Нужно начать с малого..., или О роли вина в деле высшего образования

Связаны ли чистота в туалетах и потребление вина на душу населения с качеством университетского образования? Об этом размышляет докт. физ. -мат. наук, зав. лабораторией физики элементарных частиц ИТЭФ Андрей Ростовцев, недавно побывавший в своей alma mater.

«Ни один российский вуз не оказался представлен в рейтинге лучших университетов мира (World Reputation Rankings), составленном британским журналом Times Higher Education совместно с агентством Reuters...» [1]

Прошло уже более 20 лет, как я окончил МИФИ, и вот недавно мне выдался случай посетить снова свой родной вуз. Многое с тех пор изменилось. Особенно впечатляют размах ремонта, всевозможных перестроек и закупок нового оборудования, новые залы комплекса столовых, зал для преподавателей, зал для ректората, симпатичная кафешка... Новая проходная. Но за внешним лоском сразу видны и главные недостатки: унизительно низкие зарплаты преподавателей и чисто российский подход к перестройке. Остановлюсь только на этом подходе, поскольку рамки статьи и цензуры не позволяют рассказать здесь про проблемы преподавателей Национального исследовательского ядерного университета МИФИ.

В связи с этим случаем я невольно вспомнил историю, происходившую на моих глазах в самом начале 90-х, сразу после объединения Германии. В это время процветающая западно-германская лаборатория DESY (в Гамбурге) решила протянуть руку помощи ученым из небольшого физического института, располагавшегося в восточном Берлине. Нетрудно догадаться, что молодому капитализму на востоке было в то время не до наук, и Берлинский институт находился в крайне затруднительном положении. Для того, чтобы понять, сможет ли небольшой Берлинский институт интегрироваться в крупную национальную лабораторию, пригласили экспертов-социологов.

Каково же было удивление, когда эти эксперты порекомендовали в первую очередь обратить внимание на общественные места в Берлинском институте, а именно, на точность часов и состояние туалетов. Там, как оказалось, часы еще шли с немецкой точностью, а туалеты содержались по-немецки аккуратно. С тех пор Берлинский институт стал полноправным филиалом лаборатории DESY в Гамбурге, и теперь он широко известен наравне с DESY, как мировой научный центр.

Эту запомнившуюся мне историю я рассказал не для того, чтобы подчеркнуть тот факт, что часов в МИФИ я не обнаружил (правда, потом мне сказали, что где-то у входа в главное здание имеются всё-таки одни часики), и не про то, что туалетная бумага в свеже-отремонтированных уборных НИЯУ МИФИ в принципе не предусмотрена, а про совсем другое обстоятельство, которое, по моему внутреннему убеждению, напрямую связано и с туалетной бумагой, и с ходом часов, и с нищим положением профессуры. Здесь я от краткого лирического отступления позволю себе перейти к сути самого важного вопроса.

Какое-то время назад судьба свела меня с английским физиком и главой Управления по атомной энергии Великобритании Роджером Кэшмором (Roger Cashmore). Про Роджера можно долго рассказывать, человек он крайне обаятельный, бесконечно эрудированный и к тому же неплохой рассказчик. Но то, что меня тогда крайне поразило в его богатой биографии, — это его многолетняя служба в качестве келаря (Cellararius) в Оксфордском университете.

Должность келаря крайне почетна, и занимает ее обычно проректор по научной работе. В его обязанности входит тщательно следить за подбором вин в университетском погребе. Их качество и разнообразие требуют неустанной работы, вплоть до самостоятельных визитов к французским виноделам, организации дегустаций и поставок вин в университет. Тогда я отнесся к этому как к любопытному факту личной биографии Роджера и лишь несколько лет спустя обнаружил, что действительно престижные учебные заведения в цивилизованных странах неразрывно связаны с культурой хорошего вина. Это натолкнуло меня провести небольшое исследование. И вот что я обнаружил.

Оказалось, что не только университетские традиции, науки и знания неразрывно связаны с традициями и культурой вин, но и их взаимное влияние на современную культурную атмосферу стран, в которых они были основаны много лет назад, огромно. Для того, чтобы понять эту удивительную закономерность, достаточно построить график, по осям которого отложены: по горизонтальной — год основания первого университета в стране (замечу, первого — это важно, поскольку говорит о длительности университетских традиций), а по вертикальной — потребление вина, в литрах на душу населения в год, в той стране, в которой этот первый университет был основан.

Начинаем с самого старого в мире университета, основанного в 1088 году в Папской области в Италии. Этот университет до сих пор благоденствует в Болонье, а Ватикан с огромным отрывом обогнал все остальные страны мира по потреблению вина, которое составляет 70 литров на душу в год. Далее (по списку): 1138 год — университет Саламанки (Испания — 30 литров); почти одновременно с ним, 1150 год, — Парижский университет (Франция — 45 литров); 1175 год — университет Модены (Италия — 40 литров), 1290 год — Лиссабонский университет (Португалия выпивает около 40 литров).

Почти на сто лет позже появились первые университеты в Австрии и Германии, ну и немцы с австрияками по этой причине не успели догнаться и пьют всего около 20 литров в год на бюргера. Примерно в то же время, в 1367 году, был основан старейший Венгерский университет в Пече (Венгрия — 25 литров). Даже Америка, потребляющая сегодня чуть более 9 литров, не стала исключением из этого глобального тренда (Гарвард был основан в 1663 году).

Наконец, МГУ был основан лишь в 1755 году и... Теперь понятно, почему потребление вина в России составляет всего 7-8 литров в год. Не отмеченным на этой карте (исключительно по лени автора) оказался первый в Японии университет Кэйо, который был основан в 1858 году. Соответственно японцы потребляют чуть менее 2 литров вина в год. Императорский Пекинский университет был основан в 1898 году, что, по всей логике вещей, выразилось в 1 литре вина в год на китайца сегодня.

В итоге, как ни крути, хорошее вино и хорошее образование неразрывно связаны между собой. Глубинных причин этого явления я не знаю. Но то, что я увидел при посещении НИЯУ МИФИ, привело меня в ужас. Подбор вин не выдерживает не только критики, но и пить их категорически не рекомендуется (по крайней мере те, которые мне довелось попробовать). Конечно, есть еще многое, чему администрации МИФИ стоит поучиться у стран цивилизованных, но всё-таки начинать надо с малого. Винный погребок, туалетная бумага, достойная зарплата преподавателям, а там уж и уровень образования подтянется. Так, глядишь, через пару лет НИЯУ МИФИ в первую сотню престижных университетов мира сможет пробиться.

http://top.rbc.ru/ociety/15/03/2012/641882.shtml

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , ,

 

2 комментария

  • Сергей Перевалов:

    Словом, in vino veritas. Хорошо бы, в поисках истоков роли вина в деле приобретения знаний зайти поглубже, чем средневековые университеты, — в античность, когда и зарождалась наука. Тогда вино было богом. В России алкоголь скорее ассоциируется с дьяволом.

  • NickName:

    А то, что старейший в мире непрерывно действующий вуз находится в Марокко основан в 859 году, автору неизвестно?

    Что старейший университет Европы находится вовсе не в Италии, а в Константинополе (основан в 425 году, стал университетом 848 году).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com