Всерьез о судьбах марксизма

В Молдавии есть Высшая антропологическая школа — очень современный вуз с преподаванием на русском языке, в нем кафедра антропологии и социальных технологий, которой заведует Леонид Авраамович Мосионжник, романтик и человек энциклопедически образованный. В 2011 году из-под его пера вышел объемистый труд «Классический и современный марксизм». На обложке — Маркс за компьютером.

Это детальный анализ марксизма как системы научных взглядов, с характеристикой выдающихся деятелей марксизма, написанное с позиций его почитателя. В то же время Мосионжник по своей природе демократ и человек либеральных взглядов. Он сугубо критически относится к сталинизму и не закрывает глаза на огрехи марксизма, хотя и считает его потенциал далеко не исчерпанным.

Хотя марксизм в целом относится больше к теории социологии, сегодня можно наблюдать всплеск интереса к «практическому» применению некоторых его постулатов.

Книга Мосионжника написана чрезвычайно образованным и знающим человеком, поэтому ее интересно читать и с автором интересно спорить. На мой взгляд, именно такая книга хорошо демонстрирует главные «слабости» марксизма, которые делают это учение утопическим, а его реальные «приложения» — столь кровавыми.

В частности, возьмем вопрос частной собственности. Ее отмена кажется Мосионжнику необходимой и неизбежной (даже на своем труде он поставил не значок копирайт, а противоположный — свободы пользования). Необходимость и неизбежность мотивируются марксистской философской истиной: коренное противоречие между общественным характером труда и частным характером присвоения. Ладно, уничтожим частную собственность (это уже бывало), исчезнет частный характер присвоения, но частный характер потребления же останется! Значит, останется коренное противоречие! С ним-то что делать? Потреблять коллективно? Это, кстати, понимает и сам Мосионжник. В главе «Научный коммунизм» он рассматривает общество будущего как коммунистическое — без частной собственности. Он понимает, что при современном человеке оно существовать не сможет. И Маркс это понимал, потому планировал это общество не для себя. Маркс ставил задачу воспитания нового типа человека. Эту задачу рассматривает и Мосионжник, говоря о построении новой морали, новой этики, о сходстве марксизма с религией. Уж куда ближе: священное писание, жития святых, ереси, инквизиция, списки запретных книг, требования покаяний, казни несогласных, обращение неверных…

Но Мосионжник совершенно упустил один из основных пороков теоретического марксизма: Маркс сводил человека к узлу социоэконо-мических связей, полностью игнорируя его биологическую природу. У человека есть наследуемые биологические качества, неотъемлемые и не поддающиеся переделке: исключительная любовь к своим детям, любовь и забота о своих родителях и братьях-сестрах — куда большая, чем об остальных людях, чувство солидарности с узкой общиной, ряд инстинктов. Отменив частную собственность на средства производства, мы убираем важнейший стимул к труду — адекватной замены ему нет, это показала вся советская практика. Чтобы создать равенство, нужно отменить право наследования. Это еще более дезорганизует труд.

Если позволить успешным работникам потреблять больше и лучше других, создавать лучшие возможности для их детей (не обязательно с теми же задатками), мы вынуждены нарушать идеальные нормы, необходимые для коммунизма. Нарушение этих норм убивает коммунизм в зародыше, но это дань, которую мы платим капиталистам и другой элите за прогресс всего общества.

В одной из глав автор разбирает по косточкам «российские варианты марксизма: большевизм и сталинизм». Он старается вывести все беды сталинизма из локальных особенностей России — из влияния православия, незрелости рабочего класса и т. д. Но ведь везде, где коммунисты приходили к власти, было то же самое. В России — ЧК, ГУЛАГ и массовые расстрелы, в Камбодже тяпками отрубали головы значительной части населения, в Китае — хунвейбины, в ГДР — всевластие штази и самострелы на Берлинской стене. И везде потрясающие контрасты между убогим и нищим населением и роскошью верхушки с сакральным культом властителей — от Кремля до Чаушеску, от династии Кимов в Корее до золотостатуйного Туркмен-баши. Почему везде одно и то же? Если «виноват не Маркс, а неправильное употребление его идей» (с. 76), то почему за полтораста лет где бы ни применялись его идеи, они всегда применялись неправильно? Может, виноваты всё-таки сами идеи? Если эксперимент не удался раз — виноват эксперимент, если два раза — экспериментатор, если три — теория. Марксистский эксперимент над человечеством провалился десятки раз.

Автор начинает эту главу со споров Ленина с Карлом Каутским, но забывает отметить главное: что в споре с Каутским по основному вопросу — о природе социалистического государства — прав оказался как раз Каутский. Ленин считал (или по крайней мере утверждал), что демократический централизм позволит диктатуре пролетариата служить народу, а Каутский предсказывал, что диктатура пролетариата неизбежно сведется к диктатуре партии над пролетариатом, а та — к диктатуре ЦК над партией, а в конечном счете — к диктатуре одного вождя над всеми, к произволу и бесчинствам. Как и произошло.

Интересно, кстати, что в главе «Марксизм на Западе» автор хочет противопоставить со в етс ко му до гм ати ч е -скому марксизму свободные трактовки на Западе (еврокоммунизм и прочие течения). Это любопытно, но не производит большого впечатления. За исключением левацких авантюр, это идеология социал-демократических партий, боровшихся за улучшение экономического положения трудящихся без покушений на строительство коммунизма.

Пытаясь определить позиции коммунистов в современном постиндустриальном мире, где первенство переходит от индустрии к информации, автор называет главными противниками марксизма «неолибералов», причем почему-то анализ ограничивает делами Пиночета и совершенно умалчивает об экономике Тэтчер и Рейгана. Вообще вопросам экономики в книге уделено мало места, а вопрос о месте государственной регуляции в капиталистической экономике надо бы рассмотреть со всей серьезностью — ведь здесь капиталистический менеджмент как раз вторгается в ту сферу, в которой марксист чувствовал себя единственным знатоком. Возможно ли достичь нужного эффекта без введения жесткой плановости (мы хорошо знаем ее последствия), и способен ли государственный капитализм конкурировать с новыми типами капиталистической экономики — вот в чем сейчас решение судьбы марксистской политэкономии.

Само название завершающей труд десятой главы формулируется вопросом: «Есть ли будущее у марксизма?». На этот вопрос мы оба отвечаем утвердительно. Но Мосионжник — потому, что верит в осуществимость утопии, а я — потому, что не верю ни в трезвость народных масс, ни в скорую ликвидацию неравенства на земле.

Лев Клейн

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: ,

 

51 комментарий

  • E-ehidna:

    Ради объективности не стоит забывать, что в ИСТОРИИ есть и другие примеры успешных коммунистических проектов. Скажите, а такие быстро развивающиеся страны как Вьетнам и Китай разве отказались от коммунистических идей развития? Это одна из самых молодых идей (чуть больше 100 лет) и у неё большое будущее (если Америка раньше не установит глобальный фашистский режим). Не спишите с «окончательным» диагнозом. Христианство, например, тоже не сразу завоевало «место под солнцем» — столетия гонений и репрессий.

  • Маркс действительно игнорировал природу человека.
    .
    «Классовый подход», «диктатура пролетариата» и т. д. не учитывают многие социально-психологические факторы.
    .
    1. Классовый подход и революция. Он не учитывает, что у представителей одного и того же класса (например, пролетарии) совершенно различные целевые установки при совершении революции (одни мечтают о «всеобщем благе», другим хочется пробиться в «богатенькие», чтобы иметь деньги, третьих гонит в борьбу властолюбие и т. д.). Отсюда при победе «революционного класса» неизбежно возникают проблемы власти (келейная борьба лидеров за власть), которая продолжает кровопролитие.
    .
    2. Теория Маркса не учитывает изменение понимания ценностей и соответствующих целевых установок людей при смене поколений. То, что для одного поколения было мечтой, для другого — реальность, а для третьего «анахронизм».
    .
    Есть и еще проблемы, но о них позже.

    • «Классовый подход» это критериальный подход, которых проводит размежевание «свой-чужой». Сознание человека, его нравственные принципы и целевые установки определяются не сколько «наличием средств производства», сколько воспитанием.
      Этот подход принес много вреда и ненужных жертв.
      Только близкие нравственные принципы и общие целевые установки могут служить критериями объединения.

  • владислав:

    Как-то автор узко понимает общественную собственность, и стимулы к труду.
    При любой форме собственности на средства производства- стимулы- дело правильной организации.
    Плати по труду (по создаваемой стоимости) и порядок. Стимул есть.
    А вот стремление к тому, чтобы будучи хозяином. брать 95% создаваемой стоимости- это зло!

    Кроме того, Клен зря иронизирует по поводу идейной близости социалистической (не будем говорить- коммунистической, это нереально) морали и церковных заповедей.
    Церковь- это впержде мораль.
    А все ритуалы и «праведный гнев" — это издержки религии.
    (религия и Церковь- разные вещи!!!)

    Но в главном я согласен- «хомо сапиенс» не может построить и жить в коммунизме.
    И воспитать его нвозможно.
    А вот при помощи генной инженерии- это (в будущем) реально!!!

    • E-ehidna:

      Ага, давайте тогда население в пробирках выращивать — с нужным набором генов, моральными качествами и идейными установками! И если что — то сокращать, как поголовье кур! Вы настоящий патриот (амерканский, по-видимому) и гуманист!

      • Генная инженерия может привести к непредсказуемым следствиям.
        ВОСПИТАНИЕ нравственных основ и правильных целевых установок, выявление профессиональной пригодности и способностей.

    • До этого далеко, причем могут возникнуть непредвиденные следствия, негативные для человечества. Я вижу выход в правильном последовательном ВОСПИТАНИИ нравственных основ и целевых установок, начиная с детского возраста.
      .
      Для этого должна существовать ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИДЕЯ. Эта идея сейчас сводится к воспитанию ПОТРЕБИТЕЛЬСТВА (Путин, Фурсенко, Медведев). Потребительство воспитывает эгоизм (личный — я выше других и общественный — я есть Я, а государство для меня дойная корова) и т. д. Отсюда развал семей, пренебрежение родителей их воспитанием и прочие «негативы».
      .
      Идея потребительства направлена на подавление воспитания ТВОРЧЕСТВА, СОЗИДАНИЯ,
      Такова сейчас идеология. Кто (какой «специалист» (Дворковичи, Чукбайсы???)) разрабатывал эту вредоносную концепцию? И почему РАН, Ак. Пед Наук и другие организации столь пассивно реагируют на «реформы» образования всех уровней?

      • E-ehidna:

        Для того, чтобы реализовывать идеи (в государственном масштабе) нужна идеология.
        Государство не может существовать без идеологии. А в нашей стране государственная идеология запрещена конституцией (ст. 13, п. 2). Насколько я знаю, этого нет ни в какой другой стране мира (запрет на государственную идеологию). Не секрет, что нашу Конституцию РФ (1993 г) писали на американские гранты и под присмотром американских советников. Комфортные туалеты и «потреблядство» — не может быть национальной идеей.

  • ЛСК:

    В обсуждение моей рецензии на книгу Мосионжника, как и следовало ожидать, втянулись сторонники коммунистической идеи: E-ehidna, Виктор Кулигин, Владислав. Большей частью они повторяют аргументы, на которые уже приведены возражения в моей рецензии. Но есть и дополнительные аспекты.
    У Ехидны сквозит традиционный для коммунистов и ультра-патриотов анти-американизм. Между тем, главная страна капиталистической цивилизации США — единственная крупная держава, с которой Россия никогда не воевала и часто бывала союзником, которая не имеет к России никаких притязаний и в ментальности которой Россия занимает исчезающе малое место. Народ которой Россию врагом не считает. Россия для нее конкурентом ни в коей мере не является, как бы это ни было печально для нас. Ведь силы несоизмеримы. Их тревожит только одно: чтобы наше ракетное и атомное вооружение не попало в руки безответственных радикалов.
    Владислав считает, что когда 95% создаваемой стоимости попадает в руки хозяина, это зло! Ни в одном капиталистическом предприятии доля того, что достается собственнику, даже отдаленно не приближается к такому проценту, а из того, что достается, значительная часть вкладывается в дальнейшее развитие производства. Конкуренция вынуждает к этому. Иначе обстоит дело в так называемых социалистических предприятиях, где доля забираемого государством чрезвычайно велика, и распределяется она в интересах партноменклатуры и в значительной части разворовывается.
    Все высказавшиеся сторонники коммунизма считают, что нужна государственная идея, национальная идея, идеология, и она состоит в воспитании нового человека, который будет нацелен на творчество и созидание, а не на потребительство. «Комфортные туалеты и „потреблядство“ не могут быть национальной идеей». Таково отношение коммунистических идеологов к повседневной жизни обычных людей.
    Это мы уже проходили. Идейное воспитание начиналось в детском саду, продолжалось в школе и вузах, на политинформациях и партсобраниях, на демонстрациях, где нам вручали портреты далеких маразматических вождей, завершалось в казарме и лагерях — и каков результат? Развилка между совком, вертухаем и диссидентом. Владислав пришел к логичному выводу: Маркс не учел природы человека, нужно прибегнуть к генной инженерии. Ехидна это отвергла — хватило здравого смысла. Но уж тогда будем последовательны — отвергнем и всю установку на утопию.
    Капитализм — как демократия: во многом плох, но все прочие куда хуже.

    • Леонид Мосионжник:

      Да, всё это очень верно. И в книге резко проводится граница между тем, чего требовал Маркс, и тем, что из этого вышло в СССР. Равно как и о причинах этой разницы — прежде всего о соединении идей социальной справедливости с русским бюрократическим стилем их воплощения, идущим ещё от Петра Великого. Назовите мне хоть одну бюрократическую систему, лидеры которой не могли бы с пеной у рта утверждать, что их главная цель — именно социальная справедливость! Отсюда и тот уровень эксплуатации, который даже в системе Форда был бы немыслим. Опять попытаемся строить что-нибудь с помощью просвещённого начальства — опять то же самое выйдет. Но советский вариант — ещё не весь марксизм и не единственно возможная его форма, и в этом, как мне кажется, основной пафос книги.

      Равным образом нигде в ней нет призывов к оружию, более того — нет призывов воспитывать нового человека искусственно. Зато каждый раз подчёркивается, что такой новый человек возникает ЕСТЕСТВЕННЫМ путём, что новый мир (информационный) требует именно таких людей. И этот «новый человек» — личность прежде всего творческая. Не случайно в качестве самой разработанной картины коммунистического общества я ссылаюсь на романы И.А.Ефремова — своего рода утопию для научных сотрудников.

      Впрочем, готов признать, что прошлое для меня понятнее будущего.

  • Цитата: «Все высказавшиеся сторонники коммунизма считают, что нужна государственная идея, национальная идея, идеология, и она состоит в воспитании нового человека, который будет нацелен на творчество и созидание, а не на потребительство. «Комфортные туалеты и «потреблядство» не могут быть национальной идеей». Таково отношение коммунистических идеологов к повседневной жизни обычных людей.

    Это мы уже проходили. Идейное воспитание начиналось в детском саду, продолжалось в школе и вузах, на политинформациях и партсобраниях, на демонстрациях, где нам вручали портреты далеких маразматических вождей, завершалось в казарме и лагерях — и каков результат? Развилка между совком, вертухаем и диссидентом"

    Мах (позже Эйнштейн) сделал грубую ошибку. Он явление отождествил с сущностью. Отсюда проистекают корни махизма. В приведенной цитате проглядывает все тот же махизм: явление отождествлять с сущностью!
    Как легковесно это: «мы уже проходили!»
    И еще не один раз наступим на эти грабли, если будем явление отождествлять с сущностью, если не будем искать «глубинных корней» саморазвития общества!

  • «Назовите мне хоть одну бюрократическую систему, лидеры которой не могли бы с пеной у рта утверждать, что их главная цель — именно социальная справедливость! Отсюда и тот уровень эксплуатации, который даже в системе Форда был бы немыслим. »
    .
    Власть отбирает все, что ей позволяют люди и обстоятельства. Бюрократия вещь полезная. Она организующее начало. НО!!! Она должна быть под жестким контролем! Без этого всегда будет возможность злоупотребления властью.
    .
    Чем выше должность, тем жестче контроль. Руководители должны понимать, что высокая должность это высокая ответственность. И чем она выше, тем больше над ним контроля, тем меньше у руководителя остается для личной жизни. Здесь должны работать одержимые.

  • ЛСК:

    Не могу оставить без ответа комментарий самого автора рецензируемой книги. Если сводить причины провала социалистического эксперимента к российской бюрократии, то чем объяснить причины провала в Кампучии, Северной Корее, Кубе и всех остальных странах «победившего социализма»? Мне могут привести в пример Китай, но Китай вернулся к рыночной экономике, сохранив коммунистическую тоталитарную власть. И еще не вечер.
    Надежда на возникновение «нового человека» естественным путем чрезвычайно наивна. Через творчество? Я знаю много творческих людей. Абсолютно бескорыстный и свободный от заботы о семье из них один — Григорий Перельман. Я полон уважения к нему, но — это «новый человек»? Что-то Маша Гессен в книге о нем намекала на проявления аутизма, свойственные гению. В социальной жизни он не участвует. Социум, состоящий из одних перельманов, представить не могу.
    Еще более наивны призывы Кулигина принимать в бюрократию одних одержимых и поставить ее под контроль. А контролировать будет кто? Компартия? Левый фронт? Всё это уже было. А разделение властей, гражданские свободы и прочие проявления либерализма убивают в зародыше идею коммунизма. Идея коммунизма до сих пор насаждалась (и в принципе может насаждаться) только силой.

  • Еще Ленин писал: «Социализм это учет и контроль».
    Он прав! Ничего нового здесь нельзя придумать.
    Чем выше должность, тем больше ущерба руководитель может нанести при неконтролируемом управлении. Это очевидный факт. В СССР была недооценка роли личности (лидера) в истории. Лидерство необходимо, но оно опасно узурпацией власти при отсутствии должного контроля.
    Вопрос: кто будет контролировать? — относится к вопросу организации и реализации при ЛЮБОМ строе. Путей здесь много. Но главный путь есть ВОСПИТАНИЕ НРАВСТВЕННЫХ качеств с «пеленок».

  • ЛСК:

    Когда Женни фон Вестфаллен упрекнула своего мужа в том, что он полон буржуазных привычек и не сможет жить при коммунизме, Маркс ответил, что он и не будет жить в коммунистическом обществе — это же далекие планы для будущих поколений… Хрущев ожидал наступления коммунизма в 1980 году, да Брежнев помешал (за что и получил свои четыре звезды Героя). Я еще более, чем Маркс, уверен, что жить при коммунизме не буду. Как, впрочем, и следующие поколения моей семьи.
    Но займемся теми, кто верит, что коммунистический рай наступит на земле. При всех коммунистических/социалистических режимах тратились огромные усилия и средства на воспитание нравственных качеств, необходимых для человека коммунистического общества. «С пеленок». Нигде и никогда это не удалось. Какие природные качества человека нужно отбить начисто, чтобы получился «новый человек», годный для коммунизма? Может, лучше не отбивать, а просто сменить планы?

  • У человека есть всегда естественные инстинкты.
    Инстинкт к самосохранению.
    Инстинкт к продолжению рода и т. д.

    «Бороться» с ними бесполезно. Но можно «утихомирить» их воспитанием.
    Воспитание уменьшит трагедии и общественные проблемы, хотя и не смогут их полностью ликвидировать.
    Маркс был плохим психологом. Он не учитывал НРАВСТВЕННУЮ установку человека. У него разделение людей фактически свелось к обладанию (не обладанию) средств производства, а не по нравственным признакам.

  • ЛСК:

    Ох, Кулигин, Кулигин… Эти инстинкты во все века находились охотники утихомиривать, не только коммунизма ради. На этом строятся религии, мораль, право, суд, педагогика всех обществ. Где гарантии, что Ваши попытки будут успешнее других? Утопия всегда находит своих адептов. Но остается утопией.

  • Оптимизм движет историю. Пессимизм гонит к упадку.

  • ЛСК:

    Я не стану ссылаться на максиму, что пессимист — это хорошо информированный оптимист. Важнее другое: и оптимизм и пессимизм бывают обоснованными или беспочвенными. Вера в утопию — это беспочвенный оптимизм. Я не призываю к пессимизму, «гонящему к упадку» — приводящему к бездействию. Крах утопии не должен быть поводом для отчаяния.
    Я это не для Вас пишу, Кулигин, а для остальных читателей: утописты обычно неисправимы. Так и будут мечтать если не о перевоспитании нас всех, то о формировании «нового человека». Вот достанься им следующее поколение «с пеленок», уж они-то покажут…

  • Все так! Но утописты — счастливые люди. Они видят БУДУЩЕЕ. Путсь даже иллюзию будущего, но они ВИДЯТ и не скулят!

  • ЛСК:

    О счастье утопистов.
    Ну, это как с религией. Но вся штука в том, что утописты ведь не просто «видят» иллюзию будущего — они борются за ее осуществление. А это связано с бедами для всех людей.

  • Ну, что же! Давайте заниматься бороться за темное будущее. Это будет связано с счастьем для всех людей?

  • ЛСК:

    Утопия — это и есть темное будущее.

  • Виктор:

    Марксизм держится на нескольких понятиях, одним из которых является понятие «класс». Уберите классификацию по Марксу — и марксизм исчезнет, как тень в полудень.

  • Виктор:

    Да, собственно, и «общественно-экономические формации» тоже надо выкинуть как досужие домыслы, не имеющие отношения к реальности. Ну, и что тогда останется от марксизма? А «учёные» вроде Мосионжика пусть себе потешатся, поразвивают «единственно верное учение»)). Хорошо бежать вверх по эскалатору, ведущему вниз.

  • ЛСК:
    11.10.2012 в 18:32

    «Утопия — это и есть темное будущее.»

    Не говорите глупости. Утопия это мечта, идеал, без которых жизнь опошляется.
    ================
    Виктор:
    25.01.2013 в 21:36

    «Да, собственно, и „общественно-экономические формации“ тоже надо выкинуть как досужие домыслы, не имеющие отношения к реальности. Ну, и что тогда останется от марксизма? А „учёные“ вроде Мосионжика пусть себе потешатся, поразвивают „единственно верное учение“)). Хорошо бежать вверх по эскалатору, ведущему вниз.»

    Я тоже считаю классовый подход ошибкой! Класс степени набитости кармана деньгами — абсурд! В этой разношерстной массе есть идеалисты (радеющие за все человечество), есть инфантильный слой, есть те, кто желает использовать плоды революции, чтобы стать «новым капиталистом» (= новым русским) и грабить сограждан.
    Маркс был плохим психологом. Нужно объединять людей не только по общим целевым установкам, но и по общим нравственным ценностям и идеалам.

  • ЛСК:

    По идее объединение в партии и есть объединение «не только по общим целевым установкам, но и об общим нравственным ценностям и идеалам». Вопрос только в том, что обусловливает эти целевые установки, нравственные ценности и идеалы. А тут невольно начинаешь поглядывать на классовые подосновы. Так что у марксистского анализа есть свои функции в науке. Разумеется, его не нужно абсолютизировать.

  • Это «теоретически». А на практике?
    Как только существующая власть слабеет, тут же начинается «кабинетная подковерная борьба». За что? За власть! А где принципы, мораль, нравственность? Общая идеология оказывается «формой, одеждой», под которой скрывается новый «наполеончик»!

  • ЛСК:

    В. Кулигину.
    Но ведь это и доказывает рациональность приложения марксистского анализа в этом конкретном случае. За всеми разговорами о нравственности и идеалах оказываются весьма материальные интересы целых групп населения. Их и надо изучать. Другой вопрос: как с этим бороться. Вот тут и воспрянет идея воспитания идеалов. Но опять же: что будет стоять за воспитанием и воспитателем…

  • Согласен, но «классовый подход» это миф.
    Такой же миф — «диктатура пролетариата».

    • Виктор:

      … миф — «диктатура пролетариата».
      100% правда: миф.
      «Прибавочная стоимость» как стоимость, создаваемая неоплаченным трудом наёмного рабочего сверх стоимости его рабочей силы и безвозмездно присваиваемая капиталистом. — миф. Да и, вообще, марксизм — плод фантазии душевнобольного.

  • ЛСК:

    Виктору.
    Что диктатура пролетариата — миф, за которым кроется диктатура одиночного тирана, доказал еще Каутский, а Ленин его тщетно опровергал. А вот что весь марксизм — творчество душевнобольного — это тоже миф. Иначе больным нужно признать всё человечество, которое век-полтора увлекалось этим мифом и не собирается его бросать. Тут дело серьёзнее. За марксизмом стоят тоже весьма ощутимые интересы социальных сил, и вовсе не обязательно рабочих. Возможно, как раз люмпенов, «пролетариата», который так не любил профессор Преображенский.

    • Виктор:

      Марксизм состоит из трёх старых поджаренных китов. 1-Диктатура пр-та (что это миф, вы с этим согласны). 2-Политэкономия (прибавочная стоимость — недовыплаченные деньги работников) — это циклический бред, т. к пр. ст. — эффект от иных процесов. 3-Материализм исторический (общественно-экономические формации), что тоже бред, ибо О-Э Ф-ий не существует. Все три кита — протухли.
      А человечество — это ментальная конструкция, которая готова увлечься чем угодно, лишь бы не работать в поте, но отнять во крови. С человечества спрос, как с сумасшедшего. Отсюда вывод, что за реинкарнацией марксизма стоят те люди и группы, которые желают красть, что плохо лежит, у того, кто работает. Извините, что рассказываю на пальцах и примитивно. Полностью — докажу.

      • Alex:

        Ещё марксизм состоит из идеи, что производственные отношения «должны» соответствовать производительным силам, а это не так уж глупо; конкретные утверждения Маркса о том, каковы производительные силы, каковы для них должны быть производственные отношения, и каким образом одно придёт в соответствие с другим — были вполне правдоподобны для его времени, а самое главное — подтверждались тенденциями конца 19-начала 20 века, так что тогда были все основания считать, что марксизм обладает предсказательной силой.

        • Виктор:

          Дело, видите ли, в том, что Маркс был неграмотным человеком, дилетантом, и для укоренения своих самоделковых умопостроений составлял пирамиды из сущностей сверх необходимости. Отсюда торчат ноги «производственных отношений», отношений на предмет собственности, и Маркс эти отношения объясняет просто: баре ограбили трудящие массы! Этот примитивный подход к способности человека обладать (или к неспособности человека обладать) был поставлен во главу идеи о насильственном (ну, ради блага трудящих масс кого только не убьёшь!)перераспределении материи между всеми трудопроизводящими членами общества.
          А на самом деле способность человека иметь\обладать разнится от индивидуума к индивидууму. Люди — разные. Этим объясняется природная неравномерность обладания. Этим объясняется существование жизни. Нивелируя \уравнивая количество управляемой\создаваемой материи поровну, Маркс автоматически развязывает гражданскую войну и лишает общество разности потенциалов, обеими средствами умерщвляя социум. Вот и всё-с.
          А некоторые «правдолюбы», «радетели за народ», Маркса стараются объявить светочем мысли… Это не смешно, и показывает степень дилетантизма советских научных обществоведов и степень всеядности народа и ушлости политиков…

          • Alex:

            У двух человек (договорившихся действовать заодно) способность иметь/обладать больше, чем у любого отдельного взятого человека. У трёх — больше, чем у двух. И так далее.

            • Виктор:

              «У двух человек (договорившихся действовать заодно) способность иметь/обладать больше, чем у любого отдельного взятого человека. У трёх — больше, чем у двух. И так далее».

              Это ирония? Такая коммунистическая ирония… или вы это — серьёзно?

              Способность иметь индивидуальна у каждого человека, и способность группы иметь не складывается (и даже не умножается) из личных способностей участников группы. А «способность договариваться» никак не означает способность обладать.
              Кроме того, способность обладать не означает «собравшись в кодлу, грабануть прохожего» или «разделить на всех общий урожай».

              В первом приближении, способность обладать означает способность создавать и рассоздавать материю в любое время и по ненавязанному желанию. Это — способность творить и не творить. Не имея способности обладать, никто не может иметь что-либо, поскольку ОБЛАДАТЬ МОЖНО ЛИШЬ ТЕМ, ЧТО СОЗДАНО ЛИЧНО.

              Т.н. «оппозиция» отлично понимает «отнять и разделить», поэтому никогда не будет тем субъектом, который может изменить Россию.
              А т.н. «бизнес» не может, во-первых, ничего создать и рассоздать по своему желанию, а, во-вторых, не может иметь своего желания. Равно, как и т.н. «власть», которая даже не понимает, как это — «создавать», потому что в функции власти какое-либо творчество не входит по определению. А т.н. «народ» начисто лишён способности к творчеству. Поэтому России не светит вааще.

              Марксизм потому и прижился в России, что его проповедь «отними и раздели» есть единственная мысль, доступная людям, не способным к обладанию.

  • Я не люблю отметать все подряд. Даже в бредовых идеях может быть скрытая рациональная идея.
    1. «Диктатура пр-та» это «индульгенция» для жесткой борьбы с инакомыслием по экономическому признаку. Идея удачная для одурманивания, но кровавая.
    2. «Прибавочная стоимость» — здесь есть что-то рациональное. Эксплуататор выступает как организатор и руководитель. Но владея собственностью, он переоценивает свой труд в ущерб тем, кто непосредственно производит материальные ценности.
    3. Исторический материализм — название. Его содержание зависит от того, что в него вложено. Ясно, что метод «исторический+логический» может работать (и отвергать его — глупость), но… Дело в КРИТЕРИЯХ оценки исторических явлений. Здесь собака зарыта.

    • Виктор:

      Понимаете, какая штука: марксизм подаётся как СИСТЕМА, состоящая из минимум трёх взаимно влияющих, взаимопроникающих и неразрывных частей. Выкинуть из этой песни строфу — разрушить «философское» и «экономическое» «передовое» «мировоззрение», которое «и сейчас решает судьбы мира». То есть грубый фальшак, ремесленная поделка, потакание плоти - этот инструмент решает судьбы мира. Это уже диагноз. Почему?
      Потому, что сквозная идея марксизма — перекладывание ответственности за свою жизнь на чужие плечи. Поиски виновного в несчастьях миллионов людей, объявление виновным того, кто умнее, удачливее и богаче. В итоге — разделение и противостояние, конфронтация одних людей, живущих на Земле, с другими людьми, живущими на той же Земле. Красиво сделанная, опустошительная и тотальная война однородных существ под благим предлогом. Это — сумасшествие. И уже не важно, в чём марксизм прав или в чём он не прав. Диагноз.
      Кроме того, устроить «справедливое общество» невозможно исходя из термодинамики. В живой системе должны быть неоднородности и, следовательно, разности потенциалов. Уравнивание потенциалов означает «короткое замыкание», — лишение социума жизненной энергии и его умерщвление. Это удалось сделать в России, благо она к тому и шла. Поэтому марксизм был в России легко воспринят и радостно исполнен.

      Люди — они разные. Начиная от разнополости, дающей в кульминации взрыв энергии новому телу, и заканчивая разномыслием на предмет искусства, дающим взрыв духовного восхищения.

      Я мог бы разложить марксизм на дровах за сараем и критикнуть его по вашим методам, исследуя каждую его зарытую собаку. Но он того не стоит, — серьёзной аналитической сосредоточенности на психозе.

  • Странные свойства вы от себя приписываете марксизму.
    Это фантазии на вольную тему, а не аргументы.

    • Виктор:

      Принципиальное и единственное свойство любой мировоззренческой системы, претендующей на организацию ТЕХНИЧЕСКОГО И ДУХОВНОГО ПРОГРЕССА «всего человечества», должно бы, согласно цели такого учения, привести социальные системы, принявшие всей душой марксизм за основу своей жизни, к этому самому «прогрессу». Однако опыт истории, который топором не вырубается и который я уж никак НЕ ПРИПИСЫВАЮ ОТ СЕБЯ, дал нам ПРАКТИЧЕСКОЕ понятие о свойствах марксизма и показал, что марксистские общества движутся ОТ прогресса обоего вида. И ведь это — не мои фантазии, верно?, а реальность, точно «данная нам в ощущениях» и никак от нашего сознания не зависящая. Или я ошибаюсь? Тогда покажите на карту мира, туда, где располагаются эти прогрессивные марксистские общества, только Китай, Гонконг и пр. не приводите в качестве примера :)))

  • Не буду трогать Китай и Гонконг. Частные примеры еще не показатель.
    Главное это ОБЩЕСТВО, его ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ, его отношение к детям, инвалидам, старикам.
    Развитие предполагает изменение строя и отношений. Что будет? — никто точно не ответит без науки, опирающейся на здравый смысл. Возможно марксизм опередил развитие. Общество не было готово к таким отношениям.
    Это не повод сбрасывать ЛЮБОЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ на свалку. Нельзя дважды наступать на те же грабли или бросаться истерически в крайности!
    Вот и ваши «рецепты» не тянут на научный подход. Вы уж извините за прямоту.

    • Виктор:

      Не нужно извиняться за то, что вы не делали))
      «Научный подход» невозможно разместить в рамках коммента, ок?
      Карту одного мировоззрения можно перебить только картой другого мировоззрения, ок?
      Насколько я умею читать, вы находитесь в рамках вашей марксистской парадигмы, и отказаться от неё или критически к ней подойти вам эта сама парадигма и не позволяет. Пример? Пжлста, цитата из ВАС: «Развитие предполагает изменение строя и отношений». Я ни в коем случае не перехожу на личности, здесь — только бизнес, поэтому у меня вопрос к вам, как к знатоку проблемы: вы, что же, полагаете всерьёз, что существуют «общественные строи»? Типа как «первобытно-общинный…», «рабовладельческий…», «феодальный…», и — по списку? Начнём с этого, с разбора, а действительно ли «строи» существуют? Вы же желали аргументов? Их есть у меня. Итак, ВАМ — вопрос. Время пошло.

  • Если не вводить категории (= термины), то никакой науки не будет. Невозможно обобщение реальности. Только субъективизм, подобный вашему. Законный вопрос: Насколько правильно они отражают реалии?
    Вторая сторона: Какие критерии для оценки теоретических построений? У вас они есть или работаете на уровне на интуиции (метод ползучего эмпиризма)?
    Или: «ПРАКТИКА — КРИТЕРИЙ ИСТИНЫ»? Сначала наломаем дров, потом будем соображать: А что получилось?

  • История знает один вариант. Как только идея абсолютизируется, она превращается в догму. Отсюда стагнация, развал. Вот и Христианство, завоевав место под солнцем впало в догматизм и получило отпор — атеизм. Не исключение и коммунистическая идея. Абсолютизация положений — отсутствие творческого развития — застой — революция (контр-революция).
    Здравый смысл и объективная наука помогут выбраться из ямы. Но для этого нужно не только желание народа, но и политическая воля руководства. Этого нет!

  • ЛСК:

    Кулигину.
    Атеизм — не ответ на превращение христианства в догму. Он существовал до христианства (в древней Греции) и параллельно с ним всё время. Анти-коммунизм — не результат превращения коммунизма в догму (он никогда ничем другим и не был), а его постоянный спутник и враг. Коммунизм всегда ведет к застою, так как всегда стопорит работу, убирая конкуренцию. Чем чище коммунизм, тем больше застой. Когда народ увлекается коммунизмом, он роет себе яму, из которой никакая наука вытащить его не может. А политическая воля руководства может только тогда, когда руководство избавляется от коммунизма и от стремления продолжить свою власть до бесконечности. У нас было сначала первое, потом второе, поэтому мы всё еще в яме, в которую нас загнало увлечение коммунизмом.
    Из-за увлечения коммунизмом Россия растеряла свои колонии («братские республики»), свою промышленность (оказавшуюся узко направленной на военные цели и неконкурентноспособной) и свое сельское хозяйство (погубленное колхозами, то есть крепостным трудом). Нечего валить всё на «лихие 90-е» — всё было подготовлено за 70 лет советской власти под водительством «отца народов» и его преемников.

  • Любой «изм» есть объединение для добычи власти для кого-то или для группы.
    Любой «изм» предполагает идеологию. Цели могут быть любыми. Любая идеология доступна для абсолютизации и превращения в догму.

    Отсюда:
    1. Здравый смысл, опирающийся на общечеловеческие нравственные основы.
    2. Объективная наука, позволяющая достоверно прогнозировать развитие и определять правильные изменения для минимизации потерь.

  • Виктор:

    Чесслово, как детки малые: чубы рвут по «дому всеобщего благоденствия». По городу солнца. Массовое сумасшествие, не иначе.
    Идею коммунизма пора оставить в покое, — как «перпетуум мобиле». Как абсурдную, несостоятельную концепцию вечного аккумулятора.

    Атеизм, кстати, есть ересь. Не «противоположность», а низшая, тяжёлая гармоника теизма вообще. Как неодушевлённая машина есть низшая гармоника органического тела. Не отрицание, а грубое, и ещё более грубое, копирование.

    Короче, в теме надо не «разбираться», а жить.

    «Коммунизм» ведёт не к «застою», а к «капитализму», который, ещё более снижаясь по гармоникам, нисходит к распаду социума. И, вообще, соцэкономических формаций не существует. А есть закономерная потеря социумом способности к творчеству и коммуникации.
    «История знает один вариант. Как только идея (неизбежно)абсолютизируется, она превращается в догму.»

  • Виктор:

    Критиковать марксизм средствами марксизма — лечить больного распалением болезни.
    Любая живая структура нуждается в источнике энергии для поддержания своей жизни. До поры структура способна конвертировать энергию с КПД, обеспечивающим ей жизнь. Как только расход энергии превышает её приход, — а такой момент неизбежен для любой структуры, — тут же структура ради своего выживания принимается топить печь собственными частями и частями других структур. Отсюда: марксизм есть обоснование, довольно убогое, сохранения жизни структуры за счёт её самопоедания, и обоснование претензий на употребление в пищу тех структур, которые пока ещё конвертируют себе энергию с достаточным для их жизни КПД.
    Есть ли у марксизма будущее? Несомненно, есть. Т.к. всегда найдётся социальная, общественая и иная структура, перешедшая пик КПД и находящаяся в энергетическом дефиците. В этом случае марксизм как идеология «халявного» способа выживания структуры воссоздаётся в ней автоматически, без участия интеллекта, исключительно на инстинкте самосохранения. Поэтому марксизм легко прижился в России и живёт в ней, здравствуя по сей день, и будет жить, и умрёт только вместе со структурой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com