Как воевать с лженаукой

Евгений Александров, академик РАН

Евгений Александров, академик РАН

Лженаука всегда сопутствовала науке, и вряд ли когда-нибудь эта ситуация изменится. Различные разновидности лженауки, многократно разоблаченные и осмеянные, неизменно возрождаются в подновленном виде, как это прекрасно видно на примере астрологии. Коренясь в свойствах человеческой природы, лженаука, по-видимому, так же принципиально непреодолима, как преступность или наркомания. Тем не менее, как и в этих двух случаях, общество в целях самосохранения должно постоянно бороться с феноменом лженауки, чтобы удерживать его в допустимых рамках. Разумеется, в демократическом обществе не может быть запретов на высказывание даже бредовых идей. Никто также не может препятствовать гражданину свободной страны в его желании быть обманутым прорицателями или псевдоцелителями (хотя лицензионный контроль за деятельностью последних всё же необходим). Но и отнимать деньги у граждан и государства для оплаты заведомо бессмысленных проектов тоже никто не вправе.

Юрий Ефремов, докт. физ-мат. наук

Юрий Ефремов, докт. физ-мат. наук

Именно на этих позициях стоит Российская академия наук, по инициативе В.Л. Гинзбурга образовавшая в 1998 г. при своем Президиуме Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, бессменным председателем которой является академик Э.П. Кругляков. Комиссия ставит своей задачей прекращение бесконтрольного финансирования лженауки государством и с этой целью добивается непременной официальной экспертизы любых масштабных государственных проектов в области науки и техники.

Неудивительно, что граждане, имеющие явные «заслуги» в создании лженаучных теорий, используют любую возможность для охаивания деятельности Комиссии. Но иногда о ее ненужности пишут и серьезные ученые. Самая свежая из таких публикаций — статья Леонида Медведева, опубликованная 8 ноября 2011 г. в ТрВ-Наука № 91 под заголовком «Ученые — тоже люди» [1]. Ничто человеческое, стало быть, им не чуждо, а ведь в природе человека заложено свойство ошибаться, errare humanum est. Вот и эта статья кишит фактическими ошибками, причем начинается она с ошибок непростительных. Процитируем ее первые строки: «Знакомясь с перипетиями отношений между академиками РАН и В.И. Петриком, всё более убеждаюсь, что из виду уходит главное. Точнее, оно подменяется второстепенным, недоказуемым, неопределенным и, следовательно, неподсудным: моральным обликом изобретателя, странными экспертизами, фантастическими суммами, которые он будто бы заработал (или собирается заработать) на нанофильтрах, будто бы покровительством спикера Государственной Думы и тому подобными деталями. Всё это уже было и произойдет еще много-много раз. Петрик — Казначеев — Грабовой — Кашпировский — Гаряев — это явления из разряда вечных. На самом же деле проблема РАН — Петрик лежит совсем в иной плоскости. По крайней мере много глубже и шире. Во-первых, бороться следует за научность и рациональность, а уж потом против В.И. Петрика. Общеизвестно, что это далеко не одно и то же».

Итак, автор в сущности утверждает, что РАН борется не за научность, а против Петрика («облико морале» коего неподсудно); что его напрасно обвиняют в намерении заработать фантастические суммы, причем «на нанофильтрах»; что его напрасно обвиняют в пользовании покровительством спикера Госдумы и что все обвинения в адрес злосчастного Петрика основаны на «странных» экспертизах. И получается у Л. Медведева, что борьба с Петриком не имеет ничего общего с борьбой «за научность и рациональность». Все эти утверждения — ложны (приходится надеяться, что речь идет не о сознательной лжи, а о результате полной неосведомленности автора в истории петрикиады).

Мы не будем здесь вновь излагать хорошо известные факты этой истории, краткое описание которой дано, например, в статьях Э.П. Круглякова в бюллетене № 7 и Е.Б. Александрова в бюллетене № 9 «В защиту науки», к которым мы и отсылаем читателя (они доступны на сайте РАН и — в более удобном для пользования виде — на сайте [2]). Л. Медведев осуждает «бесхитростную» оценку Кругляковым поступка академиков, рассыпавшихся в комплиментах Петрику (дескать, хотели примкнуть к финансированию), и предлагает толковать событие «с несколько иными нюансами». Ей-богу, никаких нюансов тут нет — всё то же «бабло», и в том же ракурсе! И, ей-богу, грех называть Петрика «чудаком»! Впрочем, успешное взятие этим «чудаком» в качестве соавтора председателя Государственной Думы РФ — это, конечно, весьма чудесное чудачество...

Заметим еще, что Л. Медведев, говоря о Петрике, пишет о его «нанофильтрах» в контексте псевдонауки, подверстывая, например, нанофильтры к «торсионным полям» и к «фантомному геному». Между тем многоплановая критика этих фильтров всегда лежала сугубо в области их потребительских свойств (эффективность, стоимость, соответствие объявленным параметрам, потенциальная опасность.). Никто не обвинял эти фильтры в лженаучности (если оставить в стороне рекламные и вздорные заявления о том, что фильтры заполнены графеном). Лженаука в широкой палитре «открытий» Петрика, разумеется, встречается, но тема «нанофильтров» к ней не относится. Впрочем, специалисты по очистке воды относятся к «нанофильтрам» Петрика не столь толерантно (см., например, комментарий к статье Л. Медведева на сайте ТрВ-Наука).

Далее Л. Медведев критикует РАН за терпимость к заблуждениям своих членов при нетерпимости к прегрешениям представителей науки из других корпораций. И тут он несправедлив и непоследователен. Например, он обвиняет Отделение истории РАН в игнорировании завихрений А.Т. Фоменко: «Однако любопытно, что при этом Отделение истории РАН не высказало публично отношения к его историческим трудам, впрочем, может, я его просто не видел».Так, может быть, сначала нужно было посмотреть, прежде чем удивляться? Отделение истории неоднократно совершенно определенно характеризовало построения А.Т. Фоменко — и эти определения опубликованы! Точно так же, вопреки мнению Л. Медведева, неоднократно члены нашей Комиссии писали и о странных работах В.П. Казначеева и др. (см., например, статью Э.П. Круглякова «История одного интервью» в бюллетене № 1).

Непоследователен автор и в призывах не обращать внимания на заблуждения ученых, имеющих очевидные достижения в своей профессии. Ведь не прощает же он исторические бредни успешному математику академику А.Т. Фоменко! И, наконец, автор простодушно укоряет академика Э.П. Круглякова, который, во-первых, признался, что не читал заметки автора, а во-вторых, никак не отозвался на посланную автором книгу. Прошло лет десять — стоит ли пространно об этом писать, обнаруживая свою столь глубокую личную обиду?

Сегодня лженаука, особенно прикармливаемая государством, — это не просто прибежище безобидных маргиналов от науки. Это реальная опасность для науки, образования и тем самым для общества в целом. Бороться с ней — дело неблагодарное, но необходимое.

Публичные дискуссии сторон постоянно переходят во взаимные обвинения с использованием одних и тех же ярлыков. Так, представители «нормальной» науки приводят пресловутую «лысенковщину» в качестве образца агрессивной лженауки с политической подкладкой. В ответ они получают обвинения в том, что именно Академия наук СССР была ответственна за гонения на генетику, поскольку Лысенко был ее членом, а нынешняя борьба РАН с лженаукой называется новой «лысенковщиной» и «новым походом инквизиции». В прошлом году именно последнюю формулировку использовал, защищая Петрика, лично начальник Думы, он же председатель Высшего Совета партии «ЕдРо» Борис Грызлов, обвинив заодно инквизицию в сожжении Коперника!

Неразрешимость этих споров связана отнюдь не с невозможностью проведения четкой грани между наукой и лженаукой — существуют элементарные необходимые и достаточные признаки априорной ложности множества широко пропагандируемых в СМИ современных «открытий». (Особенно четко эти признаки формулируются в области точных наук, в частности в физике.) Неразрешимость споров вызвана субъективной невозможностью признания сторонниками псевдонауки своего фиаско, поскольку в случаях добросовестного заблуждения это означало бы психологический крах, связанный с отказом от многолетних и безмерных амбиций, а в случаях явного мошенничества могло бы повлечь за собой даже уголовную ответственность.

Эти обстоятельства обуславливают ожесточенность сопротивления лженауки и ее агрессивность, в то время как мотивация к спору противной (во всех смыслах...) стороны ослабляется естественным нежеланием профессиональных ученых тратить время на бесплодные споры с фанатичными, невежественными и зачастую недобросовестными оппонентами. В результате возникает порочная ситуация, при которой все козыри оказываются в руках лженаук. Средства массовой информации, падкие до сомнительных сенсаций, а то и просто купленные, переполнены лженаучными измышлениями (см. особенно статьи Эрнста Мулдашева и Савелия Кашницкого в «АиФ», рекордные по сказочности и глупости. Их статьи позорят это популярное издание — но заодно они подсказывают, что публикуемая в «АиФ» реклама лечебных средств — такая же брехня, хотя и много опаснее статей) и клеветническими нападками на «косную официальную науку», «препятствующую прогрессу и удушающую ростки нового». В то же время сама эта «официальная» наука обычно может возразить лишь в своих собственных изданиях с ничтожными тиражами, вроде бюллетеня «В защиту науки».

Вдобавок к этому адепты некоторых наиболее активных сейчас направлений лженауки широко пользуются наработанными в советский период связями в структурах обороны, госбезопасности и разведки. Это оборачивается жестким лоббированием в Государственной Думе проектов передачи государственного финансирования науки и образования в руки носителей «новой науки», которые клятвенно обещают (вот уже лет 40!) вскорости дать народу меч-кладенец, скатерть-самобранку, сапоги-скороходы, вечный двигатель (того или иного рода).

Однако правомерно ли подвергать сомнению свободу поиска? Можно ли лишать исследователя права на ошибку? Как можно отличить предмет научного исследования от лженауки? Такие риторические вопросы постоянно звучат при любом публичном обсуждении темы лженауки. Ее адепты и защитники неизменно приводят исторические примеры непонимания современниками истинных замечательных открытий и неверных прогнозов великих ученых прошлого (обычно вспоминают Герца, Томсона, Резерфорда). При этом неявно предполагается, что ситуация в науке третьего тысячелетия не отличается от таковой триста или даже сто лет назад. Это глубокое заблуждение.

Первые ученые шли по целине, когда практически любая мало-мальски разумная гипотеза имела примерно равные шансы либо подтвердиться, либо быть опровергнутой. С тех пор человеческая природа не изменилась, людям так же свойственно ошибаться, однако в науке ситуация изменилась радикально. Человечество накопило грандиозный объем знаний, которые решительным образом ограничивают фантазии исследователей в интерпретации новых открытий. Каждая новая гипотеза должна быть прежде всего увязана с уже известными бесспорными законами и фактами. Именно такого рода «принцип соответствия» позволяет без колебаний отвергать лженаучные притязания, такие, как возникающие вновь и вновь прожекты производства даровой энергии «из физического вакуума» и построения «безопорного движителя» (каковым является, например, устройство, получившее прозвище «гравицапа», установленнное на одном из российских спутников и, в полном соответствии с законами природы, не сумевшее изменить его орбиту, на что рассчитывали создатели гравицапы, — об этом рассказывается в статье Э.П. Круглякова в бюллетене «В защиту науки» № 9, 2011, который выйдет в свет в декабре).

Ошибки практически неизбежно сопровождают любое научное исследование, но ошибки ошибкам рознь. Бывают неизбежные ошибки, связанные с неполнотой учета уже имеющегося знания о предмете, или рутинные методические ошибки. С ними приходится мириться. А вот ложные гипотезы лженауки связаны не с недостатком имеющихся знаний о предмете, а с игнорированием этих знаний.

Очень характерно для лженауки всех времен заявление об открытии новых видов взаимодействия, новых частиц, новых сил. Но любая новая сила должна быть увязана с уже известными. Например, нельзя ввести новое дальнодействие без оглядки на необъятный наблюдательный материал в области небесной механики. При этом сразу возникают непреодолимые ограничения на величину гипотетической новой силы — она должна быть так слаба, чтобы ничего не изменить в картине мира в пределах достигнутой точности наблюдений.

Заметим, что требования «принципа соответствия» не ограничиваются областью точных наук. Примером применения этого же подхода может служить опровержение профессиональными историками и астрономами экстравагантных и откровенно лженаучных построений А.Т. Фоменко.

Верховным судьей является мировое научное сообщество, опирающееся на непрерывно растущий свод фактов и объективных законов природы — на накопленное коллективное научное знание. И суд этот является достаточно безапелляционным. В науке (по крайней мере в области точных наук) неприменим принцип свободы совести, позволяющий каждому верить по-своему: наука живет знанием, а не верой. Точное знание оставляет мало пространства для различных взглядов — наука не демократична. Дискуссии в науке уместны на стадии гипотез. Дискуссии прекращаются, когда на смену гипотезе приходит теория.

Евгений Александров, академик РАН
Юрий Ефремов, докт. физ-мат. наук

1. http://trv-science.ru/2011/11/08/uchenye-tozhe-lyudi/

2. http://moi-vzn.narod.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

24 комментария

  • Денис Андреевич Зауэр:

    «Дискуссии в науке уместны на стадии гипотез. Дискуссии прекращаются, когда на смену гипотезе приходит теория.» — Да, это круто. Слава Богу, дискуссии в науке не прекращаются даже в случае прихода Теории. В том числе «единственно верной», «классово правильной» или «расово полноценной». Аккуратнее, товарищи. Вот на этом вы и проседаете в своей борьбе со всей этой шпаной типа Петрика. Самая научная теория была сделана, как известно, Птолемеем, поскольку она полностью соответствует критериям научности. И более тысячи (!) лет эта теория работала вполне достойно. Правда, ложной была абсолютно (!) в своих первых принципах. Что не делает ее ненаучной, а наоборот (по Попперу). Что же такое с нашими академиками? Ни одной еще статьи против лженауки не прочитал, чтоб какая-нибудь ахинея вроде вышеприведенной цитаты не попалась. ТщательнЕе, товарищи!

  • Цель науки не установлении истинности того или иного философского учения.

    У науки совсем другая задача ---- установление истины. Как устроен мир на самом деле —

    вот вопрос, на который стремится ответить наука.

    Ну а что касается лискуссий,

    то в свое время можно было спорить, например, о том чему равно 2Х2. Кто то

    настаивал на том,

    что 2Х2=5, а кто то утверждал, что дважды два — это стеариновая свечка.

    Но вот был проделан простейший эксперимент: в соответствии с определением умножения

    взяли две пары яблок и сложили их в одну кучу. Специально приглашенные эксперты

    установили, что в куче лежит ровно 4 яблока.

    Вместо яблок можно, конечно брать апельсины и любые другие предметы, но

    результат всегда будет тот же самый. Темы для дискуссии нет! Конечно, можно

    начать другую дискуссию — сколько

    будет 3×3 и т.д., но с вопросом о дважды два — все было кончено.

    Даже в случаях неизмеримо более сложных всегда можно задать дальнейшие вопросы

    об изучаемом предмете. Но постоянно пересматривать то, что уже сделано невозможно — наука

    утратит движени вперед. Конечно, с развитием науки некоторые ее представления уточняются дополняются, находятся новые решения старых задач устанавливаются новые связи между явлениями и т.д.,

    на при этом всегда остается некоторое неизменное ядро.

    Что касается Птоломея, то тут надо сказать следующее. Птоломей, во-первых, построил

    некоторую физическую картину мира. В XXI-м веке сомневаться в ее абсурдности

    просто неприлично. Во-вторых, он предложил некоторую схему для вычисления положения

    светил на небе. Этой схемой можно пользоваться и в наши дни. Только точность,

    которую она дает на сегодняшний день по видимому никого не устроит. Как поправить ее тоже ясно, надо просто все расчеты вести по современным формулам в системе

    отсчета в которой земля неподвижна

    Ну, а что касается проблем, с которыми сталкивается комиссия по борьбе лженаукой,

    то тут следует сказать, во-первых, что недостатка в Геростратах

    человечество, к сожалению, никогда не испытывало. А, во-вторых, главный корень проблемы в том, что пока ситуация в России в области экономики и политики

    не нормализуется российская наука обречена на вымирание. Есть опасность,что через 50 лет

    науки в России не останется совсем!

    Может ли дело быть иначе, если руководитель одной из главных партий страны

    заводит псевдонаучный бизнес с неким очень сомнительным гражданином

    а когда ему указывают на это, то

    он обзывает академиков мракобесами! И никто, заметьте, не сказал ему классическую фразу «Борис — ты не прав!»

    • тот же Аноним:

      Естественным наукам (физике, химии, биологии, ...) нужны причинно-следственные, процессные модели, непротиворечиво опирающиеся на эмпирические, однозначно интерпретируемые данные.

      И же я тут потерял слово «формулы»? :- (

      Надо же — на ринге: ненаука против «лженауки»! Это же — посильнее чем «Пчёлы против мёда»! (не говоря уж о каком-то там Фаусте, какого-то Гёте ... :-) )

  • Денис Андреевич Зауэр:

    Все правильно. Совершенно согласен. И с прогнозом относительно судьбы науки в России и с тем, что 2×2=4. Но замечу, что арифметик можно построить много и разных, в том числе и таких, где 2×2=0. И если не все они будут пригодны для описания доступной нашему восприятию части мироздания,это совсем не означает, что они ненаучны. Бесполезны с практической точки зрения — может быть. Но математики о пользе вообще думать не обязаны. Однако пример с 2×2 как аргумент вообще неудачен. Математика — это язык, а речь идет о том, что на этом языке говорится. Можно абсолютно грамотно сказать совершенную глупость. Тот же Птолемей хорошо знал математику, но модель построил абсолютно неверную, хоть и позволяющую делать вычисления, совпадающие с результатами наблюдений в течение 12 веков. Я просто хотел в своем замечании выразить досаду по поводу какой-то тотальной ограниченности наших борцов со лженаукой. В то время как давным давно известны признаки, отличающие научную работу от квази, псевдо и анти-научной. А вместо этого академики наши доказывают, что фильтры Петрика опасны для здоровья, потому что там «наночастицы»(!!!) Ну не бред ли? Очевидный жулик и откровенно невежественный человек вообще не заслуживает прямого диалога. Надо начальникам мозги прочищать, чтоб денег ему не давали, с ними вести работу, а на разговоры с петриками вообще не тратить времени. А то доходит до полного абсурда: этот троглодит просит устроить ему разговор с Костей Новоселовым и Андреем Геймом! И это обсуждается в телевизионной программе!!! Правильно сказал Андрей: «на Руси всегда любили юродивых, видимо, ничего не изменилось».

    • В известной монографии Ф.Хаусдорфа «Теория множеств» есть

      подстрочное замечание: «Если дважды два

      равно 5, то существуют ведьмы.» Этим Хаусдорф хотел сказать, что по

      законам формальной логики из нелепости следует все что угодно. Математика,

      между прочим, тоже наука. По отношению к другим наукам — это инструмент познания,

      а не просто язык.

      Относительно прочищения мозгов начальству. Прочищение мозгов

      нормальные взрослые люди обычно любят меньше чем прочищение кишечника.

      Разные ловкие люди умеют подбираться поближе к

      правительственным мозгам гораздо с большим успехом, чем это получается у

      ученых. На каждый довод ученых, направленный против него у жулика есть

      свой абсолютно железный контр довод. Сражаться с современными Остапами

      Бендерами на их поле — дело бесполезное. Единственный довод, на который

      нет убедительного контр довода — доказательство лживости обещаний, которые псевдоученые дают

      правительственным структурам,

      ввиду несостоятельности и даже абсурдности положений, на которых эти обещания

      основаны. Этим, собственно говоря и занимается комиссия, возглавляемая

      Э.П. Кругляковым. А к высоким начальникам пусть ходят Юрий Сергеевич Осипов

      и члены президиума РАН.

      • Аноним:

        C каких таких пор (пропустил?) — математика ВДРУГ стала наукой! и ею начали добывать знания о материальном мире ! :-)))

        Что у Вас за LSD такое забористое :-) Хочу ...

        Кстати, именно такие взгляды на научный метод являются «абсолютной ненаукой»

        • тот же Аноним:

          а, именно — коварной религией, прорвавшейся в естественные науки с «заднего прохода». Смотрим вот на этот предельный случай «математического Бога»:

          dn6671.livejournal.com/20498.html

          и обязательно готовим рубашки с «длинными рукавами» ...

      • Авторы пишут

        науке (по крайней мере в области точных наук) неприменим принцип свободы

        совести, позволяющий каждому верить по-своему: наука живет знанием, а не верой.

        Точное знание оставляет мало пространства для различных взглядов — наука не

        демократична. Дискуссии в науке уместны на стадии гипотез. Дискуссии прекращаются,

        когда на смену гипотезе приходит теория.*

        Мне представляются эти слова абсолютно бесспорными. Попытки привязать науку к

        «единственно верной» или «классово близкой» или «расово полноценной» теории —

        это есть типичный пример лженауки.

        Приведу пример из далекого прошлого. В 1952-м году на Ленинградском

        геометрическом семинаре, руководимом А.Д. Александровым выступил некто по фамилии

        Гаврилко, преподаватель начертательной геометрии в одном из вузов на Украине.

        Инвалид войны — передвигался на протезах. Это, по видимому, и послужило причиной

        того, что ему была предоставлена возможность выступить перед ученым сообществом.

        Исходя из принципа перехода количества в

        качество известного из диалектического материализма, он пришел в выводу, что должно существовать исчисление, промежуточное

        между векторным и скалярным. Он ввел новое понятие диалектического материализма,

        которое назвал словом «узёл» (через букву ё и с ударением на втором слоге)

        Докладчик начал последовательно излагать свое учение. На 5-ой минуте доклада он

        определил, какие два объекта в его теории считаются равными. Через минуту один

        из молодых участников семинара подошел к доске и на простейшей картинке показал, что в

        исчислении Гаврилко любые два объекта равны. Так как равные объекты рассматриваются

        как один и тот же объект, то получалось, чьто его теория не более интересна

        чем геометрия нульмерного пространства или алгебра, в которой есть единственный

        элемент — нуль. На сказанное докладчик возразить ничего не смог и хотя он порывался продолжить свой доклад дальше его слушать не стали.Этот человек не сложил оружия. Он написал

        письмо в ЦК, с разоблачением идеализма в статьях Александрова.

        На дворе, однако была уже другая эпоха и успеха в своей борьбе товарищ Гаврилко

        не достиг.

        Что касается арифметики, в которой 2Х2=0, то в науке часто разные вещи называют

        одинаковыми

        именами. Если у Вас получается, что 2Х2=0, то это означает только, что Ваше 2

        это совсем не то 2 которое обозначает, скажем, число рук у нормального здорового

        человека. (От формально математического определения числа 2 я воздержусь.)

        • Как сказано Дденисом Андреевичем, математик не обязан думать о пользе

          того, чем он занимается. Всякий человек, занимающийся решением научных

          проблем не обязан думать о пользе своих исследований, если только эта

          самая польза не включена тем или иным

          способом в условия задачи, которую он должен решить. Вспомним Леонтовича:

          «Наука есть лучший способ удовлетворения собственной любознательности

          за государственный счет».

          • Аноним:

            Для вышеописанного случая, боюсь что государственный счёт неизбежно придёт из сербской больницы (и не подумайте, что это — национальность ...) :-)

          • reader01:

            Не Леонтович, а Л.А.Арцимович!

  • crohobor:

    Мне кажется, что ограничить дискуссии о теориях можно — и нужно — только в редких случаях вопиющего их противоречия с твердо установленными законами природы. Однако и здесь ситуация меняется при открытии новых ФАКТОВ, ЯВЛЕНИЙ. Так я понял П.Л.Капицу, «Эксперимент теория практика».

    Лженаука, как правило, гнездится в попытках обойти законы природы в новых устройствах, процессах и т.п., попытки, призванные немедленно осчастливить человечество или — на худой конец — получить ассигнования на длительную разработку деталей. Вспоминаю «машину Дина» и услышанный недавно доклад о борьбе с террористами путем инициирования взрывных устройств на их теле с помощью радиолуча. Да и лысенковские сказки относятся к той же категории.

    Что касается математики, то ее основания в руинах и найти им замену пока не удается.

    • crohobor пишет

      «Что касается математики, то ее основания в руинах и найти им замену пока не удается.»

      Я извиняюсь, но я должен сказатьБ что это чепуха.

      Существуют разные школы в области оснований математикию Представители некоторых из них считаютБ что истину знают только онию Наличие разных точек зрения наБ казалось бы на один и тот же предмет создает впечатление хаосаю Отсюда вывод основания математики — это сплошные руиныю

      Ннекоторые философы, также выступают с критикой положения дел в основаниях математики. Послушаешь их и создается впечатление, что матемтика зашлв в тупик и крах этой науки вот вот произойдет.

      Советским философам было свойственно читать мораль ученымю Я по наивности думал когда то, что это есть свойство исключительно советских философов. Сейчас я понимаю, что

      этоБ по видимому, есть свойство всех философов вообще. Только поучения в адрес ученых со стороны советских философов имели , по большей части характер грубой и безграмотной демагоиии. Западные философы

      действуют более тонкими мпетодами.

      В заключение должен сказать, что математики как и раньше с успехом доказывают новые теоремы открывают новые явления математической природы, создают новые теории, решают старые проблемы.

      Математика и ее методы успешно применяются также и при решении самых разнообразных задач возникающих в других науках.

      Кризиса в математике, также как и в ее основаниях нет!

      • crohobor:

        Доктору Z.

        Математики, действительно, эффективно работают, это так. Но после исследований Гёделя надежность полученных математикой результатов опирается на тот факт, что их приложения никогда не подводят. (Мета)математиков не удовлетвроряет надежность на уровне естественных наук. Их усилия — как я отнюдь не прфессионально понимаю — направлены на построение фундамента математики, независимого от других наук и не основанного на экспериментальных данных, как бы опосредственно это не осуществлялось.

        Пользуюсь случаем поздравить читателя, если такой найдется, с Новым 2012 годом и пожелать всего самого лучшего. 1.1.12

      • тот же Аноним:

        Ошиблись :-) Первые претензии к континуальной математики («наивной», гипотезной теории множеств) приехали не со стороны жалких «советских философов», а ещё — от старика Зенона :-)

        И похоже, что именно эти претензии не пережил Кантор, сойдя с ума :- ( Гильберта же «спас» Гёдель, после чего старик Давид «эмигрировал» в финитную математику, заминировав за собой отходы своими «проблемами». А вот «эмиграция» последователям Давидыча — тоже не очень-то подсобила, ибо там, однако, — тезис Чёрча скрывается :-)

    • Аноним:

      По Вашему «определению» — Никола Тесла — махровый лжеучёный, коварно-таки осуществивший лженаучное «массовое облагодетельствование» человечества электрогенераторами/радио/..., патентным обманом (ну прям прото-Петрик) выбивший финансирование из Вестингауза и др., и ещё нагло обзывавший нашего свет-Эйнштейна — лжеучёным («нефизичная теория») :-)))

      Вы каким-таким органом думаете, когда буковки в Интернет пишете?

      • Crohobor:

        Я не уверен, что првильно понял замечание Анонима и отношение его высказываний к моим, в чем они ответ мне.

        Наличие «прфессиональных» лже-ученых не отменяет того факта, что действительно плодотворные и талантнливые авторы нередко уходили в сторону от подлинной науки. Ни богословские труды Ньютона, превосходящие по объему научные, ни «проповеди» позднего Паскаля, ни некоторые идеи Николо Тесла и т.п. не бросают тень на их научные результаты. Розерфорд не верил в перспективность использования энергии атомных ядер, Герц — в практическую возможность передачи сигналов на расстояние с помощью электро-магнитых волн, хотя сам это выплнил до Маркони и Попова. Менделеев считал атомы неделимыми. Что касается российского фильма о Тесла, там не мало дешевой лжи. Ни Тесла ни Эйнштейн мною не упоминались.

        Наука двигается вперед, преодолевая многочисленные ошибки и заблуждения, шарлатаны в ее рядах — чистая помеха этому движению, они заслуживают только разоблачения.

  • vlad1950:

    авторы признают что Лженаука всегда сопутствовала науке, и вряд ли когда-нибудь эта ситуация изменится ну так и что дальше

  • Отвечаю crohoborу. По адресу тех метаматематиков, которые чего то там ищут можно сказать только: «Бог им в помощь».

    В одном институте работают два специалиста в области математической логики, которые занимаются опровержением теории множеств.

    Пока не получается. У одного из них ошибку в предлагаемых им текстах находят на первой странице, у другого на 10-й. Очевидно, когда удастся отодвинуть ошибку на двухсотую страницу теория множеств будет считаться опровергнутой, ибо не найдется человека, который в силах прочесть 200 страниц математического текста.

    • crohobor:

      Итак, доктор Z пишет: «...не найдется человека, который в силах прочесть 200 страниц математического текста.» Приведу свежий контрпример (см). В мире продожается дискуссия о доказательстве Гришей Перельманом гипотезы Пуанкаре. Оно занимает примерно 300 страниц. Их не только читают. Но не без труда расшифровывают места, где автор говорит, «легко видеть» или «отсюда». Утверждение уважаемого доктора опровергнуто по всем правилами формальной логики, справедливо им уважаемой. Прием достаточно распостраненый. Но дело не и в этом его промахе.

      Еще древние обнаружили утверждения, о которых нельзя сказать ложны они или истинны. Широко распостаненное гласит: «Все, что я когда-либо сказал, ложно.» Подобые парадоксы обнаружины в теории множеств. Метаматематики не стараются отменить теорию множеств и логику, но найти пути подведения под них и зданиение математики в целом надежного фундамента.

      К слову, логическия противоречивость утверждения о возожности бесконечного деления материи привели древних мыслителей к представлению о ее зернистом строении, об атомах.

      • crohobor:

        Поторопися и допустил описки. Конечно, нужно:

        К слову, логическАя противоречивость утверждения о возожности бесконечного деления материи привела древних мыслителей к представлению о ее зернистом строении, об атомах.

  • Нейтральный:

    >>>Разумеется, в демократическом обществе не может быть запретов на высказывание даже бредовых идей. Никто также не может препятствовать гражданину свободной страны в его желании быть обманутым прорицателями или псевдоцелителями (хотя лицензионный контроль за деятельностью последних всё же необходим). Но и отнимать деньги у граждан и государства для оплаты заведомо бессмысленных проектов тоже никто не вправе.<<<

    Интересно, а почему все эти официозные "блюстители" на Фоменко бочку катят? Он же у государства денег на свою НХ не просит. Ну работает себе и работает. Кому мешает?

    • Виктор Сорокин:

      Каков вред от Новой Хронологии?

      Ну, кроме естественной обиды для тех, кому противно, когда неповинному народу вешается на уши лапша быстрого приготовления, Новая Хронологя несёт и достаточно существенные опасности.

      Нет наук, которые так или иначе не использовались людьми (причём людьми, которые в этих науках — специалисты «частичные», либо не специалисты вообще; «частичные специалисты» — те, кто знает и применяет открытые наукой законы, не задаваясь вопросом, отчего им надо верить; сие неизбежно — нельзя объять необъятное). История — не исключение.

      История — «эксперимент социологии». Не все науки так счастливы, как физика или химия, которые могут свои самые фундаментальные представления поверять корректными экспериментами — специально спровоцированными ситуациями, в которых, кроме изучаемого явления, ничего более не «засвечивается», и результаты наблюдения которых можно смело распространять на всю данную науку. Недаром физику удалось так давно «насквозь математизировать», выразив в виде формул не просто частные закономерности, но Фундаментальные Законы Природы, работающие — что характерно — «в любой дыре», конструируете ли вы реактивный лайнер или электробритву.

      На самом деле большей части наук сие недоступно. Биология не только не может изучить «все формы живых организмов» — их слишком много, но и вообще нам доступна для изучения только одна форма: та, которая возникла на Земле. Геологу доступна для изучения только одна Земля, да и ту мы не можем описать полностью, разобрав по камешкам: на чём сидеть будем? Так и социологам доступно для наблюдения только одно человечество: наше, причём в наше время. Поэтому в таких науках (в большинстве наук) область специально спровоцированного («корректного») эксперимента очень узка, и им необходимо «историческое экспериментирование» (вдаваться в детали и пережёвывать термины не хочу — будет очень длинно).

      Так, например, биология способна в «чистом эксперименте» изучить многое, но провоцировать «чистые ситуации» в масштабе больших биоценозов она не может (придётся «в научных целях» пол-Земли разнести — а что потом делать, даже если такое получится?) — и ей необходима палеонтология. Аналогично можно рассудить о геологии, и — тем более — о социологии.

      Принятие за истину заведомо ложной теории, заведомо бредового «эксперимента», каким является Новая Хронология, заставит пересмотреть, забыть-наплевать, огромное количество социальных явлений. Сокращение истории в несколько раз, замена чем-то совсем пятнадцатым всех накопленных знаний — заставит пересмотреть, например, кучу закономерностей экономики. В частности, совсем по-другому представить возможности общества восстанавливаться после всяких «маленьких неприятностей», типа войн, эпидемий, экономических переломов… да и вообще поставить многое из перечисленного под сомнение (что, кстати, может икнуться и на других науках: медицина не в состоянии (Да и кто ей даст? Фоменко первый заорёт: «Не давайте!») спровоцировать в целях познания какую-нибудь Флорентийскую чуму, и вынуждена изучать некоторые особенности таких явлений «на истории»; какие ей выводы делать, если выяснится, что чего-то такого не было?).

      А поскольку — я уже помянул — «практически применяют» науки специалисты, в этих науках «частичные», а то и вообще не специалисты, а социология «на практике» касается всех — опасность лженауки в такой, совсем не «лягающейся током», области может оказаться изрядной.

      Затем: история — наука, как мы знаем, «болезненная». Рассматривать причины сего — лениво, но мы это и так всё время наблюдаем. Поводов для мордобоя хватает и со «старой хронологией», и ввод в оборот — да ещё с официальным если не признанием, то хотя бы «молчаливым допущением» — чего-то совсем ни на что не похожего может устроить добавочные «напряжения» (Тем более, что лженаука в истории всегда «обосновывает» для страны (народа) своего создания «первое место и с полки пирожок». Я не слышал про исторические лженаучные теории, из которых следовало бы, что народ, в среде которого она создана, ничем не лучше других…).

      Ещё: история — как наука — легко популяризируется (в том числе и на хорошем научном уровне). Чтобы иметь о ней представление, всяких «высших арифметик» знать не нужно. К тому же история — просто интересна. Для многих. Поэтому именно история вполне может служить для многих же хорошим примером (и учебником) того, «как науки делаются». Не только история — все науки. Поскольку же большинство людей — всё-таки не учёные, но именно они — это большинство — главные «делатели» своей (и каждого, соответственно, ибо мы все — одно общество) жизни, и в своей деятельности, так или иначе, опираются на выводы наук, то общее знание, «как науки делаются», умение — хотя бы грубо — отличить науку от бреда сивой кобылы, всё-таки важно.

      Один из краеугольных камней Новой Хронологии — тезис о том, что «традиционная хронология», то, что признаётся за истину «официальной наукой» — есть кем-то когда-то (и отнюдь не из альтруистических соображений) выдуманная «муть, ложь и провокация», которую — тем не менее, и сам Фоменко тому подтверждение — один «нетривиально (нетрадиционно, не в официальном ключе) мыслящий» человек вполне способен ниспровергнуть. Отсюда вывод: для создания Научной Истины в принципе совсем не важно ни знать «официальную науку», ни даже уметь своё открытие обосновать. Достаточно «нетрадиционно мыслить» (что даст открытие), и уметь его объявить — так, чтобы вас услышали сквозь «официальную» шумовую завесу. А ещё лучше — найти поддержку, такую, чтобы протолкнула ваше истинное открытие на положенное ему место, занятое до того «официальной» наукой. Она ведь не доказана, а кем-то в головы «втеснена»… Лысенко… Петрик…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com