Ученые — «великие» и настоящие

Фото П. Горбачева

Летом 2012 года более 100 га 250-летнего леса в Хибинах было вырублено под проектируемый рудник «Партомчорр». Фото П. Горбачева

 

Ольга Петрова

Ольга Петрова, Кольский центр охраны дикой природы, Апатиты

 

Наталья Королёва

Наталья Королёва, Полярно-альпийский ботанический сад-институт им. Н.А. Аврорина КНЦ РАН, Кировск

11 октября 2012 года докт. биол. наук, профессор, зав. лабораторией флоры и растительности Полярноальпийского ботанического садаинститута (ПАБСИ) Кольского научного центра РАН Надежда Константинова подала заявление о выходе из состава ученого совета этого научного учреждения. Причины, побудившие уважаемого и известного специалиста сделать такой шаг, ясно изложены в заявлении, направленном директору ПАБСИ, чл. — корр. РАН Владимиру Жирову, а также в ученый совет ПАБСИ и в Президиум Кольского научного центра (см. врезку).

Безусловно, сразу же возникает вопрос: что же за проблема обсуждалась на заседании ученого совета, и почему в результате этого обсуждения родилось такое заявление?

В Ученый Совет ПАБСИ
От зав. лаб. флоры Н.А. Константиновой
Копия: Президиум КНЦ РАН

Заявление

Глубокоуважаемые члены Ученого Совета!

  1. Принятое Ученым Советом ПАБСИ решение о том, что проект стро­ительства автомагистрали через Умбозерский перевал «может рассма­триваться в качестве оптимального решения проблемы размещения транспортной инфраструктуры СЗФК» считаю ошибочным. Данное ре­шение было принято без обсуждения вопроса в установленном поряд­ке на Ученом Совете, поскольку Ученый Совет был проведен так назы­ваемым «опросным методом». Мнением заведующего и сотрудников лаборатории Флоры и растительности, которые занимались (и занима­ются) как изучением флоры и растительности Хибин, так и проектиро­ванием национального парка «Хибины», члены Ученого Совета не соч­ли нужным поинтересоваться. При этом в своем решении Ученый Совет основывается на данных, предоставляемых СЗФК, и не интересуется данными, которыми располагает лаборатория Флоры и растительности.
  2. Считаю недопустимым проведение в закрытом режиме Ученых Со­ветов, отказывая в возможности выступления сотрудникам, не входя­щим в Ученый Совет, но, являющимся экспертами по обсуждаемому во­просу, как это было сделано на последнем Ученом Совете.
  3. Я уже обращала внимание Ученого Совета о недопустимости при­нятия опросным методом важных вопросов и еще раз обращаю на это внимание.
  4. В связи с высказанным мне недоверием Ученого Совета как экспер­ту, а также в связи со сложившейся практикой и стилем работы Совета и невозможностью конструктивного обсуждения проблем, я не считаю возможным для себя оставаться в составе Ученого Совета.

Зав. лаб. флоры, д. б. н., проф. Н. А. Константинова
11 октября 2012 [7]

Итак, немного о проблеме. В на­стоящее время в Хибинах сло­жился конфликт между двумя проектами — разработкой апатит-нефелинового месторождения и созданием национального парка [1]. Хибины важны не только для лю­бителей различных видов туризма, но и для специалистов из разных областей науки. Эти горы уникаль­ны по многим параметрам: минералогический состав, огромное коли­чество обитающих здесь редких ви­дов растений и животных, интерес­ные ландшафты… В июле 1930 года под руководством А.Е. Ферсмана в Хибинах была открыта Горная науч­ная станция АН СССР «Тиетта» — пер­вое комплексное научное учрежде­ние в Мурманском округе и первое периферийное учреждение АН СССР, ставшее базой не только для геоло­гов, но и для биологов, географов, химиков, этнографов и ученых других специальностей. А еще через два года, в апреле 1932 года — словно в под­тверждение слов, сказанных еще в октябре 1917 года В.П. Семёновым-Тян-Шанским о необходимости соз­дания в Хибинских горах «заповед­ника по образцу американских на­циональных парков», — в Хибинах открывается первая база «Общества пролетарского туризма и экскурсий».

В то же время вся история инду­стриального развития Кировско-Апатитского района связана с добычей апатит-нефелиновых руд и их пере­работкой. До недавнего времени гор­ные разработки велись в южной и юго-восточной части Хибин, где находятся богатые и перспективные месторож­дения. И потому горные разработки и дикая природа сосуществовали до­вольно мирно. Однако новое место­рождение Партомчорр, на разработку которого получила лицензию ЗАО «Северо-Западная Фосфорная Ком­пания» (СЗФК), находится в север­ной части горного массива. Разработ­ка месторождения потребует строи­тельства дороги на юго-восток Хибин.

Наиболее привлекательный для горнодобывающей компании вари­ант дороги к руднику через Умбозерский перевал разрезает территорию парка практически надвое и, по мне­нию специалистов, приведет к наиболее разрушающему воз­действию на природу Хибин­ского горного массива. Даже в том случае, если бы здесь и не планировалось созда­ние национального парка или какой-либо другой ООПТ, строительство дороги через Умбозерский было бы невоз­можно без нарушения зако­нодательства Российской Фе­дерации. Дело в том, что этот перевал, как и многие невы­сокие перевалы Хибинско­го горного массива, является местом концентрации видов, занесенных в Красные кни­ги РФ и Мурманской области.

За нарушение законода­тельства по Красным книгам в РФ предусмотрена доволь­но суровая ответственность: административная — за уни­чтожение редких и находя­щихся под угрозой исчезно­вения животных или расте­ний — и даже уголовная — за уничтожение критических ме­стообитаний для организмов, зане­сенных в Красную книгу РФ, повлек­шее их гибель. Красная книга Мур­манской области — это тоже норма­тивный документ. И в этом документе предусмотрены в том числе и необ­ходимые меры по сохранению мест обитаний занесенных в нее видов. Казалось бы, можно рассчитывать на реальную защиту и региональ­ных «краснокнижников».

Действительно, в начале ситуа­ция развивалась логично. В июне 2012 года природоохранная органи­зация «Кольский центр охраны ди­кой природы» отправляет в ПАБСИ запрос о местах произрастания рас­тений из Красной книги РФ и о ме­рах, необходимых для их сохранения, в районе, примыкающем к месторождению «Партомчорр» [2]. Вскоре был получен развернутый ответ за под­писью директора института В. К. Жирова, в котором, в частности, указы­валось, что участки, примыкающие к месторождению, особенно к западу от него, имеют особую ценность, по­скольку здесь представлены 15 ви­дов растений, занесенных в Красные книги Российской Федерации и Мур­манской области. В письме были пе­речислены виды, приведены схемы их мест обитания и участков, подле­жащих охране, а также указаны виды хозяйственной деятельности, недопустимые на данной территории. Чуть позже доктор Константинова озву­чила позицию, изложенную в пись­ме, на заседании рабочей группы по рассмотрению возможности размеще­ния объектов инфраструктуры СЗФК на территории проектируемого на­ционального парка «Хибины», соз­данной при правительстве Мурманской области. А еще спустя некото­рое время Мурманская природоох­ранная прокуратура, основываясь на данных, указанных в этом письме, вы­несла прокурорское предостережение компании-подрядчику СЗФК, все-таки начавшей инженерно-экологические изыскания по этому маршруту.

Схема вариантов дорог от месторождения к ГОКу

Схема вариантов дорог от месторождения к ГОКу. Точками указаны местонахождения видов, занесенных в Красные книги РФ и Мурманской области

Итак, в июне ПАБСИ указывает на невозможность строительства про­мышленной дороги для транспортировки руды через будущий нац-парк. Но наступает июль, правительство области решает снова собрать заседание рабочей группы. И вопре­ки здравому смыслу туда едет не спе­циалист — сотрудник лаборатории флоры, а директор Сада В. К. Жиров. И вот с этого момента с официаль­ной позицией ПАБСИ начинают про­ходить очень странные метаморфо­зы. На этом заседании доктор Жиров задумывается вслух, что «…ведь, мо­жет, и не будет никакого ущерба от дороги — никто ж ничего не иссле­довал». А чуть позже, в августе, уче­ный совет ПАБСИ заявляет, что строи­тельство магистрали через Умбозер-ский перевал «связано с минималь­ным, по сравнению с другими про­ектами, риском для природной сре­ды» [4]. Правда, эти заявления пол­ностью противоречат мнению специалистов лаборатории флоры — че­рез Умбозерский дорогу проклады­вать нельзя, даже если тут не проек­тировался бы нацпарк.

Легитимность и профессиональ­ная компетентность ученого сове­та, на решение которого теперь ссы­лается в своих пресс-релизах СЗФК, правда, вызывают вопросы. Заседа­ния как такового не было — по теле­фону обзвонили половину из находя­щихся на месте членов совета (среди них, судя по протоколу, почвовед, фи­зиолог, интродуктор, лесовед и пара дендрологов). Справедливости ради надо сказать, что флориста-таки «при­гласили» (хотя как можно пригласить на телефонный ученый совет?) — это канд. биол.наук А. А. Похилько, кото­рая долгое время работала в лабора­тории флоры, где занималась биоло­гией ряда сосудистых растений. Прав­да, дата на ее докладной записке зна­чительно более поздняя [4].

На сентябрьском заседании в Минприроды РФ [5] ПАБСИ был пред­ставлен несколько странно. Сотруд­никам лаборатории флоры дирек­тор просто не показал приглашение, а «официально» ПАБСИ представля­ла почвовед докт. биол. наук Г. М. Кашулина, которая снова озвучила мне­ние ученого совета о «наиболее благоприятном для природы вариан­те дороги» через будущий нацпарк.

Мак лапландский

Мак лапландский — эндемик Мурманской области и Северной Норвегии из Красной книги РФ. Фото М. Рыжова

После этого собрания по просьбе Константиновой ученый совет ПАБСИ собрался вновь. Как наивно полага­ли сотрудники лаборатории флоры, им дали бы возможность еще раз высказаться о вариантах проклад­ки дороги. Позвали бы представи­телей горнодобывающей компа­нии, которые смогли бы обосновать свой вывод об экологичности пред­почитаемого ими варианта. Пригла­сили бы эксперта Кольского центра охраны дикой природы и специали­ста в экологическом праве В. Н. Пе­трова, чтобы он разъяснил членам ученого совета некоторые аспекты природоохранного законодательства РФ. И вдруг уже буквально накану­не заседания совершенно случайно выясняется, что ученый совет пред­полагается закрытым. Оказывается, членов ученого совета снова обзвонили по телефону и спро­сили, а хотят ли они, что­бы перед ними выступил господин Петров? И чле­ны ученого совета дружно ответили: «Нет!» Неизвест­но, как это было на самом деле, но именно так доктор Жиров заявил В. Н. Петро­ву: его не хотят видеть на ученом совете и в получе­нии информации в данный момент не нуждаются. Бо­лее того, отказ последовал и на просьбу Константи­новой: «Хорошо, пусть за­седание закрытое, но вы выслушайте специалиста — среди нас таких нет, а нам принимать сложное решение». И снова члены ученого совета ска­зали, что им это не нужно…

Видимо, есть вещи, которые неподвластны пониманию простого смертного. Почему ученый совет по такому сложному вопросу, да еще при такой двусмысленной позиции ПАБСИ после радикально поменявшейся в течение нескольких месяцев «официальной точки зрения», вдруг из открытого стал закрытым? Почему члены совета, принимая важное решение, отказываются от информации, которой они не владеют, но которая для принятия решения необходима? По­чему территория Хибин, которая изучается почти уже сто лет, вдруг оказывается «малоизученной»? Почему вдруг заключение специа­листов в области охраны природы становится «частным мнением», а «официальную позицию» вырабатывают люди, имеющие весьма смутные представления о том, что это вообще такое [6]?

Кизильник киноварно-красный

Кизильник киноварно-красный из Красной книги РФ. Фото Г. Александрова

Понятно, что для любого шага должна быть причина. Веская. Ино­гда — очень веская. Понятно, что сейчас в маленькой Мурманской области идет борьба между небольшой группой специалистов, по­нимающих, для чего и почему нужно сохранять Хибины, с одной сто­роны и молодой горнодобывающей компанией — с другой. Понятно, что для этой компания могут быть неважны законы и планы развития области (а ведь нацпарк «Хибины» должен быть создан к 2015 году согласно Концепции развития системы особо охраняемых природ­ных территорий федерального значения до 2020 года, утвержден­ной В. В. Путиным в его бытность премьер-министром). Но не дает покоя вопрос: зачем так странно вести себя директору ПАБСИ и чле­нам его «ученого совета»? Почему вдруг становятся ненужным про­фессионализм и безразлична репутация института, а научная эти­ка испаряется, как туман под лучами солнца? Чего хотят эти люди? Дискредитации имени института? Того, что рано или поздно уйдут из института все те специалисты, для кого такие понятия как «про­фессионализм», «репутация», «личная ответственность», «порядоч­ность», наконец, — это не просто слова, а жизненная составляющая? Что и кто останется тогда?

1. Парку в Хибинах посвящен сайт hibiny.info, где можно найти много интересного, в том числе и в контексте этой статьи.

2. hibiny.info/images/stories/photo/letters/2012_add/to_pabgi.jpg

3. hibiny.info/images/stories/photo/letters/outbox/pabgi_ans.pdf

4. www.opentown.ru/news/?n=14413

5. www.mnr.gov.ru/news/detail.php?ID=129256

6. По данным научной электронной библиотеки elibrary.ru: Жиров В. К. — всего найдено 29 публикаций с общим количеством цитирований 54, область интересов — физиология растений, интродукция; Кашулина Г. М. — всего найдено 28 публикаций с 586 цитированиями, область интересов — почвоведение, промышленное загрязнение; Константинова Н. А. — 60 публикаций с 319 цитированиями, область интересов — флора и систематика печеночных мхов, флора и растительность заповедных территорий, редкие виды. Интересующиеся могут выяснить спектр интересов и публикационную активность и других членов ученого совета ПАБСИ.

7. da-galanthus.livejournal.com/pics/catalog/354/40064

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , ,

 

4 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com