- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Заметки о высшем образовании

Марат Овчинников

Марат Овчинников

В продолжение публикаций ТрВНаука о высшем образовании публикуем статью профессора Казанского университета Марата Овчинникова, специалиста в области подземной гидродинамики и приложения теории фильтрации.

Неолиберализм и модернизация образования

Часто можно услышать, что проводимая в стране модернизация системы образования осуществляется в соответствии с идеологией либерализма. Если слово «либерализм» не использовать как универсальный конспирологический код для объяснения происходящего, а взглянуть непредвзято на суть мероприятий по «модернизации российского образования», то, придется признать, что в стране проводится скорее антилиберальная образовательная политика.

Либерализм предполагает свободу и ответственность, разнообразие и доверие, расширение возможностей. Разве можно назвать либеральными такие действия, как введение жестких регламентов и предельно формализованных федеральных образовательных стандартов с унифицированными формами основных образовательных программ и учебными планами, скукоживание университетской автономии при неимоверном росте бюрократической отчетности и контроля?

Реальная либеральная политика скорее заключалась бы в отмене единообразных для всех способов поступления в вузы исключительно через механизм ЕГЭ, отмене обязательных стандартов, наделении вузов правом самостоятельно присваивать ученые степени, выдавать дипломы, уменьшении бюрократического контроля и регулирования, расширении самоуправляемости, выборности, вузовской автономии, в целом.

Заметим, что еще 200 лет назад, когда, говоря современным языком, создавалась российская сеть императорских университетов, вышеперечисленные «либеральные» элементы университетской жизни были установлены российским монархом. Утвердительные грамоты Московского, Харьковского и Казанского императорских университетов в виде документов №№ 21.502-504 можно прочитать в Полном собрании законов Российской империи на www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php.

Интересные документы, если на них посмотреть в свете последних реформ. Автономия, поступление зарубежных научных материалов и приборов в университет без таможни, отправка корреспонденции бесплатно, собственные ученые степени, внутренняя «расправа» (суд) и т.п. При этом половина текста Утвердительных грамот университетов посвящена условиям деятельности и социальным гарантиям работников, включая весомые выплаты вдовам умерших университетских преподавателей и их детям до достижения совершеннолетия.

Высшее образование сегодня

Что представляет собой сегодня российская система высшего образования? Примерно в 1000 вузов (58% — государственные) и 1500 филиалах по нескольким сотням специальностей обучается 160 тысяч аспирантов и 7 миллионов студентов. Из них очно — 43%, по бюджету — 37%, в государственных вузах — 83%. При этом 27% вузов расположено в Москве. Сами вузы помимо Министерства образования и науки относятся более чем к 10 другим министерствам и ведомствам. 46% доходов вузов составляют внебюджетные средства, из которых 70% составляют средства населения.

Преподавателями работают около 400 тысяч человек, каждый второй имеет степень кандидата наук, каждый десятый — доктор наук. Доля вузов в 2011 году составила 9,1% (55,3 млрд руб.) от расходов в расходах страны на НИР и НИОКР, примерно каждая третья российская научная работа публикуется вузовскими преподавателями, хотя лишь треть из них занимается исследованиями.

Отсюда видна и сложность ответа на вопрос: образование общественное благо или услуга? Пожалуй, в жизни мы имеем дело с суперпозицией весьма различных состояний. Образование, безусловно, является и остается общественным благом, и отказ от такой позиции социально опасен. Но и «рынок образовательных услуг» — реальность. Так или иначе, мы имеем весьма сложную систему.

Альберт Эйнштейн сформулировал бритву Оккама следующим образом: Делайте все просто, насколько это возможно, но не более того (Everything should be made as simple as possible, but not simpler). Кажется, что организаторы модернизации образования в своем желании одновременно всё упростить и отрегулировать постоянно перешагивают через «не более того», пытаясь нелинейные системы описывать линейными уравнениями. Ну как можно оценивать по одним и тем же критериям результаты деятельности исследовательских университетов и консерваторий, педагогических и спортивных вузов, причем измерять эти результаты в баллах ЕГЭ, рублях и квадратных метрах? Как элемент примитивизации и упрощения можно рассматривать и фактический переход от управления по целям к управлению по численным показателям, по отчетным показателям. Управление образованием сегодня сводится к частичной реализации принципов рациональной бюрократии в части иерархичности уровней управления, принципов формализации и стандартизации, обезличенно-сти, причем в отрыве от принципов квалификационного отбора и соответствия полномочий и ответственности. Но творческие организации плохо управляются бюрократическими методами. Говоря на менеджерском языке, управление образованием — это управление трудно формализуемыми нематериальными активами. Можно сказать, что объектами управления в университетах являются не квадратные метры и деньги, которые суть не более чем условия деятельности, а взаимоотношения творческих личностей и информационные потоки. А это гораздо сложнее.

Одним из примеров извращений управленческих практик в процессе конкретной их реализации на отечественной почве являются так называемые «системы менеджмента качества». Думается, один из отцов теории качества Уильям Деминг (William Edwards Deming) со своими принципами «совершенствуйте процессы», «прекратите практику заключения контрактов по самым низким ценам», «снижайте зависимость от инспекции», «утверждайте стиль руководства, направленный на то, чтобы помочь людям лучше выполнять свою работу», «изгоняйте страхи и разрушайте барьеры», «устраните цифровые показатели, по которым выносится суждение» и т.д. был бы сильно удивлен, узнав, что система специфической бюрократической отчетности во многих вузах России называется «менеджмент качества».

Нетрудно показать и доказать, что в системе управления образованием России по большей части игнорируются такие кибернетические подходы, как законы необходимого разнообразия (уровень сложности системы управления должен соответствовать сложности объекта управления), выбора решения из нескольких вариантов (где обсуждение альтернатив?), обратной связи (где анализ результатов и публичное подведение итогов?).

Стандартизация и унификация, детерминизм, линейность и конформизм — всё это управленческие идеи и подходы ушедшего индустриального века. Но именно они преимущественно и используются в процессе модернизации образования.

ЕГЭ: 20% удобства и 80% зла

ЕГЭ принес немало удобств вузам. Действительно, организационно упрощена процедура приема, ректоры могут не отключать мобильные телефоны в июле в силу интернет-открытости информации о баллах, заявлениях. Раздолье для любителей рейтингов и т.д. Но ЕГЭ — не только измеритель. Влияние ЕГЭ на обучение школьников, особенно в 10-11 классах, настолько велико, что этот «прибор» стал активно влиять на объект исследования, изменив методики преподавания в направлении натаскивания на тестовые вопросы по существенно ограниченному набору предметов.

Если не принимать во внимание всегда существующих 1-2% способных школьников, знания и уровень образования которых не зависят от формы обучения, то в массе своей в вузы теперь приходят абитуриенты, может быть, и наделенные какими-то новыми «компетенциями», но имеющие серьезные проблемы с доказательством простеньких школьных теорем и формулированием своих мыслей. И это ЗЛО, с которым нужно что-то делать. Если говорить именно о проблеме поступления в вузы, возможно, следует вновь отделить ЕГЭ от вступительных экзаменов или иных процедур, тем более, что сегодня все желающие в конце концов находят свои университеты.

Зарплаты сотрудников вузов

Одни говорят о зарплате на одну стандартную ставку, другие про доход. В активно ведущихся сегодня разговорах о зарплатах и доходах вузовских преподавателей наступает момент прояснения. Дело, видимо, дойдет до функций распределения по доходам, дисперсий и образовательных индексов Джини. Пожалуй, здесь, как и при анализе выборной статистики, нужен свой Шпилькин.

Недавно была опубликована информация за октябрь 2012 года по «зарплате вузовских преподавателей», точнее по среднедушевым доходам. Отметим, что с 2012 года началось осуществление перехода на так называемое нормативно-подушевое финансирование образовательной деятельности вузов. Для большинства направлений подготовки норматив оплаты за одного студента принят в размере 60-70 тыс. руб. в год. Возьмем соотношение студент: преподаватель равным 11:1 (также норматив пока). Примем размер оплаты за обучение одного студента равным 70 тыс. руб. Умножаем на 11 (студентов по нормативу)= 770 тыс. руб. в год. Немало. Но далее умножаем на 0,574 — «коэффициент оплаты труда персонала, принимающего непосредственное участие в оказании образовательной услуги».

Очевидно, здесь также имеются в виду и учебные лаборанты, поэтому умножим полученное число еще на 0,95 для последующего сведения доходов вуза к одному преподавателю. Далее делим на 1,342 (ЕСН), умножим на 0,87 (подоходный) и разделим на 12 (месяцев). Итого: 23877 руб. в месяц на одного преподавателя на одну полную ставку. (Если где-то и ошибся в расчетах и оценках, то ненамного.) При соотношении более 14:1 выходим на 30 тыс. в месяц. Далее увеличивать соотношение студент-преподаватель нельзя, иначе начнет сильно страдать качество обучения. Существенно уменьшить число студентов также не получится как в силу социальных причин, так и с учетом общемирового тренда на всеобщее высшее образование на уровне бакалавриата. Что делать?

Расходы на науку и образование

Расходы на образование и науку в России остаются низкими относительно многих других государств. Возьмем показатели Франции и Германии, сложим их и сравним с российскими. Получится: население Франции+Германии — 95% от российского, расходы на НИР и НИОКР в 5 раз больше, суммарные зарплаты преподавателей государственных вузов в 6 раз больше, публикаций в Scopus также больше в 6 раз. Что касается финансирования центров фундаментальной науки, то годовое финансирование РАН и ее отделений сравнимо с бюджетом одного американского исследовательского университета. Так, бюджет РФ на 2013 год предполагает финансирование институтов РАН+отделений РАН+РАМН+РАСХН+РАО+РФФИ и РГНФ+Курчатовский центр — около 100 млрд руб. Это очень мало. Примерно два годовых бюджета Принстона, но меньше годового бюджета Гарварда.

Что делать?

Представляется, что для развития высшего образования необходимо выполнение ряда необходимых и достаточных условий. Университеты сегодня опутаны бюрократическими нормами и тормозящими инструкциями. Больше свободы, больше доверия, больше разнообразия. Это — бесплатные факторы развития.

Кроме того, важен фактор культуры в широком смысле: общей, организационной, правовой. Заниматься этим нужно непрерывно и профессионально, как и всем в системе образования, включая и органы управления.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи