«Все так делают»

ТрВ-Наука продолжает следить за ходом процесса «Кажева против Любовской», который теперь превратился в процесс «Кажева против Любовской и редакции «Троицкого варианта»»

Ольга Николаевна Кажева в очередной раз изменила свои исковые требования. Теперь она хочет стребовать не только миллион рублей с профессора Любовской, но и пятьсот семьдесят пять тысяч с редакции «Троицкого варианта» (см. врезку). Кроме того, теперь ее будут представлять два юриста — помимо, видимо, недостаточно успешно справляющегося с делом адвоката из ООО «РезультатЪ» Константина Колесникова (чего стоят неоднократные изменения исковых требований, да и с простой, не юридической грамотностью в первых вариантах было не очень) в дело входит новый адвокат. Судя по всему, Елена Степакова, про которую пока ничего не известно, и формулировала новые (по уверению г-на Колесникова, теперь уж точно-точно окончательные) требования. Во всяком случае, стиль искового заявления изменился, в нем нет совсем уж очевидных юридических ляпсусов, да и грамматических ошибок стало поменьше. При этом, удивительным образом, номера газеты, утверждения из которого предлагалось опровергнуть, к иску приложено не было, и под рукой у стороны истца его не оказалось. Видимо, г-жа Степакова еще не вполне вошла в дело и не проинструктировала прежнего представителя истца должным образом.

О.Н. Кажева:

Грустно за науку, если в стремлении любой ценой увидеть свои фотографии в популярной газете «честные ученые» добиваются этого не собственными научными достижениями, а попросту оболгав стипендиатку известной премии.

В ходе обсуждения новых исковых требований выяснилось, что одна из претензий Ольги Кажевой состоит в том, что, поместив переписку с нею на сайте ТрВ-Наука [1], мы не привели в газете тот ее комментарий, который она хотела опубликовать. Виноваты: не заметили соответствующего письма, последнего в цикле и пришедшего с другого адреса (по прошествии времени не ясно, то ли это сработали спам-фильтры, то ли наша невнимательность). Исправляемся (см. врезку). Предоставляем читателям ТрВ-Наука самим судить об адекватности этого комментария, в особенности в свете дальнейших событий. Недоумеваем, почему эта техническая проблема обнаружилась только сейчас, при третьем пересмотре искового заявления.

Основываясь на том, что в деле появился новый участник, сторона истца попросила еще раз отложить рассмотрение дела, причем, как сообщил г-н Колесников, все ближайшие дни у него заняты другими процессами. Представитель ответчика Роман Малков попросил не делать этого, сославшись, в частности, на то, что в суд уже явились свидетели и было бы неправильно заставлять их приезжать в Ногинск еще раз. Свидетелями были профессор Эдуард Николаевич Ягубский и секретарь диссертационного совета д.х.н. Таймураз Савельевич Джабиев (стороне ответчика не удалось вручить повестку Валентину Ананикову, одному из оппонентов, о вызове в суд которого было заявлено ходатайство в прошлом заседании). В результате суд решил опросить свидетелей в этом заседании, а дальнейшее рассмотрение дела отложить.

Первым в зал был вызван профессор Ягубский. Он довольно подробно пересказал свое выступление на защите. В частности, он подтвердил свое мнение о том, что в диссертации изложен труд не только и не столько Кажевой, сколько многих людей. Увлекшись, профессор Ягубский прочитал суду небольшую лекцию о разнице между синтетической органической химией и физической химией, между химией ацетилена и рентгеноструктурным анализом. Думаю, впервые в зале Ногинского суда звучали фразы вроде «региоселективное С-2-этинилирование пиррольного ядра».

На вопрос профессора Ягубского: «Ольга Николаевна, Вы переписали обзор? Только честно» — Кажева ответила: «Переписала с незначительной коррекцией», и добавила: «Это мой литобзор. Как хочу, так и пишу. Где написано, как надо писать литобзор? Поясните, какой закон я нарушила? Я объясню: эти люди всю жизнь живут по понятиям, причем по своим собственным...» — и была на этом остановлена судом.

Как была вычислена сумма иска к ТрВ-Наука. Цитата из искового заявления: С редакции газеты «Троицкий вариант» моральный вред в сумме 575 000 руб. Указанная сумма рассчитана с учетом степени распространения порочащих меня сведений и стоимости одного экземпляра газеты. Со статьей ознакомилось примерно 11500 человек (5000 экз. + 6500 просмотров интернет-версии статьи на 18.10.2011 г.). Стоимость одного экземпляра газеты составляет в среднем 50 руб. Итого 11500×50 руб. = 575 000 руб.

Справка Трв-Наука. Один экземпляр газеты стоит в киоске The New Times 15 руб., годовая подписка — 600-800 руб. в зависимости от способа доставки, интернет-версия доступна бесплатно.

Состоялась дискуссия о том, утверждала ли Кажева, что она открыла новые реакции, если про них сказано в выводах и в разделе «Научная новизна и значимость» автореферата и они были рассказаны в докладе, но при этом не указаны явно в разделе про личный вклад автора. Профессор Ягубский, указав, что в автореферате приносятся благодарности двенадцати докторам и трем кандидатам наук из Иркутского института химии им. Фаворского, воскликнул: «Сколько же людей работало на эту диссертацию!». — «Нормально, все так делают», — парировала Кажева. Она утверждает, что соавторы разрешили ей использовать их общие результаты таким образом. «Вы же защищаете диссертацию Кажевой, а не докторскую диссертацию двенадцати человек!», — удивился Ягубский.

И еще один важный аспект дела выяснился из слов свидетеля при допросе его уже адвокатом истца. Как оказалось, на лабораторном семинаре диссертация не была рекомендована к защите, во всяком случае до проведения дополнительных исследований. На состоявшемся после этого семинаре отдела было рекомендовано защитить работу не в Совете ИПХФ, а в Иркутске. «Мне было предложено, я не обязана была с этим соглашаться», — пояснила Кажева. А объясняя, почему рецензентами на семинаре отдела были ученые не из родного института, она сказала, что там нет соответствующих специалистов. Тут возникает любопытный вопрос: если в ИПХФ специалистов нет, то, казалось бы, тем более не следовало защищать диссертацию именно в этом совете?

Показания доктора Джабиева заняли куда меньше времени, но были не менее значимыми. Он рассказал, что после первого выступления Любовской на защите он раскрыл диссертацию и обзор, сопоставил их и сразу увидел многостраничные дословные совпадения. А отвечая на вопрос, употребила ли Любовская в своем выступлении слово «плагиат», он сказал, что точно не помнит, но и сам он, и другие члены Совета это слово произносили.

Стратегия стороны истца основана на том, что в регламентирующих документах не определено понятие «плагиат». «Есть нормы, где сказано, сколько слов может совпадать, как ставить кавычки?», — спрашивал адвокат истца у обоих свидетелей. Объяснения со ссылками на научную практику и традиции его не удовлетворяли. Ну да: это ведь «жизнь по понятиям». Как пишет Кажева в исковом заявлении, ею были выполнены требования статьи 1274 Гражданского кодекса: «Единственная моя ошибка является орфографической — я забыла включить цитируемый текст в кавычки, но при этом я неоднократно указываю источник заимствования и авторов».

Сторона ответчика указывает: ответчиком было выражено личное мнение в научной дискуссии; диссертантка сама сняла диссертацию с защиты, отказавшись от продолжения дискуссии; она не апеллировала в ВАК, являющийся вышестоящим органом для Совета, а вместо этого перенесла научную дискуссию в суд (Кажева признала: «Когда я снимала работу, я уже думала, что пойду в суд»). Есть и другие соображения, но, став стороной процесса, мы не будем сейчас про них писать.

В целом заседание заняло около двух часов. Следующее заседание назначено на половину четвертого 10 ноября. А в семь вечера того же дня в Москве, в гостинице «Балчуг-Кемпински», состоится чествование очередной когорты победительниц конкурса Л'Ореаль-ЮНЕСКО. Той самой «известной премии», стипендиатом которой два года назад за работы в области металлоорганических проводников стала Ольга Кажева.

М.Г.

1. http://trv-science.ru/uploads/kazheva_perepiska.doc

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , ,

 

22 комментария

  • Аноним:

    Газета считает, что ее читатели полные дебилы? Или вопрос тут лишний?

    Почему газета по подписке дороже, чем отдельные экземпляры, когда должно быть наоборот...

    И причем тут ВАК? Вообще кто-то в ВАК аппелировал, интересно узнать?

    И если «ответчиком было выражено личное мнение в научной дискуссии», то как в этом участвовала газета — новый участник процесса?

    ??????

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • И снова здравствуйте. Всем любительницам «дебилов», узнаваемых «аппелирований» и прочих орфографических ошибок. На газете никто не зарабатывает, она не окупается, на нее просто тратятся деньги и силы для всеобщей же пользы. Тираж в основном сознательно развозится и раздается бесплатно, так что никакого особого смысла в соотношении подписки и стоимости экземпляров. Подписка тоже не окупается, но там по крайней мере в стоимость вкладываются расходы на пересылку. Так что флаг в руки всем, кто пытается подсчитать газетные доходы :-)

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Аноним:

        удивляет способность заборных писак искажать максимально простые вещи. и умалчивать самое интересное. видимо этот вариант журналистики и есть самый дешевый, что уже не удивляет.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Аноним:

        ну да, для всеобщей же пользы кого попало грязью не поливают, а лишь тех, на известности которых и зарабатывают. Обсудите сантехника дядю Васю (или никому неизвестного н.с.) — аудитория и разбежится :) Другое дело, когда Лореаль+РФФИ

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Аноним:

    «Тут возникает любопытный вопрос: если в ИПХФ специалистов нет, то, казалось бы, тем более не следовало защищать диссертацию именно в этом совете?»

    Компания «Умная редакция+Л.+Я.» не назовут ли дис. совет в нашей стране с гармоничным сочетанием специалистов по химии ацетилена и РСА одновременно? Будьте добры.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Leonid:

    «Стратегия стороны истца основана на том, что в регламентирующих документах не определено понятие «плагиат».

    В связи с этим для стороны защиты, возможно, может оказаться полезной информация с сайта

    skurlatov.livejournal.com/1308901.html

    Определение плагиата, данное Генеральной прокуратурой РФ [1]: «Присвоение авторства (плагиат) выражается в том, что лицо провозглашает себя автором чужого произведения, выпуская его полностью или частично под своим именем. Присвоением авторства признается выпуск произведения, созданного совместно с другими авторами без указания фамилий соавторов, использование в своих трудах чужого произведения без ссылки на автора».

    Председатель ВАК М.П. Кирпичников [2]: «Плагиат — это перепечатка без ссылки на автора полученных им опубликованных результатов. Это то, что в строгом смысле можно отнести к плагиату. Если мы находим в автореферате несколько чужих абзацев, тогда и появляется основание говорить о плагиате… у ВАК есть одна возможность — не утверждать такие диссертации».

    1. www.libertarium.ru/prosecution-letter

    2. www.ogoniok.com/5006/26/

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Александра:

    Как правило, при использовании опубликованных материалов требуется разрешение не только и не столько авторов, сколько издательства, опубликовавшего эти материалы. При публикации автор передаёт издательству авторские права, если не оговорены какие-то особые условия. О чём иск вообще, и какая разница, как формулировать «плагиат»? Если в диссертации содержалась значительная часть материала, опубликованного в научном журнале, а издательство этого журнала — ни сном ни духом, или же не было предоставлено свидетельств обратного — то плагиат-таки налицо.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Аноним:

      Александра, «о чем иск вообще» могла бы ответить редакцию, которая его имеет на руках, но не сообщает об этом читателю по своим причинам. Выводы о причинах делайте сами.

      А вообще иск о распространении соответствующей или несоответствующей действительности (это и разбирает суд) информации, порочащей честь и деловую репутацию. Статья 152 ГК РФ. Наука не при чем.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • R3:

    Интересно, если удастся установить идентичность истца и оскорбляющего ответчиков «анонима» — что скажет судья?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Технически это вполне возможно при соответствующем решении суда, по крайней мере в случае домашнего интернета (просто провайдер по соответствующему запросу выдает справку об использовании в нужное время соответствующего IP, выдававшегося динамически). В случае института это зависит от прилежности админов (многие там сидят на одном и том же IP строго говоря).

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Павел:

    Только людям далеким от науки может показаться не очевидным, что соискатель докторской степени не в ладах с элементарной логикой. Вместо того, чтобы поблагодарить профессора Любовскую, которая сделала ей любезность и разъяснила, что заимствование опубликованного текста, авторство которого ей не принадлежит, в особо крупных размерах может рассматриваться как нарушение инструкции ВАКа о недопустимости использования чужого материала, г-жа Кажева назначила ее ответственной за то, что «диссертационный совет не продемонстрировал готовности» присудить ей искомую степень. Удивительно, что лауреат известной премии не знает, что обильное цитирование несовместимо с теми требованиями, которые предъявляются к соискателям ученых степеней. В противном случае можно было бы взять любую диссертацию по химии ацетилена, поменять обложку, вставить ссылку на первоисточник и выходить на защиту. Если кому-то и предъявлять претензии об отрицательном результате защиты, то это диссертационному совету в лице его председателя, и в размере,

    сопоставимом с затратами на несостоявшийся банкет.

    Остается посочувствовать ответчику и свидетелям о потере драгоценного времени из-за участия в судебном процессе, в котором, как представляется, просто нет предмета для разбирательства.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Юрий Курочкин:

      Я так понимаю, что госпожа Кажева считала, что все двери перед ней открыты и диссертационный совет «продемонстрирует готовность» присудить ей искомую докторскую степень. И вдруг — такой облом! Но уж если к кому и предъявлять претензии в связи с этим печальным для госпожи Кажевой (и, на мой взгляд, счастливым для российской науки) исходом этой защиты, то прежде всего — к ее научному консультанту доктору химических наук Олегу Анатольевичу Дьяченко. Он как научный консультант должен был первым указать госпоже Кажевой на то, что ее литературный обзор не соответствует принятым в науке нормам цитирования чужих работ, и не допускать диссертацию к защите, пока она не будет доведена до должной кондиции. Этого не произошло, так что на господина Дьяченко ложится часть ответственности за происшедшее. Кстати, вызывает удивление его молчание в этой острой и, на мой взгляд, позорной ситуации. Человек, занимающий высокое положение в РФФИ, не имеет права отмалчиваться — он должен либо поддержать свою

      диссертантку, либо отмежеваться от нее. Кстати, на месте ответчицы я бы предложил вызвать господина Дьяченко в суд в качестве свидетеля. Я думаю, он четко понимает, чем для него может обернуться выступление в суде в пользу истицы, потому и молчит.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Павел:

        ««Есть нормы, где сказано, сколько слов может совпадать, как ставить кавычки?», — спрашивал адвокат истца...»

        Адвокат истца может и не знать, что именно в этом и состоит функция диссертационного совета — оценить личный вклад соискателя. В противном случае любой лаборант, записанный в авторский лист большого числа статей, может претендовать на получение ученой степени.

        Что касается использования волшебной кнопки «копи-паст» для написания литобзора, то ссылки О. Кажевой на разрешение от авторов обзора противоречат тому, что ею же сформулировано в автореферате как личный вклад.

        Поэтому вывод следует только один — О. Кажаева ПЫТАЛАСЬ убедить диссертационный совет, что авторство литературного обзора принадлежит ей. Надо обладать большим чувством юмора, чтобы официально оформлять разрешение на использование функций текстового процессора. Я бы тоже хотел иметь такой сувенир.

        Честно говоря, мне совсем не интересно, что думает о содержании слова «плагиат» многоуважаемый профессор Дьяченко. Гораздо интереснее официальная реакция руководства РФФИ о возможности им занимать ответственный пост после скандального обращения в суд его подопечной. Налицо возможный конфликт интересов.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

        • Александра:

          Ну, последнее пожелание чересчур неформально. Шеф не может официально отвечать должностью за оригинальные, скажем так, действия своего ученика. Даже соискатель на кандидата или студент, пишущий диплом, не должен быть в состоянии подставить своего шефа, всего-навсего вытворив какую-нибудь феерическую глупость. А соискатель на доктора — личность вообще самостоятельная, ему (в идеале) руководитель ни по факту, ни по бумагам не нужен.

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Аноним:

        еще один любитель полазить в чужом белье, своя то жизнь — сплошной кризис жанра: очень скучна

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Аноним:

      "Удивительно, что лауреат известной премии не знает, что обильное цитирование несовместимо с теми требованиями, которые предъявляются к соискателям ученых степеней. "

      Что за Требования?

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Аноним:

      «Вместо того, чтобы поблагодарить профессора Любовскую, которая сделала ей любезность и разъяснила, что заимствование опубликованного текста, авторство которого ей не принадлежит, в особо крупных размерах может рассматриваться как нарушение инструкции ВАКа»

      в газету добрая бабушка обратилась, чтобы всей стране сделать любезность и разъяснить?

      И что за инструкция ВАКа, кстати?

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Павел:

    Если должность секретарская, то, естественно, никаких ограничений на лицо, ее занимающее,налагаться не может. Но если должность как-то связана с экспертизой проектов, или, что еще более ответственно, с вынесением окончательных решений, то руководитель диссертацией, по которой было вынесено отрицательное решение, автоматически должно быть выведен за рамки экспертизы проектов членов диссертационного совета. Если эта норма не прописана в правилах работы экспертных советов, то РФФИ должно озвучить частное решение. Конечно, я выражаю здесь только свое мнение.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com