- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

ИТЭФ и его светлое будущее

В СМИ уже много раз упоминались основные проблемы, искусственно созданные в ИТЭФ в связи с переходом его в НИЦ «Курчатовский институт» и значительно усложнившие его работу в качестве научного центра. Это — немыслимая бюрократизация научной деятельности, засилье спецслужб, осложняющее научные контакты с зарубежными коллегами по работе и унизительно низкие зарплаты ученых, уровень которых практически не связан ни с их научными успехами, ни с их международным признанием, ни с их заслуженным авторитетом как наставников молодых специалистов.

Но есть и еще одна острая проблема. В результате проведения такой убийственной для науки политики только за последний год число работ ученых ИТЭФ, ассоциирующих себя с институтом, сократилось более чем вдвое. Также существенно уменьшилось число научных семинаров, и во много раз сократилось число докладов, сделанных учеными ИТЭФ на крупных международных конференциях. Это и неудивительно.

Удивительно другое: несмотря на такой резкий спад реального уровня научной активности, никаких организационных решений, способных спасти остатки научного сообщества ИТЭФ от быстрого коллапса, не только не предпринимается, но даже наоборот — всеми силами поддерживается тот политический курс, который привел институт всего за один год к плачевному состоянию. Обсуждению этой проблемы и посвящена статья, составленная по материалам сайта SAVEITEP.org.

В начале марта 2012 года пришел ответ на открытое письмо ученых ИТЭФ, обратившихся за помощью к президенту Д.А. Медведеву и премьер-министру В.В. Путину. Напомню, что обращение к этому времени подписали сотни видных ученых разных стран, включая лауреатов Нобелевской премии по физике. Ответ ученым «отписал» вместо президента РФ некто А.Г. Савченко, сотрудник Минобрнауки.

Показательны и стиль, и содержание письма, упрекающие ученых ИТЭФ в том, что они мешают строить науку в России и дискредитируют решения правительства. В качестве аксиомы: «Назначенный на пост директора ИТЭФ Козлов Ю.Ф. является высококвалифицированным ученым и организатором, имеющим опыт координации крупных международных проектов и управления наукой». Видимо, А.Г. Савченко что-то такое известно, что скрыто от всего мирового научного сообщества. Не замечали «высококвалифицированного ученого» не только на крупных (и не очень) международных конференциях в качестве докладчика, но и в качестве автора научных работ в области физики, которой занимается отданный ему в управление институт. «Чисто случайно» оказалось, что А.Г. Савченко — бывший подчиненный Ю.Ф. Козлова по его работе в министерстве.

Прошло уже почти два месяца после пожара на ускорительном комплексе ИТЭФ. Но до сих пор нет никаких официальных данных ни о масштабе причиненного ущерба, ни о причинах возгорания, ни о дальнейших планах восстановления ускорителя. Казалось бы, в данной ситуации научное сообщество должно активно включиться в обсуждение. Но в искусственно созданной в ИТЭФ атмосфере таинственности вместо этого по институту поползли слухи о якобы научном обосновании строительства нового ускорителя на сумму 1 млрд руб., изложенном на нескольких страницах машинописного текста. Кто и на что собирается делить эти средства — широкой научной общественности неведомо.

Рис. В.Богорада

За последний год директор ИТЭФ с завидным упорством отказывался признавать официальный статус участия ученых ИТЭФ во многих крупных международных проектах. Один из плодов этого упорства оказался слишком горек. В марте, на заседании программного комитета международного эксперимента BELLE-II в Японии, руководитель российской группы физиков П.Н. Пахлов был вынужден доложить, что взятые ранее обязательства по созданию нового детектора на сегодняшний день ставятся под вопрос.

Международное сотрудничество было повергнуто в шок. Дело в том, что те части общей большой физической мегаустановки, которые должен был по плану построить ИТЭФ, технологически монтируются одними из первых. Если ИТЭФ отказывается от взятых на себя обязательств, то это ставит под угрозу срыва работы многих других групп из национальных лабораторий и университетов почти двух десятков стран — участниц этого большого проекта, стоимостью в сотни миллионов долларов.

Следующим в очереди на международный скандал встал другой международный проект — глубоководный нейтринный телескоп ANTARES. Небольшая группа ученых ИТЭФ участвует в этом проекте с самого его начала (с 2000 года), сделав как огромный материальный вклад в создание самого телескопа, так и интеллектуальный вклад, разработав уникальные методики калибровки оптических детекторов и ни много ни мало проведя самое первое научное исследование с помощью этого европейского мегаприбора.

Международные научные сотрудничества так устроены, что каждая страна-участник делает посильный финансовый вклад в общую копилку проекта, который направлен на решение текущих хозяйственных задач международного сотрудничества. По принятым правилам, этот вклад обязаны делать все институты, входящие в авторский лист научных публикаций сотрудничества. Цена вопроса не превосходит 5 тыс. евро. Для такой страны, как Россия, это деньги небольшие.

Гораздо больше средств и усилий уже было потрачено со стороны России на создание этого нейтринного телескопа. На кону — престиж государства. Но для директора ИТЭФ Ю.Ф. Козлова это не довод, и Россия стала единственной из всех крупных европейских стран, которая, грубо нарушив взятые ранее на себя обязательства, отказалась внести в 2011 год «свои пять копеек» и не собирается это делать в 2012-м. После десяти лет титанических усилий физики ИТЭФ, несмотря на свой весомый вклад, сделанный ранее, должны будут покинуть список авторов научных статей международного сотрудничества ANTAREs.

В ответ на это руководство НИЦ КИ только развело руками: хотите участвовать в международных проектах — мы же не против! Только сначала позаботьтесь о включении этих проектов в соглашения на межправительственном уровне. Среди научных публикаций сотрудников ИТЭФ за прошлый год, зарегистрированных в базе данных SPIRES, самая большая категория работ — это экспериментальные работы, выполненные в рамках больших и маленьких международных сотрудничеств. Список таких сотрудничеств только за 2011 год содержит 24 наименования. Этот список — живой. Он изменяется от года к году. К нему еще надо добавить около десятка международных проектов, в которых ИТЭФ только начал завоевывать свои позиции.

Становится абсолютно ясно, что нелепое требование заключать межправительственное соглашение для каждого проекта, по которому идет активное взаимодействие между учеными, полностью убивает не только инициативу такого взаимодействия, но и саму возможность работы в рамках проектов. Даже если речь идет о производстве и поставках научных приборов. Нигде в мире так не делается. Межправительственные соглашения уместны разве что при совместном строительстве крупных научных инфраструктурных объектов, таких, как Большой адронный коллайдер, но никак не для постановки небольших совместных лабораторных опытов.

На протяжении всего последнего месяца шла странная возня вокруг принятия нового устава ИТЭФ. Вариант, навязываемый ученым ИТЭФа, ставит их в абсолютно бесправное положение. Так, вместо выборности Научно-технического совета Института его членов предлагается назначать сверху. Это, наверное, хорошо для армии или полиции, но никак не для научного сообщества. Так можно быстро скатиться к назначению и членов Академии и присвоению ученых званий по распоряжению сверху. Другим важным камнем преткновения стало требование отчетности директора. Эта норма общепринята в любом демократическом обществе, тем более научном. Например, в Национальном научном центре им. Э.Ферми директор отчитывается раз в два месяца, и даже не перед избранными учеными, а перед всеми сотрудниками. Естественно, воспитанный в других традициях нынешний директор ИТЭФа ни перед кем, кроме своего начальства, отчитываться не желает. Наконец, важный пункт устава, который также яростно оспаривает руководство НИЦ КИ, — это участие научной общественности Института в выборе и смене директора.

В соответствии с «Правилами осуществления Национальным исследовательским центром «Курчатовский институт» полномочий учредителя федеральных государственных бюджетных учреждений, участвующих в пилотном проекте по созданию национального исследовательского центра «Курчатовский институт», и собственника имущества, находящегося в их оперативном управлении», утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.02.2011 г. № 89, Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт»: ...

б) утверждает устав бюджетного учреждения, а также изменения, которые вносятся в устав;

в) назначает (утверждает) руководителя бюджетного учреждения и прекращает его полномочия; ...».

Опять возникают вопросы. Кто же написал устав, который должен утвердить НИЦ? Ясно, что в этом Постановлении Правительства не исключена возможность выбора руководителя (в этом случае НИЦ его утверждает). Какова же процедура выбора руководителя, если НИЦ его утверждает? Младший научный сотрудник в научном институте избирается по конкурсу решением комиссии, а директора можно назначать, поскольку такие решения менее важные? Но даже при назначении — может быть, необходимо поинтересоваться мнением научного коллектива?

ИТЭФ, как известно, — это многопрофильный центр научных исследований и образования, в котором научная работа тесно переплетается с образованием. Каждый год ИТЭФ готовит более 100 студентов и аспирантов, которые проходят обучение под руководством всемирно известных ученых ИТЭФ и принимают участие в научных программах института. Весомый вклад в процесс подготовки молодых ученых вносят традиционные ежегодные «Зимние школы физики».

В марте, напуганный Постановлением Правительства РФ № 174 «Об утверждении Положения о лицензировании образовательной деятельности», отдел труда и зарплаты ИТЭФ старательно вымарывает из должностных инструкций известных ученых пункт, связанный с образовательной деятельностью. Этот отдел почему-то не замечает, что вышеуказанное Постановление в основном регулирует порядок получения лицензии.

В отношении же обучения и подготовки научных кадров для лабораторий прямо указывает: «Образовательная деятельность, осуществляемая путем проведения разовых занятий различных видов (в том числе лекций, стажировок, семинаров) и не сопровождающаяся итоговой аттестацией и выдачей документов об образовании, деятельность по содержанию и воспитанию обучающихся и воспитанников, осуществляемая без реализации образовательных программ, а также индивидуальная трудовая педагогическая деятельность не подлежат лицензированию». Все крупные беды в основном происходят из-за мелких глупостей. Сначала упоминание образовательной деятельности исчезнет из должностных инструкций, потом с официального сайта Института. В конце концов исчезнут и сами учащиеся.

В конце марта в ИТЭФ прошло бурное обсуждение одного из самых животрепещущих вопросов— вопроса зарплаты. На обсуждение вынесены новые положения об оплате труда сотрудников ФГБУ ИТЭФ и схемы должностных окладов. Надо сказать, что с начала года ученым ИТЭФ вместо реальных зарплат выплачивалось пособие в размере (в среднем) нескольких тысяч рублей в месяц. После трех месяцев измора сотрудников администрация ИТЭФ решила сделать им подарок и предложить вместо минимального оклада 6 тыс. руб — целых 12 тыс. руб. При этом разницы в минимальном окладе младшего научного сотрудника и, скажем, главного научного сотрудника не предусмотрено. Для них для всех он установлен без разбора на уровне 12183 руб. и 60 коп.

Трудно себе представить, что только что окончившему вуз молодому неопытному сотруднику (в каком сне можно представить, что такой найдется на такую зарплату) и, скажем, академику, человеку не только известному своими работами во всём мире, но и на протяжении многих лет значительно влияющему на научный климат страны, дирекция ИТЭФ предложит подписать один и тот же трудовой договор с одним и тем же фиксированным минимальным окладом.

Повышающий коэффициент, зависящий от занимаемой должности, хоть и предусмотрен, но он небольшой и не превышает 50 %. Зато персональные надбавки, устанавливаемые по личному усмотрению директора, могут увеличивать зарплату до пяти раз. То есть совсем не важно, какую должность ученый занимает и какая на него возложена ответственность. Ровно в 10 раз важнее личное усмотрение директора. Это — махровое проявление коррупции, причем в научном сообществе.

Складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, руководство НИЦ КИ вроде и вникает в ситуацию, и хотело бы помочь. Хотите участвовать в международных проектах — пожалуйста, но только надо оформить межправительственное соглашение. Хотите денег — дадим, но только на приборы и только в следующем году. Хотите принимать у себя иностранных ученых — хорошее желание, но только скорее, чем за несколько лет, вряд ли выполнимое. ИТЭФу реальная помощь нужна сегодня. Судя по резкому сокращению научной активности, до обещанного светлого будущего ИТЭФ просто не дотянет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи