Труды и дни российского космоса

Один из моментов РакетФеста. Фото М. Деева

К очередному дню космонавтики 12 апреля мы подошли со множеством событий, каждое из которых можно назвать знаковым. Начало этой цепочке в каком-то смысле положила катастрофа проекта «Фобос-Грунт» (о которой мы подробно писали в ТрВ-Наука № 1 за 2012 год), которая поставила жирную точку под надеждами на чудо — неожиданное возрождение космической науки после более чем двадцатилетней стагнации. Конечно, начал работать «Радиоастрон», уже выполняющий раннюю научную программу, но, к сожалению, одна ласточка весны не сделала...

Удивительным образом трагедия «Фобоса-Грунта» стала — по крайней мере в хронологическом порядке — не столько предметом сожалений, сколько триггером, инициировавшим если не коренные преобразования отрасли, то ожесточенные споры о них. Далее, пожалуй, не проходило недели, которая обошлась бы без новостей российского космоса. Знаковым событием стал открытый набор в космонавты, объявленный Роскосмосом в январе. Хотя многое и в требованиях к кандидатам, и в самой процедуре отбора вызывало серьезную критику (см., например, [1]), сам факт можно справедливо назвать серьезным сдвигом в политике Роскосмоса. Хочется верить, что в сторону большей открытости и, простите мне кальку с английского, дружелюбия по отношению к рядовому гражданину России.

Следующие по значимости события происходят буквально сейчас. Главы Европейского космического агентства и Роскосмоса подписали заявление о намерениях относительно проекта «ЭкзоМарс», который предполагает отправку орбитального аппарата и марсохода на Красную планету в 2016—2018 годах. Официальное соглашение по проекту должно быть подписано до конца текущего года. Научный мир более всего интересует та сторона вопроса, что касается научной аппаратуры и прав на данные; поскольку из проекта вышли США, соответственно, «унеся» с собой часть исследовательской нагрузки, то для российских ученых, в свете неудачи собственного марсианского проекта, главный интерес совместного проекта состоит в возможности поставить на борт аппарата российские приборы и иметь право на получаемые данные. С помощью участия в «Эк-зоМарсе» появится возможность частично выполнить научные задачи, которые возлагались на «Фобос-Грунт», а также, возможно, — перспективного проекта «Марс-Нэт», будущее которого пока довольно туманно.

Одновременно в СМИ началось обсуждение проекта программы исследований Солнечной системы, которые Российская академия наук планирует провести до 2025 года. И, наконец, уже более месяца в СМИ активно обсуждается Стратегия развития российской космонавтики до 2030 года, работу над которой координирует бывший глава Роскосмоса, а сейчас— председатель научно-технического совета госкорпорации «Ростехнологии» Юрий Коптев. Несколько дней назад эту Стратегию представили журналистам на встрече главы Роскосмоса Владимира Поповкина с президентом фонда «Сколково», где было подписано Соглашение о сотрудничестве в целях развития космических технологий и телекоммуникаций. Сам текст Стратегии пока публичным не делают [2].

Стратегию ждали давно. Общим местом стало утверждение о том, что у России нет четких планов на космос ни в части его исследования, ни в части использования космических средств на благо народного хозяйства. Правда, пока нет самого документа, мнение приходится составлять на основе «инсайдерских» репортажей (первый из них, вызвавший шквал обсуждений, появился в газете «Коммерсантъ» еще в марте [3]). Согласно им, в стратегии сформулировано три приоритетных направления: на первом месте — развитие и использование космической техники, технологий и услуг, на втором — создание пилотируемых, транспортных и напланетных средств для освоения космического пространства (в том числе многоразовой ракетно-космической системы); наконец, на третьем — начало работ, которые в итоге должны привести к пилотируемому полету на Марс; впрочем, сам полет откладывается на время за 2030 годом. Зато к этому сроку Россия должна выполнить пилотируемые полеты на Луну и начать ее освоение.

Выполнение Стратегии должно также привести к тому, что Россия окажется в тройке ведущих космических держав. Впрочем, что за державы будут к этому времени находиться в тройке, вопрос не столь однозначный, на фоне подъема космической политики того же Китая, а также довольно сильной активности частных компаний в США.

Изучив последние новости из жизни Роскосмоса, очень хочется воскликнуть «Грядут перемены!» и приготовиться к новым интересным событиям в российском космосе. Однако нечто настораживает, хотя эти планы выглядят довольно взвешенными и даже, пожалуй, не слишком амбициозными (что в одном из своих интервью косвенно подтвердил сам Владимир Поповкин), они почти ничем не отличаются от предшествовавших им заявлений о покорении космоса. Или, говоря иначе, вновь идет речь о глобальных планах, но не о том, как выходить из системного кризиса, поразившего российскую космонавтику. Между тем, уже понятно, что одними денежными вливаниями эту проблему не решишь — увеличение финансирования отрасли в последние годы не привело к пропорциональному «увеличению результатов».

О каких-то мерах, вроде того, чтобы создавать представительства заказчика на предприятиях промышленности (по сути, службы внешнего контроля качества) речь идет уже открыто. О других, например, о том, чтобы передать функции заказчика из Роскосмоса в Академию наук, говорят пока вполголоса. Тем не менее, понятно, что гладко эти процессы не пройдут — предстоит ломать очень много сложившихся систем. Успешный же результат далеко не гарантирован.

Впрочем, в преддверии праздника стоит быть слегка оптимистичнее. В этом номере мы публикуем интервью с Александром Ильиным, организатором фестиваля ракетомоделистов РакетФест и редактором журнала «Новости космонавтики». РакетФест и задумывался, и воплощается энтузиастами космоса. Ориентировочно в мае этого года должен состояться уже 13-й по счету фестиваль — это довольно много для мероприятия, которое начиналось менее трех лет назад силами всего нескольких человек. И хотя от любителей космоса до профессиональной космонавтики лежит длинный путь, всё-таки именно первые делают возможным вторую. Если они есть — то есть и будущее.

Ольга Закутняя

1. Николай Дзись-Войнаровский. Каких не берут в космонавты? 04.04.2012 http://slon.ru/future/kakikh_ne_berut_v_kosmonavty-772074.xhtml

2. Роскосмос и Фонд «Сколково» подписали соглашение о сотрудничестве. 06.04.2012 www.federalspace.ru/main.php?id=2&nid=18902

3. Иван Сафронов-мл. Планы Роскосмоса успешно запущены на орбиту. 13.03.2012 www.kommersant.ru/doc/1890875?isSearch=True

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Аноним:

    В Роскосмосе практически отсутствует программа фундаментальных научных исследований. На первое место вышли псевдонаучные программы исследования Марса, Солнечной системы и прочие утилитарные задачи, которые никогда не принесут ни нобелевок, ни элементарного уважения к науке в России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com