- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Ученым нужна своя партия

В продолжение темы, затронутой Львом Клейном в ТрВ-Наука № 25 (94) за 2011 год, хотел бы предложить статью о необходимости новой партии ученых и вузовских работников (равно как и о необходимости новых партий в сегодняшней политике). В отличие от Л. Клейна, предлагаю, как мне кажется, иную точку зрения на ту же проблему при общем посыле. 

Нынешняя политическая ситуация замечательна своей неопределенностью. Не произошло ровным счетом ничего, кроме того, что сто тысяч москвичей, десять тысяч петербуржцев и еще меньше тысяч жителей других крупных городов заявили о своем желании влиять на политику страны. На этом фоне политики и аналитики строят идейные замки. Оппозиционные ресурсы полны уверенности в скором крахе режима. Впрочем, многие авторы здраво полагают, что для краха режима требуется совершить некоторое ДЕЛО, которое, как учили нас в советской школе, не сводится к стоянию на площадях. Стояние на площади, по примеру декабристов, заведомо ведет к проигрышу.

Не меньше пишут о том, как те или иные господа «сливают волну народного протеста». Действительно, народный гнев никак не найдет нужного русла. Думается, не только потому, что большинство сегодняшних политиков не способно к самостоятельной работе без родительского контроля Кремля. И не только потому, что многие из выступающих на митингах несут личную ответственность за всё происходящее сегодня. А больше потому, что сегодняшняя структура оппозиции безнадежно устарела. Созданная и отлаженная для политики имитационной, она не в состоянии работать в режиме реальной политики.

Дело в том, что официальные и неофициальные партии, пытающиеся войти в сегодняшний политический поток, сформировались (или были сформированы сверху) в эпоху ельцинизма-путинизма (чуть более продолжительная история ЛДПР не в счет). И в 1990-е, и в 2000-е партии создавались как клубы отдельных политиков. Обрастая организационной структурой, они придумывали себе идеологию (показательно, что партия «Яблоко» все девяностые годы не могла решить, либеральная она или социалистическая. Не знаю, решили ли они этот вопрос сейчас). А затем формировали костяк избирателей – «голосующих сердцем», т.е. руководствуясь симпатиями-антипатиями к лидерам. В результате, мы имеем такую партийную систему (различие между «системной» и «внесистемной» оппозицией в данном случае несущественно), которая привязана к точкам зрения на дальнейшее развитие страны (да и точкам зрения-то сильно размытым, неопределенным и несистемным) – а не к реальным интересам больших общественных групп.

Действительно, ни одна из имеющихся партий не представляет интересов реальной группы избирателей. Чьи интересы представляет «Справедливая Россия»? Бюджетников и пенсионеров? А чьи тогда КПРФ? Не говоря о том, что бюджетники и пенсионеры бывают очень разные – о единстве их интересов говорить не приходится. А кого представляет лимоновская «Другая Россия»? Это не столько партия, сколько клуб молодых экстремалов (типа тех, кто увлечен паркуром), получающих свою дозу адреналина на уличных акциях (при этом хочу сказать, что отношусь к лимоновцам с большим уважением. Именно их активность во многом подготовила сегодняшние уличные протесты. Думаю, что многие члены этой партии, как и всех прочих, действительно озабочены судьбами России и хотят по-настоящему участвовать в политике). Каждый избиратель, если еще приходит на избирательный участок, не имеет возможности проголосовать за СВОЮ партию. Он вынужден выбирать партию, максимально близкую – и опять же: не его интересам, а его политическим взглядам.

Отсюда вытекает главная задача дня. Нам нужны не только СВОБОДНЫЕ ВЫБОРЫ, нам нужны ДРУГИЕ ВЫБОРЫ. Нужно не только допустить к выборам все имеющиеся партии. Нужно дать возможность быстро создать и зарегистрировать НОВЫЕ ПАРТИИ тем общественным группам, которые никак не представлены в сегодняшней политической жизни.

Возьмем, к примеру, близкую мне обширную группу – университетскую профессуру, доцентуру, преподавателей и сотрудников вузов. Эта обширная группа за все двадцать лет реформ никак не представлена ни в Государственной Думе, ни в местных парламентах, ни – как ни странно – в правительстве страны. Кто возглавляет министерство, ответственное (или безответственное) за российскую науку и высшее образование, всем известно. Эти люди попали туда случайно, не имеют ни малейшего отношения к науке и высшему образованию. И, что еще важнее, не имеют ни малейшего представления о том, что такое наука и нацеленное на нее высшее образование. Университетская реформа, полным ходом разрушающая оставшиеся от прежних времен вузы, откровенно идет вразрез с интересами научных работников и работников вузов. Часто складывается впечатление, что мы продолжаем учить студентов вопреки воле Министерства. И что Министерство делает всё, чтобы усложнить нам нормальный учебный процесс.

Пора положить этому конец. В парламенте страны, в парламентах субъектов федерации должны заседать, главным образом, образованные люди, а не спортсмены, недоучки (пусть и со степенями докторов наук, которые они получили в качестве взяток) и пресловутые доярки. Именно ученые, являющиеся экспертами в той или иной области, должны принимать важные для страны и регионов решения. В начале XX века именно университетская партия кадетов, включавшая знаменитых университетских профессоров и представителей Академии наук – П.Н.Милюкова, В.И.Вернадского и др., задавала тон политической жизни страны. Людей, занятых в высшем образовании и науке, по России и сегодня не так и мало. Им нужна своя собственная партия. С лидерами, работающими в вузах и научных институтах, а не из среды профессиональных политиков. У этой группы людей есть свои интересы, за которые надо бороться, а именно:

Это требования первоочередные, список можно дополнять и совершенствовать.

Полагаю, что университетская партия легко найдет себе союзников в близких общественных группах – среди студентов, учителей средних школ, преподавателей профтехучилищ, возможно, врачей-бюджетников и т.д. Просто по общности объединяющих их интересов.

Не следует ждать, что наши проблемы решит какой-то хороший дядя от профессиональной политики. Его наши проблемы не слишком волнуют. Мы должны сами ставить и решать свои вопросы. В начале девяностых годов мы решили, что политика – грязное ремесло, что наука интереснее политики, и отдали политику на откуп беспринципным хапугам и рвачам. А главное, непрофессионалам – тем, кто не смог сделать карьеру в других сферах жизни, для кого политика – возможность выбиться в люди и неплохо заработать. Сегодня, наконец, стало ясно, что если честные и профессиональные люди будут думать так и дальше, власть в стране снова получат проходимцы.
Полагаю, что новая университетская партия в состоянии не только решать свои собственные проблемы, т.е. заново создать систему среднего и высшего образования по всей стране (что само по себе – одна из важнейших на сегодня задач), но и предложить остальным группам населения нечто, чрезвычайно ценное для них. Как знаменитая кадетская партия начала XX века (у которой, кстати, Немцов, Рыжков и Касьянов утащили второе название – «Партия народной свободы»).

Я привел один только пример. Но и так хорошо видно, как изменится политика, когда работать в ней станет непосредственно народ России. Сфера политики сегодня оккупирована теми, кто вне политики себя не видит. Уходить им некуда и поэтому – очень не хочется. А взору снизу предстает буксующая система, неспособная справиться ни с одной задачей, стоящей перед страной. Даже приличный митинг провести.

При взгляде на сегодняшнюю ситуацию возникает ощущение, что все действующие политики, включая самых радикальных, бегут позади паровоза, пытаясь угадать, что нужно сделать, чтобы не отстать навсегда. С одной стороны, это хорошо, потому что летящий вперед паровоз подгоняет даже такую статичную махину, как КПРФ. С другой стороны, это плохо, потому что паровоз уверенно летит вперед только тогда, когда на нем есть машинист. Чтобы влезть на паровоз, нужно, казалось бы, совсем немного: требовать именно того, чего хочет сегодня народ России, по крайней мере, большая его часть. Но дело в том, что оппозиционные политики не могут ответить себе на этот вопрос. Они, как и партия власти, не привыкли отслеживать общественные настроения и не знают, как это делать. Поэтому продолжают требовать того, чего хочется им самим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи