Вузы, РАН и остальные. Серия биологическая

За полтора десятка лет в науке я как-то свыкся с мыслью, что наука делается в основном в институтах РАН и понемногу в других организациях. Однако статья М. Гельфанда и Д. Ливанова [1] утверждает, что это не так. Или мои представления ошибочны, или же это противоречие кажущееся. Вполне возможно, что в разных научных дисциплинах наблюдаются различные тенденции. И то, что верно для науки в целом, необязательно верно для всех ее областей. Например, А. Кулешов [2] утверждает, что в математике имеют место противоположные тенденции. Мне как биологу логично рассмотреть ситуацию в российской биологии.

Предшествующий анализ показал, что восемь биологических журналов МАИК-Наука образуют группу лидеров [3]. Выведем за рамки анализа три из них, в которых доля института-хозяина (естественно, РАНовского) очень велика, и добавим два журнала, редколлегия которых не аффилирована с каким-либо институтом, — «Биофизика» и «Физиология человека». И еще добавим два журнала по «полевым» дисциплинам — «Экология» и «Энтомологическое обозрение». Образовалась группа из девять журналов, в которой представлены лидеры и «отстающие», лабораторные и полевые дисциплины, изучающие весь спектр живых организмов.

Разобьем научные организации на три группы: «Вузы» (кафедры, факультеты, НИИ, клиники, заповедники — всё, что входит в состав вузов), «РАН» (институты РАН) и «Остальные» (институты «малых» академий, ведомств и любые другие организации) — и посмотрим на публикационную активность этих групп в девять выбранных журналах. Анализировать будем только оригинальные исследовательские статьи, не рассматривая обзоры и статьи, посвященные событиям, персонам, книгам и пр. Чтобы избежать вопроса о вкладе различных организаций в конкретные работы, учитывать будем только те статьи, в которых все авторы принадлежат к одной категории: только «вузы», только «РАН» или только «Остальные». Соответственно, статьи с зарубежными соавторами также не рассматриваем. За 100% принята сумма статей в трех категориях. Такой подход сокращает число анализируемых работ примерно вдвое и неравномерно: почти в 6 раз в «Биохимии» и только на четверть в «Энтомологическом обозрении». Однако он позволяет оценить возможности каждой группы организаций без «помощи извне». Результаты анализа приведены в таблице. В таблице даны названия англоязычных версий журналов, поскольку проанализированы именно они (на сайте Springer), а содержание русскоязычных версий может отличаться.

Доля статей исследователей из вузов, РАН и других организаций в биологических журналах МАИК-Наука

Доля, % Количество статей
Вузы РАН Остальные
Biochemistry (Moscow) 29,4 67,6 2,9 34
Molecular Biology 0,0 67,7 32,3 31
Applied Biochemistry and Microbiology 13,3 55,0 31,7 60
Russian Journal of Plant Physiology 16,9 79,7 3,4 59
Russian journal of Genetics 18,5 59,3 22,2 81
Biophysics * 31,3 46,3 22,4 67
Human Physiology ** 25,0 46,4 28,6 56
Russian Journal of Ecology 11,8 80,4 7,8 51
Entomological Review 26,5 61,2 12,2 98
S 20,5 61,5 18,1 537

* Без учета № 6, поскольку на момент завершения написания статьи (9 февраля 2012 года) он еще не был доступен на сайте издательства Springer.

** Без учета тематического № 7, в котором % статей, подлежащих анализу, написано авторами из одного института РАН. Такая структура публикаций совершенно не типична для остальных номеров этого журнала.

По данным таблицы видно, что в семи из девяти журналов статьи сотрудников РАН составляют более 50% (с учетом 7-го номера доля «РАН» превысила бы 50% и в «Физиологии человека»). В целом на долю сотрудников РАН приходится около 60% статей, и примерно по 20% обеспечили сотрудники вузов и исследователи из других организаций. Обращает внимание полное отсутствие самостоятельных статей сотрудников вузов в журнале «Молекулярная биология». Возможно, статьи этой категории сотрудники НИИФХБ МГУ предпочитают публиковать в журнале «Биохимия».

В связи с данными, приведенными в статье [1], интересно посмотреть, как изменялся вклад различных групп российских биологов за последние 5 лет. Анализ этот довольно трудоемкий, поэтому я ограничился тремя журналами. Понятно, что если взять журнал «Молекулярная биология», то рост доли публикаций вузовских исследователей нельзя обнаружить в принципе. Вероятно, рост следует ожидать в тех журналах, где доля вузовских публикаций наиболее высока. Это журналы «Биофизика» (31,3%), «Биохимия» (29,4%) и «Энтомологическое обозрение» (26,5%). Данные по динамике доли статей исследователей из вузов, РАН и других организаций за 2006−2011 годы приведены на рисунке. Принцип отбора статей тот же, что и для таблицы. Соответственно, 100% на этих рисунках — это только часть статей, опубликованных в этих журналах. Большая — для ЭО, примерно половина — для «Биофизики» и меньшая — для «Биохимии».

Оказывается, что даже в этих журналах мы не находим роста доли вузовских публикаций за последние 5 лет. Во всех трех журналах тенденция описывается как очень слабо убывающая. Однако убывание совсем не очевидно. Скорее сохранение на одном уровне. Но это динамика в самых благополучных (по данным за 2011 год) журналах. Сравним с динамикой статей из других организаций. Для «РАН»: в 2011 году средний уровень — 61,5%, в «Биофизике» 46,3% — результат падения, в ЭО 61,2% — сохранение уровня, в «Биохимии» 67,6% — результат роста. Для «остальных»: в 2011 году средний уровень — 18,1%, в «Биохимии» 2,9% — результат падения доли, в ЭО 12,2% — результат небольшого роста, в «Биофизике» 22,4% — результат более сильного роста. Поэтому логично предположить, что в журналах с высокой долей статей сотрудников вузов (>20%) их публикационная активность сохраняется на одном уровне, а низкая (<15−20%) доля статей в других журналах является результатом падения их публикационной активности. Тенденция к увеличению публикационной активности вузовских биологов незаметна.

Таким образом, анализ данной выборки статей приводит к выводу, что российские биологи из вузов дают существенно меньший вклад в публикации, чем их коллеги из РАН (в 3 раза, по данным этой выборки), и примерно такой же, как биологи из остальных организаций, не принадлежащих РАН и вузам. И за последние 5 лет относительный вклад вузовских биологов не увеличивается, вполне возможно, что уменьшается. Анализ публикаций лабораторий нашего института (ИФР РАН) показал очень слабую положительную связь между количеством статей, опубликованных за эти годы в журналах МАИК-Наука и в международных журналах (не приведено). Поэтому объяснение: стали меньше публиковать у нас, потому что больше публикуют «на западе» — пока не подтверждается.

Теперь от результатов к дискуссии. Я пока не понимаю, какие именно преимущества и изменения в вузах должны были привести к росту числа публикаций. Я периодически наблюдаю свой родной вуз, каковой сейчас превратили в Федеральный университет. На мой взгляд, деградация науки там идет быстрее, чем в институтах РАН, которые я знаю. Лидеры ушли, квалифицированные исполнители в пенсионном возрасте, молодежь же… как-то не имеет представления о «серьезной науке». Было вливание денег. Профессура смогла улучшить свои жилищные условия, пересесть с троллейбусов на автомобили и заняться «scientific tourism». Купили супер-приборы, на которых почти некому работать, и восстановили парк приборов для рутинной работы. Сделали ремонт. Зарплата осталась мизерной. Профессор может устроиться в жизни, особенно если обладает деловой хваткой и не отягощен мыслями о познании. Является ли в подобных условиях преимуществом более высокая доля молодежи и сотрудников среднего возраста ([1], график 4) — не знаю. Возможно. Перевешивает ли это достоинство другие недостатки?

Например, именно от сотрудников вузов мы слышим жалобы на чрезмерную забюрократизированность, на то, что «невозможно купить бумагу». Наш ИФР — пример небольшого института РАН (около 150 ставок научных сотрудников). Купить бумагу, реактивы, среднее оборудование — не проблема, были бы деньги. Отдел снабжения справляется с рутинными покупками, в случае оформления редких товаров есть человек, который оформляет контракты. К директору попасть совсем не сложно. Есть небольшая, но нормально работающая группа главного инженера. Помогают по хозяйству. Все знают всех. Лаборатории активно сотрудничают между собой.

Есть и свои проблемы — студенты. В самых сильных лабораториях этой проблемы нет. Проблема же — удержать человека после защиты. Большинство не имеют своего жилья в Москве. Но это общемосковская проблема. Поэтому рост стоимости публикаций — может быть, это не так уж плохо? Больше денег на реактивы, оборудование, экспедиции и на зарплаты может означать переход к более доказательным работам и к улучшению уровня жизни исследователей. И процесс этот идет как в РАН, так и в вузах, и вузы догоняют РАН. Так в 2005 году разница в цене одной статьи между РАН и вузами была трехкратная, а в 2009 году сократилась до двукратной ([1], график 2).

У вузов, РАН и других научных организаций много проблем. Одни совпадают, другие отличаются. Мне кажется, что наличие разных форм организации исследовательской науки у нас в стране — это ее преимущество. Среди прочего это и возможность для большей независимости рядовых исследователей, и стимул для конкуренции, и возможность апробирования разных подходов.

Из мер, предложенных в статье М. Гельфанда и Д. Ливанова [1], я бы в первую очередь поддержал привлечение толковых сотрудников РАН и других исследовательских организаций к преподаванию в вузах. Кстати, недавно слышал от сотрудника МГУ, что они готовы прочитать любую лекцию совершенно бесплатно, лишь бы их допустили к студентам. И еще очень полезным может быть стимулирование мобильности лабораторий. Причем в любом направлении (зачем превращать вузы в ловушки для лабораторий?): из академических/ведомственных институтов в университеты и, наоборот, из одного вуза в другой и т. д.

Эукариоты показали, что компартментализация с активным обменом информацией и продуктами позволяет осуществлять огромное разнообразие процессов внутри одной клетки. Поэтому полагаю, что успех нас ждет не на пути слияния, а на пути более эффективной интеграции разного.

Евгений Лысенко,
Институт физиологии растений РАН

1. М. Гельфанд, Д. Ливанов. Верните действенность науке. Эксперт № 38 (771), 26 сентября — 2 октября 2011, с. 58−61 (http://expert.ru/forum/expert-articles/17 000/).

2. А. Кулешов. Случай так называемого вранья. ТрВ-Наука № 21 (90), 25 октября 2011, с. 6−7 (http://trv-science.ru/2011/10/25/sluchajj-tak-nazyvaemogo-vranya/).

3. Е. Лысенко. Биологические журналы РАН: российские или международные? ТрВ-Наука № 70, c. 8−9, 18 января 2011 (http://trv-science.ru/2011/01/18/biologicheskie-zhurnaly-ran/)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
3 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
АнатолийЕвгений ЛысенкоNickNamealexvir Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Анонимно
Анонимно

Почему заповедники отнесены к ВУЗам? ВУЗовское подчинение имеют не более 5 заповедников из более чем сотни … Ещё 2−3 относятся к РАН, все остальные к Минприроды. А Минприроды относится к заповедникам как к обузе, с соответствующими результатами. Поэтому использовать публикации сотрудников заповедников в таком анализе, как минимум, некорректно.

Евгений Лысенко
Евгений Лысенко

К ВУЗам отнесено всё, что входит в состав ВУЗов, даже заповедники. Невузовские заповедники — в разделе «Остальные» (рановских заповедников не встретил).

alexvir
alexvir

Почему сравнение проводилось исключительно по российским журналам? Вдруг в области заграничных журналов ВУЗы себя лучше проявляют? Да и вообще продуктивность публикации во многих российских журналах вызывает сомнения.

NickName
NickName

Скорее всего доля РАН возрастёт. В Российских журналах очень много публикаций, чтобы защитится. Так как аспирантов в ВУЗ-ах больше чем в РАН, то их роль в количестве публикаций ВУЗ-ов больше.

Евгений Лысенко
Евгений Лысенко

Российских журналов гораздо меньше, искать в них проще, да и некоторое представление об основных биологических журналах у меня сложилось. Поэтому я смог сформировать выборку, которая посильна для анализа и более-менее репрезентативна для характеристики этой группы журналов.
Мой ограниченный опыт говорит, что сильные лаборатории довольно много публикуют и в высокоимпактных журналах, и в маиковских. Слабые же и в российских журналах мало что публикуют. Поэтому не думаю, что анализ публикаций в зарубежных журналах выявит противоположную тенденцию.
Однако если Вы проведёте такой анализ — с удовольствием познакомлюсь с его результатами.

Анатолий
Анатолий

Статья _принципиально_ некорректна: отсутствует учет _времени_, который тратится на науку в структура АН и в ВУЗе. В ВУЗе на _собственно науку_ тратится не более чем 1/3 рабочего времени. Тогда как в структурах АН — все 100%.
Если сделать коррекцию данных статьи, _увеличив_ количество статей в 3 раза (как если бы преподаватели ВУЗов их писали все 100% рабочего времени), то _результат_ будет ПРОТИВОПОЛОЖНЫМ.
А именно: доля ВУЗов удет существеноно _Превышать_ долю структур АН.
Так что автор, к сожалению, _некорректно_ осуществил _интерпретацию_ данных.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: