Сендеров — борец с интеллектуальным геноцидом

Пре­по­да­ва­те­лю мате­ма­ти­ки, авто­ру ста­тей о мате­ма­ти­ке и ком­по­зи­то­ру олим­пи­ад­ных задач Вале­рию Ана­то­лье­ви­чу Сен­де­ро­ву нуж­на помощь. В кон­це октяб­ря появи­лось сооб­ще­ние о том, что он тяже­ло болен. Инфор­ма­ция о рек­ви­зи­тах, на кото­рые мож­но пере­ве­сти финан­со­вую помощь, ука­за­ны ниже. Пуб­ли­ку­ем два рас­ска­за о Сен­де­ро­ве, напи­сан­ные его дру­зья­ми и кол­ле­га­ми.

Михаил Шифман

Миха­ил Шиф­ман

Миха­ил Шиф­ман, про­фес­сор Инсти­ту­та тео­ре­ти­че­ской физи­ки Уни­вер­си­те­та Мин­не­со­ты (США), редак­тор и соста­ви­тель сбор­ни­ка «You Failed Your Math Test, Comrade Einstein. Adventures and Misadventures of Young Mathematicians» (2005):

В шко­ле я был очень совет­ским ребен­ком и судил о внеш­нем мире по кни­гам типа «Васек Тру­ба­чев и его това­ри­щи». Мaте­ма­ти­ка была моей стра­стью. К деся­то­му клас­су я гре­зил о мех­ма­те МГУ. Одна­жды, в нача­ле 10-го клас­са, ко мне подо­шел в кори­до­ре Петя Гусят­ни­ков, гор­дость шко­лы, кото­рый к это­му вре­ме­ни уже учил­ся на Физ­те­хе. Он ска­зал: «Я слы­шал, ты соби­ра­ешь­ся в МГУ? Не ходи туда, тебя всё рав­но не возь­мут!». «Поче­му?», – спро­сил я, доволь­но изум­лен­ный. Петя начал объ­яс­нять, при­чем сло­во «еврей», кото­рое в тех реаль­но­стях было бран­ным, он не упо­тре­бил ни разу. Я всё понял и внял его сове­ту, хотя в то вре­мя для меня это было потря­се­ни­ем основ. Я знаю, что Петр Гусят­ни­ков – ныне извест­ный про­фес­сор МФТИ. Наши пути боль­ше не пере­сек­лись, но мне хочет­ся сей­час, спу­стя мно­го лет, ска­зать ему боль­шое спа­си­бо.

На моей памя­ти в Совет­ском Сою­зе быто­вой анти­се­ми­тизм был все­гда, но он был не так про­ти­вен, как госу­дар­ствен­ный, то воз­рас­тав­ший до вер­шин (пер­вая поло­ви­на 1950-х), то слег­ка сни­жав­ший­ся (пер­вая поло­ви­на 1960-х), то опять воз­рас­тав­ший, неуме­ло, по-тупо­му, зака­му­фли­ро­ван­ный под анти­си­о­низм, хотя, что такое сио­низм, никто тол­ком не знал. В 1967 году, после побе­ды Изра­и­ля в Шести­днев­ной войне, навер­ху, по-види­мо­му, было при­ня­то реше­ние закру­тить гай­ки в прак­ти­ке при­ня­тия евре­ев в вузы. Как и любое реше­ние, его испол­ня­ют кон­крет­ные люди. Неко­то­рые спу­сти­ли это дело на тор­мо­зах. Мате­ма­ти­ки МГУ (а вслед за ними посте­пен­но потя­ну­лись и неко­то­рые дру­гие уни­вер­си­те­ты, напри­мер Ново­си­бир­ский) ока­за­лись осо­бо рья­ны­ми испол­ни­те­ля­ми и про­вод­ни­ка­ми пар­тий­ной линии.

Они же раз­ра­бо­та­ли нова­тор­скую тех­но­ло­гию. Еврей­ским аби­ту­ри­ен­там на экза­ме­нах пред­ла­га­ли спе­ци­аль­ные зада­чи – аби­ту­ри­ен­ты назы­ва­ли их «гро­бы», – кото­рые име­ли фор­маль­ное реше­ние в рам­ках школь­ной про­грам­мы, но решить их за разум­ное вре­мя было невоз­мож­но. По слож­но­сти они зача­стую пре­вос­хо­ди­ли зада­чи меж­ду­на­род­ных олим­пи­ад. Опре­де­ле­ние «еврей­ско­го аби­ту­ри­ен­та» по сути дела сов­па­да­ло с нацист­ским: один роди­тель (или даже дед) -еврей и аби­ту­ри­ент неглас­но попа­да­ли в эту кате­го­рию.

Со вре­ме­нем тех­но­ло­гия совер­шен­ство­ва­лась. Что­бы не про­ис­хо­ди­ло досад­ных про­ко­лов с при­е­мом «непри­ка­са­е­мых», еврей­ских аби­ту­ри­ен­тов ста­ли объ­еди­нять в спец­груп­пы на при­ем­ных экза­ме­нах. Попа­да­ние в такую груп­пу авто­ма­ти­че­ски озна­ча­ло завал на уст­ном экза­мене. Посту­пить на мех­мат МГУ и дру­гие пре­стиж­ные факуль­те­ты мог­ли толь­ко те еврей­ские аби­ту­ри­ен­ты, кото­рых по спе­ци­аль­ным при­чи­нам в эти груп­пы не засо­вы­ва­ли, напри­мер дети про­фес­со­ров, ака­де­ми­ков или дру­гих «нуж­ных» людей. Все заин­те­ре­со­ван­ные лица об этом, конеч­но, зна­ли (все, кро­ме меня…), это был сек­рет Поли­ши­не­ля, но офи­ци­аль­но дис­кри­ми­на­ция евре­ев при при­е­ме в вузы типа мех­ма­та МГУ, разу­ме­ет­ся, кате­го­ри­че­ски отри­ца­лась как для внут­рен­не­го потреб­ле­ния, так и в осо­бен­но­сти для внеш­не­го. Интер­не­та тогда не было. Бли­жай­шим его ана­ло­гом был сам­из­дат. Для моло­дых людей напом­ню, что это такое. Люди, кото­рые хоте­ли ска­зать что-то, не сов­па­да­ю­щее с офи­ци­аль­ным Глав­ли­том, печа­та­ли свои замет­ки на пишу­щей машин­ке в 6 экзем­пля­рах через копир­ку, потом еще одна заклад­ка и еще… Это был един­ствен­ный спо­соб рас­про­стра­не­ния живой мыс­ли.

Вале­рий Сен­де­ров и Борис Канев­ский пер­вы­ми про­би­ли дыру в стене мол­ча­ния, кото­рой была окру­же­на эта несчаст­ная прак­ти­ка. В 1980 году они напи­са­ли и «изда­ли» в сам­из­да­те очерк «Интел­лек­ту­аль­ный гено­цид». Этот очерк абсо­лют­но неэмо­ци­о­на­лен: в нем по горя­чим сле­дам собра­ны зада­чи-гро­бы, пред­ла­гав­ши­е­ся еврей­ским аби­ту­ри­ен­там мех­ма­та МГУ и неко­то­рых дру­гих вузов, и опи­са­ны неко­то­рые вполне кон­крет­ные исто­рии зава­ла на при­ем­ном экза­мене, с име­на­ми и фами­ли­я­ми. Ника­ких обоб­ще­ний и поли­ти­че­ских оце­нок. Сей­час эта ста­тья чита­ет­ся про­сто как сухое сви­де­тель­ство одно­го из непри­ят­ных собы­тий в чере­де про­чих неспра­вед­ли­во­стей, ушед­ших в про­шлое. Абсо­лют­но невоз­мож­но понять, что за эту ста­тью Сен­де­ро­ву впа­я­ли 7 лет лаге­рей, а Канев­ско­му — 3. Сен­де­ров отси­дел 5 лет, но вышел неслом­лен­ным. В 2003 году я побы­вал у него дома в Москве, у нас была дол­гая бесе­да о про­шлом, насто­я­щем и буду­щем.

В новой Рос­сии Вале­рий Сен­де­ров забыт, так же как и сам этот позор­ный эпи­зод в исто­рии совет­ской мате­ма­ти­ки. В кон­це кон­цов ведь не уби­ли же этих зло­счаст­ных аби­ту­ри­ен­тов, про­сто неза­слу­жен­но закры­ли им путь в про­фес­си­о­наль­ную мате­ма­ти­ку (точ­нее, пыта­лись закрыть). Были дела и поху­же. Ста­тья «Интел­лек­ту­аль­ный гено­цид» по-рус­ски не опуб­ли­ко­ва­на, хотя в Интер­не­те гуля­ют мно­го­чис­лен­ные упо­ми­на­ния о ней. Когда в 2005 году я гото­вил англий­ское изда­ние кни­ги «Вы зава­ли­ли экза­мен по мате­ма­ти­ке, това­рищ Эйн­штейн», мне уда­лось с боль­шим тру­дом разыс­кать маши­но­пис­ную копию и опуб­ли­ко­вать ее по-англий­ски. Там же (в «Това­ри­ще Эйн­штейне») собра­но и мно­го дру­гих ста­тей на эту тему, дру­гих оче­вид­цев. Еще боль­ше писем от участ­ни­ков тех собы­тий (увы, толь­ко с одной сто­ро­ны) хра­нит­ся у меня в архи­ве.

Зада­чи-гро­бы и весь этот позор­ный эпи­зод не толь­ко забы­ты, но и по-преж­не­му отвер­га­ют­ся в новой Рос­сии. Это и понят­но. Руко­вод­ство МГУ их пуб­лич­но не при­зна­ло и не при­нес­ло ника­ких изви­не­ний. Про­фес­сор Садов­ни­чий, при­ни­мав­ший уча­стие в «тех» при­ем­ных экза­ме­нах и упо­мя­ну­тый в «Интел­лек­ту­аль­ном гено­ци­де», — ныне рек­тор МГУ. Впро­чем, в бесе­де со мной в 2003 году Вале­рий Сен­де­ров ска­зал, что, по его мне­нию, про­фес­сор Садов­ни­чий не был идео­ло­ги­че­ским анти­се­ми­том, а при­спо­саб­ли­вал­ся к вея­ни­ям эпо­хи для карьер­но­го роста.

Жить без рас­ка­я­ния в чер­ных делах — всё рав­но что жить со сто­пу­до­вой гирей на ногах. Про­шлое тянет за собой насто­я­щее.

1. См. так­же ста­тью Иоси­фа Пол­те­ро­ви­ча «Вале­рий Сен­де­ров, пра­вед­ник мира» www.polit.ru/article/2012/11/11/senderov

Борис Канев­ский, пре­по­да­ва­тель мате­ма­ти­ки Иеру­са­лим­ско­го уни­вер­си­те­та, соав­тор В. Сен­де­ро­ва по ста­тье «Интел­лек­ту­аль­ный гено­цид»:

Вот несколь­ко эпи­зо­дов Вале­ри­ной био­гра­фии. КГБ доби­ва­ет­ся отчис­ле­ния В.А. на пятом кур­се Физ­те­ха (1966−67 уч.год) за несколь­ко дис­пу­тов в Тур­ге­нев­ской биб­лио­те­ке, посвя­щен­ных свет­лой дей­стви­тель­но­сти, когда он устра­и­вал фарс из выступ­ле­ния при­гла­шен­но­го титу­ло­ван­но­го доклад­чи­ка. В резуль­та­те диплом ему поз­во­ли­ли защи­тить толь­ко после солид­но­го пере­ры­ва. С тех пор он под неусып­ным над­зо­ром гос­бе­зо­пас­но­сти. Чутье на «чужо­го» они отра­бо­та­ли. Так же КГБ вырвал Вале­рия и из аспи­ран­ту­ры, но в 1972 году ему уда­ет­ся устро­ить­ся школь­ным пре­по­да­ва­те­лем. Прав­да, в зна­ме­ни­тую «Вто­рую шко­лу», пере­жив­шую тогда пол­ный раз­гром с уволь­не­ни­ем дирек­то­ра и почти всех веду­щих пре­по­да­ва­те­лей.

Уже в 73-м году шко­ла побе­ди­ла зна­ме­ни­тый 18-й (кол­мо­го­ров­ский) интер­нат. Через несколь­ко лет мате­ма­тик Алек­сандр Шень, выпуск­ник «Вто­рой шко­лы», рабо­тав­ший на обще­ствен­ных нача­лах в 57-й и дру­гих извест­ных шко­лах, после про­иг­ры­ша сво­ей коман­ды ска­зал, что наде­ял­ся, что коман­да под руко­вод­ством Мак­си­ма Кон­це­ви­ча (ныне лау­ре­а­та Фил­дсов­ской пре­мии) побе­дит коман­ду под руко­вод­ством Алек­сандра Раз­бо­ро­ва (ныне лау­ре­а­та пре­мий Гёде­ля и Неван­лин­ны), но Сен­де­ров все­гда нахо­дит преж­де неиз­вест­ных мощ­ных участ­ни­ков.

Вале­рий участ­ву­ет в под­го­тов­ке сбор­ной СССР к меж­ду­на­род­ной мате­ма­ти­че­ской олим­пиа­де, появ­ля­ет­ся инфор­ма­ция о тех­ни­ке погро­мов неже­ла­тель­ных аби­ту­ри­ен­тов (евре­ев) на при­ем­ных экза­ме­нах на мех­мат МГУ. Кро­ме того, во «Вто­рой шко­ле» воз­об­нов­ля­ют­ся лек­то­рии луч­ших спе­ци­а­ли­стов и кон­цер­ты (полу) под­поль­ных бар­дов, он орга­ни­зу­ет раз­но­об­раз­ней­шие круж­ки (сце­ни­че­ские и др.). К 1978 году ГБ реша­ет изгнать Вале­рия из шко­лы, но новый дирек­тор, будучи юри­ди­че­ски неве­же­ствен­ным, более года вынуж­ден отме­нять за неза­кон­но­стью свои же при­ка­зы (о выго­во­рах, а потом и об уволь­не­нии Сен­де­ро­ва). Бумаж­ная вой­на надо­еда­ет Вале­рию, и по окон­ча­нии 78–79 уч. года он ухо­дит из шко­лы. Ясно, что его бого­тво­рят уче­ни­ки и учи­те­ля (и даже изго­няв­ший его дирек­тор). В 79–80-х годах появ­ля­ет­ся новый дирек­тор, рай­ко­мов­ская дама по фами­лии Кни­га, с мерт­вой хват­кой, и ей уда­ет­ся окон­ча­тель­но раз­гро­мить «Вто­рую шко­лу». А вакант­ное место луч­шей мос­ков­ской физ­мат­шко­лы зани­ма­ет внешне более лояль­ная 57-я.

Во вре­ме­на рас­цве­та «Вто­рой шко­лы» сре­ди луч­ших ее уче­ни­ков часто встре­ча­лись евреи, а с 1970 год мех­мат наби­рал сту­ден­тов по расо­вым зако­нам 3-го рей­ха. Вале­рий, будучи в кон­так­те со мно­ги­ми сво­и­ми уче­ни­ка­ми, соби­ра­ет спис­ки задач, изу­ча­ет при­е­мы при­ем­ной комис­сии мех­ма­та. С 1978 года у вхо­да в глав­ное зда­ние МГУ во вре­мя при­ем­ных экза­ме­нов посто­ян­но рабо­та­ют люди (с Вале­ри­ем во гла­ве), помо­га­ю­щие оша­ра­шен­но­му школь­ни­ку прий­ти в себя, напи­сать апел­ля­цию, про­ана­ли­зи­ро­вать ход экза­ме­на и най­ти нару­ше­ния фор­маль­ных инструк­ций экза­ме­на­то­ра­ми.

В. Сен­де­ро­ву дав­но при­шла в голо­ву идея о замене без­об­раз­но функ­ци­о­ни­ру­щих гос­струк­тур на неофи­ци­аль­ные, не свя­зан­ные с вла­стя­ми. Сто­ит отме­тить такие инте­рес­ные собы­тия, про­изо­шед­шие во вре­мя при­ем­ной кам­па­нии 1978 года: Вале­рию уда­лось про­ник­нуть на охра­ня­е­мую тер­ри­то­рию в глав­ное зда­ние МГУ, где про­хо­ди­ли при­ем­ные экза­ме­ны. Он встре­тил там отв. сек­ре­та­ря при­ем­ной комис­сии мех­ма­та тов. А. Шка­ли­ко­ва. После вза­им­но­го опо­зна­ния Вале­рий дал поще­чи­ну пар­тей­но­му мате­ма­ти­ку, а адми­ни­стра­тив­но наде­лен­ный вла­стью Шка­ли­ков вызвал мили­цию. Сен­де­ро­ва забра­ли в уни­вер­си­тет­ское отде­ле­ние мили­ции, а когда отпу­сти­ли, он позна­ко­мил­ся с Бел­лой Абра­мов­ной Суб­бо­тов­ской, и они вме­сте суме­ли реа­ли­зо­вать план созда­ния под­поль­но­го мате­ма­ти­че­ско­го факуль­те­та, впо­след­ствии «Народ­ный уни­вер­си­тет». Так тов. А. А. Шка­ли­ков спо­соб­ство­вал созда­нию дей­ство­вав­ше­го неофи­ци­аль­но Народ­но­го еврей­ско­го уни­вер­си­те­та.

Пер­вый набор, собран­ный пря­мо око­ло глав­но­го зда­ния, был еще неве­лик — 17 чело­век, и заня­тия нача­лись в малень­кой квар­ти­ре Бел­лы Суб­бо­тов­ской в Новых Чере­муш­ках. Пер­вым лек­то­ром стал В. Сен­де­ров. Впо­след­ствии Бел­ле Абра­мовне и Вале­ре уда­лось при­влечь в каче­стве лек­то­ров луч­ших уче­ных. Начи­ная с 79 года новые набо­ры состав­ля­ли более 100 чело­век, и местом про­ве­де­ния заня­тий ста­ли раз­ные ауди­то­рии МГУ (Мих­ма и Керо­син­ки вна­ча­ле).

В это вре­мя Вале­рий нашел новую рабо­ту — сто­рож Инсти­ту­та стран Афри­ки АН СССР, где дирек­то­ром слу­жил Гро­мы­ко (сын). Очень ско­ро пола­га­ю­ща­я­ся Вале­рию-сто­ро­жу сто­рож­ка у ворот ста­ла местом про­ве­де­ния допол­ни­тель­ных заня­тий еврей­ско­го уни­вер­си­те­та, науч­ных семи­на­ров по функ­ци­о­наль­но­му ана­ли­зу, а так­же местом состав­ле­ния неко­то­рых «анти­со­вет­ских» доку­мен­тов. Идил­лия бы про­дол­жа­лась, но в неко­то­рый момент Вале­рий потре­бо­вал предъ­явить доку­мент хозя­и­на пра­ви­тель­ствен­ной «Вол­ги» и по сов­ме­сти­тель­ству дирек­то­ра инсти­ту­та тов. Гро­мы­ко. Фор­маль­но, конеч­но, Вале­рий был прав. Но… хоро­шая служ­ба завер­ши­лась.

Шел, насколь­ко пом­ню, 1981 год. Про­шли пресс-кон­фе­рен­ции по пово­ду при­ем­ных экза­ме­нов в МГУ, опуб­ли­ко­ва­ны доку­мен­ты с собран­ной ста­ти­сти­кой поступ­ле­ния на мех­мат евре­ев и неев­ре­ев из луч­ших физ­мат­школ Моск­вы. Уже выехав­ших на кон­фе­рен­ции мате­ма­ти­ков — участ­ни­ков при­ем­ных кам­па­ний встре­ча­ли тух­лы­ми поми­до­ра­ми кол­ле­ги из либе­раль­ных стран, уже на выез­де из СССР под­вер­га­ли досмот­ру с раз­де­ва­ни­ем при­е­хав­ших в СССР уче­ных, и даже дата про­ве­де­ния оче­ред­но­го мате­ма­ти­че­ско­го кон­грес­са была сдви­ну­та на год (!), это был един­ствен­ный слу­чай в мир­ное вре­мя. Сло­вом, пора брать. И в апре­ле 1982 года у Вале­рия про­во­дят тща­тель­ней­ший мно­го­ча­со­вой обыск, после кото­ро­го он пуб­ли­ку­ет сооб­ще­ние о сво­ем вступ­ле­нии в НТС («Народ­но-тру­до­вой союз рос­сий­ских соли­да­ри­стов» — поли­ти­че­скую орга­ни­за­цию рус­ской эми­гра­ции. — Ред.). Через два меся­ца его аре­сто­вы­ва­ют, дают тяже­лей­ший (мак­си­маль­ный, 7+5) срок по 70 ста­тье (анти­со­вет­ская аги­та­ция и про­па­ган­да). Он уста­нав­ли­ва­ет рекорд по вре­ме­ни пре­бы­ва­ния в кар­це­ре, на послед­ние годы его пере­во­дят в «крыт­ку» (тюрь­ма для нака­за­ния строп­ти­вых зеков), его явно стре­мят­ся заму­чить. Но неза­дол­го до гибе­ли, «пере­строй­ка» в 1986–87 годах осво­бож­да­ет извест­ных полит­зе­ков. Сен­де­ров был осво­бож­ден одним из послед­них 18 мар­та 1987 года.

Кон­стан­тин Сонин, про­фес­сор РЭШ, эко­но­мист: «Из людей, не при­ня­тых в те годы в МГУ, мож­но соста­вить несколь­ко очень силь­ных факуль­те­тов мате­ма­ти­ки. …У дел есть послед­ствия. То, что на мех­ма­те никто не изви­нил­ся за позор (в этом участ­во­ва­ли дале­ко не все про­фес­со­ра, но всё руко­вод­ство), оста­лось, кажет­ся, без послед­ствий. А вот про­шло два­дцать лет, и вид­но, что за всё при­хо­дит­ся пла­тить. Мне кажет­ся, что, как это ни стран­но зву­чит, имен­но этот анти­се­ми­тизм 70−80−х, навя­зан­ный извне, а потом став­ший фор­мой само­за­щи­ты для тех, кто ни по каким ака­де­ми­че­ским при­зна­кам не мог бы быть про­фес­со­ром мех­ма­та МГУ, но стал бла­го­да­ря тому, что там нуж­ны были «сол­да­ты пар­тии», имен­но эта дав­няя исто­рия мех­мат и погу­би­ла. Когда-то мог сорев­но­вать­ся сра­зу с несколь­ки­ми веду­щи­ми факуль­те­та­ми Аме­ри­ки, а сей­час, похо­же, не вхо­дит и в первую трой­ку в Рос­сии (мат­фак ВШЭ, мат­мех СПб­ГУ и МФТИ, не знаю уж, в каком поряд­ке, зна­чи­тель­но ото­рва­лись). Хоро­шие мате­ма­ти­ки и хоро­шие люди есть, пусть и мало, а факуль­те­та нет. И я думаю, если в МГУ мате­ма­ти­ка и воз­ро­дит­ся, то в виде ново­го факуль­те­та» [1].

1. Цит. по http://ksonin.livejournal.com/467920.html

Валерий Сендеров

Фото Н. Деми­ной

Как помочь Вале­рию Сен­де­ро­ву?

Пере­во­ды в Рос­сии (кар­та жены В. Сен­де­ро­ва)

Номер кар­ты: 4279 3800 1466 6897 Садов­ская Юлия Ники­тич­на

Номер сче­та: 40817810838172013102 ОАО «Сбер­банк Рос­сии»

Мос­ков­ский банк

Допол­ни­тель­ный офис № 01608 к/​с 30101810400000000225 р/​с 30301810800006003800

БИК 044525225, КПП 775003035 ИНН 7707083893

Инфор­ма­цию о пере­во­дах вне Рос­сии см. на стра­ни­це в «Фейс­бу­ке» www.facebook.com/HelpValerySenderov

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , ,

 

7 комментариев

  • Доб­рый день!
    Я на днях по дру­го­му пово­ду делал пере­вод на кар­ту Сбер­бан­ка в дру­гой город (в отде­ле­нии Сбер­бан­ка).
    С меня попро­си­ли, кро­ме номе­ра и ФИО дату рож­де­ния вла­дель­ца кар­ты.
    Ска­за­ли, что если кар­та того же реги­о­на, то она не нуж­на, а если дру­гой реги­он, то нуж­на.

  • Аноним:

    Это само­де­я­тель­ность … пере­вод по номе­ру кар­ты. В онлайн бан­ке и банкомате(при пере­во­де с кар­ты Сбер­бан­ка) фами­лия будет пока­за­на авто­ма­ти­че­ски … Что mastercard, что visa – оба стан­дар­та поз­во­ля­ют делать пере­во­ды по номе­ру кар­ты.

    • Локаль­ные пере­во­ды, да, как пока­зы­ва­ет прак­ти­ка, про­сто по номе­ру кар­ты и без про­цен­тов. В онлайн-бан­ке фами­лия не пока­жет­ся, имя и пер­вая бук­ва фами­лии – что-то такое там… Но все рав­но доста­точ­но удоб­но.

  • Сергей Метелёв:

    Мож­но поин­те­ре­со­вать­ся, чьей про­вер­ки ожи­да­ют мои ком­мен­та­рии? Путин дол­жен при­е­хать и лич­но раз­ре­шить?

    • Кол­ле­ги попро­си­ли отре­а­ги­ро­вать на наци­о­на­ли­сти­че­ские выска­зы­ва­ния – постав­ле­но на пре­мо­де­ра­цию.

      • Сергей Метелёв:

        Так кто же решать-то будет?

        Може­те не отве­чать, это рито­ри­че­ский вопрос. Я так пони­маю, ано­ним­ное реше­ние уже при­ня­то, строч­ка «Ваш ком­мен­та­рий ожи­да­ет про­вер­ки» будет к моим ком­мен­та­ри­ям при­кле­е­на пожиз­нен­но. Ответ­ствен­но­сти за реше­ние нести не хочет никто.

        Если это не цен­зу­ра, то что?

        То, что я ска­зал, это не шут­ка. Это моя точ­ка зре­ния. И вот, ока­зы­ва­ет­ся, если она рас­хо­дит­ся с «лини­ей пар­тии», то не име­ет пра­ва на суще­ство­ва­ние. Вполне в духе того, что пред­ла­га­ла Латы­ни­на, напри­мер — отме­нить все­об­щее изби­ра­тель­ное пра­во.

        Мои ком­мен­та­рии скры­ли, пото­му что спо­рить с ними не полу­ча­ет­ся. Наци­о­наль­ные инте­ре­сы раз­ных наро­дов, насе­ля­ю­щих Рос­сию не сов­па­да­ют меж­ду собой и ино­гда всту­па­ют в кон­фликт. Про­бле­мы не реша­ют­ся сами собой. Про­бле­мы реша­ют­ся путём обсуж­де­ния. Но нам это запре­ща­ют. Сама поста­нов­ка зада­чи запре­ще­на.

        Вот ещё отме­нят гос­по­да либе­ра­лы все­об­щее изби­ра­тель­ное пра­во и наста­нет оче­ред­ной парок­сизм сча­стья. В 1917 году был такой лозунг. Дослов­но не пом­ню, что-то вро­де того, что насиль­но заго­ним насе­ле­ние к сча­стью желез­ной рукой.

        Как горь­кая насмеш­ка над всем этим висят сло­ва «за нашу и вашу сво­бо­ду». Рав­но как и пре­тен­зия либе­ра­лов на то, что они демо­кра­ты.

        • Поче­му, тех­ни­че­ски скрыл я. Я и сам соби­рал­ся – наци­о­на­ли­сти­че­ская про­па­ган­да запре­ще­на зако­ном – и в РФ, и и во мно­гих стра­нах, и на меж­ду­на­род­ном уровне есть при­ня­тые реше­ния. Так что обсуж­дать осо­бо нече­го. Ищи­те если угод­но дру­гие ресур­сы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com