- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

«Бедность» и «богатство» преподавателей

Борьба с децильным коэффициентом: опыт СПбГУ

 

Владимир Волохонский, ведущий авторского блога «Новости СПбГУ — spbgunews.ru», продолжает следить за темой низких зарплат преподавателей в вузах [1]. Публикуем его новую статью о том, что происходит в этой связи в Санкт-Петербургском госуниверситете.

Я не экономист и не очень представляю себе, насколько в остальном мире распространен этот показатель, но в нашей стране очень любят «децильный коэффициент» — отношение доходов 10 % наиболее богатых к 10 % наиболее бедных, ибо он бьет по той точке, где наше общество ощущает боль. Проблема для бедных состоит не столько в том, что они бедны, сколько в том, что они видят, насколько они бедны, сравнивая себя с окружающими. Пока я рассекал дачные лужи на велосипеде «Орленок», а богатенькой считалась семья, у которой был старенький «Москвич», всё было нормально. Но когда я пересаживаюсь на «Украину», а пара соседей — на «Ауди», начинается некоторое недоумение. Но вот я вроде бы тоже уже и не бедный — машина, отпуск "all inclusive”... Но я просто поднялся на несколько ступеней по лестнице, которая с поры моего детства стала намного длиннее. Бедные примерно те же, а вот богатые — это уже не просто «дача, машина, квартира», это «замок, Бугатти, двухуровневая в центре» и устрицы под соусом «Беллон».

В университете не всегда легко заметить эту разницу в доходах — мы ведь видим друг друга на работе, а в быту — далеко не всегда. Да и с коллегами с других факультетов не особо общаемся. Поэтому озвученная пару лет назад кем-то из проректоров СПбГУ сумма в 40 тыс. руб. в качестве среднего заработка научно-преподавательского состава произвела на этот самый состав мощное впечатление: «с кем это нас так красиво усредняют?», пытались понять коллеги. Предполагали, что средняя вычислялась с учетом административно-управленческого персонала, что в эту сумму включены все командировочные проректоров и т. д.

Администрация СПбГУ в рамках развития политики информационной открытости опубликовала в 2011 году таблицу с показателями по разным факультетам, где были не только средние, но и доходы 10 % «бедняков» и 10 % «богатеев» (повторив это через год), что произвело некоторый фурор: выяснилось, что проблема отнюдь не только в загадочных «юристах», которые, наверное, всегда казались прочим инопланетянами.

Проблема оказалась в том, что на всех факультетах децильный коэффициент был не меньше 5, доходя до 12,2 на рекордсмене — матмехе. На матмехе же работал и самый преуспевающий представитель научно-педагогического сообщества: его средние доходы составили 478 тыс. руб. в месяц (забегая вперед — за год они увеличились до 664 тыс.). Думаю, доходу в пару сотен тысяч долларов в год вполне могли бы позавидовать большинство нобелевских лауреатов, если я ничего не путаю. В целом по университету «богатые» получали около 98 тыс. руб. в месяц, а «бедные» — около 13 тыс. Сразу отмечу, что эти доходы включают все выплаты, которые характеризуются как «зарплата», «премия», «выплата по договору гражданско-правового характера», которые проходят через университетскую бухгалтерию.

И вот через несколько лет после своего воцарения ректор Николай Кропачев наконец-то принял в качестве проблемы низкие доходы наименее обеспеченных сотрудников университета. Довольно долго основной мотив реплик руководства заключался в том, что сотрудники должны стараться, тогда они будут получать премии за свои старания и их доходы вырастут. Но после нескольких лет резкого роста доходов, почти не затрагивавшего «бедняков», позиция всё же несколько изменилась, и в течение апреля 2011 года были приняты несколько решений в этой сфере.

Самым массовым из них был приказ о доплатах наиболее низкооплачиваемым категориям преподавателей: их гарантированная зарплата должна была вырасти до 11 тыс. руб. с примерно 8 тыс. Молодым кандидатам наук были фактически удвоены надбавки за степень, также какая-то часть премиальных проректоров была поставлена в зависимость от уровня зарплат «бедняков». Информация об этой работе подробно освещалась на официальном сайте СПбГУ, где публикуются отчеты с деканских совещаний.

Посмотрим, что же вышло, — каковы изменения в течение года? [2] Удалось ли что-то сделать? Сразу можно сказать, что на подавляющем большинстве факультетов — удалось. Децильный коэффициент по университету упал с 7,6 до 6,3, а зарплата «бедняков» увеличилась с 13 до 17 тыс. руб., т.е. почти на треть. Этот результат можно было бы считать потрясающим, если бы примерно за то же время вывеска о найме сотрудников в «Макдональдс» не подняла планку с 20 до 28 тыс. руб. Я буду считать, что администрация университета успешна только тогда, когда стартовая зарплата ассистента опередит стартовую зарплату специалиста по сборке гамбургеров. Многие могут мне сказать в ответ, что это весьма приличное местечко, и сравнивать надо не с ним, а с «шавермой». Я думаю, пусть с «шавермой» зарплату педагогов ПТУ сравнивают. Наша цель — достойные доходы преподавателей, хотя бы достичь «Макдональдса»!

В таблицах много изменений. Обращу внимание на настоящую катастрофу, которая разразилась на химфаке: зарплата «бедняков» там упала на четверть, став наименьшей в университете — чуть больше 11 тыс. руб. Посмотрев на эту строчку, можно увидеть, что это сопровождалось ростом количества сотрудников на 30 ставок. То ли этих людей годом раньше скрыли, то ли это следствие кампании по борьбе с полставочниками (которая стала причиной моего увольнения из университета): дробные ставки объединялись до целых, а это были как раз ставки «бедняков». В то же время на факультете международных отношений, где также увеличилось число сотрудников, выросла и зарплата у всех категорий, а у «бедняков» — на две трети. Причины такого успеха международников мне неизвестны. В относительных цифрах наибольший успех демонстрирует прошлогодний аутсайдер — истфак: зарплата «бедняков» там удвоилась.

Ниже привожу график, вертикальная ось которого отражает зарплату «богачей», а горизонтальная — «бедняков». На графике не отражены Высшая школа менеджмента и Юридический факультет, так как зарплаты там отличаются от прочих факультетов в 23 раза. Так, «бедняки»-юристы зарабатывают 34 тыс. руб. в месяц, а «бедняки»-менеджеры- 41 тыс.

 

На графике обозначены факультеты: 1 — биолого-почвенный, 2 — восточный, 4 — географии и геоэкологии, 5 — геологический, 6 — журналистики, 7 — искусств, 8 — исторический, 9 — математикомеханический, 10 — медицинский, 11 — международных отношений, 12 — политологии, 13 — прикладной математики — процессов управления, 14 — психологии, 15 -свободных искусств и наук, 16 -социологии, 17 — стоматологии и мед. технологий, 18 — физический, 19 — филологический, 20 -философский, 21 — химический, 22 — экономический.

В целом можно считать положительным примером работу администрации СПбГУ по снижению децильного коэффициента и надеяться на ее продолжение. После какого-то момента, однако, наступит та точка, в которой механическое увеличение минимальных зарплат начнет приводить к стимулированию бездельников -ведь можно будет получать более-менее достойную зарплату, соответствуя лишь минимальным требованиям. Впрочем, нам пока об этом остается только мечтать.

1. См. опубликованную год назад статью В. Волохонского «Зарплата и голодовка»: http://trv-science.ru/2011/04/26/zarplata-i-golodovka/

2. Обе таблицы (за 2010 и 2011 годы) см. по ссылке http://spbgunews.ru/2012/06/29/zarplaty-prepodavatelej-spbgu-i-nauchnyx-sotrudnikov-po-fakultetam-v-2011

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи