ють­ся пере­ва­лить с боль­ной голо­вы на здо­ро­вую. За сезон, не спеша,сам, в одно­го, пол­му­зея тако­го сделаю.(Архразведками, арх­ра­с­коп­ка­ми и про­чи­ми АРХ не зани­ма­юсь, по АКР и ОКН не копаю, исто­рию люб­лю, с МД – отды­хаю)

  • Николай:

    За «лош­ке» и про­чие ошиб­ки в орфо­гра­фии, про­шу не пинать, ибо печа­таю быст­ро, и часто не как пишет­ся, а как слы­шит­ся.

  • SPTK:

    а что дале­ко ходить, наши рос­сий­ские тоже тех­ни­ку на рас­коп­ках поль­зу­ют за милую душу http://www.hist.vsu.ru/archmus/expedition/ikorez12.htm
    ———————————————————————-
    Об этом и речь! О каком повре­жде­нии слоя лопа­той фис­карс они гово­рят?????!!!!! Един­ствен­ное сла­бое место в нашем увле­че­нии это отсут­ствие кон­тро­ля нахо­док и их про­да­жа, что в прин­ци­пе и сей­час запре­ще­но. Запрет МД – это бред! Бороть­ся надо с неза­кон­ным обо­ро­том! И дей­стви­тель­но, ста­вить в извест­ность о сво­их наход­ках. Вот толь­ко нау­ка эту мысль не заме­ча­ет! Обид­но! Види­мо рынок и им может при­го­дить­ся. Уж про­сти­те, но дру­гих объ­яс­не­ний мол­ча­нию най­ти не могу!

  • Андрей Станюкович:

    Нико­лай, Вы не пра­вы. Музей – это музей. Архео­ло­ги – это архео­ло­ги. Связь меж­ду ними очень кос­вен­ная, и не надо всех в одну кучу валить. Мой зна­ко­мый архео­лог копал нео­лит, сей­час пыта­ет­ся сдать в музей ВСЮ кол­лек­цию (т.е. с отще­па­ми, фраг­мен­та­ми кера­ми­ки и т.п.). Музей кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­ет­ся – при­шел какой-то цир­ку­ляр из Мин­куль­та, что при­ни­мать нуж­но толь­ко экс­клю­зив. Сво­их архео­ло­гов в музе­ях почти нет. Сидят там в основ­ном тёт­ки, кото­рым вооб­ще ниче­го не нуж­но, осо­бен­но, когда речь идёт о рабо­те.
    И вооб­ще, ИМХО, тема этой дис­кус­сии себя исчер­па­ла.

  • admin:

    Если такое общее мне­ние, что дис­кус­сия себя исчер­па­ла и всё идет по кру­гу, закры­ва­ем ее…

  • 1 7 8 9
Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com