Кризис среднего возраста. Полемические заметки о роли 30-50-летних в науке

«Жизнь в сорок лет только начинается», — утверждал один из персонажей культового кинофильма «Москва слезам не верит». Судя по отношению к представителям средних возрастов в науке, это не совсем так. Сейчас именно в этой возрастной категории, «тех, кому за 35», наиболее глубокий провал. Иных уж нет в науке, а те далече.

Почему так получилось? Почему ученых в самом работоспособном возрасте (условно от 35 до 50 лет), когда многое удалось уже освоить, а старость еще далеко, меньше всего в научных коллективах? Как сформировалось это потерянное поколение? И куда оно, собственно говоря, потерялось? Попробуем ответить в этой статье.

Но для начала немного посчитаем — тем, кому сейчас примерно 45 лет, в 1991 году, когда сменился в нашей стране общественный строй, а вместе с ним и отношение к науке, было 23 года, возраст окончания института и поступления в аспирантуру. И тут начались первые потери.

История среднего возраста

При Советской власти идти в науку было престижно и, что скрывать, во многих отраслях выгодно. В момент торжества демократии все резко переменилось. В 1990-е годы становиться ученым было абсолютно невыгодно. Три года аспирантуры и написания диссертации вычеркивали из жизни будущего потерянного поколения три года как минимум. За это время сверстники успевали обзавестись семьями, создать свой бизнес или сделать какую-никакую карьеру. Бедный же аспирант должен был как-то сводить концы с концами, отказывать себе во всем, сидеть на шее у родителей и/или супруга (супруги).

В советский период подготовка кандидатской диссертации тоже отнимала много сил и времени, но оно стоило того — в финале защитившегося ждал не только банкет в «Арагви» или «Праге», но и хорошая интересная работа, к которой нередко прилагалась жилплощадь.

В 1990-е годы ничего уже не прилагалось, максимум, на что мог рассчитывать старший научный сотрудник — это несколько тысяч рублей зарплаты плюс тысяча-другая гранта. Всё. На эти деньги не прокормишь не только семью, но даже самого себя.

К счастью, у нас в России живут удивительные люди — многие решили работать, несмотря ни на что. Энтузиасты верили: не может же быть ужас без конца, когда-нибудь должно же наступить «светлое завтра»? И немалое число ученых будущего среднего возраста продолжали работу над проектами, ибо последующее поколение было совсем уж зеленым.

Средний возраст наших дней

В общем, была у людей надежда, что пройдут годы и ситуация в науке изменится к лучшему, а о них не забудут. И действительно, рост цен на энергоносители опосредованно позволил улучшить положением с финансированием научных исследований в 2000-е годы. Появились гранты, потом подняли заработную плату и, наконец, даже стали давать квартиры и жилищные сертификаты. Всё прекрасно, одно только плохо — многие уже выпали из листа ожидания, покинув возрастные границы, которыми принято выделять молодых ученых среди всех остальных: 35 лет — для кандидата наук и 40 — для доктора (см. информацию о возрастном составе нашей науки в статье Ирины Дежиной на стр. 9. Ред.). Почему именно этот возраст указан, как пороговый, — не знаю. Равно, как и не знаю, почему, 36-летний кандидат уже не считается молодым, а его сверстник, защитивший докторскую диссертацию, еще очень и очень молод.

В результате среднее поколение вновь оказалось обойденным. Если в 1990-е годы не было средств на материальное стимулирование, то в наше время все они уходят на поддержку более молодых специалистов. Но это не могло не сказаться на оттоке из научной области, прежде всего — ученых 30–40 лет. Многие уехали за границу, другие перепрофилировали сами себя в другие специальности. Высок процент совместителей среди средневозрастных ученых.

Задержать некоторых в науке, будем откровенны, могли хотя бы карьеристские соображения, но этот стимул в силу ряда причин оказался не задействованным. Должности руководителей отделов и лабораторий прочно занимают люди пенсионного, а иногда и преклонного возраста. У них просто нет другого выбора, да и потенциал еще советской школы ученых настолько высок, что далеко уже не юный возраст многим совершенно не помеха.

Проблема только в том, что некому будет передать со временем эстафету. Среди 40-50-летних выбор не богат зачастую, а научную молодежь уже затронули плоды реформ образования. Многое, что они не получили в школе и вузе, приходится осваивать уже по ходу работы в научном коллективе и/или подготовки кандидатской диссертации.

Дорогу тем, «кому за 35»

В этой ситуации хочется миновать один из двух классических вопросов российской интеллигенции «Кто виноват?» и сразу приступить ко второму — «Что делать?» Нужно срочно и реально проводить обновление руководства среднего звена, делать наиболее способных ученых среднего возраста сначала замами, а через год-два руководителями подразделений.

Можно было бы предусмотреть более гибкий подход к возрастным ограничениям при поддержке молодых ученых. В порядке исключения для наиболее одаренных, но плохо материально обеспеченных специалистов немного постарше по ходатайству Ученых советов можно было бы отодвигать ее до 40–45 лет.

Хотя это не главное. Если молодым ученым, прежде всего, требуется материальная поддержка, то для поколения «за 35» более важно доверие в научной области. Правильно было бы, чтобы руководителями проектов становились люди данного, как доказано всей историей человеческой цивилизации, наиболее продуктивного для ученого возраста. Без этого прорыва не будет. Вспомним, что И.В. Курчатов возглавил атомный проект СССР в возрасте 40 лет, в этом же возрасте Королёв назначен главным конструктором ракет. Ну а А.Д. Сахаров в 32 года стал академиком.

Если поколение среднего возраста будет переживать кризис этого самого среднего возраста и дальше, то из кризиса трудно будет выйти всей российской науке. Трудно, если вообще возможно будет вернуться ей на передовые рубежи, которые занимала ее советская предшественница под руководством 30–50-летних ученых.

Александр Евдокимов,
канд. филол. наук, с.н.с. ИМЛИ РАН

Я один из них

Александр Евдокимов

Александр Евдокимов

По просьбе редакции ТрВ-Наука буквально два слова о себе. Я являюсь старшим научным сотрудником в ИМЛИ РАН и как раз представляю то самое «потерянное» поколение 40-летних. Долгие годы я вместе с другими сотрудниками отдела изучения и издания творчества М. Горького занимался подготовкой томов Полного академического собрания сочинений этого великого писателя и гуманиста (серия «Письма»).

В настоящее время работаю в отделе русской литературы конца XIX — начала XX века, где занимаюсь сейчас, в качестве одного из составителей, подготовкой библиографии писателей этой славной для русской литературы поры, в частности: Л.Н. Толстого, И.С Шмелева, П.П. Потемкина, Саши Черного и др.

Как и многие свои сверстники, я вынужден совмещать приятное с полезным. Помимо науки я увлекаюсь компьютерной журналистикой. Работал ведущим редактором в одном из самых известных российских ИТ-изданий Hard’n’Soft.

Сейчас являюсь сотрудником одной из российских компаний в данной сфере.

Совмещать всё, конечно, непросто, но прожить, а самое главное, прокормить семью только лишь на зарплату ученого несравненно сложнее. Так что я воспользовался одним из логичных путей адаптации к непростым условиям, в которых вынуждены работать ученые среднего возраста. Бросать же науку вообще — мне кажется, неправильным. Становишься ведь ученым не для корочек кандидата наук, не для материальных благ, а для того, чтобы принести пользу своей стране, ее культуре, если речь идет о гуманитарной ее составляющей.

Комментарий Андрея Калиничева:

Автор, мне кажется, не совсем правильно понимает устройство науки и своего места в ней. Защита кандидатской диссертации — вовсе не финал, после которого автора должен ждать банкет в «Арагви», гарантированная хорошая интересная работа, к которой еще прилагалась бы и жилплощадь. Наоборот, защита диссертации — это только первый квалификационный экзамен на право претендовать на хорошую интересную работу, и это право потом нужно будет регулярно подтверждать на протяжении всей своей научной карьеры.

То есть, критериями научного карьерного продвижения должны быть не возрастные рамки (какие бы то ни было), или, скажем, не заграничный опыт «возвращенцев» (какой бы то ни был), а только и исключительно качество научных результатов. Иными словами, единственно правильным лозунгом, на мой взгляд, должно быть не «дорогу тем, кому за 35» (или «…кто моложе 35»), а «дорогу — лучшим!». К какому возрасту эти лучшие достигли своего превосходства, происходило ли это в Гарварде, в Сорбонне или в Урюпинске — не должно иметь практически никакого значения. Как и жилплощадь.

Нужно просто открывать любые научные позиции только по конкурсу, с конкурентными на глобальном рынке зарплатами и глобально-конкурентным финансированием. И отбирать на этих конкурсах лучших. Вопросы возраста победителей, наличия/покупки/съема жилплощади, содержания семьи и детей, завлабства и т.п. решаются при этом автоматически. Или автоматически отпадает необходимость их ставить вообще. Вот об организации конкурсов и развитии конкурентной среды в науке и надо писать, а не о том, чтобы кому-то продлили до 45 лет статус «молодого ученого», дабы он мог претендовать на льготную ипотеку, или занять на основании только своей номинальной «молодости» какую-нибудь руководящую должность. И кстати, А.Д. Сахаров в 32 года стал академиком совсем не потому, что он был «молодым ученым».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , ,

 

32 комментария

  • Александр Евдокимов:

    Первое предложение в целом корректного отзыва комментатора вызывает удивление — прочитал ли он внимательно мою статью, а также врезку, где по просьбе редакции я о себе написал? Уважаемый Андрей Калиничев, прямое я имею отношение к науке, самое, что ни есть, прямое — не сомневайтесь. И роль науки поэтому я понимаю прекрасно, равно как и то, что без достаточного количества ученых среднего возраста роль эту она не может играть так хорошо, как хотелось бы, о чем, собственно, моя статья

    • Андрей Калиничев:

      А я разве где-то усомнился в том, что Вы имеете отношение к науке? Я усомнился только в том, что Вы правильно понимаете как она устроена, и каким образом ее устройство в России имело бы смысл улучшать. Вы высказали свое частное мнение, я высказал свое. Вам мое не нравится, и мне Ваше — тоже. Вы считаете, что я задел Вашу честь и достоинство как ученого своими сомнениями? А мою честь и достоинство как ученого задевает, например, что Вы пишете о возрасте и жилплощади как об очень важных параметрах организации науки. Это я и прокомментировал. Ничего больше.

      • NickName:

        Правильно ли я понимаю, что сами вы Андрей Калиничев работаете в CNRS в Нанте и последний раз общались с российской бюрократией в 1994 году? И соответсвтенно вы не знаете стандартных условий предоставления грантов в РФ?

        • Андрей Калиничев:

          Нет, не правильно Вы понимаете.

          • NickName:

            Не могли бы вы привести пример конкурсного финансирования российской науки где нет молодёжной квоты? В РФФИ и во всех ФЦП она присутствует.

            Вы и Андрей Калиничев из Нанта www.emn.fr/z-subatech/kalinich/ это разные люди или нет?

      • Александр Евдокимов:

        Вы не поняли основного посыла в моей статье, о том, что имеет место совершенно ужасная несправедливость по отношению к среднему поколению российской науки. Дело не только в жилплощади или грантах (это в этот период жизни уже не главное для многих), дело в том что из-за экономических причин болезненный во все времена процесс смены поколений сейчас совсем почти притормозился. Если в СССР искали талантливых специалистов 30-40 лет, то сейчас этого нет. Все держится на старых проверенных кадрах и не обученной в должной мере, хотя и одаренной молодежи. Вы правы, ни у одного поколения не должно быть привилегий, но так уж сложилось, что во всех видах деятельности основная нагрузка ложится на представителей средних возрастов. Так было всегда и в науке, кроме последних 20 лет, когда именно представители этих возрастов наиболее активно, к сожалению, уходили из науки или уезжали за границу. Именно боль за сложившееся положение и заставила меня написать эту статью. Мне, говоря Врещагина из «Белого солнца пустыни», «за Державу обидно».

        • Андрей Калиничев:

          О какой несправедливости Вы говорите? Хохлов стал зав.кафедрой, зав.лабом и чл. -корром в 35-40 лет, Анаников — в 33, Шамхалов — чл. -корр и зам директора — в 33, Гельфанд — зав. лаб и зам. директора — до 40. Можно еще привести примеры. Уж извините, но Ваше сообщение я не могу прочитать никак иначе, чем прмерно «...Курчатов возглавил атомный проект в 40 лет, Сахаров в 32 года стал академиком; я уже тоже достиг такого возраста, поэтому назначьте меня зав.лабом (а также, желательно, дайте квартиру), а то за державу обидно...» Где тут наука?

          • Александр Евдокимов:

            Вы, я думаю, все примеры исчерпали с назначениями людей среднего возраста. Особенно с Шамхаловым хорошо звучит и показательно. В большинстве остальных подразделений это не так — царствует преимущественно геронтократия, не слишком полезная для науки во многих случаях. Про себя я умышленно не писал, чтобы не создавалось впечатления плача Ярославны — это редакция попросила врезку сделать. Свое тщеславие я вполне удовлетворил вне науки.

            • Андрей Калиничев:

              Ну так и пишите тогда про геронтократию — совсем другая тема. Причем тут возраст тех, кем нужно заменять выживших их ума и квалификации геронтократов? Нужно просто заменять более достойными. Ни рост, ни цвет глаз, ни возраст, ни желание иметь жилплощадь, не имеют к этому практически никакого отношения. Точнее — не должны иметь.

              • Александр Евдокимов:

                Я и написал, КТО должен заменить, понятно, с учетом личных, деловых и научных качеств. Но давайте закончим спор. У вас своя точка зрения, у меня своя. Некорректно сформулированной, как я отметил, считаю только первую фразу в вашем отзыве — насчет «своего места».

    • Санитар:

      Наука? Гуманитариат — это точнее. Науки в гуманитариате нет.

      И жаль, что от Горького вы взяли только соглашательство, трансформировавшись в «красного блогера», помогающего обманывать старушек, извлекая из них жирненький профит для своих коммерческих интересов в странах НАТО.

  • В атомном проекте СССР Курчатов в 40 лет был прорабом,

    Берия в 44 года — девелопером, а хозяином был Сталин

    в свои 65 лет. Примерно такая же схема существовала

    и в ракетной сфере. Передовые по тому времени отрасли науки

    являлись первостепенными делами властей предержащих.

    И в 35, и в 45, и в 60 лет каждому человеку проблем на работе и дома

    хватало раньше и хватает сейчас. Не будет в них недостатка и в будущем.

    Несчастье в том, что проблемы ученых наших дней вышли за обычные

    пределы. Кризис в науке разразился лет двадцать тому назад и связан с

    коренным изменением отношения к учебе и ученым. В России наука и

    образование уступили место новым ценностям — чистогану и духовности.

    Общество распалось на категории населения, стайки граждан, если

    не на отдельные некоммукабельные личности. У большинства категорий

    одна недостижимая цель — выживание в минимально пристойных условиях,

    где понимание пристойности от стайки зависит.

    Власть имущие от большинства дистанцирована по целям и ценностям. Днями было объявлено о необходимости преодоления вульгарного понимания светскости. Мало можно найти ученых любого возраста, увлеченных этой задачей. Маршруты России к суверенной демократии через суверенную светскость и суверенную духовность ученых как-то мало вовлекают. Наука и технологии в процессы суверенизации

    включаются мало. Не во всех высших учебных заведениях созданы кафедры

    теологии, в Российской академии наук до сих пор отсутствует Отделение

    теологии и не каждая экспериментальная установка в научно-исследовательских

    лабораториях и институтах должным образом освящена.

    Кризис в науке есть следствие универсальной смены целей и задач власти. Ученые, как и остальные люди, ощущают кризис независимо от возраста.

    Просто в разном возрасте люди на болячки по-разному реагируют.

    Главный источник кризиса — бацилла небрежения к науке и образованию

    в угоду мистицизму, лженауке, мракобесию и наживе. Ученые — люди свободного слова. Свобода науки противостоит любой форме тирании, т.е. навязанной случайности. Преодолеть смертоносную эпидемию лечением симптомов у больных среднего возраста невозможно.

    • Всеволод:

      Думаю, что сейчас всем следует быть аккуратнее в формулировках, так как ситуация близка к критической, еесли не критическая. Нельзя давать поводы для «противоположной стороны». Вот Вы пишите: « В России наука и образование уступили место новым ценностям — чистогану и духовности.» Если Вы упомянули эту новую «духовность» без кавычек (а из последующего текста, на мой взгляд, следует, что кавычки там должны быть), то эта фраза, вырванная из контекста, может быть обращена против сообщества ученых. И кому сколько лет, будет вовсе неважно.

      В конце декабря я, например, очень обрадовался, услышав от В.В. Путина, что он знает, что конец света наступит через миллиарды лет. Но «вульгарное понимание светскости»! Эта дубинка потяжелее будет ...

      • Под духовностью я понимаю, то, о чем писал Н. Бердяев. Вот три цитаты.

        Дух есть свобода, а не природа. Дух есть не составная часть человеческой природы, а есть высшая качественная ценность.

        По-настоящему существует лишь субъективный дух или дух, стоящий по ту сторону субъективного и объективного. Объективная духовность есть бессмысленное словосочетание. Духовность всегда «субъективная» она лежит вне объективации. Объективация есть как бы иссякание и омертвение духа. Духовность вне феноменального объективированного мира, она не из него развивается, она лишь прорывается в него.

        Вечное значение имеет молитва. Человек есть существо молящееся и в молитве имеют потребность и те, которые не считают себя верующими.

        Суверенная светскость про то же.

        • Hmelnikov:

          Давайте определимся более яснее.

          Дух любой системы определяется её доброжелательностью.

          Чем выше обезличенная доброжелательность любого сообщества, тем более высок его Дух.

          С этой точки зрения возраст учёного не иммет ни малейшего значения.

          Ибо доброжелательность отнюдь не исключает доброжелательную и, главное, объективную критику.

          В том числе и жёсткую.

          Ну и какая разница для директора института, кто продуктивно работает?

          Есть результат-хороший человек.

          Нет результата-сам ищи выход, уважаемый.

          В том числе приходи советоваться.

          Если не боишься объективности.:)

        • sergeir:

          Духовность — понятие злободневевное. Вчера пиком духовности было плодить сирот, отправляя их матерей в тюрьму на потребу верующим, сегодня стало духовным о сиротах показушно заботиться.

          Насчет человека молящегося — отнесем это с чудачеству православного философа. То, что свойственно гуманитариям может быть противно существу естественника. Я имею в виду Ваши ссылки на молитву и на объективизацию.

          А вот естественная наука субъектом злободневной политики быть не может. Попытки такого использования науки есть, успехов в этом — нет. Т.е. естественная наука либо есть, либо ее нет. В приведенных Вами терминах — молитвы нет, объективизация есть, духовности — нет.

  • Другой представитель поколения:

    Сейчас тому поколению, о котором пишет автор, ничего не светит. Точнее светит продолжать зарабатывать в тех фирмах, где мы и зарабатываем сейчас. Старики еще крепки, а когда им придется передавать лаборатории, найдут, кому их передать. А научная молодежь без особых проблем их примет. Такие окна возможностей открывались и в США. Например, когда я там учился, половине профессоров было 50-55 лет, все они занимали свои позиции с 25-30 летнего возраста. Остальные были с миру по нитке, в основном, иностранцы. Дело в том, что за двадцать лет до того факультет расширился, ему выстроили новые здания, появилось много новых позиций. Они были заняты, и вплоть до retirement.

  • неуч:

    Я полностью согласна с автором статьи!!!

  • Роман:

    Статья по сути правильная, но автор не смог правильно донести то, что творится со средним возрастом.

    1. В наше время мы все 2 года отслужили в армии.

    2. Быть аспирантом и ассистентом в перестроечные годы было особенно тяжело.

    Но мы опять выстояли.

    3. Все «помощи для молодых» прошли мимо нас, возникнув где-то после 2004 года.

    А до этого, например, грант Президента РФ составлял 60 тыс. руб для докторов наук и 30 тыс. для кандидатов - вот это мы и получали...

    4. Сейчас эта категория не попадает ни в молодые, ни в ветераны, а потому

    — в институте ПРНД не добавляется только этой категории (молодым и зав.лабам и т.п. — почти всем этот показатель удваивается).

    — как и в перестройку приходится подрабатывать репетиторством и т.п.

    — мои ученики, защитившиеся кандидаты наук получают зарплату значительно бльше меня, доктора наук и профессора.

    — все мои ученики действительно получили или купили современные квартиры...Я живу с семьей в хрущевской однушке...

    5. Требования к нашим диссертациям были тогда еще те, советские, вполне пристойные. И учеников мы воспитываем в этом же духе. А докторскую надбавку мы получаем теперь наравне с теми, кому было достаточно для защиты нескольких публикаций во второсортных журналах.

    6. Докатились до того, что мерилом диссертации является отсутствие плагиата...

    Да я могу за несколько дней накатать диссертацию без плагиата...и что? Можно защищаться? А как же РЕЗУЛЬТАТ???? Его уже нет в 95% случаев! Нас воспитывали иначе...

    7. Не буду говорить о том, что многие из нас по много лет проработали за границей и вернулись к родителям, которые успели состариться и требуют ухода.

    Каково теперь нам (лично я проработал профессором в Японии 5 лет, и по году во Франции и Германии) смотреть на «программу возвращения ученых», из которых большинство недоделанные постдоки, работавшие под руководством профессоров и занимавшихся рутинным выполнением поручений???

    Может мне снова уехать и вернуться по этой программе??

    8. Особенно противно смотреть на непрерывную ложь академиков, на вранье министров, на Сколково... в котором мои документы отвергли без рассмотрения по существу.

    9. И грустно видеть студентов — они совсем не умеют складывать дроби...выточить гайку или болт...Зато слова какие говорят!!! Копируют телевизик ))

    10. А в химическом институте у нас газовой горелки нет уже 20 лет — я свои капсулы в Японии запаиваю...за это меня здесь называют «японским шпионом» и лишают всего за мои частые поездки за рубеж.

    Я для себя решил...расслабиться и с улыбкой мужественно прощаться с наукой...Защитив две отличные диссертации, имея индекс Хирша 16 и цитируемость 1500, мне так и не удалось защитить свою возможность заниматься НАУКОЙ.

    Потому что мои двое детей не понимают, что такое 24 тыс. рублей, которые я получаю чистыми, будучи профессором. Они не могут понять, как профессор и взрослый дяденька, который руководит аспирантами, рецензирует статьи в лучших журналах и т.п., как после уплаты ЖКХ он приносит домой 10-14 тыс. руб в месяц...а соседка уборщица 40 тыс...

    Такого не было даже в перестройку...А сейчас те самые «профессора», которые не имеют ни одной статьи в импактных журналах все до одного являются моими начальниками и учат меня, как «правильно» заниматься наукой...

    СПАСИБО!!! ГОСПОДА!!!

    • Наталья:

      Очень грустно. Зато строят олимпиаду втридорога, не жалея денег налогоплательщиков. Лично я после института (2003 г.) хотела пойти в аспирантуру, но поскольку там никаких реальных исследований не велось, денег за это не платилось, а время свое надо было тратить хотя бы на то, чтобы придти, получить задание, написать что-нибудь...то и я, и другие соискатели бросили эту прекрасную идею. В аспирантуру пошли те, кто к науке вообще никакого отношения не имеет, но зато очень пронырливые, чтобы получить «откос» от армии.

  • Другой представитель поколения:

    Но, может быть, и хорошо, что мы им не нужны. У нас в фирмах и то, такого гадюшника нет, и не рассуждают с таким сладострастием, как погнать неэффективных коллег, чтобы поделить зарплату между эффективными. Всем ясно, что каждую функцию кто-то исполняет, если же какое-то направление фирма профукала, то она его, увы, закрывает. Просто в наших, низкорисковых и краткосрочных сферах какие-то средства на зарплату есть, а в отечественную науку (область высоких рисков и далеких горизонтов) ни государство, ни бизнес не верят и не вкладывают. Поскольку элиты в

    России долго жить не собираются.

  • Роман:

    Андрей Калиничев, конечно, остроумен..., но пробелы в логике имеются

    1. Равняться на Шамхаловых, кажется противоестественным...

    2. А что, для того, чтобы прокормить семью, обязательно нужно стать председателем ВАК, или руководителем атомного проекта? А простой профессор, который и выполняет все-то, чем якобы руководят вами перечисленные «герои», он может иметь право на питание, размножение и вообще жизнь? А тем более кандидат наук...

    Таких людей быть не должно? Или им нужно платить десятую часть от нормы, чтобы они как можно яростнее за кресло бились?

    3. Если следовать логике уважаемого Андрея, то получится, что нужно оставить жить и работать в науке только несколько Шамхаловых ...а остальных разогнать, как злостных бездельников и бездарей. Что, кстати, и происходит в стране.

    4. Уважаемый Андрей путает цели научного сотрудника (спокойная напряженная работа в выбранном направлении) со столичной суетой и выгрызанием места под солнцем. Судя по его логике «товарищ Сталин» как раз и был самым видным ученым. Желание стать руководителем атомного проекта — звучит просто дебильно...Нельзя ли сначала поработать в науке? Просто иметь возможность безнаказанно работать?

    5. А что? Защита докторской не означает как раньше, что человек "защитил свое право самостоятельно определять себе тему, свободного и спокойно заниматься выбранным направлением, не таксуя по вечерам? и, что ему теперь доверяют определять научную работу самому? Как это делать на зарплату 20 тыс?

    Получается, что при должности меньше директорской этого вообще нельзя делать?

    Значит...нужно хотеть всем стать директорами? Директорами чего???

  • Роман:

    А нужно бы Шамхалову было сделать «базовую ставку» 24 тыс.

    А остальное — пусть гранты пишет...Чего же он себе то базовую зарплату нормальную сделали? Пусть и в полиции и у нефтянников и в правительстве гранты пишут...Почем они только нам это привесили? Т.е. каждый год они будут снова решать, пригоден ты или нет? Ну а зачем тогда все эти диссертации?? Они что означают?

    Я имею ввиду честные нормальные дисертации...Если здеь порядок навести, и Шамхаловых посадить туда, где они и должны находиться, то, глядишь, сразу и денег хватит, чтобы профессор таксистом не подрабатывал...

  • Роман:

    Ну а вообще, даже ребенку ясно, что в условиях, когда бюджет на науку попилен, очень разумно назначить нищенскую зарплату и потом, «выбирать достойных»...При этом желательно попасть в число тех, кто «выбирает»))) правда? О чем нам и пишет Андрей, такой вот борец за истинную науку...

    Можно и 5 тыс. базовую зарплату профессору положить...Почему 24 то????))))

    Тут нижний порог как-то исчезает. Чтобы «соревновательность» была...Только вот она что-то концлагерь сильно напоминает...

  • Роман:

    ))) и еще немного по поводу высказывания Андрея...

    «Назначьте меня завлабом...»

    Просто уважаемый не знает, что завлаб получает на 3 тыс. р. больше всего, и потому он находится в еще худшей ситуации. Он обязан все время торчать на всех собраниях и не может подработать...Вот поэтому я, например, отказался от этой должности, пробыв на ней 2 года, и поняв, что лучше иметь возможность ездить за границу (зав.лаб может уезжать на срок не более 1 месяца).

    Уже из этого высказывания ясно, что Андрей посторонний человек для науки...и при этом с такой помпой и самоуверенностью смеет писать сюда, поучая профессиональных людей.

  • неуч:

    Я тоже добавлю. Выше уже писала, что полностью согласна с автором. И с Романом полностью согласна.

    Ситуация еще бывает таковой, что представители многоуважаемого (без иронии) старшего поколения нередко боятся своего пенсионного возраста особенно на фоне лозунгов «Молодежь должна идти науку». Они так этого боятся, что зачастую рассматривают среднее поколение, т.е. тех, кого реально могут назначить завлабами и пр., как конкурентов. Поэтому начинается нервотрепка и делается ставка на совсем молодых, на аспирантов. Им дают все — гранты, данные, командировки. Потому что они для старшего поколения прямой угрозы не несут, зато наоборот, ими можно гордиться, мол, вот кого воспитали. Зачастую дают темы такие же, чтобы дубляж шел со средним возрастом.

    Вы можете возразить, что средний возраст должен быть сильным и самостоятельным. Согласна, только зачастую распределение грантов идет старшими, ставки, чтобы набрать свою команду, тоже не выделяются. Единственное, что спасает, это контакты и работа с иностранцами.

    И вообще, психологически очень неуютно.

  • С Урала:

    Выхода нет!

    Когда станем пенсионерами, то будем иметь полное право «мочить всех в сортире» в угоду себе любимым. Надо только продержаться, когда «стариканы» все подохнут.

    С каждым годом становится всё легче и легче, но только за счёт того, что стариканы уходят вперёд ногами. Но даже на выходе стариканы стараются зацепиться за выход ногами...

    :)))))))))))))

  • Паганель:

    В цивилизованном мире уже давно принято — достиг пенсионного возраста — на отдых со всех руководящих должностей с сохранением «рабочего стола» и возможности работать по проектам-контрактам. Работающие пенсионеры — это избиратели Путина!!! А мы крайне недовольны, как ВВП «развивает нашу науку»!

  • Молодой человек:

    Ставить в вину то, что человек отработал большее количество лет неправильно. А по сути так и происходит. А также разные отговорки о качестве и количестве полученных результатов. Раз в пять лет каждый сотрудник проходит аттестацию. Проходят они на полном серьезе. Критерии четко выдерживаются. Получается, что мантурить на дармовщинку это пожалуйста, а как что то дать то слишком много отработал или еще чего нибудь. Неправильно это.

    Молодой человек. Так меня до сих пор зовут на улице прохожие. Это бодрит. Хотя в душе становится грустно.

  • Молодой человек:

    Сейчас среднее поколение в науке оказалось зажатым между старшим и молодым поколениями. С молодыми проще иметь дело. В душе они понимают, что еще ничего не заработали и все, что им дается, дается авансом. То, что проходит с молодыми со средним поколением не прокатывает. Там надо вести нормальный разговор. С молодыми проще. Они выросли уже при Гайдаре со всеми вытекающими отсюда последствиями. Среднее поколение в лучшем случае не замечают. Как сказал один товарищ из Президиума, это поколение полностью выбито из наук. То есть, тебя нет. А я есть. В отношении всех проблем ключевое слово как то. Все эти проблемы как то решились. Сами собой. На вопрос как, глазки в пол и тишина. А в общем, когда дело доходит до денег, сантименты отходят на второй план. Кто ж тебе отдаст, если можно забрать себе. Никак не могу найти слово, наиболее полно отражающее политику Президиума в отношении среднего поколения. Жульничество, обман, демагогия, профанация, чистоплюйство, хитромудрость. Все это есть, но каждое из этих слов характеризует только одну сторону действительности. Неужели богатый русский язык здесь спасовал. Медведев проводил какое то совещание по инновациям. Ему предложили пойти посмотреть, как живет молодой ученый. Не пошел. Очень умное решение. Видимо ему все рассказали. А через месяц начались реформы.

  • vlad1950:

    автор во многом прав поскольку с 1991 г в РФ введен социал дарвинизм в рамках которого все и крутится ппс и нс сделаны нищебродами волей государства которое по сути есть собственность 200-т олигархов- воров и с какой стати нищие ппс и нс должны горбатиться на эту публику — чтобы абрамович купил себе очередную яхту хотели демократию и рынок вот и получили по полной социал- дарвинизм

  • Молодой человек::

    У нас сейчас. Э... Слово такое есть. А... Крызис.

    Из выступления депутата от Средней Азии. Съезд народных депутатов СССР. 1989 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com