Болото эгалитаризма

Вы стоите на самой низшей ступени развития, — перекричал Филипп Филиппович, — вы еще только формирующееся, слабое в умственном отношении существо, все ваши поступки чисто звериные, и вы в присутствии двух людей с университетским образованием позволяете себе с развязностью совершенно невыносимой подавать какие-то советы космического масштаба и космической же глупости о том, как всё поделить...

Михаил Булгаков, «Собачье сердце»

Мы все должны быть одинаковыми. Не свободными и равными от рождения, как сказано в конституции, а просто мы все должны стать одинаковыми. Пусть люди станут похожи друг на друга как две капли воды, тогда все будут счастливы, ибо не будет великанов, рядом с которыми другие почувствуют свое ничтожество. Вот! А книга — это заряженное ружье в доме соседа. Сжечь ее! Разрядить ружье! Надо обуздать человеческий разум.

Рэй Брэдбери, «451° по Фаренгейту»

Дифференциация школ по качеству образования порождает конкуренцию за места, приводит к выстраиванию системы барьеров и селекции при поступлении (конкурсный отбор) и создает почву для коррупции. Законодательное закрепление принципа зачисления в школы по месту жительства — важное свидетельство внимания власти к проблеме, однако данный принцип нуждается в эффективных процедурах реализации...

Из пробного вброса информации о намерениях

Рис. И. Кийко

Эгалитарная идеология в области образования — один из самых гадких путей наступления политиканов на область человеческого духа. Ее цель — выравнивание образованности не по возможностям, а по результатам, которое не может быть чем-либо иным, как насильственное выравнивание всех по самому нижнему уровню.

Базовые аргументы этой идеологии состоят в том, что 1) при пристойном образовании дети из более обеспеченных семей имеют преимущество и 2) поэтому надо сделать образование настолько убогим, чтобы этого неравенства не было. Первое верно, а второе лживо, потому что в нашем мире от социального неравенства всё равно никуда не деться, но в области честного хорошего образования оно наименьшее. Постановка хорошего (а следовательно, неизбежно связанного с соперничеством и разницей результатов) образования в бесплатных школах — это лучший и, может быть, последний шанс для работящего и способного ребенка из малообеспеченной семьи обогнать богатенького обормота.

Да, при этом столь же работящий ребенок из обеспеченной семьи всё равно будет иметь некоторое преимущество перед менее обеспеченным, но это меньшее зло, и чем лучше образование, тем это неравенство меньше, а шанс больше. А без этой возможности выходят на передний план исключительно левые соображения, и платное образование, и особые возможности родителей, и социальное неравенство становится непреодолимо. Стало быть, эта политика «выравнивания по дурости» прежде всего служит интересам богатеньких обормотов, и делается она с опорой на вопли бедных обормотов и их родителей, которые очень громко кричат, что они плохо учатся не потому, что обормоты, а потому что бедные. В результате страдают в первую очередь бедные трудяги, а во вторую — всё общество.

Один из сквернейших трюков эгалитарной политики — закрепощение детей, позволяющее им учиться только по месту жительства, запрещающее искать школу в соответствии со своими интересами и способностями. Это предполагает и ликвидацию специального образования для способных и трудолюбивых детей. Используемая при этом демагогия борьбы с коррупцией опять-таки лжива и может произвести впечатление только на человека, незнакомого с реальной практикой продвинутого образования (с которым не следует путать распространившиеся одно время школы «для митрофанушек», в которых сервис и комфорт, но обучение проводится в ослабленном, так называемом щадящем режиме, а следовательно, никуда не годится).

Важнейший факт, который при этом игнорируется, состоит в том, что в действительно продвинутой школе основная доля дополнительного вклада — это труд и способности учащихся, а не финансовые возможности родителей. И чем школа лучше, тем эта доля больше.

Коррупция — реальная проблема, неизбежная в условиях дефицита, в том числе и дефицита качественного образования. Эту проблему надо решать и сиюминутным симптоматическим лечением, то есть правовыми методами, и радикально — уменьшая дефицит. Для этого надо не душить хорошее образование, а поддерживать его и распространять его опыт. А от противоположного, не менее радикального, но гораздо более простого способа окончательного решения этой проблемы, предлагаемого эгалитаристами, право же, веет могильным холодом. Этот способ точно так же можно применять к чему и к кому угодно: если огородник привез на базар не совсем гнилую картошку, то, наверное, он собирается продавать ее из-под прилавка? Долой его! Это верный и прямой путь к тому, чтобы вся наша картошка стала гнилой.

Десятки тысяч прекрасных представителей нашего русскоязычного образованного сообщества, составляющие костяк ее естественнонаучной элиты, выучились вопреки удушающей советской системе в физико-математических школах, в которых преподавали энтузиасты, ставившие идею выше личной выгоды, а иногда и безопасности. (Я меньше знаком с отдельной системой языковых школ и не буду говорить о них.)

Эта традиция продолжается воспитанниками этих школ, усвоившими принципы бескорыстия, научившимися находить самоудовлетворение в осмысленности и качестве своего труда. Подвижники прошлого и продолжатели их дел, занимающиеся этим, уж точно не повинны в коррупции, и не надо оскорблять их подозрениями только за то, что они без видимой личной выгоды делали и делают работу высшего качества. И эта работа — не летящие щепки, которыми так любят поступаться любители коренной ломки, это — вершина нашего образования, определяющая его высоту, потенциал и ориентиры.

Не буду более подробно рассуждать о губительности эгалитарной идеологии, поскольку это (вместе с анализом ее истоков) исчерпывающим образом сделано еще одним человеком с университетским образованием, которому я и предоставляю слово со следующего абзаца и до конца этого текста (лелея хитрую надежду, что на моих оппонентов произведут впечатление не только несокрушимая рациональная аргументация и объективный анализ опыта, но и авторитет ее автора). От себя лишь добавлю, что вред этой идеологии не исчерпывается экономическими последствиями от дебилизации народа. Это еще и массовый отказ людям в приобщении к высотам духа, к пробуждению души, к осознанию себя неотъемлемой частью этого прекрасного, сложного и единого мира.

Заключительная цитата

Сторонники концепции «равенства результатов» стремились сделать учебный процесс максимально универсальным, исключить возможность формирования школ разных типов. Их ключевой аргумент: нестандартные учебные заведения, особенно те из них, которые ориентированы не на подготовку к поступлению в вузы, а только на приобретение учащимися узкопрофессиональных навыков, являются инструментом социальной дискриминации. Когда у родителей есть право и возможность выбирать школу, возникает опасность, что выходцы из более обеспеченных семей попадут в лучшие учебные заведения, где соберутся самые подготовленные ученики. И это приведет к еще большей дифференциации в качестве образования. Из логики «равенства результатов» органично вытекает линия на ограничение права родителей выбирать школу или на полный отказ в таком праве: учиться следует по месту жительства. Поскольку образование должно быть общедоступным и гарантировать «равенство результатов», а уровень подготовки детей из разных семей неодинаков, подобная логика фактически ориентирует (хотя и не провозглашает это открыто) учебный процесс на самых слабых учеников. Последствия для качества образования очевидны.

Продукт эгалитарной идеологии — общая школа для детей из среднего и рабочего классов — вот идеал сторонников стандартного комплексного учебного заведения. Дальше — больше. Если недопустимо принимать учеников в школу, ориентируясь на их способности, то нельзя отказывать в приеме по причине отсутствия каких бы то ни было способностей, отсюда объективная тенденция к снижению требований к ученикам, поступающим в общую школу и обучающимся в ней.

Притчей во языцех стало низкое качество обучения в государственных школах Вашингтона. Большая часть американской политической элиты против того, чтобы дать родителям право выбирать школу для своих детей... При этом подавляющая часть сенаторов, конгрессменов, высокопоставленных чиновников исполнительной власти учит своих детей в частных учебных заведениях.

В системе государственного образования, которая не позволяет родителям выбирать школу для своих детей, действует набор факторов, снижающих эффективность образовательных учреждений. При отсутствии конкурентной борьбы за учеников, бюджетном финансировании, не связанном с результатами учебного процесса, школа не заинтересована прилагать усилия к повышению качества образования, а если делает это, то создает дополнительные проблемы для детей, чья успеваемость хуже, чем у их ровесников, а такие дети чаще всего происходят из не очень обеспеченных семей.

Сталкиваясь с невозможностью выбирать государственную школу без смены места жительства, родители нередко поступают так, как поступали крепостные в России до отмены Юрьева дня — переезжают в другое место. Поскольку уровень учебного заведения во многом зависит от подготовки и усердия учеников, что, в свою очередь, связано с доходом, образованием и социальным статусом семей, то при отсутствии выбора без изменения места жительства высокообразованные и высокостатусные группы населения концентрируются в районах, где есть приличные школы, которые финансируются из более высоких (на душу населения) доходов местных бюджетов, сформированных благодаря налогам, оплачиваемым состоятельными налогоплательщиками... Напротив, низкостатусные группы населения концентрируются в менее престижных районах... Задуманная для социального выравнивания и сформированная в 50-70-х годах прошлого века государственная школа становится инструментом сегрегации... К середине 1970-х годов в Англии рухнул существовавший долгое время консенсус по вопросу о развитии образовательной системы и целесообразности ее ориентации на социальное выравнивание. К. Кокс, А. Диссон и Р Байсон в своих работах доказывали, что английский эксперимент по введению комплексного образования провалился, привел к падению образовательных стандартов, что дух соревновательности и стремление к высокому качеству образования были принесены в жертву социалистическим представлениям о социальной справедливости. В подготовленном в это время докладе сторонников образовательной реформы отмечалось: «Необходимо помнить, что снижение качества английского образования было связано с тем, что школы рассматривались в качестве инструмента выравнивания, а не обеспечения образования детей. Достижения, конкуренция, самоуважение, — всё это было девальвировано и отрицалось. Обучение фактам уступило место изложению мнений. Обучение часто заменялось индоктринацией».

Необходимость реформы образования стала очевидной. Речь шла о предоставлении родителям права выбирать учебные заведения для своих детей...

Можно подвести итог: проблемы в здравоохранении и образовании принципиально неразрешимы без радикальных перемен на двух основных направлениях.

1. Государству следует отказаться от использования образования в качестве инструмента социального выравнивания, переориентировав цель государственной политики в сфере школьного образования с равенства результатов на обеспечение его качества...

Егор Гайдар, «Долгое время»

* * *

Доучиваем после школы

Проблему невысокого уровня знаний по математике у выпускников школ, поступающих на механико-математический факультет НГУ, комментирует докт. физ-мат. наук, заместитель директора Института математики им. С.Л. Соболева СО РАН Евгений Вдовин.

После введения ЕГЭ у первокурсников резко снизилось умение что-либо доказывать или выводить. Дело в том, что ЕГЭ по математике состоит из трех частей. Задачи на доказательства бывают лишь в третьей части, при этом не все задачи из третьей части являются задачами на доказательство. Для учителей главная задача — высокий средний балл по ЕГЭ. А для этого наиболее простой и эффективный путь — натаскивать на стандартные задачи из первой и второй частей и даже не упоминать о доказательствах. По отзывам первокурсников, практически во всех школах практически все учителя пошли именно по этому пути.

В прошлом учебном году я впервые столкнулся с ситуацией, когда во всей группе никто не знает, как выводятся тригонометрические формулы (вроде косинуса суммы углов). На ММФ НГУ со следующего года вводится факультативный курс с дежурным названием «Основы математической культуры», на котором планируется восполнять этот пробел, а заодно и закрывать остальные дыры школьного образования. Если ситуация не изменится, то этот курс станет обязательным, и лишь для считанных единиц, успешно прошедших тесты в начале учебного года, посещение будет свободным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

 

7 комментариев

  • Поделюсь зеленоградским опытом 90-х. У нас гимназия 1528 и обычная школа (не помню её номера) стояли в одном дворе. Так директриса родителям учеников, которые плохо учились, говорила: «Нечего ссылаться на „по месту жительства“! Не тянете — переходите в соседнюю, она тоже по месту жительства». И придраться было невозможно. (Другое дело, что это иногда становилось инструментом шантажа тех, кому не нравились школьные порядки, но это отдельный вопрос).

    А вообще существует проверенный ещё с советских времён способ — деление на классы по уровням (класс обычный и класс с усиленной образовательной программой). Это вполне реализуемо в рамках одной школы.

  • Пыщь:

    понятно, вместо болота эгалитаризма академик предлагает нам оазис элитаризма. Вот только у меня несколько вопросов:

    1) в Москве и, скажем, в провинции обеспечиваются равные возможности (подчеркиваю, возможности, а не результаты) для образования?

    2) если нет (а я полагаю этот ответ очевидным, хотя, конечно, многоуважаемый г-н Васильев со мной может не согласиться), то чем я виноват в отсутствии возможности получить качественное образование в Москве? Тем, что родился не в границах МКАД? Тем, что отец военный, а их не спрашивают, где они хотят служить и жить?

    И приходится их детям ходить не в выбранную (самими, если уже старшеклассники, или родителями, если еще маленькие), а в доступную школу. Можно, конечно, отмахнуться, мол, жертва обстоятельств и вообще мировой несправедливости, и на этом успокоиться. Но пусть не удивляется, когда его оазис элитаризма будет безжалостно и справедливо вытоптан, а от его протестов тоже отмахнутся.

    • В. Васильев:

      Отвечаю. 1. Нет, не равные, и это плохо. 2. Ничем не виноваты, а ситуацию эту надо исправлять. Только хорошие школы и самоотверженные учителя в ней не виноваты. Исправление этой ситуации таким способом, чтобы всем запретить преподавать лучше чем в самом неудачном месте (ведь там тоже кто-то есть, и они могут обидеться на остальных) — самый дурной способ. Наивно думать, что если в каких-то воображаемых единицах в одной школе качество образования на оценку 4, а в другом на оценку 8, то в результате уравнительной политики оно в обоих местах окажется на уровне 6: на самом деле оно окажется на уровне 1 или еще ниже. Если где-то что-то лучше, то это мозолит остальным глаза, показывает как оно может быть по-хорошему, заставляет за собой тянуться, требовать от своих начальников чтобы у нас было тоже хорошо, и всё подтягивается — конечно, не автоматически, конечно с мучениями, конечно с необходимым преодолением наших мерзких несправедливостей. Но только этот путь ведет в лучшую сторону. И еще: если запретить хорошо учиться, то откуда возьмутся хорошие профессора, которые выучат хороших учителей, чтобы хорошо учить в том числе и за МКАДом? А кампучийские бедняки при Пол Поте очень недолго радовались, что бывшие богачи оказались с ними в одном бараке.

  • А я с Вами не соглашусь.

    Если бы у Вашего отца было бы велико желание обучать бы Вас в школе в пределах МКАД, он мог бы и уволиться с вооруженных сил и что-нибудь придумать.

    Было бы желание.

    «чем я виноват в отсутствии возможности получить качественное образование в Москве? Тем, что родился не в границах МКАД? Тем, что отец военный»

    чем Вы виноваты, что Вы не сын миллионера? Тем, что Ваш отец не миллионер?? Может тогда отменить и институт наследства?

    • Пыщь:

      «Если бы у Вашего отца было бы велико желание обучать бы Вас в школе в пределах МКАД, он мог бы и уволиться с вооруженных сил и что-нибудь придумать.»

      а кто бы тогда Родину защищал? Другие офицеры. А если бы все или большинство так сделали, как Вы предлагаете (ведь у большинства есть дети, и все они имеют равное право на образование — именно на попытку учиться в равных условиях, а не на равный результат учебного процесса)? А если бы так сделали не только военные, но и вообще все люди за пределами МКАД, чей труд объективно необходим стране? «Караул, Москва не резиновая, понаехали тут!»

      Декларация равных прав на образование при ярко выраженных неравных условиях на его получение — лицемерие, разрушающее социальный организм изнутри (что мы и наблюдаем). Вы спросите, мол, а что делать-то? Оставить всё, как есть (да, москвичам и питерцам легко на это согласиться на этот вариант, ведь именно они в привилегированном положении)? Или отменить декларацию и признать, что внутриМКАДье — особая вселенная, где обитает голубая кровь и белая кость (тоже неплохой для них вариант)? Ну так пусть тогда не удивляются, что когда чиновники начинают пить эту кровь и переламывать эту кость, заМКАДыши относятся к этому, мягко говоря, без какого-либо сожаления.

      Не только сытый голодного не разумеет, но и голодный сытого тоже не разумеет. И если у сытого начинают отбирать еду (даже если не для того, чтобы отдать голодному, а просто так), то сытому странно рассчитывать на сочувствие голодного. Удивительно, что академик Васильев этого не понимает. Ну или не хочет понять, предпочитая бороться за свою маленькую сытость (в интеллектуальном плане, имеется ввиду; сытость как возможность получить хорошее образование и общаться с умными людьми). Единственный способ её сохранить в долгосрочной перспективе — сделать так, чтобы сыто было всем, а не отстаивать привилегии внутриМКАДышей.

      «Может тогда отменить и институт наследства?»

      ну это слишком радикальный подход, можно по-другому:

      «В ряде теоретических моделей показывается, что с учетом накопления и наследования имущества неравенство неограниченно возрастает. Рост неравенства, не сдерживаемый прогрессивными налогами и другими способами перераспределения доходов, приводит к существенному увеличению доходов богатых и обнищанию практически всего остального населения»

      www.forbes.ru/mneniya-col...oblema-ili-sudba

  • Vovix:

    Проблема-то актуальная, но вот зачем автор пользуется более общим словом «эгалитаризм», которое означает равенство вообще без уточнений, если есть более конкретный термин «уравниловка»?

  • Согласен с Vovix, что правильнее было бы употреблять понятие «уравниловка», от которой в школе ПЛОХО ВСЕМ — и умным, и физически сильным и тем кто слабее либо умом, либо телом, либо духом, либо и тем и другим и третьим.

    Наиболее понятно и содержательно из известных мне авторов этот вопрос обсуждает фронтовик В.В.Кумарин [1928-2002], позже ставший профессором педагогики, при этом умудрившись сохранить научную и человеческую честность подхода к вопросу.

    Вот одна из его коротеньких и содержательных работ «Педагогика стандартности или почему детям плохо в школе»

    makarenko-museum.narod.ru...arin/KUMARIN.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com