В чем опасность «варварства специализма»

Из пред­по­ло­же­ния, что чело­век суще­ство разум­ное, сле­ду­ет необ­хо­ди­мость цен­ност­ной оцен­ки им сво­ей дея­тель­но­сти. Уче­ный тоже чело­век и вопрос «В чем заклю­ча­ет­ся цен­ность науч­ных иссле­до­ва­ний?» не дол­жен быть ему совер­шен­но чужд. Прак­ти­че­ское зна­че­ние сей­час кажет­ся глав­ной, если не един­ствен­ной цен­но­стью, по край­ней мере, есте­ствен­ных наук, таких как физи­ка, химия, био­ло­гия и пр., объ­еди­няв­ших­ся ранее тер­ми­нам натур­фи­ло­со­фия. Но эта точ­ка зре­ния оспа­ри­ва­лась выда­ю­щим­ся уче­ным 20-го века, Эрви­ном Шре­дин­ге­ром. В сво­ей кни­ге «Нау­ка и гума­низм», издан­ной в 1951 году, на вопрос «В чем же цен­ность есте­ствен­ных наук?» он отве­ча­ет: «Их сфе­ра, цель и цен­ность такие же, как и у любой дру­гой обла­сти чело­ве­че­ско­го зна­ния. Более того, ни одна из них в отдель­но­сти, но лишь их союз име­ет какую-то сфе­ру или цен­ность, и это доста­точ­но про­сто опи­сы­ва­ет­ся: они долж­ны под­чи­нять­ся запо­ве­ди Дель­фий­ско­го ора­ку­ла «Познай себя». Или, гово­ря коро­че, выра­зи­тель­ной рито­ри­ки Пло­ти­на: «А мы, кто же мы?» Шре­дин­гер далее пояс­ня­ет суть дан­но­го вопро­са: «Я рож­да­юсь в окру­жа­ю­щую сре­ду – я не знаю, ни отку­да я при­шел, ни куда я иду, ни кто я. Такое мое поло­же­ние, как и ваше, как каж­до­го из вас. … Что каса­ет­ся наше­го горя­ще­го вопро­са отно­си­тель­но «отку­да» и «куда» – все, что мы видим, это окру­жа­ю­щая нас реаль­ность. Вот поче­му мы стре­мим­ся узнать о ней как мож­но боль­ше. Это нау­ка, изу­че­ние, зна­ние, это истин­ный источ­ник вся­ко­го духов­но­го устрем­ле­ния чело­ве­ка. Мы пыта­ем­ся выяс­нить как мож­но боль­ше о про­стран­ствен­но-вре­мен­ном окру­же­нии того места, в кото­ром ока­за­лись при рож­де­нии».

Эрвин Шредингер

Эрвин Шре­дин­гер, 1887–1961, один из созда­те­лей кван­то­вой меха­ни­ки: Это мож­но назвать «запас­ным выхо­дом», хотя изна­чаль­но пред­по­ла­га­лось, что это будет новая тео­рия. Разу­ме­ет­ся, я имею в виду кван­то­вую меха­ни­ку. (Эддинг­тон ото­звал­ся о ней так: «нефи­зи­че­ская тео­рия, а улов­ка – очень хоро­шая улов­ка). 1951 г.

Шре­дин­гер далее насто­я­тель­но реко­мен­ду­ет кни­гу «Вос­ста­ние масс», в кото­рой обра­ща­ет­ся вни­ма­ние на опас­ность свя­зан­ную с «вар­вар­ством спе­ци­а­ли­за­ции» (или «спе­ци­а­лиз­ма», как в пере­во­де этой кни­ги). Автор кни­ги Хосе Орте­га-и-Гас­сет, кото­ро­го Шре­дин­гер реко­мен­ду­ет как вели­ко­го испан­ско­го фило­со­фа, утвер­ждал, что совре­мен­ный ему «чело­век нау­ки» ока­зал­ся «про­то­ти­пом мас­со­во­го чело­ве­ка. И не эпи­зо­ди­че­ски, не в силу какой-то сугу­бо лич­ной ущерб­но­сти, но пото­му, что сама нау­ка – род­ник циви­ли­за­ции – зако­но­мер­но пре­вра­ща­ет его в мас­со­во­го чело­ве­ка; ины­ми сло­ва­ми, в вар­ва­ра, в совре­мен­но­го дика­ря». Этот регресс есть вслед­ствие спе­ци­а­ли­за­ции: «Непо­сред­ствен­ным же резуль­та­том узкой и ничем не вос­пол­нен­ной спе­ци­а­ли­за­ции ста­ло то, что сего­дня, когда «людям нау­ки» нет чис­ла, людей «про­све­щен­ных» намно­го мень­ше, чем, напри­мер, в 1750 году». В наше вре­мя, более чем через восемь­де­сят лет после пуб­ли­ка­ции кни­ги Орте­га-и-Гас­сет, чис­ло «людей нау­ки» несрав­нен­но боль­ше, чем это было в 1930 году. Сколь­ко сей­час людей «про­све­щен­ных», ска­зать слож­но. Кого Орте­га-и-Гас­сет счи­тал «про­све­щен­ны­ми», мож­но понять из сле­ду­ю­ще­го выска­зы­ва­ния: «Нью­тон сумел создать свою науч­ную систе­му, не слиш­ком углуб­ля­ясь в фило­со­фию, но Эйн­штей­ну для его изощ­рен­но­го син­те­за при­шлось про­пи­тать­ся иде­я­ми Кан­та и Маха. Кант и Мах – все­го лишь сим­во­лы той огром­ной мас­сы фило­соф­ских и пси­хо­ло­ги­че­ских идей, что повли­я­ли на Эйн­штей­на, – помог­ли осво­бо­дить­ся его разу­му и най­ти путь к обнов­ле­нию. Но одно­го Эйн­штей­на мало».

Хосе Ортега-и-Гассет, 1883-1955, испанский философ и социолог

Хосе Орте­га-и-Гас­сет, 1883–1955, испан­ский фило­соф и социо­лог

Соглас­но Орте­га-и-Гас­сет: «Совре­мен­ная тех­ни­ка роди­лась из сои­тия капи­та­лиз­ма с экс­пе­ри­мен­таль­ной нау­кой. Не вся­кая тех­ни­ка науч­на. Тво­рец камен­но­го топо­ра в чет­вер­тич­ном пери­о­де не ведал о нау­ке и, одна­ко, создал тех­ни­ку. Китай достиг тех­ни­че­ских высот, не имея ни малей­ше­го поня­тия о физи­ке. Лишь совре­мен­ная евро­пей­ская тех­ни­ка коре­нить­ся в нау­ке и ей обя­за­на сво­им уни­каль­ным свой­ством – спо­соб­но­стью бес­ко­неч­но­го раз­ви­тия». Но из-за воз­рос­ше­го бла­го­да­ря раз­ви­тию тех­ни­ки уров­ня бла­го­со­сто­я­ния (тогда толь­ко в Евро­пе и США) воз­ник­ла угро­за для даль­ней­ше­го раз­ви­тия циви­ли­за­ции, кото­рую Орте­га-и-Гас­сет опре­де­ля­ет как «вос­ста­ние масс». Хлест­кость фраз «вос­ста­ние масс», «вер­ти­каль­ное втор­же­ние вар­ва­ров» может быть поня­то и оправ­да­но толь­ко в кон­тек­сте иде­а­ли­сти­че­ско­го миро­воз­зре­ния, соглас­но кото­ро­му евро­пей­ская куль­ту­ра (как осно­ва совре­мен­ной нау­ки и тех­ни­ки) была созда­на чело­ве­че­ским духом, вопро­ша­ю­щим «А мы, кто же мы?».

«Вос­ста­ние масс» в этом кон­тек­сте может быть поня­то, как вытес­не­ние мас­со­вым созна­ни­ем, рав­но­душ­ным к духов­ным осно­вам куль­ту­ры, созна­ния чело­ве­ка вопро­ша­ю­ще­го. Оза­бо­чен­ность Орте­га-и-Гас­се­та свя­за­на с его миро­воз­зре­ни­ем: «Шпен­глер верит, что тех­ни­ка спо­соб­на суще­ство­вать и после того, как угас­нет инте­рес к осно­вам куль­ту­ры, я же в это пове­рить не реша­юсь. В осно­ве тех­ни­ки – зна­ния, а зна­ние суще­ству­ет, пока оно захва­ты­ва­ет само по себе, в чистом виде, и не спо­соб­но захва­тить, если люди не захва­че­ны суще­ством куль­ту­ры. …С тех­ни­кой сжил­ся, но не тех­ни­кой жив чело­век. Сама она не может жить и питать­ся собой, это не causa sui, а полез­ный, при­клад­ной отстой бес­по­лез­ных и бес­ко­рыст­ных уси­лий. … Никто не заду­мы­вал­ся, чем долж­на жить душа, что­бы в мире жили под­лин­ные «люди нау­ки»? Или вы все­рьез вери­те, что, пока есть дол­ла­ры, будет и нау­ка? Это сооб­ра­же­ние, для мно­гих успо­ко­и­тель­ное, – лиш­ний при­знак оди­ча­ния».

Сей­час этот лиш­ний при­знак оди­ча­ния, пожа­луй, более явствен, чем это было восемь­де­сят лет назад. Бла­го­да­ря пло­дам, кото­рые при­нес­ла нау­ка за послед­ние деся­ти­ле­тия, уро­вень ее финан­си­ро­ва­ния во всем мире сей­час несрав­ни­мо выше того, что было в 1930 г. Но не живет ли совре­мен­ная нау­ка толь­ко заслу­га­ми преды­ду­щих поко­ле­ний, и «тех­ни­ка дви­жет­ся лишь силой инер­ции, кото­рую сооб­щил ей нена­дол­го импульс куль­ту­ры»? В цита­те из кни­ги Орте­га-и-Гас­се­та «нена­дол­го» может озна­чать и сто­ле­тия, напри­мер в тече­ние кото­рых, соглас­но Шпен­гле­ру, дол­жен про­изой­ти «Закат Евро­пы». Но пло­ды «вар­вар­ства спе­ци­а­лиз­ма» явствен­ны уже сей­час. В каче­стве при­ме­ра мож­но при­ве­сти отно­ше­ния «людей нау­ки» к одной из наи­бо­лее попу­ляр­ных сей­час про­блем, свя­зан­ной с созда­ни­ем кван­то­во­го компьютера.Множество лабо­ра­то­рий в мире и у нас в стране зани­ма­ют­ся этой про­бле­мой. Опуб­ли­ко­ва­ны десят­ки книг и тыся­чи ста­тей. Канад­ская ком­па­ния D-Wave заяви­ла еще в 2007 г. о созда­нии пер­во­го кван­то­во­го ком­пью­те­ра. Несмот­ря на скеп­сис, выра­жен­ный спе­ци­а­ли­ста­ми, ком­па­ния смог­ла при­влечь в 2008 г. 17 млн. дол­ла­ров на под­дер­жа­ние сво­ей дея­тель­но­сти. О послед­них дости­же­ни­ях D-Wave по при­вле­че­нию финан­си­ро­ва­ния мож­но узнать из ста­тьи «Кван­то­вый ком­пью­тер» Вики­пе­дии. Прак­ти­че­ское зна­че­ние нау­ки здесь, каза­лось бы, оче­вид­но. По край­ней мере, для сотруд­ни­ков ком­па­нии D-Wave и тех мно­го­чис­лен­ных уче­ных, дея­тель­ность кото­рых финан­си­ру­ет­ся. Намно­го хуже дела обсто­ят с самой нау­кой.

Девид Дойч

Девид Дойч: «Что­бы узнать, что парал­лель­ные все­лен­ные суще­ству­ют, нам не нуж­ны глу­бо­кие тео­рии: об этом нам гово­рят явле­ния интер­фе­рен­ции одной части­цы»

Инте­рес к кван­то­во­му ком­пью­те­ру объ­яс­ня­ет­ся его колос­саль­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. Но на чем бази­ру­ют­ся эти воз­мож­но­сти? Автор идеи уни­вер­саль­но­го кван­то­во­го ком­пью­те­ра, бри­тан­ский физик изра­иль­ско­го про­ис­хож­де­ния Девид Дойч отве­ча­ет на этот вопрос вполне одно­знач­но: на нали­чии мно­же­ства парал­лель­ных все­лен­ных. В сво­ей кни­ге «Струк­ту­ра реаль­но­сти», пере­вод кото­рой опуб­ли­ко­ван в 2001 г., он пишет: «Для тех, кто все еще скло­нен счи­тать, что суще­ству­ет толь­ко одна все­лен­ная, я пред­ла­гаю сле­ду­ю­щую зада­чу: объ­яс­ни­те прин­цип дей­ствия алго­рит­ма Шора. … Когда алго­ритм Шора раз­ло­жил на мно­жи­те­ли чис­ло, задей­ство­вав при­мер­но 10500 вычис­ли­тель­ных ресур­сов, кото­рые мож­но уви­деть, где это чис­ло рас­кла­ды­ва­лось на мно­жи­те­ли? Во всей види­мой все­лен­ной суще­ству­ет все­го око­ло 1080 ато­мов, чис­ло ничтож­но малое по срав­не­нию с 10500». В рус­ской вер­сии ста­тьи «Кван­то­вый ком­пью­тер» Вики­пе­дии, а так­же в кни­гах наших авто­ров, идея кван­то­во­го ком­пью­те­ра при­пи­сы­ва­ет­ся совет­ско­му мате­ма­ти­ку Ю.И. Мани­ну и извест­но­му физи­ку Ричар­ду Фей­н­ма­ну. Это не вполне вер­но, так как в обо­их слу­ча­ях была выска­за­на идея ана­ло­го­во­го, а не уни­вер­саль­но­го кван­то­во­го ком­пью­те­ра.

Сэр Карл Раймунд Поппер (1902-1994)

Сэр Карл Рай­мунд Поппер (1902−1994), австрий­ский и бри­тан­ский фило­соф. В каче­стве реше­ния про­бле­мы демар­ка­ции нау­ки и не-нау­ки, пред­ло­жил кри­те­рий фаль­си­фи­ци­ру­е­мо­сти (воз­мож­ность опро­вер­же­ния) вме­сто кри­те­рия вери­фи­ци­ру­е­мо­сти (воз­мож­ность про­вер­ки на опы­те)

Авто­ров мно­го­чис­лен­ных пуб­ли­ка­ций парал­лель­ные все­лен­ные не инте­ре­су­ют. Они уве­ре­ны, что прак­ти­че­скую поль­зу из кван­то­во­го ком­пью­те­ра мож­но извлечь и без них. В этом про­ти­во­ре­чии с авто­ром идеи кван­то­вых вычис­ле­ний про­яв­ля­ет­ся «вар­вар­ство спе­ци­а­лиз­ма», об опас­но­сти кото­ро­го предо­сте­ре­гал Орте­га-и-Гас­сет. Нали­цо раз­рыв в уровне куль­ту­ры меж­ду теми, кого зна­ние не захва­ты­ва­ет само по себе, и созда­те­ля­ми кван­то­вой меха­ни­ки, кото­рые были «захва­че­ны суще­ством куль­ту­ры». Кван­то­вая меха­ни­ка даже в боль­шей сте­пе­ни, чем тео­рия отно­си­тель­но­сти, коре­нит­ся в той огром­ной мас­се фило­соф­ских и пси­хо­ло­ги­че­ских идей, кото­рые были выра­бо­та­ны сто­ле­ти­я­ми раз­ви­тия евро­пей­ской куль­ту­ры. В ее осно­ве лежит отказ от вве­ден­но­го Декар­том раз­де­ле­ния на сущ­но­сти мыс­ля­щие и сущ­но­сти про­тя­жен­ные. Этот отказ бази­ру­ет­ся на эмпи­ри­че­ской фило­со­фии Лок­ка, Берк­ли и Юма. Недо­ра­зу­ме­ние в отно­ше­нии идеи кван­то­во­го ком­пью­те­ра свя­за­но с тем, что боль­шин­ство физи­ков не пони­ма­ют, и даже не хотят пони­мать «всей этой фило­со­фии». Как писал извест­ный фило­соф XX века Карл Поппер: «Очень немно­гие из физи­ков, при­зна­ю­щих теперь инстру­мен­та­лист­скую точ­ку зре­ния кар­ди­на­ла Бел­лар­ми­но и епи­ско­па Берк­ли, осо­зна­ют, что они при­ни­ма­ют неко­то­рую фило­соф­скую тео­рию. Они не осо­зна­ют так­же, что поры­ва­ют с гали­ле­ев­ской тра­ди­ци­ей».

Гали­ле­ев­ская тра­ди­ция – это то, что созда­тель кван­то­вой меха­ни­ки Гей­зен­берг дол­жен был отверг­нуть как мета­фи­зи­че­ский реа­лизм. Мета­фи­зи­че­ский реа­лизм утвер­жда­ет, что вещи «дей­стви­тель­но суще­ству­ют». В этом утвер­жде­нии невоз­мож­но усо­мнить­ся, не будучи фило­со­фом. Поэто­му почти все уче­ные сле­до­ва­ли и сле­ду­ют гали­ле­ев­ской тра­ди­ции, чаще все­го не созна­вая это­го. Инстру­мен­та­лист­ская точ­ка зре­ния бази­ру­ет­ся на утвер­жде­нии, что мы не можем знать, суще­ству­ет ли что-то дей­стви­тель­но, т.е. неза­ви­си­мо от наше­го вос­при­я­тия. Поэто­му целью тео­рии объ­яв­ля­ет­ся непро­ти­во­ре­чи­вое опи­са­ние вза­и­мо­свя­зи меж­ду наблю­де­ни­я­ми, а не реаль­но­сти. Вслед­ствие «вар­вар­ства спе­ци­а­лиз­ма», отри­ца­ю­ще­го зна­че­ние фило­со­фии, воз­ник­ло мас­со­вое заблуж­де­ние, в кото­ром сле­до­ва­ние гали­ле­ев­ской тра­ди­ции пара­док­саль­ным обра­зом ужи­ва­ет­ся с верой в кван­то­вую меха­ни­ку, отри­нув­шую эту тра­ди­цию. Девид Дойч далек от это­го заблуж­де­ния. Свою кни­гу «Струк­ту­ра реаль­но­сти» он посвя­тил памя­ти Кар­ла Поппе­ра, и в пер­вой гла­ве этой кни­ги кри­ти­ку­ет­ся инстру­мен­та­лист­ская точ­ка зре­ния.

Джон Стюарт Белл (1928-1990). Широко известны неравенства Белла. Намного меньше Белл известен как критик ортодоксальной квантовой механики

Джон Стю­арт Белл (1928−1990). Широ­ко извест­ны нера­вен­ства Бел­ла. Намно­го мень­ше Белл изве­стен как кри­тик орто­док­саль­ной кван­то­вой меха­ни­ки

Наблю­де­ние невоз­мож­но без наблю­да­те­ля. Поэто­му в орто­док­саль­ной кван­то­вой меха­ни­ке есть про­бле­ма, свя­зан­ная с созна­ни­ем наблю­да­те­ля. Это про­бле­ма пони­ма­лась и при­зна­ва­лась как нере­шен­ная созда­те­ля­ми кван­то­вой меха­ни­ки. Но в учеб­ни­ках она отри­ца­ет­ся. Вслед­ствие это­го мно­гие не могут понять смыс­ла извест­но­го выска­зы­ва­ния Эйн­штей­на: «Я убеж­ден, что бог не игра­ет в кости». Интер­пре­та­ция это­го выска­зы­ва­ния как несо­гла­сия с веро­ят­ност­ным опи­са­ни­ем явля­ет­ся неле­пым, так как имен­но Эйн­штейн ввел это опи­са­ние в кван­то­вую тео­рию. Эйн­штейн был не согла­сен с нали­чи­ем наблю­да­те­ля в кван­то­вом опи­са­нии, роль кото­ро­го в отно­ше­нии все­лен­ной может быть при­пи­са­но толь­ко богу. Тео­рия парал­лель­ных все­лен­ных, муль­ти­вер­са есть одна из попы­ток устра­нить созна­ния наблю­да­те­ля из опи­са­ния кван­то­вых явле­ний. Дойч ука­зы­ва­ет, что непро­ти­во­ре­чи­вость орто­док­саль­но­го опи­са­ния явля­ет­ся обман­чи­вой, так как это опи­са­ние «пред­по­ла­га­ет неко­то­рое пси­хо­ки­не­ти­че­ское вли­я­ние созна­тель­но­го «наблю­да­те­ля» на основ­ные физи­че­ские явле­ния». Но боль­шин­ство физи­ков не хотят слы­шать ни о муль­ти­вер­се, ни о созна­ния наблю­да­те­ля, так как это­го нет в учеб­ни­ках.

Есть опре­де­лен­ная ана­ло­гия меж­ду отно­ше­ни­ем боль­шин­ства совре­мен­ных физи­ков к кван­то­вой меха­ни­ке и отно­ше­ни­ем схо­ла­стов Сред­них веков к антич­ной натур­фи­ло­со­фии. В кван­то­вую меха­ни­ку верят так же, как вери­ли в гео­цен­три­че­скую систе­му Пто­ле­мея. Ана­ло­гия здесь почти пол­ная, так как в обо­их слу­ча­ях опи­сы­ва­ют­ся толь­ко резуль­та­ты наблю­де­ний. Но при­чи­ны раз­ры­ва в куль­тур­ном уровне меж­ду «учи­те­ля­ми» и «уче­ни­ка­ми» раз­лич­ны. Низ­кий уро­вень куль­ту­ры Сред­них веков есть след­ствие «гори­зон­таль­но­го» втор­же­ния вар­ва­ров и малой доступ­но­сти инфор­ма­ции. Толь­ко немно­гие мог­ли знать, напри­мер, о гелио­цен­три­че­ской систе­ме Ари­стар­ха Самос­ско­го. В наше вре­мя инфор­ма­ция доступ­на как нико­гда. Любой доста­точ­но лег­ко может най­ти тру­ды осно­во­по­лож­ни­ков кван­то­вой тео­рии и дру­гие рабо­ты, напри­мер, выда­ю­ще­го­ся ирланд­ско­го физи­ка Джо­на Бел­ла, и понять, поче­му Дойч наста­и­ва­ет, что кван­то­вый ком­пью­тер реа­лен толь­ко при нали­чии муль­ти­вер­са. Но не чита­ют! Из-за лож­ной уве­рен­но­сти, что кван­то­вую меха­ни­ку мож­но понять без «этой фило­со­фии», изу­чая толь­ко учеб­ни­ки и спе­ци­аль­ную лите­ра­ту­ру.

В Совет­ском Сою­зе не мог­ло быть объ­ек­тив­но­го обсуж­де­ния фило­соф­ских основ кван­то­вой меха­ни­ки, так как соглас­но «един­ствен­но пра­виль­но­му уче­нию марк­сиз­ма-лени­низ­ма», миро­воз­зре­ние Гей­зен­бер­га и Бора явля­ет­ся «мах­ро­вым иде­а­лиз­мом». В послед­ние годы мы смог­ли узнать из СМИ, что в кон­це 1940-х гг. бди­тель­ные уче­ные-марк­си­сты хоте­ли устро­ить про­цесс над кван­то­вой меха­ни­кой, как тео­ри­ей, дале­кой от мате­ри­а­лиз­ма. Но когда Берия спро­сил Кур­ча­то­ва, прав­да ли, что кван­то­вая меха­ни­ка – тео­рия иде­а­ли­сти­че­ская, Кур­ча­тов отве­тил с раз­дра­же­ни­ем, что он это­го не зна­ет, но если не будет кван­то­вой меха­ни­ки, не будет атом­ной бом­бы. Послед­нее было совер­шен­но вер­но. Но здесь прак­ти­че­ская поль­за нау­ки сно­ва побе­ди­ла нау­ку. Совет­ские уче­ные были вынуж­де­ны отста­и­вать одно­вре­мен­но кван­то­вую меха­ни­ку и мате­ри­а­лизм. Кри­ти­ка этих без­на­деж­ных попы­ток со сто­ро­ны наших ака­де­ми­ков Алек­сан­дро­ва и Бло­хин­це­ва есть в кни­ге Гей­зен­бер­га «Физи­ка и фило­со­фия»: «В дан­ном слу­чае глав­ная зада­ча заклю­ча­ет­ся в спа­се­нии мате­ри­а­ли­сти­че­ской онто­ло­гии, поэто­му ата­кам под­вер­га­ет­ся, преж­де все­го, вве­де­ние в интер­пре­та­цию кван­то­вой тео­рии наблю­да­те­ля».

Гали­ле­ев­ская тра­ди­ция, т.е., вера в нашу спо­соб­ность к позна­нию окру­жа­ю­щей реаль­но­сти, дала физи­ку Нью­то­на и при­ве­ла к поле­там в кос­мос. Из этой исто­рии долж­на быть понят­на опас­ность даже не столь­ко инстру­мен­та­лиз­ма, сколь­ко неже­ла­ния «вар­вар­ства спе­ци­а­лиз­ма» осо­зна­вать, что в кван­то­вой меха­ни­ке про­изо­шел отказ от гали­ле­ев­ской тра­ди­ции. Опас­ность есть не толь­ко для раз­ви­тия нау­ки, но и для ее прак­ти­че­ско­го зна­че­ния. Ком­па­ния D-Wave исполь­зу­ет толь­ко бренд «кван­то­вый ком­пью­тер». Сей­час при­клад­ной отстой бес­по­лез­ных и бес­ко­рыст­ных уси­лий столь велик, что даже бренд при­но­сит непло­хие дохо­ды. Но кван­то­вый ком­пью­тер может иметь прак­ти­че­скую цен­ность, если его идея истин­на. Тезис Марк­са «Прак­ти­ка есть кри­те­рий исти­ны» на прак­ти­ке зна­чит сле­ду­ю­щее: если вы хоти­те убе­дить­ся, что то, что вы соби­ра­е­тесь сде­лать, явля­ет­ся глу­по­стью, вы долж­ны эту глу­пость сде­лать. В 20-м веке наша стра­на сле­до­ва­ла имен­но это­му кри­те­рию исти­ны. Пожа­луй, это един­ствен­ное, что было в исто­рии СССР от марк­сиз­ма. Все осталь­ное, по выра­же­нию Орте­га-и-Гас­се­та, было «исто­ри­че­ским каму­фля­жем». Если бы нау­ка раз­ви­ва­лась в соот­вет­ствии с кри­те­ри­ем истин­но­сти Марк­са, то вряд ли она смог­ла бы достичь сего­дняш­них высот. Идея кван­то­во­го ком­пью­те­ра появи­лась в резуль­та­те бес­по­лез­ных и бес­ко­рыст­ных уси­лий понять реаль­ность. Истин­ность этой идеи может быть про­ве­ре­на в резуль­та­те таких же уси­лий тех, кого зна­ние захва­ты­ва­ет само по себе.

В заклю­че­нии я хотел бы обра­тить вни­ма­ние на ста­тью «Мифо­ло­гия кван­то­вой физи­ки» www.apocalyptism.ru/Q-Physics.htm, дале­кую от«варварства спе­ци­а­лиз­ма».

Алек­сей Нику­лов,
г. Чер­но­го­лов­ка

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

 

8 комментариев

  • Не суще­ству­ет мате­ри­а­лиз­ма и иде­а­лиз­ма – все это при­ду­ма­но идео­ло­га­ми от раз­но­го рода вла­стей. Миро­вые пра­ви­те­ли зна­ют, что идеи-мыс­ли пра­вят миром, и их вла­сти слу­жат раз­но­го рода лож­ные идеи. Обман пра­вит миром и мно­гие ака­де­ми­ки ему слу­жат. Еще Ори­ген писал, что «сло­во “дух” упо­треб­ля­ет­ся обык­но­вен­но тогда, когда нуж­но быва­ет обо­зна­чить что-нибудь про­ти­во­по­лож­ное насто­я­ще­му гру­бо­му и плот­но­му телу.” (Ори­ген. О нача­лах. – Сама­ра: РА, 1993. – С. 40–41). Все мате­ри­аль­но и более тон­кие миры тоже, и мысль тоже, и духов­ное – более утон­чен­ное и более высо­кое, но тоже мате­ри­аль­ное. И Боги или Высо­кие Духи, те, кто выше нас по разу­му, кто тоже когда-то были людь­ми, тоже руко­вод­ству­ют­ся физи­кой, пото­му что все про­цес­сы физи­че­ские. И они про­во­дят иссле­до­ва­ния, созда­ют аппа­ра­ты, име­ют лабо­ра­то­рии и т.д. Тот, кто отде­лил Бога от физи­ки, слу­жит инте­ре­сам лжи­вых и пороч­ных вла­стей. Толь­ко так они и могут пра­вить миром – исполь­зуя обман, неве­же­ство и служ­бу уче­ных.

  • Asperger:

    Пре­крас­ная ста­тья. Под­пи­сы­ва­юсь под каж­дым сло­вом. Меня удру­ча­ет, какое коли­че­ство моих кол­лег-гума­ни­та­ри­ев не име­ет пред­став­ле­ния об азах био­ло­гии и аст­ро­но­мии. А вот мне не жал­ко тра­тить своё вре­мя на чте­ние Scientific American и ново­стей NASA. Пото­му что, имхо, если ты не стре­мишь­ся стать боль­ше, чем спе­ци­а­ли­стом в сво­ей обла­сти, то тут же ста­но­вишь­ся мень­ше, чем спе­ци­а­ли­стом. Чело­век, кото­рый не зна­ет аст­ро­но­мии, не может быть хоро­шим исто­ри­ком, а тем более фило­со­фом.

  • Анатолий:

    Мега­ста­тья, спа­си­бо! Поболь­ше бы сре­ди физи­ков людей, созна­ю­щих фило­соф­ские про­бле­мы есте­ствен­ных наук. Вооб­ще скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что в кван­то­вой меха­ни­ке, к сожа­ле­нию, не нашлось людей, спо­соб­ных одно­вре­мен­но и к глу­бо­ко­му пони­ма­нию ее физи­че­ских прин­ци­пов и, при этом, доста­точ­но ком­пе­тент­ных и заин­те­ре­со­ван­ных, что­бы сде­лать из этих прин­ци­пов пози­тив­ные фило­соф­ские выво­ды.

  • Иван:

    В целом, ста­тья явля­ет­ся непло­хой попыт­кой при­тя­нуть фило­со­фию к физи­ке. У авто­ра есть утвер­жде­ния, с кото­ры­ми вполне мож­но согла­сить­ся, остав­ший­ся же текст – неосмыс­лен­ное пусто­сло­вие.

    Ad hominem.
    Здесь утвер­жда­ет­ся, что Нику­лов гово­рил:
    «Ток, теку­щий по коль­цу, в кото­ром нет сопро­тив­ле­ния, не зату­ха­ет. Любой физик дол­жен знать, что при этом выде­ля­ет­ся мощ­ность. Фак­ти­че­ски, это пря­мое сви­де­тель­ство веч­но­го дви­га­те­ля!»
    Лож­ное выска­зы­ва­ние.

  • Alexey:

    В свя­зи с Ad hominem Ива­на я дол­жен пояс­нить, что дол­жен знать каж­дый физик. Преж­де все­го, сле­ду­ет ска­зать, что заяв­лен­ная в анон­се http://www.globalenergyprize.org/ru/menu/33/news/619 воз­мож­ность созда­ния веч­но­го дви­га­те­ля с КПД более 100 % сви­де­тель­ству­ет о неве­же­стве уче­ных из Скол­ко­во. У веч­но­го дви­га­те­ля КПД не более 100 %, что логи­че­ски невоз­мож­но, а боль­ше чем в цик­ле Кар­но. Но не мень­шее неве­же­ство отли­ча­ет утвер­жда­ю­щих, что Париж­ская ака­де­мия наук закры­ла тему веч­но­го дви­га­те­ля раз и навсе­гда. В восем­на­дца­том веке не мог­ли знать не толь­ко кван­то­вой меха­ни­ки, но даже тер­мо­ди­на­ми­ки, созда­ние кото­рой было осно­ва­но имен­но на вере в невоз­мож­ность веч­но­го дви­га­те­ля. Из-за этой веры боль­шин­ство физи­ков отри­ца­ло ста­ти­сти­че­скую тео­рию Макс­вел­ла – Больц­ма­на до нача­ла 20-го века. Об этом мож­но про­чи­тать, напри­мер, в нача­ле ста­тьи Смо­лу­хов­ско­го 1914 года «Гра­ни­цы спра­вед­ли­во­сти вто­ро­го нача­ла тер­мо­ди­на­ми­ки», кото­рая есть на сай­те УФН http://ufn.ru/ru/articles/1967/12/h/ . Смо­лу­хов­ский в этой ста­тье пыта­ет­ся при­ми­рить ста­ти­сти­че­скую тео­рию с верой в невоз­мож­ность perpetuum mobile с помо­щью дока­за­тель­ства невоз­мож­но­сти созда­ния направ­лен­но­го дви­же­ния при тер­мо­ди­на­ми­че­ском рав­но­ве­сии. Ана­ло­гич­ное обос­но­ва­ние невоз­мож­но­сти perpetuum mobile подроб­но изла­га­ет­ся в гла­ве «Хра­по­вик и собач­ка» извест­ных «Фей­н­ма­нов­ских лек­ций по физи­ки». Но направ­лен­ное рав­но­вес­ное дви­же­ние, невоз­мож­но­стью кото­ро­го Смо­лу­хов­ский и Фей­н­ман обос­но­вы­ва­ли невоз­мож­ность perpetuum mobile, наблю­да­ет­ся в кван­то­вом явле­нии, извест­ном как устой­чи­вый ток (persistent current). Не толь­ко каж­дый физик, но и каж­дый уче­ный дол­жен знать на чем осно­ва­на его вера. Ина­че эта вера явля­ет­ся сле­пой. К сожа­ле­нию, у боль­шин­ства вера явля­ет­ся имен­но сле­пой. На про­бле­му со вто­рым нача­лом тер­мо­ди­на­ми­ки в свя­зи с суще­ство­ва­ни­ем устой­чи­во­го тока было обра­ще­но вни­ма­ние в ста­тье опуб­ли­ко­ван­ной пят­на­дцать лет назад в J. Low Temp. Phys. v.112, pp.227–236 (1998). Дан­ная ста­тья была вклю­че­на в отчет по про­ек­ту INTAS, коор­ди­на­то­ром кото­ро­го с Рос­сий­ской сто­ро­ны был Дима Лива­нов. Дима с тех пор стал мини­стром обра­зо­ва­ния и нау­ки, а боль­шин­ство физи­ков как не пони­ма­ло так и не хочет пони­мать, что, если наблю­да­ет­ся явле­ние, про­ти­во­ре­ча­щее их вере, то над этим сле­ду­ет, по край­ней мере, заду­мать­ся, а не про­дол­жать сле­по верить. К это­му мож­но доба­вить, что утвер­жде­ние «Веч­ный дви­га­тель невоз­мо­жен» не явля­ет­ся науч­ным, соглас­но кри­те­рию Поппе­ра, так как недо­пу­сти­мость фаль­си­фи­ка­ции содер­жит­ся как в нем самом, так и в отно­ше­нии к нему боль­шин­ства уче­ных.

  • Алексей:

    Упо­мя­ну­тые в ста­тье авто­ри­те­ты созда­ли свои шедев­ры либо в обла­сти физи­ки, либо в обла­сти фило­со­фии. Имен­но эти кра­си­вые и важ­ные резуль­та­ты (идеи) и дела­ют мне­ния этих людей по «смеж­ным» вопро­сам как мини­мум инте­рес­ны­ми; так сло­ва вели­ко­го мате­ма­ти­ка о музы­ке могут быть любо­пыт­ны­ми, но вкла­дом в музы­ку может быть лишь сочи­нен­ная музы­ка, а не изящ­ные рас­суж­де­ния о ней.
    Несмот­ря на оправ­дан­ный фило­соф­ский инте­рес к физи­ке, а физи­ков к вопро­сам фило­со­фии (как и музы­ки или живо­пи­си), зна­чи­мых резуль­та­тов син­те­за фило­соф­ских и физи­че­ских идей не наблю­да­ет­ся. Попыт­ки выдать фило­соф­ские инте­ре­сы Эйн­штей­на за фун­да­мент тео­рии отно­си­тель­но­сти, как и рас­суж­де­ния о мно­же­ствен­ных все­лен­ных за «тео­рию», зани­ма­ю­щую важ­ное место в совре­мен­ной физи­ке, явно при­тя­ну­ты за уши.
    Это отно­сит­ся и к иде­ям кван­то­во­го ком­пью­те­ра, в кото­рых не боль­ше (но и не мень­ше) фило­соф­ской ком­по­нен­ты, чем в тео­рии раду­ги.
    Это вовсе не зна­чит, что зна­чи­мы толь­ко резуль­та­ты «узко­ло­бых спе­ци­а­ли­стов», зна­чи­мы про­сто резуль­та­ты. И как толь­ко фило­соф­ское осмыс­ле­ние физи­ки при­не­сет насто­я­щие резуль­та­ты, их мож­но будет сопо­ста­вить в какой-либо шка­ле цен­но­стей с дру­ги­ми пло­да­ми твор­че­ско­го тру­да. Пока же речь идет о спо­ре люби­те­лей лов­ли форе­ли ран­ним утром в гор­ном ручье с моря­ка­ми рыбо­лов­но­го сей­не­ра о смыс­ле рыб­ной лов­ли.

  • Алексей:

    «Кант и Мах – все­го лишь сим­во­лы той огром­ной мас­сы фило­соф­ских и пси­хо­ло­ги­че­ских идей, что повли­я­ли на Эйн­штей­на, — помог­ли осво­бо­дить­ся его разу­му и най­ти путь к обнов­ле­нию»

    Это фило­со­фы так выда­ют жела­е­мое за дей­стви­тель­ное. В реаль­но­сти же ско­рее все­го это сов­па­де­ние, – кро­ме рабо­ты над СТО Эйн­штейн про­сто инте­ре­со­вал­ся вся­кой ахи­не­ей, кото­рую Кант и Мах пона­пи­са­ли. СТО появи­лась вовсе не из-за каких-то иди­от­ских фило­сов­ских тео­рий, а про­сто при­шло ее вре­мя для опи­са­ния экс­пе­ри­мен­таль­ных дан­ных. Пуан­ка­ре одно­вре­мен­но все то же самое почти одно­вре­мен­но раз­ра­бо­тал.

    • Alexey:

      Ком­мен­та­рий Алек­сея еще раз сви­де­тель­ству­ет о том, что Шре­дин­гер был прав, счи­тая Хосе Орте­га-и-Гас­сет вели­ким фило­со­фом. Орте­га-и-Гас­сет обра­тил вни­ма­ние на глав­ную опас­ность, угро­жа­ю­щую совре­мен­ной нау­ки. Иллю­зия, что нау­ку мож­но пра­виль­но понять, не зная ее фило­соф­ский основ, отли­ча­ет не толь­ко Алек­сея, но и боль­шин­ство совре­мен­ных уче­ных. Имен­но это имел в виду Орте­га-и-Гас­сет, когда утвер­ждал, «что сего­дня, когда ‘людям нау­ки” нет чис­ла, людей ‘про­све­щен­ных’ намно­го мень­ше, чем, напри­мер, в 1750 году». Одним из след­ствий «вар­вар­ством спе­ци­а­ли­за­ции» явля­ет­ся непо­ни­ма­ние не толь­ко боль­шин­ством совре­мен­ных физи­ков, но даже Нобе­лев­ски­ми лау­ре­а­та­ми смыс­ла спо­ра созда­те­лей кван­то­вой тео­рии, в част­но­сти спо­ра меж­ду Эйн­штей­ном и Бором, Шре­дин­ге­ром и Гей­зен­бер­гом. При­ме­ром тако­го непо­ни­ма­ния явля­ет­ся Нобе­лев­ская лек­ция Д. Дж. Вай­н­лен­да «О супер­по­зи­ции, пере­пу­тан­но­сти и о том, как вырас­тить кота Шре­дин­ге­ра», недав­но опуб­ли­ко­ван­ная в УФН 184, 1089–1100 (2014). Смысл пара­док­са с котом, пред­ло­жен­ный кри­ти­ком кван­то­вой меха­ни­ки Шре­дин­ге­ром, дол­жен одно­знач­но пони­мать­ся как демон­стра­ция логи­че­ской про­ти­во­ре­чи­во­сти и даже абсурд­но­сти кван­то­вой меха­ни­ки. Смысл его ста­но­вить­ся совсем оче­вид­ным, если знать и пони­мать чему маль­чик Роберт научил маль­чи­ка Вер­не­ра Гей­зен­бер­га (см. вос­по­ми­на­ние В. Гей­зен­бер­га в кни­ге ЧАСТЬ И ЦЕЛОЕ). Роберт научил Вер­не­ра, что меж­ду ато­мом и кош­кой есть прин­ци­пи­аль­ное раз­ли­чие, ска­зав что «Кош­ку я могу видеть непо­сред­ствен­но: ведь здесь я могу, даже дол­жен пре­вра­щать чув­ствен­ные впе­чат­ле­ния в пред­став­ле­ние. У вся­кой кош­ки есть и то, и дру­гое: объ­ек­тив­ная и субъ­ек­тив­ная сто­ро­ны – кош­ка как пред­мет и как пред­став­ле­ние. Но с ато­мом иное дело. Здесь пред­став­ле­ние и пред­мет уже не могут быть раз­де­ле­ны про­сто пото­му, что в ато­ме, соб­ствен­но, уже нет этих двух сто­рон». Имен­но сле­дуя дово­дам Робер­та, поклон­ни­ка и зна­то­ка фило­со­фии Маль­бран­ша, Вер­нер Гей­зен­берг убе­дил боль­шин­ство физи­ков несколь­ких поко­ле­ний, что о мире ато­мов мы долж­ны думать ина­че, чем о мире наше­го повсе­днев­но­го опы­та. Шре­дин­гер сво­им пара­док­сом про­де­мон­стри­ро­вал логи­че­скую лож­ность утвер­жде­ния Робер­та, и кван­то­вой меха­ни­ки осно­ван­ной на нем: если атом не вещь, суще­ству­ю­щая неза­ви­си­мо от наше­го созна­ния, то и кош­ка не вещь, если мы дума­ем, что состо­я­ние ато­мов может повли­ять на состо­я­ние кота, см. ком­мен­та­рий http://www.physics-online.ru/php/paper.phtml?option_lang=rus&paperid=18579 . К сожа­ле­нию, при­хо­дит­ся кон­ста­ти­ро­вать, что боль­шин­ство совре­мен­ных физи­ков, даже Нобе­лев­ские лау­ре­а­ты пони­ма­ют фило­со­фию мно­го хуже, чем ее пони­ма­ли немец­кие школь­ни­ки в нача­ле 20-го века.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com