Плагиат — лишь верхушка айсберга

Валентин Бажанов

Валентин Бажанов

Cкандалы с диссертациями, в которых обнаружен плагиат, и отстранение от исполнения обязанностей председателя ВАК (бывшего ранее главным секретарем ВАК) приковали всеобщее внимание к весьма неприглядной картине в институте присуждения ученых степеней (нынешний премьер, кандидат наук, почему-то говорил об их присвоении, хотя должен был бы знать, что присваиваются звания). Плагиат обнаружен в диссертациях по истории, хотя степени по историческим наукам не считаются наиболее престижными и популярными среди тех, кто желал бы видеть себя ученым мужем. Другое дело юридические, экономические и педагогические науки. Можно утверждать достаточно уверенно, что доля липовых диссертаций там существенно выше, чем в исторических науках.

Факт неблагополучного положения с диссертациями по социально-гуманитарным наукам еще в СССР стал заметен еще в эпоху перестройки, и в 1991 году я назвал его «теневой наукой» [1, 2]. Речь шла о диссертациях, которые делались и защищались с грубейшими нарушениями научного этоса-путем обмана, подтасовок, использования чужого труда, несамостоятельного выполнения и т.п. В России «благополучных» нулевых годов этот феномен расцвел пышным цветом [3]. Практика «заказа» диссертаций стала широкомасштабной. Вряд ли чиновник и/ или начальник, который добросовестно исполняет свои обязанности, имеет время, чтобы еще заниматься научной работой. Известно, что даже аспиранты, которые достаточно свободны и могут (должны!) уделять научной работе значительный объем времени (3-4 года), далеко не все (а только 25-30%) защищают диссертации в срок. Между тем многие губернаторы, депутаты и т.п. стали обладателями ученых степеней и званий в период своей государственной деятельности. Причем мне известны случаи, когда губернаторы защищали докторские спустя почти год (год!) после защиты кандидатской (например, известный политический тяжеловес, который в год подготовки докторской еще успел поучаствовать в президентской избирательной кампании).

Под «заказ» стали «делать» диссертации многие, кто имел возможности заплатить и воспользоваться услугами более или менее квалифицированных людей, но которые в силу своей академической и/или вузовской принадлежности совсем не блистали своими доходами, были «умными», но «малоимущими».

Такие диссертации вполне успешно защищались, поскольку сама процедура защиты фактически превращалась в фарс: доклад прочитывался, вопросы соискателю задавались, и ответы зачитывались по заранее приготовленным бумажкам, розданным «надежным» членам совета. Оппонентам, которые знакомились лишь с текстами диссертаций, было не к чему придраться: они ведь писались вполне квалифицированными людьми.

На мысли о несамостоятельности подготовки диссертации могли наводить только «незапланированные» вопросы к соискателю, который обычно при оглашении таковых начинал усиленно рыться в своих бумагах и что-то бормотать невпопад. Кто-то объяснял эту растерянность соискателя естественным при защитах волнением...

К членам специализированных советов, которые в таких ситуациях голосуют «против», председатель и другие члены относятся с подозрением. Более того, чтобы избежать подозрения коллег в «неправильном» голосовании, возникла практика широкой демонстрации своего «правильно» заполненного бюллетеня (и это при тайном голосовании!).

Всё здесь фактически «законно», но такая защита — настоящий фарс, который обычно завершается банкетом, где восхваляются достоинства нового обладателя ученой степени и его нетленного труда.

Плагиат и фальсифицированные ВАКовские публикации в этой ситуации предположительно говорят о том, что люди, которые занимаются написанием диссертаций «под ключ», стали просто относиться к делу халатно (возможно, пытаясь обеспечить длинную очередь претендентов на степень).

Плагиат механически выявить не столь уж сложно (хотя как быть, скажем, с литературоведческими диссертациями, где принято обильное цитирование?). А вот как противостоять диссертациям, написанным несамостоятельно?

1. Ни в коем случае не следует снижать роль ВАК. Если передать функции присуждения степеней вузам, то уровень коррупции еще более возрастет, поскольку «вертикаль власти» в вузах и регионах распространяется и на членов советов.

ВАК должна быть независимой (включая и от Министерства образования и науки).

2. Для всех защит (кроме диссертаций по отечественной истории) должны быть обязательны зарубежные публикации, причем не в журналах стран СНГ, а дальнего зарубежья. Для кандидатской — минимум одна, для докторской их количество должно зависеть от конкретной области и импакт-факторов журналов (минимум — для диссертаций по логико-алгебраической, максимум-по медико-биологической проблематике). Пресловутый «список ВАК», куда включены сотни всяких, в буквальном смысле макулатурных журналов, редакции которых поставили публикации на солидную коммерческую основу, — этот список должен быть упразднен.

Рис. В. Шилова

Рис. В. Шилова

3. Председатели и экспертные советы при ВАК должны регулярно подвергаться ротации: и председатель, и заместители, и члены — выполнять свои обязанности не более трех (3) лет. Надо шире привлекать (как это делают РФФИ и РГНФ) специалистов из провинции, которые могут знакомиться с текстами диссертаций и on-line. Экспертный совет должен разработать более обоснованные правила транслирования защит в Интернете, выборочно наблюдать за защитами, чаще вызывать авторов «сомнительных» работ на свои заседания и тайным голосованием решать вопросы о присуждении им степеней.

4. Советы, где защищается повышенное количество диссертаций, должны быть под особо бдительным контролем. И, напротив, ни в коем случае нельзя подозрительно относиться к советам, где проходит скромное число защит. Скорее всего, именно в этих советах осуществляется тщательная и добротная экспертиза диссертаций.

5. Так называемые «элитные» вузы, ставшие таковыми государственным назначением (элитными там могут быть лишь отдельные сотрудники и коллективы!), не должны иметь никаких преимуществ перед «неэлитными». Создавать советы только в этих «элитных» вузах — это значит продолжать гробить науку в провинции, где часто работают специалисты более авторитетные, чем специалисты в «элитных» организациях.

6. Специальные советы целесообразно формировать с учетом соответствующей «географии», не ограничиваясь сотрудниками одного вуза. Надо прекратить практику «записи» историков философами, а философов социологами и т.п. В советы можно включать только специалистов, которые имеют весомые профильные публикации. Ведущая организация и оппоненты должны иметь труды, которые близки к теме диссертации, причем в течение года данная ведущая организация или оппонент не должны быть задействованы более одного-двух раз. Отзывы на диссертацию и реферат должны быть включены в список документов, предоставляемых в ВАК, причем отзывы без замечаний учитывать для присуждении степеней нельзя.

В реферат докторской диссертации включить английскую аннотацию (порядка 5 тысяч знаков), а также информацию о кандидатской диссертации (тема, специальность, аннотация, время и место защиты).

7. Число специализированных советов должно быть сокращено. Надо серьезнейшим образом оценивать целесообразность открытия советов в непрофильных организациях (например, в техническом вузе — по философским наукам или аграрном — по политологии).

Известно, что удельный объем российских публикаций за рубежом постоянно уменьшается. Если не переориентировать российских ученых на зарубежные публикации (подразумевающие знание и владение иностранным — желательно английским — языком), то эту тенденцию не переломить. Только и только постоянная конкуренция с зарубежными коллегами может поддерживать достойный уровень отечественной науки.

Валентин Бажанов,
заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор,
действительный член Academie Internationale de Philosophie des
Sciences (www.lesacademies.org), зав. кафедрой философии Ульяновского
государственного университета

1. Бажанов В.А. наука как
самопознающая система. Казань:
изд-во Казан. ун-та, 1991, гл. 4.3
«Феномен теневой науки и его
особенности в СССР».
2. Bazhanov V.A. Shadow Science in
the Soviet Union // Philosophy and
Social Action, 1991, vol. 17, N. 3-4.
P. 89-99.
3. Юревич А.В. Теневая наука.ru //
вестник РАН, т. 76, 3 (2006).
С. 234–241.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

 

15 комментариев

  • Андрей:

    Сегодня все пишут о необходимости сокращения числа диссертационных советов в 2 раза, о необходимости обновления состава совета на 25% ежегодно и т.п. Читая про эти, чисто административные меры, понимаешь, что они предлагаются людьми, которые не знают возможностей и проблем диссертационных советов изнутри. Позвольте высказать несколько другие предложения:

    1. Дело не в числе Советов, а в числе проводимых защит. Неработающий Совет принести вреда не может. Поэтому коренной вопрос состоит в том, сколько защит способен качественно провести один Совет.

    В основе всех ошибок Советов лежит некачественная экспертиза диссертации на этапе ее приема к защите. Сколько занимает времени такая экспертиза и сколько экспертиз может провести состав Совета из 20-25 докторов наук за год?

    Учитывая, что участие в Совете является общественной нагрузкой, качественная экспертиза кандидатской диссертации обычно занимает 1-2 менее недели, а докторской — 2-4 недели. Если диссертация по результатам предварительной экспертизы не была отклонена сразу, то далее, обычно, следует устранение замечаний, повторная экспертиза и т.д. В среднем процесс приема к защите кандидатской диссертации от момента ее представления в Совет составляет 3-4 месяца, а докторской — от 3 месяцев до 1 года. У нормально функционирующего Совета в процессе экспертизы обычно находятся 5-7 кандидатских и 1-2 докторских диссертации. При этом в экспертизе одновременно участвуют от 13 до 20 экспертов-членов Совета, т.е практически весь состав Совета. Большее число экспертиз в год Совет из 20-25 членов просто не способен качественно проводить.

    С учетом вышеизложенного, смею утверждать, что число защит в нормально (качественно) функционирующем Совете в год (10 месяцев работы Совета с учетом летних каникул) не может превышать 20 кандидатских или 10 докторских диссертаций.

    Предлагается: Советам следует установить потолок числа защит, а превышение этого потолка допускать только с разрешения соответствующего Экспертного Совета ВАК.

    2. Возможность прохождения некачественных диссертационных работ определяется отсутствием персональной ответственности лиц и организаций, участвующих в рецензировании и оценке диссертаций.

    Для обеспечения качественной экспертизы диссертаций следует ввести ответственность за дачу необъективных отзывов и заключений.

    Предлагается: Если в процессе экспертизы защищенной диссертации Экспертными Советами ВАК и научной общественностью к ней предъявляются соответствующие действительности объективные содержательные претензии (плагиат, отсутствие новизны, достоверности и т.п.), то решением соответствующего Экспертного Совета и Президиума ВАК:

    1) члены Совета, проводившие предварительную экспертизу диссертации, выводятся из состава всех диссертационных советов, в которых они состоят, на срок до 3-5 лет (список лиц, не допущенных к работе в составе диссертационных советов должен быть вывешен на сайте ВАК);

    2) все оппоненты, производивших рецензирование и оценку такой работы выводятся из состава диссертационных советов и им запрещается допуск к оппонированию диссертаций на срок до 3-5 лет (список лиц, отстраненных от оппонирования диссертаций должен быть вывешен на сайте ВАК);

    3) ведущую организацию, давшую положительный отзыв на такую диссертацию, запрещается привлекать к экспертизе диссертаций на 1-3 года (список организаций, которые не могут давать отзыв ведущей организации должен быть вывешен на сайте ВАК);

    4) научный руководитель такой диссертации отстраняется от научного руководства соискателями и аспирантами на срок до 3-5 лет (список лиц, отстраненных научного руководства должен быть вывешен на сайте ВАК);

    5) Совет, где была проведена защита такой работы, первый раз предупреждается, а затем закрывается без возобновления права создания до 3-5 лет (это уже предусмотрено п.п. 63-65 действующего Положения о диссертационном совете).

    3. Число существующих диссертационных советов сформировалось стихийно в условиях отсутствия запретов, а потому для существующих правил функционирования вузов близко к оптимальному.

    В вузах России около 400000 преподавателей, 50% из которых должны иметь ученые степени, т.е. в вузах должно работать 200000 кандидатов и докторов наук. Это в основном люди от 50 лет и старше. Коэффициент смертности в этом возрасте высок, а вузы вынуждены поддерживать свои аккредитационные характеристики. Поэтому та цифра в 20000 ежегодных защит, которая приводится в прессе, по-видимому, соответствует естественной убыли (смерть, уход на пенсию переход на другую работу) преподавательского состава, имеющего ученую степень. На 20000 защит у нас существует около 2000 диссертационных советов, т.е. в год на один Совет в среднем приходится 10 защит . Это наиболее комфортный режим для работы Совета. Зло в не числе Советов вообще, а в числе советов, проводящих более 20 защит в год.

    Общее сокращении числа Советов приведет только к интенсификации деятельности оставшихся, а значит — к еще большему снижению качества экспертизы диссертационных работ. Извините, что повторяюсь, но целесообразно не сокращать число Советов, а определить допустимое число ежегодных защит.

    4. Реализация предложений менять раз в четыре года на 100% (ежегодно — на 25%) состав диссертационных советов, а также вывести из состава Экспертных советов председателей и заместителей председателя диссертационных советов приведет только к снижению качества экспертизы диссертаций.

    В процессе создания диссертационного совета его члены подбираются в индивидуальном порядке с учетом как компетентности, профиля научной деятельности и опыта руководства диссертационными исследованиями, так и темперамента, психологической совместимости и т.п. Собранный состав диссертационного совета срабатывается не ранее чем через 2-3 года. Производить ежегодно ротацию 25% Совета вредно, а в большинстве случаев и невозможно, ввиду отсутствия альтернативных специалистов необходимого уровня.

    Другое дело, Экспертный Совет. Работа в Экспертном Совете — эта та школа, которая полезна для председателя любого диссертационного совета. Только поработав 2-3 года в Экспертном Совете, председатель диссертационного совета становится действительно компетентным специалистом по экспертизе диссертационных работ, начинает понимать все нюансы требований ВАК и внедрять их у себя в Совете. Здесь ежегодная ротация целесообразна, но не более чем на 25%.

    Заслуженный деятель науки РФ

    Доктор педагогических наук, доктор технических наук, профессор

    А. Печников

  • доцент:

    Как известно, науки делятся на естественные, неестественные и противоестественные. Вот это и должно быть главным фактором присуждения ученых степеней, а также и всех дискуссий на данную тему!

  • vlad1950:

    «умные, но «малоимущие работают в советах бесплатно а на основной работе фактически — только за пропитание введите плату за работу в Советах иначе члены советов это как крепостные труд должен оплачиваться разве не так при буржуйстве все устроено

  • vlad1950:

    ротация контроль экспертиза публикации — и ни слова про оплату труда экспертов которая копеечная

    • Андрей:

      Действительно, как предварительная экспертиза диссертации на этапе ее приема к защите в диссертационном совете, так и заключительная на этапе рассмотрения защищенной диссертации в экспертном совете — это ответственные и трудоемкие процедуры, требующие большого опыта и высочайшей компетентности.

      Поэтому введение оплаты за работу членов диссертационных и экспертных советов может представить собой способ повышения качества их работы. Здесь проблема в том, кто и как будет платить. Рассмотрим варианты.

      Кто платит?

      Вариант №1 – за экспертизы платит диссертант.

      Этот вариант уже внедрен. Именно с ним и боремся.

      Вариант №2 – за экспертизы платит ВАК.

      Этот вариант не имеет финансовой основы.

      Основные структурные подразделения ВАК, включая диссертационные советы, экспертные советы и Президиум ВАК, — это общественные организации. Денег у них нет. Приобрести эти деньги ВАК может только став частью госструктуры. Как абсолютно верно указывает автор основной статьи, потерять общественный статус ВАК – значит отдать всю процедуру оценки диссертационных работ на откуп чиновникам. Наоборот, следует восстановить статус ВАК. Хотя бы довести этот статус до “советского” уровня, когда вспомогательные подразделения ВАК замыкались непосредственно на Правительство, минуя какие-либо министерства. Необходим такой паритет общества и государства, при котором ВАК, оставаясь полностью независимой общественной организацией, будет иметь достаточное финансирование для работы своих вспомогательных подразделений.

      Вариант №3 – за экспертизы платят организации, при которых созданы диссертационные советы.

      Приемлемый вариант, который представляет собой расширение п.8 Положения о диссовете, где организация-учредитель совета гарантирует обеспечения необходимых условий для работы диссертационного совета.

      Вариант №4 – за экспертизы платят организации, в которых выполнены представляемые к защите работы.

      Приемлемый вариант, который сегодня реализуется в большинстве организаций – учредителей диссертационных советов путем оформления внешнего соискателя на 1-2 года в аспирантуру.

      Ясно, что при приемлемых вариантах №3 и №4 деньги до лиц, осуществляющих экспертизу диссертационных работ, не доходят.

      Поэтому возникает вопрос — как платить экспертам? Здесь тоже есть варианты.

      Вариант №1 – никак.

      Это существующий вариант, который предполагает, что членство в диссертационном совете – это общественное признание компетентности и почетная обязанность любого ученого. Вариант работоспособен, если член диссертационного совета хочет в нем работать. Вариант неработоспособен, если члена совета уговорили числиться в совете ввиду отсутствия альтернативных кандидатур.

      Вариант №2 – по числу проведенных экспертиз.

      Казалось бы самый справедливый и мотивирующий вариант. Но возникает масса вопросов (как оценивать экспертизы с отрицательными и положительными выводами?; как оплачивать многократные экспертизы, т.е. экспертизы с устранением замечаний? чем подтверждать проведение экспертиз?). Принятие этого варианта грозит необходимостью оформления такого числа разного рода формальных подтверждений, что денег не захочется.

      Вариант №3 – сумма одинакова для всех членов совета.

      Возможен, но практически повторяет первый вариант. Может быть активизирован, если в Положении о диссовете будет предусмотрена возможность вывода из состава совета тех его членов, которые отказываются участвовать в экспертизе диссертаций.

      По моему мнению рационален 3 вариант. Но возможен и такой подход, когда сама выплата 7 тысяч за ученую степень предполагает участие в работе диссовета.

  • Santyago:

    Кто-нибудь может меня просветить, в какой стране мира (кроме СНГ) есть что-то, похожее на ВАК? А докторские диссертации? Почему не поменять всю систему, взяв за основу системы несколько цивилизованных стран? И, конечно же, сделать АН чисто почетной, никаких пожизненных стипендий.

  • df:

    Сантьяго.

    ВАКи есть в Узбекистоне, Точикистоне, Туркменистане и нескольких других передовых научных державах мира из числа бывших братских республик СССР. Даже на Украине ВАК упразднен в 2010 году.

    Докторские диссертации (хабилитусы) сохраняются в некоторых странах мира, в том числе и в относительно передовых (Франция, Германия).

  • Александр:

    1. В Тажикистан обслуживает ВАК РФ !!!

    2. Мне кажется много «лабуды» проходит по гумнитарным советам... что касается статей за «бугром» там тоже хватает «макулатурных» журналов... особенно по философии и региозным вопросам ...

  • Roman:

    Есть четкая система оценок в импактных журналах.

    Прохождение публикации в них — это самая лучшая экспертная оценка.

    Зачем городить огород? Почему все это нужно перепроверять «со своей колокольни»?

    Хотите конкурентноспособной международной науки высокого уровня? Так что же выдумываете «оплату экспертов»? Все бесплатно — посылайте статью в Nature, и вам все там напишут и скажут.

    А все перепроверки и дополнительные финансирования ВАКа — это и есть попытка пилить и пилить...

    ДЕЛАТЬ НУЖН ВОТ ЧТО:

    1) Просто введите четкие публикационные МЕЖДУНАРОДНЫЕ критерии. Защит сразу станет в десятки, а то и сотни раз меньше. Каждая диссертация станет штучной работой, она будет событием и будет на виду. Как это и должно быть.

    2) Увеличьте после этого надбавки за степени в 10 раз.

    И вот! При тех же расходах вы получите специалистов совсем иного уровня. Их будем мало (как и должно быть). Но они будут какими положено!

    3) Далее тратьте свой энтузиазм (деньги, усилия и т.п.) на то, чтобы защит становилось больше УЖЕ В ЭТИХ НОВЫХ УСЛОВИЯХ. Лучше учите студентов и школьников, делайте доступнее возможность работать в науке.

    4) Параллельно со всем этим переаттестуйте получивших степени за последние 20 лет по всем наукам и назначьте им справедливые доработки, чтобы они имели возможность реабилироваться. Дайте три года всем, чьи диссертации не удовлетворяют критериям. (БОЛЬШИНСТВО ЖУЛИКОВ МАХНЕТ РУКОЙ И НИЧЕГО ДЕЛАТЬ НЕ СТАНЕТ!)

  • Roman:

    Академия наук, прикрывающаяся именами великих покойников, и не имеющая к ним никакого отношения, должна быть просто закрыта и расформирована. Лучшие институты нуждаются в сторонней (а не внутренней как сейчас) переаттестации. В результате, 90% сотрудников должны быть уволены,ибо отстутствуют следы их научной деятельности, а следовательно, не выполняется трудовой договор.

    Остальные должны быть разделены на лаборатории во главе с профессорами, удовлетворяющими этому званию и получающими персональное финансирование на главную структурную единицу — ЛАБОРАТОРИЮ. Директорам институтов должно быть запрещено вмешиваться в научную работу таких групп. Они могут осуществлять лишь организационную работу ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ лабораторий всем необходимым.

    ЭТО ПРИВЕЛО БЫ К ВЫСВОБОЖДЕНИЮ ОГРОМНЫХ РЕСУРСОВ! Которых хватило бы на все!

  • vlad1950:

    достойная оплата экспертного труда в том числе оппонентов и членов диссоветов это прямой путь повышения качества этого труда разве это не очевидно между тем оплата экспертов в рф копеечная работа в дис советиах вовсе бесплатная

  • Андрей Калиничев:

    vlad1950: Вот в буржуйстве, на которое Вы любите ссылаться, этот труд никак не оплачивается вообще. Считается, что это «service to the profession» — общественная нагрузка, если по-русски. Если приглашают на защиту в качестве члена диссертационной комиссии или эксперта из другого города или даже страны — то оплачивают, конечно, дорогу, гостиницу и суточные, но не более того. То же самое касается экспертизы проектов в NSF, DOE, NIH и большинства других фондов. Как-то качество от этого в буржуинстве совсем не страдает. По крайней мере, никогда не слышал, чтобы кто-нибудь приводил бесплатность экспертизы как причину ухудшения качества. Наоборот — участие в таких делах всегда считается почетным и свидетельствует о достижении определенного высокого статуса в своей профессиональной среде.

  • Алексей:

    Согласен со всеми предложениями профессора Божанова. От себя добавлю, что все защиты нужно снимать на видео и выкладывать его на ВАКовский сайт. Чтобы все интересующиеся увидели и услышали, какие вопросы задавали присутствующие и как на эти вопросы отвечал соискатель. Слава Богу, в 21м веке живём.

  • vlad1950:

    Сантьяго если у нас есть что то чего нет нигде то это не есть аргумент что то что есть это плохо

  • vlad1950:

    to Андрей, спасибо за понимание кто и как будет платить экспертам это пусть админы думают после 1991 г деньги есть на все кроме нищих ппС и НС и в их числе наиболее квалифицированных экспертов советов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com