- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

РФФИ в цифрах: итоги 2012 года и планы на 2013–2015 годы

Андрей Цатурян

Андрей Цатурян

На сайте РФФИ опубликовано решение совета фонда от 19 декабря 2012 года1, в котором обнародованы некоторые количественные показатели его работы в 2012 году и планы на 2013—2015 годы.

К сожалению, бюджет РФФИ останется в 2013 году на уровне 2012 года (8 млрд руб.), а добавленные 0,016% будут с лихвой съедены инфляцией. В 2014 и 2015 годах бюджет должен подрасти до 9,43 и 11,15 млрд руб., соответственно, но и эти цифры намного ниже, чем обещанные в Указе № 599, подписанном президентом РФ в день инаугурации 7 мая 2012 года. Тогда было объявлено, что к 2018 году бюджет научных фондов должен достичь 25 млрд руб.

Распределение средств РФФИ по конкурсам выглядит так: инициативные проекты — 3,7 млрд руб., молодежные конкурсы — 1,57 млрд руб., ориентированные фундаментальные исследования- 1,19 млрд руб. Таким образом, объем средств, проходящих мимо специализированных тематических экспертных советов, достиг 72% затрат на основные инициативные гранты.

Теперь об уровне конкуренции в различных конкурсах. Для инициативных проектов процент успеха составил около 30%. В конкурсе «мой первый грант» — 48%, так что получить его — в полтора раза проще, чем последний. Грант для ведущих молодых ученых получили 23,5% заявителей. Конкурс «4 человека на место» на первый взгляд вполне достойный. Однако, если вспомнить, что размер этих грантов 3 млн руб., что в 5-6 раз больше максимального размера гранта зрелого ученого, то такая конкуренция кажется совсем небольшой. Например, в 2000 году гранты примерно такого же размера были присуждены Медицинским институтом Ховарда Хьюза (США) нескольким десяткам биологов из Восточной Европы. Но там конкурс не 4, а 20 человек на место и не было возрастных ограничений! На удивление легко было получить гранты на совместную работу с молодыми учеными СНГ (74%) или на работу под руководством доктора или кандидата наук из университета или организации РФ (75%). Процент получивших совместные гранты с зарубежными коллегами (61,5%), а для стран бывшего СССР — даже 66%, был вдвое выше, чем в конкурсе «а».

Из отчета невозможно оценить процент успеха по всем тематикам ориентированных фундаментальных исследований. Впрочем, для двух из них: «Нелинейная оптика: методы исследований со сверхвысоким пространственным и временным разрешением» и «Разработка методов структурной диагностики для междисциплинарных исследований на источниках синхротронного излучения и нейтронов» — процент успеха (38,5 и 46% соответственно) представляется неоправданно большим, учитывая то, что размер этих грантов заметно больше, чем для инициативных проектов.

Возникает вопрос: правильно ли сформулированы условия и верно ли оценен объем выделенных средств, если процент успеха в этих конкурсах настолько выше, чем в основных? Относительно ориентированных фундаментальных проектов возникает подозрение, что тематика некоторых из них была сформулирована слишком узко, чтобы искусственно ограничить число претендентов.

В решение Совета не попали обязательство РФФИ публиковать краткие отчеты по всем поддержанным проектам и, главное, списки публикаций по результатам их выполнения.

Настораживает планируемое снижение затрат на информационную поддержку исследований. Если это связано с прекращением финансирования разработки системы КИАС, то такое решение можно только приветствовать. Если же это приведет к снижению затрат на подписку на иностранную научную периодику, то это только увеличит маргинализацию и отставание нашей науки от передовых стран.

Хотя Совет РФФИ утверждает, что он руководствуется «Принципами научной экспертизы»2, практика проведения конкурсов ориентированных фундаментальных исследований и молодежных конкурсов непрофильными междисциплинарными экспертными советами этим принципам не соответствует. Основные требования: компетентность экспертов, прозрачность, объективность и профильность экспертизы — не могут быть обеспечены коллегией, в которой крупную область науки представляет один человек, а некоторые отрасли не представлены вовсе. В такой ситуации выбор экспертов и принятие окончательных решений неизбежно оказываются субъективными, а решения — непрозрачными.

Мне кажется, что научная общественность должна обратиться к руководству РФФИ и вышестоящим органам страны с предложением исправить перекосы в работе РФФИ и выстроить стройную, логичную линейку конкурсов вместо существующего сейчас их эклектического нагромождения. Одновременно необходимо привести экспертизу в РФФИ в действительное соответствие с принятыми в мире принципами. Более крупные проекты должны проходить более детальную и прозрачную экспертизу, а решения должна принимать коллегия экспертов в данной области науки, способных самостоятельно оценить проекты и качество экспертных оценок, а не полагаться на мнение единственного специалиста, который предварительно выбрал, кому послать проект на экспертизу. А самое главное, что, на мой взгляд, должна сделать научная общественность, — это добиться увеличения финансирования РФФИ в соответствии с решением руководства страны. Если руководство фонда при нашей поддержке сумеет этого добиться и исправить состояние РФФИ — честь ему и хвала. Если нет, надо ставить вопрос об укреплении руководства РФФИ. 

Андрей Цатурян,
докт. физ. -мат. наук, ведущий научный сотрудник, НИИ механики МГУ

1. www.rfbr.ru/rffi/ru/news_events/o_1779349
2. www.rfbr.ru/rffi/ru/classifieds/o_907316

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи