Сендеров — борец с интеллектуальным геноцидом

Преподавателю математики, автору статей о математике и композитору олимпиадных задач Валерию Анатольевичу Сендерову нужна помощь. В конце октября появилось сообщение о том, что он тяжело болен. Информация о реквизитах, на которые можно перевести финансовую помощь, указаны ниже. Публикуем два рассказа о Сендерове, написанные его друзьями и коллегами.

Михаил Шифман

Михаил Шифман

Михаил Шифман, профессор Института теоретической физики Университета Миннесоты (США), редактор и составитель сборника "You Failed Your Math Test, Comrade Einstein. Adventures and Misadventures of Young Mathematicians" (2005):

В школе я был очень советским ребенком и судил о внешнем мире по книгам типа «Васек Трубачев и его товарищи». Мaтематика была моей страстью. К десятому классу я грезил о мехмате МГУ. Однажды, в начале 10-го класса, ко мне подошел в коридоре Петя Гусятников, гордость школы, который к этому времени уже учился на Физтехе. Он сказал: «Я слышал, ты собираешься в МГУ? Не ходи туда, тебя всё равно не возьмут!». «Почему?», — спросил я, довольно изумленный. Петя начал объяснять, причем слово «еврей», которое в тех реальностях было бранным, он не употребил ни разу. Я всё понял и внял его совету, хотя в то время для меня это было потрясением основ. Я знаю, что Петр Гусятников — ныне известный профессор МФТИ. Наши пути больше не пересеклись, но мне хочется сейчас, спустя много лет, сказать ему большое спасибо.

На моей памяти в Советском Союзе бытовой антисемитизм был всегда, но он был не так противен, как государственный, то возраставший до вершин (первая половина 1950-х), то слегка снижавшийся (первая половина 1960-х), то опять возраставший, неумело, по-тупому, закамуфлированный под антисионизм, хотя, что такое сионизм, никто толком не знал. В 1967 году, после победы Израиля в Шестидневной войне, наверху, по-видимому, было принято решение закрутить гайки в практике принятия евреев в вузы. Как и любое решение, его исполняют конкретные люди. Некоторые спустили это дело на тормозах. Математики МГУ (а вслед за ними постепенно потянулись и некоторые другие университеты, например Новосибирский) оказались особо рьяными исполнителями и проводниками партийной линии.

Они же разработали новаторскую технологию. Еврейским абитуриентам на экзаменах предлагали специальные задачи — абитуриенты называли их «гробы», — которые имели формальное решение в рамках школьной программы, но решить их за разумное время было невозможно. По сложности они зачастую превосходили задачи международных олимпиад. Определение «еврейского абитуриента» по сути дела совпадало с нацистским: один родитель (или даже дед) -еврей и абитуриент негласно попадали в эту категорию.

Со временем технология совершенствовалась. Чтобы не происходило досадных проколов с приемом «неприкасаемых», еврейских абитуриентов стали объединять в спецгруппы на приемных экзаменах. Попадание в такую группу автоматически означало завал на устном экзамене. Поступить на мехмат МГУ и другие престижные факультеты могли только те еврейские абитуриенты, которых по специальным причинам в эти группы не засовывали, например дети профессоров, академиков или других «нужных» людей. Все заинтересованные лица об этом, конечно, знали (все, кроме меня…), это был секрет Полишинеля, но официально дискриминация евреев при приеме в вузы типа мехмата МГУ, разумеется, категорически отрицалась как для внутреннего потребления, так и в особенности для внешнего. Интернета тогда не было. Ближайшим его аналогом был самиздат. Для молодых людей напомню, что это такое. Люди, которые хотели сказать что-то, не совпадающее с официальным Главлитом, печатали свои заметки на пишущей машинке в 6 экземплярах через копирку, потом еще одна закладка и еще… Это был единственный способ распространения живой мысли.

Валерий Сендеров и Борис Каневский первыми пробили дыру в стене молчания, которой была окружена эта несчастная практика. В 1980 году они написали и «издали» в самиздате очерк «Интеллектуальный геноцид». Этот очерк абсолютно неэмоционален: в нем по горячим следам собраны задачи-гробы, предлагавшиеся еврейским абитуриентам мехмата МГУ и некоторых других вузов, и описаны некоторые вполне конкретные истории завала на приемном экзамене, с именами и фамилиями. Никаких обобщений и политических оценок. Сейчас эта статья читается просто как сухое свидетельство одного из неприятных событий в череде прочих несправедливостей, ушедших в прошлое. Абсолютно невозможно понять, что за эту статью Сендерову впаяли 7 лет лагерей, а Каневскому — 3. Сендеров отсидел 5 лет, но вышел несломленным. В 2003 году я побывал у него дома в Москве, у нас была долгая беседа о прошлом, настоящем и будущем.

В новой России Валерий Сендеров забыт, так же как и сам этот позорный эпизод в истории советской математики. В конце концов ведь не убили же этих злосчастных абитуриентов, просто незаслуженно закрыли им путь в профессиональную математику (точнее, пытались закрыть). Были дела и похуже. Статья «Интеллектуальный геноцид» по-русски не опубликована, хотя в Интернете гуляют многочисленные упоминания о ней. Когда в 2005 году я готовил английское издание книги «Вы завалили экзамен по математике, товарищ Эйнштейн», мне удалось с большим трудом разыскать машинописную копию и опубликовать ее по-английски. Там же (в «Товарище Эйнштейне») собрано и много других статей на эту тему, других очевидцев. Еще больше писем от участников тех событий (увы, только с одной стороны) хранится у меня в архиве.

Задачи-гробы и весь этот позорный эпизод не только забыты, но и по-прежнему отвергаются в новой России. Это и понятно. Руководство МГУ их публично не признало и не принесло никаких извинений. Профессор Садовничий, принимавший участие в «тех» приемных экзаменах и упомянутый в «Интеллектуальном геноциде», — ныне ректор МГУ. Впрочем, в беседе со мной в 2003 году Валерий Сендеров сказал, что, по его мнению, профессор Садовничий не был идеологическим антисемитом, а приспосабливался к веяниям эпохи для карьерного роста.

Жить без раскаяния в черных делах — всё равно что жить со стопудовой гирей на ногах. Прошлое тянет за собой настоящее.

1. См. также статью Иосифа Полтеровича «Валерий Сендеров, праведник мира» www.polit.ru/article/2012/11/11/senderov

Борис Каневский, преподаватель математики Иерусалимского университета, соавтор В. Сендерова по статье «Интеллектуальный геноцид»:

Вот несколько эпизодов Валериной биографии. КГБ добивается отчисления В.А. на пятом курсе Физтеха (1966-67 уч.год) за несколько диспутов в Тургеневской библиотеке, посвященных светлой действительности, когда он устраивал фарс из выступления приглашенного титулованного докладчика. В результате диплом ему позволили защитить только после солидного перерыва. С тех пор он под неусыпным надзором госбезопасности. Чутье на «чужого» они отработали. Так же КГБ вырвал Валерия и из аспирантуры, но в 1972 году ему удается устроиться школьным преподавателем. Правда, в знаменитую «Вторую школу», пережившую тогда полный разгром с увольнением директора и почти всех ведущих преподавателей.

Уже в 73-м году школа победила знаменитый 18-й (колмогоровский) интернат. Через несколько лет математик Александр Шень, выпускник «Второй школы», работавший на общественных началах в 57-й и других известных школах, после проигрыша своей команды сказал, что надеялся, что команда под руководством Максима Концевича (ныне лауреата Филдсовской премии) победит команду под руководством Александра Разборова (ныне лауреата премий Гёделя и Неванлинны), но Сендеров всегда находит прежде неизвестных мощных участников.

Валерий участвует в подготовке сборной СССР к международной математической олимпиаде, появляется информация о технике погромов нежелательных абитуриентов (евреев) на приемных экзаменах на мехмат МГУ. Кроме того, во «Второй школе» возобновляются лектории лучших специалистов и концерты (полу) подпольных бардов, он организует разнообразнейшие кружки (сценические и др.). К 1978 году ГБ решает изгнать Валерия из школы, но новый директор, будучи юридически невежественным, более года вынужден отменять за незаконностью свои же приказы (о выговорах, а потом и об увольнении Сендерова). Бумажная война надоедает Валерию, и по окончании 78-79 уч. года он уходит из школы. Ясно, что его боготворят ученики и учителя (и даже изгонявший его директор). В 79-80-х годах появляется новый директор, райкомовская дама по фамилии Книга, с мертвой хваткой, и ей удается окончательно разгромить «Вторую школу». А вакантное место лучшей московской физматшколы занимает внешне более лояльная 57-я.

Во времена расцвета «Второй школы» среди лучших ее учеников часто встречались евреи, а с 1970 год мехмат набирал студентов по расовым законам 3-го рейха. Валерий, будучи в контакте со многими своими учениками, собирает списки задач, изучает приемы приемной комиссии мехмата. С 1978 года у входа в главное здание МГУ во время приемных экзаменов постоянно работают люди (с Валерием во главе), помогающие ошарашенному школьнику прийти в себя, написать апелляцию, проанализировать ход экзамена и найти нарушения формальных инструкций экзаменаторами.

В. Сендерову давно пришла в голову идея о замене безобразно функционирущих госструктур на неофициальные, не связанные с властями. Стоит отметить такие интересные события, произошедшие во время приемной кампании 1978 года: Валерию удалось проникнуть на охраняемую территорию в главное здание МГУ, где проходили приемные экзамены. Он встретил там отв. секретаря приемной комиссии мехмата тов. А. Шкаликова. После взаимного опознания Валерий дал пощечину партейному математику, а административно наделенный властью Шкаликов вызвал милицию. Сендерова забрали в университетское отделение милиции, а когда отпустили, он познакомился с Беллой Абрамовной Субботовской, и они вместе сумели реализовать план создания подпольного математического факультета, впоследствии «Народный университет». Так тов. А. А. Шкаликов способствовал созданию действовавшего неофициально Народного еврейского университета.

Первый набор, собранный прямо около главного здания, был еще невелик — 17 человек, и занятия начались в маленькой квартире Беллы Субботовской в Новых Черемушках. Первым лектором стал В. Сендеров. Впоследствии Белле Абрамовне и Валере удалось привлечь в качестве лекторов лучших ученых. Начиная с 79 года новые наборы составляли более 100 человек, и местом проведения занятий стали разные аудитории МГУ (Михма и Керосинки вначале).

В это время Валерий нашел новую работу — сторож Института стран Африки АН СССР, где директором служил Громыко (сын). Очень скоро полагающаяся Валерию-сторожу сторожка у ворот стала местом проведения дополнительных занятий еврейского университета, научных семинаров по функциональному анализу, а также местом составления некоторых «антисоветских» документов. Идиллия бы продолжалась, но в некоторый момент Валерий потребовал предъявить документ хозяина правительственной «Волги» и по совместительству директора института тов. Громыко. Формально, конечно, Валерий был прав. Но… хорошая служба завершилась.

Шел, насколько помню, 1981 год. Прошли пресс-конференции по поводу приемных экзаменов в МГУ, опубликованы документы с собранной статистикой поступления на мехмат евреев и неевреев из лучших физматшкол Москвы. Уже выехавших на конференции математиков — участников приемных кампаний встречали тухлыми помидорами коллеги из либеральных стран, уже на выезде из СССР подвергали досмотру с раздеванием приехавших в СССР ученых, и даже дата проведения очередного математического конгресса была сдвинута на год (!), это был единственный случай в мирное время. Словом, пора брать. И в апреле 1982 года у Валерия проводят тщательнейший многочасовой обыск, после которого он публикует сообщение о своем вступлении в НТС («Народно-трудовой союз российских солидаристов» — политическую организацию русской эмиграции. — Ред.). Через два месяца его арестовывают, дают тяжелейший (максимальный, 7+5) срок по 70 статье (антисоветская агитация и пропаганда). Он устанавливает рекорд по времени пребывания в карцере, на последние годы его переводят в «крытку» (тюрьма для наказания строптивых зеков), его явно стремятся замучить. Но незадолго до гибели, «перестройка» в 1986-87 годах освобождает известных политзеков. Сендеров был освобожден одним из последних 18 марта 1987 года.

Константин Сонин, профессор РЭШ, экономист: «Из людей, не принятых в те годы в МГУ, можно составить несколько очень сильных факультетов математики. …У дел есть последствия. То, что на мехмате никто не извинился за позор (в этом участвовали далеко не все профессора, но всё руководство), осталось, кажется, без последствий. А вот прошло двадцать лет, и видно, что за всё приходится платить. Мне кажется, что, как это ни странно звучит, именно этот антисемитизм 70-80- х, навязанный извне, а потом ставший формой самозащиты для тех, кто ни по каким академическим признакам не мог бы быть профессором мехмата МГУ, но стал благодаря тому, что там нужны были «солдаты партии», именно эта давняя история мехмат и погубила. Когдато мог соревноваться сразу с несколькими ведущими факультетами Америки, а сейчас, похоже, не входит и в первую тройку в России (матфак ВШЭ, матмех СПбГУ и МФТИ, не знаю уж, в каком порядке, значительно оторвались). Хорошие математики и хорошие люди есть, пусть и мало, а факультета нет. И я думаю, если в МГУ математика и возродится, то в виде нового факультета» [1].

1. Цит. по http://ksonin.livejournal.com/467920.html

Валерий Сендеров

Фото Н. Деминой

Как помочь Валерию Сендерову?

Переводы в России (карта жены В. Сендерова)

Номер карты: 4279 3800 1466 6897 Садовская Юлия Никитична

Номер счета: 40817810838172013102 ОАО «Сбербанк России»

Московский банк

Дополнительный офис № 01608 к/с 30101810400000000225 р/с 30301810800006003800

БИК 044525225, КПП 775003035 ИНН 7707083893

Информацию о переводах вне России см. на странице в «Фейсбуке» www.facebook.com/HelpValerySenderov

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , ,

 

7 комментариев

  • Добрый день!

    Я на днях по другому поводу делал перевод на карту Сбербанка в другой город (в отделении Сбербанка).

    С меня попросили, кроме номера и ФИО дату рождения владельца карты.

    Сказали, что если карта того же региона, то она не нужна, а если другой регион, то нужна.

  • Аноним:

    Это самодеятельность ... перевод по номеру карты. В онлайн банке и банкомате(при переводе с карты Сбербанка) фамилия будет показана автоматически ... Что mastercard, что visa — оба стандарта позволяют делать переводы по номеру карты.

    • Локальные переводы, да, как показывает практика, просто по номеру карты и без процентов. В онлайн-банке фамилия не покажется, имя и первая буква фамилии — что-то такое там... Но все равно достаточно удобно.

  • Сергей Метелёв:

    Можно поинтересоваться, чьей проверки ожидают мои комментарии? Путин должен приехать и лично разрешить?

    • Коллеги попросили отреагировать на националистические высказывания — поставлено на премодерацию.

      • Сергей Метелёв:

        Так кто же решать-то будет?

        Можете не отвечать, это риторический вопрос. Я так понимаю, анонимное решение уже принято, строчка «Ваш комментарий ожидает проверки» будет к моим комментариям приклеена пожизненно. Ответственности за решение нести не хочет никто.

        Если это не цензура, то что?

        То, что я сказал, это не шутка. Это моя точка зрения. И вот, оказывается, если она расходится с «линией партии», то не имеет права на существование. Вполне в духе того, что предлагала Латынина, например — отменить всеобщее избирательное право.

        Мои комментарии скрыли, потому что спорить с ними не получается. Национальные интересы разных народов, населяющих Россию не совпадают между собой и иногда вступают в конфликт. Проблемы не решаются сами собой. Проблемы решаются путём обсуждения. Но нам это запрещают. Сама постановка задачи запрещена.

        Вот ещё отменят господа либералы всеобщее избирательное право и настанет очередной пароксизм счастья. В 1917 году был такой лозунг. Дословно не помню, что-то вроде того, что насильно загоним население к счастью железной рукой.

        Как горькая насмешка над всем этим висят слова «за нашу и вашу свободу». Равно как и претензия либералов на то, что они демократы.

        • Почему, технически скрыл я. Я и сам собирался — националистическая пропаганда запрещена законом — и в РФ, и и во многих странах, и на международном уровне есть принятые решения. Так что обсуждать особо нечего. Ищите если угодно другие ресурсы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com