Письма в редакцию

Уважаемая редакция!

В этом письме мы хотим описать неприглядные, но, по-видимому, мало известные события, которые имели место в Институте химии и химической технологии (ИХХТ, Красноярск) Сибирского отделения Российской академии наук. О том, с какой легкостью фактически выгнали из Института очень достойного, профессионального человека и ученого, расформировали успешную научную лабораторию.

Человек, о котором мы пишем, это Сергей Дмитриевич Кирик, доктор химических наук, заведующий лабораторией структурных и спектроскопических исследований неорганических веществ и материалов данного Института, специалист в области рентгеноструктурного анализа, химии твердого тела и материаловедения, известный не только у нас в стране, но и получивший признание международного научного сообщества: в 2007 г. он был награжден медалью Международного центра по дифракционным данным ICDD (Пенсильвания, США) за исключительный вклад (exceptional contributions в оригинале) в базу данных дифракционных стандартов и высокое качество исследований.

Наряду с этим он является профессором кафедры физической и неорганической химии Сибирского федерального университета (СФУ), руководителем аспирантуры и докторантуры СФУ и ИХХТ СО РАН. Среди его учеников 1 доктор и 5 кандидатов наук. В течение 10 лет он возглавлял Красноярский Краевой фонд науки, за работу по организации которого им получена благодарность от краевой администрации. Под его руководством было реализовано несколько программ поддержки научной деятельности, в том числе региональный конкурс РФФИ-ККФН «Енисей».

Он сделал очень много для развития химической технологии у нас в стране. Целый ряд разработанных им и его лабораторией процессов используется на Красноярском заводе цветных металлов им. В.Н. Гулидова при выпуске солей платиновых металлов. Разработанные под его руководством дифракционные экспресс-методы контроля состава электролита внедрены и широко используются на предприятиях алюминиевой промышленности. И эти примеры можно множить. И добавляя уже нашу личную оценку, основанную на знании его в течение десятков лет, — он очень порядочный и ответственный человек.

Так чем же так провинился Сергей Дмитриевич? Он согласился на выдвижение своей кандидатуры на выборах директора института, был выдвинут 4-мя лабораториями, и не уступил дорогу д.х.н. Аншицу А.Г., исполнявшему обязанности директора Института, но не поддержанному на выборах директора ни Ученым советом, ни собранием научных сотрудников Института. В результате администрацией Института была выполнена «работа по устранению конкурента». Не вдаваясь в детали этого процесса, подведем его итоги.

Лаборатория Сергея Дмитриевича Кирика наряду с несколькими другими расформирована. Эта лаборатория из восьми штатных научных сотрудников со средним возрастом 39 лет, одного аспиранта и шести студентов лишь за один предыдущий год выпустила 18 статей, в том числе в международных журналах, получила пять патентов и имела одновременно два гранта РФФИ, гранты по интеграционным проектам СО РАН и Президиума РАН, контракты с министерством образования и науки РФ и др., что в итоге составляло примерно по 0,5 млн. руб. внебюджетных средств в расчете на одного сотрудника лаборатории.

По любым действующим критериям эффективности научных подразделений в Сибирском отделении РАН ее можно характеризовать лишь как очень успешную. Но она расформирована по причине ... малой численности (при сохранении в штате Института лабораторий с гораздо меньшей численностью). Должность заведующего лабораторией упразднена, и С.Д. Кирику предложено перевестись на имеющиеся в институте вакансии, среди которых указана и должность «уборщика производственных помещений». Похоже, издевательство было главной целью этого предложения. У этой истории есть несколько аспектов.

Мы здесь не касаемся формального соответствия Уставу РАН процедур, реализованных при участии управлявших в это время Институтом академика РАН Шабанова В.Ф. и д.х.н. Аншица А.Г., при переизбрании Ученого совета и расформировании успешных, но неугодных лабораторий. Остановимся на том, что собственно сделано. Переформирован Ученый Совет, в результате в нем большинство оказывается у представителей 2-х (из 13-ти) лабораторий, одна из которых — это лаборатория д.х.н. А.Г. Аншица. После этого новый Ученый Совет принимает решение о сокращении 4-х неугодных лабораторий, о перераспределении их сотрудников с увольнением несогласных. Для определения этого действия кажется наиболее подходящим известное словосочетание «рейдерский захват». Этому должна быть дана достойная оценка, иначе такие «погромы» могут повторяться.

Есть и другой результат у этой «кампании», а именно: вопиющая человеческая и профессиональная несправедливость. Достойный и профессиональный человек, много сделавший и делающий для науки в Сибири, от науки отстранен. И это не только большая беда для него лично, но и не меньшая для науки — того дела, которым мы все занимаемся. Поэтому мы надеемся, что руководство Сибирского отделения пересмотрит результаты этой «кампании» и сделает всё, чтобы, как минимум, не терять для науки таких людей, как доктор химических наук, профессор Сергей Дмитриевич Кирик, а также сотрудников неоправданно расформированных лабораторий.

Подписали письмо сотрудники Сибирского отделения РАН:

A. В. Бакланов, ведущий научный сотрудник ИХКГ СО РАН, профессор НГУ, докт. хим. наук

B. Е. Федоров, главный научный сотрудник ИНХ СО РАН, профессор, заслуженный деятель науки РФ, докт. хим. наук

B. В. Зырянов,ст. научный сотрудник ИХТТМ СО РАН, докт. хим. наук

Н.Ф. Уваров, гл. научный сотрудник ИХТТМ СО РАН, докт. хим. наук, профессор

О.Б. Лапина, вед.научный сотрудник ИК СО РАН, докт. хим. наук

C. В. Цыбуля, зав. лабораторией ИК СО РАН, докт. физ. -мат. наук

С.В. Коренев, зав. лаб. ИНХ СО РАН, докт. хим. наук, профессор

Ю.И. Аристов, зав. лаб. ИК СО РАН, докт. хим. наук, профессор

О.А. Холдеева, ведущий научный сотрудник ИК СО РАН, докт. хим. наук

Е.П. Талзи, зав. лабораторией ИК СО РАН, докт. хим. наук, профессор

Д.И. Кочубей, зав. лаб. ИК СО РАН, докт. физ. -мат. наук

Б.Н. Плахутин, ведущий научный сотрудник ИК СО РАН, докт. физ. -мат. наук

В.А. Захаров, зав. лаб. ИК СО РАН, докт. хим. наук, профессор

A. В. Беляев, главный научный сотрудник ИНХ СО РАН, докт. хим. наук, профессор

Н.М. Бажин, гл. научный сотрудник ИХКГ СО РАН, докт. хим. наук, профессор

B. Ф. Плюснин, зав.лабораторией ИХКГ СО РАН, докт. хим. наук, профессор

Используемые сокращения:

ИХКГ СО РАН — Институт химической кинетики и горения СО РАН, Новосибирск; ИНХ СО РАН — Институт неорганической химии СО РАН, Новосибирск; ИХТТМ СО РАН — Институт химии твердого тела и механохимии СО РАН, Новосибирск;

ИК СО РАН — Институт катализа СО РАН, Новосибирск.

* * *

«С институтом отношения не порываю»

Публикуем комментарий Сергея Кирика специально для ТрВ-Наука.

Мои друзья сравнивают эту ситуацию с ДТП. Руководство института не справилось с управлением, они вылетели на обочину и сбили человека. Конечно, можно стать на позицию, что человек тоже виноват, раз оказался в этом месте. Они запустили процедуру сокращения, которую сами не смогли остановить, поскольку не было ресурсов. Вышел «нонсенс-абсурд» — сократили сотрудника с наивысшими показателями в трудовой деятельности. Никаких открытых претензий к нему (ко мне) нет. Я никаких резких движений не делал, просто писал служебные с просьбой объяснить перспективы трудоустройства. Сейчас я наверняка услышу слова, что я сам виноват, мол, не написал заявление о переводе. А куда? В мэнээсы, инженеры или уборщики производственных помещений, которые мне предлагали официально?

Меня уволили «по сокращению» со ставки заведующего лабораторией. Предложить эквивалент или подобное они не могли (не было в наличии). Поэтому надо было просто прекращать трудовые отношения. Я не согласился на увольнение «по собственному желанию», на что был тайный расчет. Мол, испугается неизвестности, неопределенности, а мы пообещаем устроить... В принципе, нарушения при моем сокращении были но они процедурные, их можно было избежать.

Редкая ситуация, но я руководитель двух грантов РФФИ (один — обыкновенный, другой — «офи»). Начали тут же угрожать: «деньги отправим назад» (до сих пор не дали истратить ни копейки!). Поскольку работа выполнялась, отчитаться есть чем. Людей жалко. Я сказал, что буду устраиваться на внебюджетную ставку (на деньги гранта). Хорошо, пока суд да дело, заполнили договор с 1 декабря. Вдруг по институту истерический вопль: «Кирик отказался!» (в этот день я ездил в университет). Приезжаю. Что случилось? Оказывается, устно прозвучало, что я буду устраиваться с 23 ноября, а в договоре написал с 1 декабря! Ну, правильно, ведь надо еще обеспечить справку с постоянного места работы. Выяснилось, я нарушил для них возможность сказать, что я ни единого дня не был безработным. Неприятно, но всё переписал.

Пошел на прием к ректору Сибирского федерального университета, академику РАН Евгению Ваганову. Тот мне рассказал, что сейчас открываются очень широкие перспективы по контактам университета с промышленностью. Тут и «Норникель», и «Русал», и «Роснефть», и многое другое. Везде химия. Специалистов крайне не хватает. (Конечно — это политика, а не работа в лаборатории.) Решили устраиваться на постоянную работу и работать. Сказал, что и «людей твоих подтянем, ведь они все — выходцы из СФУ». Кадров не хватает, да и омолаживать надо.

Хочу отметить, что, несмотря на крохотную лабораторию и то, что я специалист из совсем другой области, с «Норникелем» мы работаем по сорбентам на основе мезопористых материалов для проццесса аффинажа (разделения платины и палладия). С «Русалом» сейчас занимаемся инертным анодом и новыми электролитами. Для «Роснефти» есть предложения по катализаторам «дженерикам» на основе работ Руслана Мулагалеева. Любая из этих тем очень значима.

С институтом отношения не порываю. Я здесь проработал около тридцати лет, и моя неприязнь к так называемым «рейдерам» не распространяется на сотрудников и, в целом, на учреждение.

Все это время я ощущал поддержку многих моих друзей и в Красноярске, и Новосибирске. Люди из моей лаборатории всегда со мной. Всё это дало основание во многом переосмыслить ситуацию. Взглянуть на нее с другой высоты. Главный вывод: всё-таки мир устроен так, что добра и порядочности больше. Иначе невозможно строить и идти вперед.

P.S. (от редакции).

Газета ТрВ-Наука готова выслушать точку зрения и другой стороны конфликта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , ,

 

15 комментариев

  • Пыщь:

    «Выяснилось, я нарушил для них возможность сказать, что я ни единого дня не был безработным. Неприятно, но всё переписал.»

    а надо было не переписывать — пускай бы эти сволочи попрыгали перед трудинспекцией, тем более, что в итоге все равно автора выжили из института. Так что отношения все равно сипорчены — надо было максимально им насолить перед уходом. И я бы на месте автора рассматривал возможность возвращения в институт только при условии увольнения Аншица и Шабанова. Сохраняя свои позиции в институте, они потом все равно будут отравлять жизнь — оно надо?

  • DSP:

    Такие вещи надо пересылать Осипову. С пометкой «ваши академики охренели» :)

  • дщму:

    Ну письмо на имя Осипова о данной ситуации было. Только он его читать не стал, и отправил в сибирское отделение обратно с пометкой: «че у вас там творится? разберитесь уж сами»

  • Subzero:

    Нет худа без добра! Благодаря конфликту с руководством человек ушел из (наверняка) полукоррумпированного государственного института, где администрация и научный коллектив живут в параллельных мирах, и теперь работает на коммерческие структуры, где (будем надеяться) зарплата напрямую зависит от результатов работы. Пожелаем ему успехов!

  • Убьютеслиузнаютфамилию:

    Аншиц уже несколько раз был руководителем проектов, направленных на опаснейшие варианты захоронения ядерных и опасных химических отходов. Головными заказчиками во всех случаях выступали иностранные инвесторы.

  • Шамаев:

    Если заменить Аншица на академика Арского, то описанная ситуация, с точностью до деталей повторяет ту, что сейчас происходит в ВИНИТИ РАН. Также под видом реорганизации уничтожается отделение физики и астрономии. А все связано со статьей, в которой критикуются действия академика Арского, разрушившего некогда успешный институт: trv-science.ru/2011/09/13...ossijskoj-nauki/.

  • Домино:

    Письмо ученых — четкое и по делу.

    Комментарий Кирика — ни о чем. Зачем вообще комментировал не понятно.

    • Punto:

      А что бы он еще мог сказать в данной ситуации? По-моему, у него и так незавидное положение...

  • Dr.Valentin Steinhauer:

    Жаль с большим опозданием, но хотел бы отозваться о докторе С.Д.Кирике, как о талантливом ученом, достойном всяческой поддержки и подписаться под вышеизложенным письмом. Dr.V.Steinhauer, Germany

  • Анна:

    Теперь понятно, почему расформировали отличный краевой фонд науки, Ваганов тоже руки погрел с новым фондом под СФУ.

    Одно могу сказать, время Аншицев и Шабановых на исходе. Ждать осталось недолго. наступает время таких как С.Д. Ему не место среди прислуги у грабителей.

    С нетерпением ждем этого...

  • Пожелаем ему успехов!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com