Поддержка фундаментальной науки в США: уроки для России?

20 декабря 2011 года. ТрВ № 94, c. 6-7, "Бытие науки"  
Ирина Дежина
Рубрика: Бытие науки

8 комментариев
18185 просм., 1 - за сегодня
Распечатать статью Распечатать статью


Глобальный экономический кризис не мог не затронуть финансирование науки в развитых странах мира. Как развивается ситуация в США и какие выводы можно извлечь из анализа ситуации в ведущей мировой научной державе? Об этом статья докт. эконом. наук, заведующей сектором Института мировой экономики и международных отношений РАН Ирины Дежиной.

Устойчивый рост финансирования

Фундаментальная наука в США всегда была в числе приоритетов государственной поддержки, но в последнее десятилетие ее бюджетное финансирование росло незначительно, и практически не менялось его распределение между областями наук и ведомствами. Однако последнее десятилетие может быть разбито на два неравных периода — докризисный, с 2000 по 2008 г., и период с момента принятия специальных законодательных актов, призванных бороться с кризисом (2009—2010 гг.).

В первый период, с 2000 по 2008 г., суммарные расходы на фундаментальные исследования в США изо всех источников выросли на треть (в постоянных ценах), причем свой вклад в этот рост внесли все стороны, финансирующие науку, — государство, промышленность, университеты и бесприбыльные организации (см. таблицу 1).

Таблица 1. Динамика и распределение финансирования фундаментальных исследований США, по источникам (в пост. ценах 2000 г.)

Годы

Национальные

расходы (млн долл.)

Государство

Промыш-ленность

Универ-ситеты

Бесприбыльные организации

млн.долл.

%

млн долл.

%

млн долл.

%

млн долл.

%

2000

42 667

24 791

58,1

8 235

19,3

5848

13,7

3 793

8,9

2001

46 501

26 956

58,0

9 226

19,8

6289

13,5

4 069

8,8

2002

49 118

29 681

60,4

8 403

17,1

6641

13,5

4 464

9,1

2003

51 102

31 481

61,6

8 461

16,6

6704

13,1

4 567

8,9

2004

51 038

31 688

62,1

8 121

15,9

6884

13,5

4 514

8,8

2005

52 605

31 951

60,7

8 740

16,6

7351

14,0

4 798

9,1

2006

52 314

31 697

60,6

8 140

15,6

7847

15,0

4 938

9,4

2007

55 074

32 208

58,5

9 438

17,1

8387

15,2

5 430

9,9

2008

56 482

32 167

57,0

9 984

17,7

8780

15,5

6 009

10,6

Рассчитано по: Science and Engineering Indicator — 2010. Wash., NSF, 2010. Appendix table 4-8.

Вместе с тем федеральное финансирование в относительном измерении несколько снизилось за счет роста долей университетов и бесприбыльного сектора. Расходы бизнеса возросли в постоянных ценах, однако в процентном отношении сократились с 19,3% в 2000 г. до 17,7% в 2008 г. при минимальном значении данного показателя в 2004 г. — 15,9%.

Новый поворот

Поворотным моментом стало выступление президента Барака Оба-мы в Национальной академии наук США 27 апреля 2009 г. [1], в котором он уделил особое внимание фундаментальной науке, подчеркнув, что именно открытия в фундаментальных исследованиях являются источником новых продуктов и технологий — методов лечения, источников энергии, строительных материалов, новых видов продовольствия и др.

Тогда же президент предложил «Стимулирующий план», следствием которого стало принятие Закона «Об экономическом восстановлении и возобновлении инвестиций в Америку» (ARRA — the American Recovery and Reinvestment Act of 2009), предусматривающего существенное наращивание финансирования науки. Как позднее оказалось, проблемой было то, что дополнительные бюджетные средства выделялись только на два года. Основную часть средств, выделенных по ARRA (всего дополнительно из федерального бюджета был выделен 21 млрд. долл.), планировалось распределить в 2009 г., с последующими доинвестициями в 2010 г.

Главными получателями финансирования стали три ведомства: Национальный научный фонд (the National Science Foundation, далее ННФ), Национальные институты здоровья (the National Institutes of Health, далее НИЗ) и НАСА (NASA). Процесс расходования средств шел неравномерно: так, ННФ еще в 2009 г. потратил около 80 % средств по ARRA, Национальный институт стандартов и технологий (the National Institute of Standards and Technology, НИСТ) получил все средства в 2009 г. [2], тогда как для НИЗ эта цифра составила около 48% [3].

Рост ассигнований на фундаментальные исследования в 2009 г. по сравнению с 2008 г. составил 3,5%. С 2010 г., в связи с постепенным исчерпанием средств по ARRA, началось их снижение (-1,35% в 2010 г. по отношению к 2009 г.), и практически те же средства (-0,03%) были выделены в 2011 г.

Последствия этой одномоментной акции еще не вполне ясны, однако уже очевидно, что разовые бюджетные вливания не могут радикально улучшить ситуацию, но вполне способны привести к потере стабильности. Так, прирост финансирования в 2009—2010 гг. повлек за собой создание новых рабочих мест в науке, которые в 2011 г. многие национальные лаборатории и государственные центры вынуждены были ликвидировать в связи с резко сократившимся финансированием.

С точки зрения распределения финансирования фундаментальной науки по ведомствам (в США нет единственной организации, отвечающей за развитие фундаментальных исследований), лидерами оставались Национальные институты здоровья, ННФ, Министерство обороны и Министерство энергетики (таблица 2).

Таблица 2. Бюджетные расходы на фундаментальные исследования в разрезе основных ведомств, млн долл.

Ведомство

2008

2009

2010

2011 (оценка)

НИЗ

15906

16531

16122

16031

ННФ

3716

4030

4587

4537

Министерство энергетики

3461

3718

3971

3902

Министерство обороны

1591 1822 1815

1947

Источники: AAAS Report XXXIV Research and Development FY 2010. Wash.: AAAS, 2009. Table AAAS report XXXVI research and development FY 2012. Intersociety Working Group. AAAS, 2011. Table www.aaas.org/spp/rd/rdreport2012

ННФ, в отличие от других ведомств, финансирует преимущественно фундаментальную науку: в структуре его расходов на поддержку фундаментальных исследований приходится 91,6%; для сравнения: доля фундаментальных исследований в бюджете НИЗ составляет 53,9% [4].

С точки зрения сравнения с российским опытом управления фундаментальной наукой, показательно то, как ННФ определяет свои стратегические приоритеты (таблица 3). Они сформулированы не в терминах дисциплинарных направлений, а более широких задач, в том числе выходящих за рамки сугубо сферы науки.

Таблица 3. Стратегические приоритеты ННФ в сфере фундаментальных наук

Обеспечить превосходство США на передовых направлениях
фундаментальных наук, усилить направления наивысшей научной
значимости и потенциального вклада в национальное развитие
Интеграция образования и науки, обеспечение исследовательской
инфраструктурой, способствующей новым открытиям, расширение
международной кооперации
Поддерживать кадровый потенциал науки мирового класса и
содействовать научному образованию граждан
Усиление связей между направлениями фундаментальных
исследований и потребностями общества, вклад фундаментальной науки
в повышение качества жизни
Обеспечить передовую научно-техническую инфраструктуру,
оборудование и инструменты
Совершенствование работы ННФ так, чтобы он был моделью для
других организаций в области управления наукой

Источники: National Science Board. 2020 Vision for the National Science Foundation. NSB-05-142. November 3, 2005; Empowering the Nation through Discovery and Innovation. NSF Strategic Plan for Fiscal years 2011—2016. NSF, April 2011.

Как следует из сравнения стратегических приоритетов ННФ, принятых в 2005 и затем в 2011 г., акценты сместились на развитие связей между наукой и образованием, наукой и обществом на усиление международных аспектов развития фундаментальной науки. При этом растущее значение придается эффективности работы самого Фонда. Руководство ННФ планирует стать «образцовым» агентством за счет: 1) повышения квалификации управленческих кадров, которые должны обладать лидерскими качествами, нести персональную ответственность за принимаемые решения,и работать в рамках строгой отчетности; 2) постоянного обучения работников Фонда новым навыкам и знаниям, что должно стать элементом внутренней культуры ННФ; 3) стимулирования творческого потенциала чиновников ННФ для повышения качества работы с клиентами [5].

Для последних лет характерно несколько новых тенденций в области фундаментальных исследований.

Первое — усиление междисциплинарности. Это не только отражение естественной эволюции науки. Меж-дисциплинарность поощряется ведомствами, финансирующими фундаментальные исследования. Так, ННФ существенно (до 35%) увеличил число конкурсов, в определении которых используется понятие «междисциплинарные исследования». Выросло (до 8%) число проектов, финансируемых параллельно различными подразделениями ННФ.

Второе — активизация промышленности в выполнении фундаментальных исследований. При этом растет кооперация организаций, традиционно выполняющих фундаментальные исследования, с промышленностью.

Третье — в последние годы был достигнут консенсус в понимании того, что фундаментальные исследования лежат в основе конкурентоспособности страны, и поэтому правительство предпринимает попытки стимулировать интеграцию фундаментальной и прикладной науки. Однако пока намерения сделать фундаментальные исследования более практически ориентированными встречают сопротивление в академическом сообществе. Особенно сильное лобби существует в НИЗ, и оно вполне способно отстаивать ценности фундаментальной науки, которые отнюдь не ограничиваются ее возможным вкладом в развитие национальной экономики.

Четвертое — изменение политики в отношении исследовательской инфраструктуры (приборов и оборудования) для фундаментальной науки.

Поддержка исследовательской инфраструктуры: вариативность и гибкость

Поддержка материальной базы науки не была стабильной в последнее десятилетие. Вопреки широко распространенному мнению о том, что материальная база науки в США поддерживается на постоянно высоком уровне и расходы из федерального бюджета возрастали по мере усложнения техники эксперимента, фактические данные свидетельствуют о другом.

Ассигнования из федерального бюджета на научные установки и оборудование сокращались в 2000—2008 гг. и снизились, в постоянных ценах 2005 г., почти на 65%. В 2009 г. благодаря ARRA прирост ассигнований на исследовательскую инфраструктуру составил 78,3%, но в 2010 г. опять началось сокращение — до 2054 млн долл. (-35%), см. график.

График. Динамика федеральных ассигнований на оборудование и установки, 2000-2010 гг., млн. долл., в пост. ценах 2005 г.

Источник: InfoBrief. Federal Funding of Basic and Appalied Research Increases in FY2009. NSF: National Center for Science and Engineering Statistics. July 2011. NSF 11-324. P.2.

Ожидается, что бюджетная поддержка исследовательской инфраструктуры будет сокращаться меньшими темпами, чем собственно расходы на исследования. Активную политику в области поддержки исследовательской инфраструктуры проводит целый ряд ведомств. В качестве примера можно опять обратиться к опыту ННФ. Фонд поддерживает семь разных типов междисциплинарных центров, которые, если пытаться провести аналогию с российской практикой, можно с определенной долей условности назвать центрами коллективного пользования оборудованием. Число центров каждого типа сильно варьируется — от 29 Центров материаловедения до 2 Центров химических инноваций. Центры разных типов очень различаются как по своим характеристикам, так и по государственным подходам к их поддержке. Общим вместе с тем является то, что ННФ оказывает им поддержку в течение длительного времени (как правило, два цикла по 5 лет каждый), и размер грантов ННФ на инфраструктуру составляет от 2 до 5 млн долл. в год. Фонд также поощряет кооперацию различных участников и организаций в рамках Центров. Разнообразие и гибкость — это основа их будущей устойчивости.

Интерес представляет усредненная структура расходов Центров. Как правило, собственно на закупку нового оборудования направляется около 12% средств гранта ННФ, 11%— на образовательную деятельность в рамках Центра, 5-6% — на трансфер технологий, 1-3 % на административные расходы и заработную плату директора Центра. Основные же средства— 60-65% — расходуются на заработную плату студентов, аспирантов, постдоков, работающих в Центре, и отчасти — на заработную плату университетских профессоров. Относительно скромные расходы на закупку оборудования связаны с тем, что Центры, как правило, создаются на базе тех университетов, где уже есть современная материальная база. Формирование же на ее основе Центров является стимулом к развитию новых направлений исследований, партнерствам и даже изменению менталитета (от индивидуализма отдельных профессоров и лабораторий к сотрудничеству между ними).

ННФ проводит периодический мониторинг работы Центров, но эта процедура не имеет ничего общего с заполнением многочисленных форм и подсчетом большого числа индикаторов. Количественных индикаторов немного, основная оценка — экспертная, неформальная. При этом трактовка количественных показателей происходит в контексте специализации и прочих особенностей Центра, поэтому поддержку получают самые разные центры— и монодисциплинарные, и диверсифицированные, небольшие и крупные. Это создает необходимую гибкость системе материальной поддержки науки.

Заключение

Подводя итог краткому рассмотрению особенностей поддержки фундаментальной науки в США, можно еще раз обратить внимание на несколько важных для России моментов:

1. Поддержка фундаментальной науки считается важной функцией государства, особенно в период кризисов, когда бюджетные ассигнования на фундаментальные исследования растут.

2. Сроки государственной поддержки проектов в области фундаментальных исследований, как правило, длительные— 3-5 лет, а для инфраструктурных проектов — до 10 лет, причем поддержка материальной базы является комплексной и собственно закупка оборудования не является центральной статьей расходов.

3. Растущее внимание придается оценке деятельности структур, на базе которых выполняются фундаментальные исследования. При этом количественные показатели не возводятся в абсолют и обязательно дополняются экспертными оценками. К сожалению, в России количественная оценка становится доминирующей, и это приводит к искаженным результатам, особенно при анализе эффективности работы организаций и коллективов, выполняющих фундаментальные исследования.

4. Оценка исполнителей работ дополняется оценкой эффективности работы ведомств, отвечающих за поддержку и развитие фундаментальных исследований. В России же мониторинг осуществляется только в отношении исполнителей научных работ, но не управляющих структур. Если бы российские ведомства ставили перед собой такие задачи, как повышение квалификации собственных кадров, которые должны обладать лидерскими качествами, нести персональную ответственность за принимаемые решения и работать в рамках строгой отчетности, то, может быть, разговоры об инновационной экономике перешли бы из области риторики в область последовательных действий по ее формированию.

1. www.scribd.com/doc/14704415/President-Obamas-Speech-at-the-National-Academy-of-Science-April-27-2009-TranscriptVideo. См. также перевод в ТрВ-Наука, 26 мая 2009 г. http://trv-science.ru/2009/05/26/obama-nauka-nuzhna-kak-nikogda-ranshe-2

2. National Institute of Science and Technology FY 2011 Budget in Brief. NIST, 2011, p.122.

3. См.: Sargent Jr., J.F. Federal Research and Development Funding: FY2011.

4. Данные за 2008 год. Источник: Science & Engineering Indicators-2010. National Science Board, 2010. P.4-26.

5. Empowering the Nation through Discovery and Innovation. NSF Strategic Plan for Fiscal years 2011—2016. NSF, April 2011. Р.20.

Связанные статьи

Помощь «Троицкому варианту — Наука» ⇢

Обсуждение

8 комментариев на «Поддержка фундаментальной науки в США: уроки для России?»
  1. владислав:

    «...нести персональную ответственность за принимаемые решения и работать в рамках строгой отчетности,...»

    Насчет отвественности: я- за.

    А что такое строгая отчетность?? Э

    Это чтобы копейка-в копейку по смете??

    Вот тут я — против.

    Строгая Отчетность д.б. не в финансовом плане, а в научном.

    Не столько важно как ты тратил, сколько — что получилось.

    Если научный результат есть, значит деньги пошли в прок!

    Вот так-то.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Андрей:

      ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!!!!

      Ключевое слово, незнакомое российским чиновникам. К сожалению, в России чиновник может совершенно развалить работу подведомственных НИИ или предприятий, в течение десятилетий фактически являясь казнокрадом, коррупционером, врагом народа, саботажником и диверсантом, но ответственность такого чиновника наступает только в исключительных случаях, да и то ограничивается почётным уходом на заслуженный отдых, куда-нибудь в Лондон.

      Единственные примеры реальной ответственности чиновников в России, к сожалению, связаны только с тоталитарными периодами государственного управления, когда НКВД и МГБ таких сажало или расстреливало. Никаких цивилизованных способов привлечь чиновников к ответственности, как в США, в России просто нет.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Михаил:

        «...НКВД и МГБ таких сажало или расстреливало» — и не таких тоже. Всяких. Но если «таких» большинство, то имело смысл, конечно. Берия прекрасный научный администратор был, зря он был лишен доверия. Сегодня Рогозин мог бы справиться.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  2. Убьютеслиузнаютфамилию:

    В США профессор и руководитель проекта не подчиняется никому. В России он кланяется в ноги всевозможным чиновникам, а те его пинают ногами, чтобы ДЕЛИЛСЯ, ПАДЛА!

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Андрей:

      Ничего удивительного, кто платит, тот и заказывает музыку. Просто отличаются схемы распределения финансов. В США в основном Государство->Научный фонд->руководитель проекта->обслуживающий персонал (бухгалтерия, администрация).

      В России в основном Государство->Чиновники министерства->администрация академии, НИИ или вузов->обслуживающий персонал (бухгалтерия) ->руководитель проекта.

      т.о. в США учёные кормят менеджеров, а в России менеджеры кормят учёных, а кто кормит — тот всегда главнее!

      Бюджет научных фондов в России составляет всего 2,6% от финансирования гражданской науки, остальные 97,4% — распределяют чиновники, а не учёные, результат закономерен.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Пыщь:

        «в США учёные кормят менеджеров, а в России менеджеры кормят учёных»

        браво! Прекрасная формулировка, как говорится, не в бровь, а в глаз!

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Андрей:

      Ничего удивительного, кто платит, тот и заказывает музыку. Просто отличаются схемы распределения финансов. В США в основном Государство->Научный фонд->руководитель проекта->обслуживающий персонал (бухгалтерия, администрация).

      В России в основном Государство->Чиновники министерства->администрация академии, НИИ или вузов->обслуживающий персонал (бухгалтерия) ->руководитель проекта.

      т.о. в США учёные кормят менеджеров, а в России менеджеры кормят учёных, а кто кормит — тот всегда главнее!

      Бюджет научных фондов в России составляет всего 2,6% от финансирования гражданской науки, остальные 97,4% — распределяют чиновники, а не учёные, результат закономерен.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  3. вот обшественно-экономический винегрет по его основным привязкам.модель то древняя и пещерная,что вы хотите. ресурсов до хрена,что и позволяет стране прыгать, не очень то ущербно, по веткам общественно-экономическим формациям-туда и обратно. что нужно стране-оборона,кто в струе этого направления, у того и возможно и деньги будут в кармане. повторяю модель такова,что все граждане опущены ею до уровня кухонного стола и над ним висит такой же гражданин,но только чиновник. вы ничего не решите,потому что,все и неважно кто,находятся в положении выживаемости. абсурдная ситуатция по соотношениям. страна не закладывает в будущее рожденного гражданина,то бишь в молодёжь, и в науку избирательно,которая по сути выводит нас из положения экономических рабов. повторяю вы ничего не решите,потому что вас заставляют думать по соответствию модели.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

Ваши мысли

Запрещены: спам, нецензурная ругань, оскорбления, расизм. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com


См. в той же рубрике: