Служивая квазинаука

Зарож­де­ние и раз­ви­тие «экс­тре­миз­мо­ве­де­ния»

Сего­дня труд­но в это пове­рить, но факт оста­ет­ся фак­том: каков бы ни был накал обще­ствен­ных стра­стей в раз­ные пери­о­ды прав­ле­ния Бори­са Ель­ци­на, в дей­ство­вав­шем в 1990-е годы зако­но­да­тель­стве в прин­ци­пе отсут­ство­ва­ло поня­тие «экс­тре­мизм» и не было ника­ких госу­дар­ствен­ных струк­тур, заня­тых борь­бой с «экс­тре­миз­мом», про­фи­лак­ти­кой «экс­тре­миз­ма» и т.д. Поня­тие «экс­тре­мизм» прак­ти­че­ски не упо­ми­на­ли и спе­ци­а­ли­сты, заня­тые ана­ли­зом обще­ствен­ных про­цес­сов. В элек­трон­ном ката­ло­ге Науч­ной биб­лио­те­ки МГУ им. М.В. Ломо­но­со­ва уда­лось най­ти толь­ко три кни­ги, посвя­щен­ных Рос­сии и издан­ных до 2001 г., в назва­ни­ях кото­рых упо­ми­на­лось бы сло­во «экс­тре­мизм», при­чем одна из них посвя­ще­на «белой» эми­гра­ции меж­во­ен­ных лет: «Поли­ти­че­ский экс­тре­мизм в Рос­сии» А.М. Вер­хов­ско­го, А. Папа и В.В. При­бы­лов­ско­го (Москва, 1996), «Фено­мен экс­тре­миз­ма» под ред. А.А. Коз­ло­ва (Санкт-Петер­бург, 2000) и «Белый тер­рор? Поли­ти­че­ский экс­тре­мизм рос­сий­ской эми­гра­ции в 1920–1945 гг.» Ю.П. Сви­ри­ден­ко (Москва, 2000). Боль­ше не было прак­ти­че­ски ниче­го; рас­плыв­ча­тость, бес­пред­мет­ность и край­няя субъ­ек­тив­ность тер­ми­на «экс­тре­мизм» были вес­ки­ми при­чи­на­ми, побуж­дав­ши­ми уче­ных воз­дер­жи­вать­ся от его мас­со­во­го исполь­зо­ва­ния.

Впер­вые это поня­тие воз­ник­ло в рос­сий­ском пра­ве в свя­зи с под­пи­са­ни­ем 15 июня 2001 г. декла­ра­ции Шан­хай­ской орга­ни­за­ции сотруд­ни­че­ства, оза­глав­лен­ной «О борь­бе с тер­ро­риз­мом, сепа­ра­тиз­мом и экс­тре­миз­мом». В Шан­хай­ской декла­ра­ции в каче­стве «экс­тре­мист­ских» были оха­рак­те­ри­зо­ва­ны исклю­чи­тель­но насиль­ствен­ные дей­ствия, направ­лен­ные про­тив суще­ству­ю­ще­го кон­сти­ту­ци­он­но­го строя, поли­ти­че­ско­го режи­ма или обще­ствен­ной без­опас­но­сти.

С тех пор про­шло десять лет. За это вре­мя вла­сти уста­но­ви­ли пол­ный кон­троль над все­ми феде­раль­ны­ми теле­ка­на­ла­ми; отме­ни­ли выбо­ры глав реги­о­нов, вве­дя про­це­ду­ру их назна­че­ния пре­зи­ден­том из Моск­вы; изгна­ли из пар­ла­мент­ской поли­ти­ки обе пред­став­лен­ные в Гос­ду­ме в 2001 г. либе­раль­ные пар­тии — «Союз пра­вых сил» и «Ябло­ко» и т.д. Уди­ви­тель­но, одна­ко: чем боль­ше госу­дар­ствен­ная власть под­ми­на­ла под себя поли­ти­че­скую оппо­зи­цию и граж­дан­ское обще­ство, тем боль­ше и чаще гово­ри­лось об опас­но­стях, сопря­жен­ных с «экс­тре­миз­мом». Едва ли всё это хоть как-то свя­за­но с реаль­ной борь­бой с тер­ро­риз­мом; напро­тив, сама по себе эта борь­ба явля­ет­ся при­ме­ром мани­пу­ля­ции подоб­но­го же рода: до сих пор никто так и не понял, как был свя­зан бес­че­ло­веч­ный тер­акт в Беслане с про­це­ду­рой выбо­ров губер­на­то­ров и поче­му в каче­стве при­ня­тых «как ответ» на Беслан мер эти выбо­ры были отме­не­ны…

27 июня 2002 г. Госу­дар­ствен­ной думой был при­нят Феде­раль­ный закон №114 «О про­ти­во­дей­ствии экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти» и сопут­ству­ю­щий ему Феде­раль­ный закон №112, в кото­рые с тех пор были вне­се­ны мно­го­чис­лен­ные допол­не­ния. 6 июля 2007 г. «в свя­зи с совер­ше­ни­ем госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния в обла­сти про­ти­во­дей­ствия экс­тре­миз­му» Гос­ду­мой был при­нят Феде­раль­ный закон №211. Опре­де­ле­ние «экс­тре­миз­ма» ста­но­ви­лось все шире и шире, как и круг потен­ци­аль­ных «экс­тре­ми­стов». Апо­фе­о­зом стал указ «О Меж­ве­дом­ствен­ной комис­сии по про­ти­во­дей­ствию экс­тре­миз­му в Рос­сий­ской Феде­ра­ции», под­пи­сан­ный Дмит­ри­ем Мед­ве­де­вым 29 июля 2011 г. Вклю­чен­ные в Комис­сию руко­во­ди­те­ли всех важ­ней­ших сило­вых струк­тур стра­ны «не реже одно­го раза в квар­тал» будут соби­рать­ся вме­сте лич­но, что­бы «поста­вить заслон» «экс­тре­миз­му».

Перед Комис­си­ей не постав­ле­но ника­ких опре­де­лен­ных во вре­ме­ни задач, что мог­ло бы преду­смат­ри­вать воз­мож­ность завер­ше­ния ею сво­ей рабо­ты; у этой кам­па­нии было нача­ло, но вла­сти пока не пла­ни­ру­ют ее конец. Нико­му не при­шло в голо­ву задать вопрос, отку­да такая уве­рен­ность в том, что про­бле­ма «экс­тре­миз­ма» не будет так или ина­че реше­на или не рас­со­сет­ся сама собой…

Эта кам­па­ния сопро­вож­да­лась появ­ле­ни­ем новой отрас­ли ква­зи­на­у­ки, кото­рую мож­но назвать «экс­тре­миз­мо­ве­де­ние». В раз­лич­ных реги­о­нах про­шли «науч­ные» кон­фе­рен­ции: «Акту­аль­ные вопро­сы иссле­до­ва­ния и про­фи­лак­ти­ки экс­тре­миз­ма» (Санкт-Петер­бург, 2004), «Акту­аль­ные про­бле­мы про­ти­во­дей­ствия рели­ги­оз­но-поли­ти­че­ско­му экс­тре­миз­му (Махач­ка­ла, 2007), «Экс­тре­мизм как соци­аль­но-фило­соф­ское явле­ние» (Орел, 2008), «Про­ти­во­дей­ствие моло­деж­но­му экс­тре­миз­му» (Омск, 2008), «Акту­аль­ные про­бле­мы пре­ду­пре­жде­ния экс­тре­миз­ма в моло­деж­ной сре­де» (Улья­новск, 2009), «Экс­тре­мизм как фило­соф­ская про­бле­ма» (Ново­си­бирск, 2010), «Пра­во­вые осно­вы про­ти­во­дей­ствия экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти» (Тюмень, 2011); были изда­ны кни­ги: «Моло­деж­ный экс­тре­мизм» (Москва, 2005), «Пре­ступ­ле­ния экс­тре­мист­ско­го харак­те­ра» (Санкт-Петер­бург, 2006), «Поли­ти­че­ский экс­тре­мизм моло­де­жи в пост­со­вет­ский пери­од» (Тверь, 2006), «Поли­ти­че­ский экс­тре­мизм: осо­бен­но­сти эво­лю­ции при пере­хо­де от инду­стри­аль­но­го обще­ства к инфор­ма­ци­он­но­му» (Вол­го­град, 2007), «Анти­го­су­дар­ствен­ный экс­тре­мизм: уго­лов­но-пра­во­вые и кри­ми­но­ло­ги­че­ские аспек­ты» (Москва, 2008), «Экс­тре­мизм и его при­чи­ны» (Москва, 2010), «Ква­ли­фи­ка­ция пре­ступ­ле­ний экс­тре­мист­ской направ­лен­но­сти» (Москва, 2011) и мно­гие дру­гие… «Экс­тре­миз­мо­ве­де­ние» ста­ло одной из цен­траль­ных тем в обще­ствен­ных и юри­ди­че­ских нау­ках Рос­сии, хотя его науч­ная зна­чи­мость срав­ни­ма лишь с лысен­ков­ской био­ло­ги­ей. Выс­шая атте­ста­ци­он­ная комис­сия утвер­ди­ла десят­ки дис­сер­та­ций юри­стов, социо­ло­гов, пси­хо­ло­гов, фило­со­фов, впряг­ших­ся в колес­ни­цу госу­дар­ствен­но­го «анти­экс­тре­миз­ма». В Ака­де­мии управ­ле­ния МВД Рос­сии в Москве в 2010 г. была защи­ще­на дис­сер­та­ция «Кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­вые осно­вы дея­тель­но­сти орга­нов внут­рен­них дел Рос­сии по огра­ни­че­нию основ­ных прав и сво­бод чело­ве­ка и граж­да­ни­на в усло­ви­ях про­ти­во­дей­ствия экс­тре­миз­му». Здесь уже вещи назва­ны сво­и­ми име­на­ми: борь­ба с экс­тре­миз­мом полез -на, ибо созда­ет усло­вия для «огра­ни­че­ния основ­ных прав и сво­бод чело­ве­ка и граж­да­ни­на».

Рис. В. Алек­сан­дро­ва

Одной из стран, под­пи­сав­шей Шан­хай­скую кон­вен­цию, явля­ет­ся Китай — госу­дар­ство, в кото­ром вот уже более шести­де­ся­ти лет без­раз­дель­но пра­вит Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия. Заду­ма­ем­ся над этим при чте­нии ста­тьи М.И. Хали­ко­ва «Соци­аль­ный экстремизм»,недавно опуб­ли­ко­ван­ной в жур­на­ле «Вест­ник Удмурт­ско­го уни­вер­си­те­та. Эко­но­ми­ка и пра­во»: «Исто­рия наше­го госу­дар­ства уже име­ет опыт соци­аль­но­го экс­тре­миз­ма. Самый яркий тому при­мер — Вели­кая Октябрь­ская соци­а­ли­сти­че­ская рево­лю­ция, про­изо­шед­шая в Рос­сии в 1917 г., в резуль­та­те кото­рой к вла­сти при­шли рабо­чие и кре­стьяне. Широ­кая вол­на крас­но­го тер­ро­ра про­ка­ти­лась по Рос­сии, уни­что­же­нию под­ле­жа­ли все пред­ста­ви­те­ли бур­жу­аз­но­го клас­са и даже зажи­точ­ные кре­стьяне (кула­ки). По наше­му мне­нию, дан­ные репрес­сии … носи­ли экс­тре­мист­ский харак­тер и про­па­ган­ди­ро­ва­ли исклю­чи­тель­ность и пре­вос­ход­ство клас­са рабо­чих и кре­стьян, осво­бож­де­ние от капи­та­ли­стов и экс­плу­а­та­то­ров».

Во мно­гом похо­жий тезис отста­и­вал в сво­ей дис­сер­та­ции «Экс­тре­мизм как соци­аль­но-поли­ти­че­ское явле­ние совре­мен­но­го мира» на сте­пень кан­ди­да­та поли­ти­че­ских наук И.Д. Лопа­тин (она была защи­ще­на в Яро­слав­ле в 2007 г.), утвер­ждав­ший, что «в Рос­сии мы можем гово­рить о широ­ком рас­про­стра­не­нии экс­тре­миз­ма со вто­рой поло­ви­ны

XIX века, осо­бен­но же — с нача­ла XX века». Есте­ствен­но, китай­ские парт­не­ры нико­гда бы не под­пи­са­лись под Кон­вен­ци­ей, в кото­рой Вели­кая Октябрь­ская соци­а­ли­сти­че­ская рево­лю­ция или не менее жесто­кая Вели­кая про­ле­тар­ская куль­тур­ная рево­лю­ция в Китае были бы оха­рак­те­ри­зо­ва­ны как акты «экс­тре­миз­ма», с кото­ры­ми дого­ва­ри­ва­ю­щи­е­ся Сто­ро­ны обя­зу­ют­ся бороть­ся. Впро­чем, как пред­став­ля­ет­ся, и в Рос­сии тезис об Октябрь­ской рево­лю­ции и ее послед­стви­ях как про­яв­ле­ни­ях «экс­тре­миз­ма» раз­де­ля­ют отнюдь не все, и, види­мо, даже не боль­шин­ство. Соглас­но опро­су, про­ве­ден­но­му Ана­ли­ти­че­ским цен­тром Юрия Лева­да 12–16 октяб­ря 2007 г., 24% граж­дан счи­та­ют, что Октябрь­ская рево­лю­ция откры­ла новую эру в исто­рии наро­дов Рос­сии, еще 31 % — что она дала тол­чок соци­аль­но­му и эко­но­ми­че­ско­му раз­ви­тию наро­дов Рос­сии, т.е. 55 % опро­шен­ных оце­ни­ли ее пози­тив­но и очень пози­тив­но, в то вре­мя как толь­ко 26 % — нега­тив­но и очень нега­тив­но (19 % затруд­ни­лись отве­тить). Зна­чит ли это, что 55 % граж­дан Рос­сии явля­ют­ся сто­рон­ни­ка­ми объ­яв­лен­ной неле­галь­ной идео­ло­гии «соци­аль­но­го экс­тре­миз­ма»?

Непо­ни­ма­ние того, что, соб­ствен­но, явля­ет­ся «экс­тре­миз­мом», при­во­дит порой к зани­ма­тель­ным кол­ли­зи­ям. Так, М.И. Хали­ков в ста­тье «Экс­тре­мизм (уго­лов­но-пра­во­вой аспект)», опуб­ли­ко­ван­ной в 2008 г., при­шел к выво­ду о том, что обя­за­тель­ной харак­те­ри­сти­кой «экс­тре­миз­ма» явля­ет­ся его идео­ло­ги­че­ская моти­ви­ро­ван­ность: «Экс­тре­мизм под­пи­тан опре­де­лен­ной идео­ло­ги­ей, отри­цать кото­рую было бы невер­но… В лите­ра­ту­ре отме­ча­ет­ся, что из всех пося­га­тельств на пра­во­охра­ня­е­мые цен­но­сти экс­тре­миз­мом явля­ют­ся лишь идео­ло­ги­че­ски моти­ви­ро­ван­ные дей­ствия». Дей­ству­ю­щее зако­но­да­тель­ство, одна­ко, не тре­бу­ет, что­бы для при­зна­ния той или иной дея­тель­но­сти «экс­тре­мист­ской» в суде была дока­за­на ее идео­ло­ги­че­ская моти­ва­ция. Более того: как отме­ча­ет­ся в Поста­нов­ле­нии Пле­ну­ма Вер­хов­но­го суда РФ от 28 июня 2011 г., «Шан­хай­ской кон­вен­ци­ей о борь­бе с тер­ро­риз­мом, сепа­ра­тиз­мом и экс­тре­миз­мом от 15 июня 2001 года преду­смот­ре­но, что тер­ро­ризм, сепа­ра­тизм и экс­тре­мизм, вне зави­си­мо­сти от их моти­вов [sic!], не могут быть оправ­да­ны ни при каких обсто­я­тель­ствах, а лица, винов­ные в совер­ше­нии таких дея­ний, долж­ны быть при­вле­че­ны к ответ­ствен­но­сти в соот­вет­ствии с зако­ном». Само поня­тие «идео­ло­ги­че­ски моти­ви­ро­ван­ных дей­ствий» не фигу­ри­ру­ет в дей­ству­ю­щем зако­но­да­тель­стве.

У.А. Эдиль­сул­та­нов в ста­тье «Основ­ные тен­ден­ции раз­ви­тия рос­сий­ско­го зако­но­да­тель­ства в сфе­ре борь­бы с про­яв­ле­ни­ем рели­ги­оз­но­го экс­тре­миз­ма», опуб­ли­ко­ван­ной в 2009 г. в жур­на­ле «Век­тор нау­ки Тольят­тин­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та», пишет о «воз­ник­но­ве­нии ново­го вида соци­аль­но опас­ной дея­тель­но­сти — кри­ми­наль­но­го экс­тре­миз­ма». Одна­ко рос­сий­ское зако­но­да­тель­ство в прин­ци­пе не зна­ет ника­ко­го вида «экс­тре­миз­ма», кро­ме «кри­ми­наль­но­го»!

Е.Н. Плуж­ни­ков в защи­щен­ной в 2010 г. в Инсти­ту­те социо­ло­гии РАН дис­сер­та­ции «Рели­ги­оз­ный экс­тре­мизм в совре­мен­ной Рос­сии: про­бле­мы тео­ре­ти­че­ской интер­пре­та­ции и поли­ти­че­ской прак­ти­ки» пошел в этой смыс­ло­вой пута­ни­це еще даль­ше, отме­тив в тези­сах сво­ей рабо­ты: «Харак­тер­ной чер­той совре­мен­но­го экс­тре­миз­ма и, как след­ствие, тер­ро­риз­ма, с кото­рым столк­ну­лась Рос­сия, явля­ет­ся сли­я­ние этни­че­ско­го экс­тре­миз­ма и кри­ми­наль­но­го тер­ро­риз­ма». Но воз­мо­жен ли тер­ро­ризм, не явля­ю­щий­ся кри­ми­наль­ным, т.е. пре­ступ­ным (сло­во «кри­ми­наль­ный» про­ис­хо­дит от лат. criminalis, от crimen — пре­ступ­ле­ние)?! Что тогда явля­ет­ся, по мыс­ли авто­ра, след­стви­ем, чего и поче­му?

О том,насколько, по боль­шо­му сче­ту, никто не может ска­зать ниче­го мини­маль­но внят­но­го о вза­и­мо­со­от­не­се­нии поня­тий «тер­ро­ризм» и «экс­тре­мизм», сви­де­тель­ству­ет, в част­но­сти, мето­ди­че­ское посо­бие, издан­ное под гри­фом глав­но­го уни­вер­си­те­та стра­ны — МГУ им. М.В. Ломо­но­со­ва — в 2010 г. и оза­глав­лен­ное «Про­фи­лак­ти­ка (пре­ду­пре­жде­ние) экс­тре­миз­ма и тер­ро­риз­ма». В нем дает­ся вот такое опре­де­ле­ние (стр. 44): «Экс­тре­миз­мом при­ня­то счи­тать при­вер­жен­ность отдель­ных людей к край­ним взгля­дам, чаще все­го в обла­сти поли­ти­ки. Утвер­жда­ют, что от экс­тре­миз­ма до тер­ро­риз­ма один шаг и что тер­ро­ри­ста­ми, как пра­ви­ло, ста­но­вят­ся люди, склон­ные к экс­тре­мист­ским мето­дам».

Это опре­де­ле­ние порож­да­ет мас­су вопро­сов: кем при­ня­то всё это счи­тать? Какие взгля­ды счи­тать край­ни­ми, и кто может быть арбит­ром в этом вопро­се? Кто утвер­жда­ет, что суще­ству­ет ука­зан­ная вза­и­мо­связь, «что от экс­тре­миз­ма до тер­ро­риз­ма один шаг», и на осно­ва­нии чего? Что такое «экс­тре­мист­ские мето­ды»? — Тако­го поня­тия вооб­ще нет в дей­ству­ю­щем зако­но­да­тель­стве!

В этом же мето­ди­че­ском посо­бии гово­рит­ся (стр. 30) о «недо­пу­ще­нии рас­про­стра­не­ния экс­тре­мист­ско­го мыш­ле­ния и пове­де­ния», и мож­но толь­ко дога­ды­вать­ся, как дале­ко мож­но дой­ти, если во имя борь­бы с «экс­тре­миз­мом» начать кон­тро­ли­ро­вать типы мыш­ле­ния и пове­де­ния всех граж­дан стра­ны.

В Поста­нов­ле­нии Пле­ну­ма Вер­хов­но­го суда, при­ня­том 28 июня 2011 г., гово­рит­ся, что «в соот­вет­ствии со ста­тьей 1 Феде­раль­но­го зако­на «О про­ти­во­дей­ствии экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти» тер­ро­ри­сти­че­ская дея­тель­ность явля­ет­ся раз­но­вид­но­стью [sic!] экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти (экс­тре­миз­ма)». Если тер­ро­ризм явля­ет­ся лишь одной из «раз­но­вид­но­стей» «экс­тре­миз­ма», то есте­ствен­но, что «экс­тре­мизм» не обре­чен «пере­рож­дать­ся» в него. Опять-таки, умест­но спро­сить, сколь­ко — хотя бы при­бли­зи­тель­но — раз­но­вид­но­стей «экс­тре­миз­ма» насчи­ты­ва­ют зако­но­да­тель и Вер­хов­ный суд, и каков кон­крет­ный удель­ный вес тер­ро­риз­ма сре­ди них? Если тер­ро­ризм явля­ет­ся лишь одной из «раз­но­вид­но­стей» «экс­тре­миз­ма», соот­вет­ству­ет ли дей­стви­тель­но­сти посо­бие для уча­щих­ся, оза­глав­лен­ное «Экс­тре­мизм — идео­ло­гия и осно­ва тер­ро­риз­ма», выпу­щен­ное в этом году изда­тель­ством «Про­све­ще­ние»?

Как и кам­па­ния по борь­бе с мало­по­нят­ны­ми «без­род­ны­ми кос­мо­по­ли­та­ми» в пери­од позд­не­го ста­ли­низ­ма, нынеш­няя борь­ба с «экс­тре­миз­мом» спо­соб­ству­ет нагне­та­нию изо­ля­ци­о­нист­ской исте­рии, фор­ми­руя рас­плыв­ча­тый образ внеш­не­го вра­га, яко­бы толь­ко и дума­ю­ще­го, как бы осла­бить и раз­ва­лить Вели­кую Рос­сию. Вот что гово­рит­ся (стр. 27), напри­мер, в кни­ге «Про­фи­лак­ти­ка (пре­ду­пре­жде­ние) экс­тре­миз­ма и тер­ро­риз­ма», издан­ной под гри­фом МгУ: «Зна­чи­тель­ную роль в систе­ме фак­то­ров фор­ми­ро­ва­ния тер­ро­ри­сти­че­ских угроз для Рос­сии игра­ет стрем­ле­ние ряда запад­ных и ближ­не­во­сточ­ных госу­дарств к ослаб­ле­нию Рос­сий­ской Феде­ра­ции как вели­кой дер­жа­вы, к реа­ли­за­ции ряда дру­гих стра­те­ги­че­ских устрем­ле­ний и навя­зы­ва­нию сво­их стан­дар­тов раз­ви­тия посред­ством инспи­ри­ро­ва­ния. и под­держ­ки как соб­ствен­но тер­ро­ри­сти­че­ских и иных экс­тре­мист­ских групп и дви­же­ний в раз­лич­ных реги­о­нах стра­ны… Эта дея­тель­ность осу­ществ­ля­ет­ся в нема­лой мере посред­ством пря­мо­го и опо­сре­до­ван­но­го исполь­зо­ва­ния спец­служб отдель­ных зару­беж­ных госу­дарств, а так­же иных свя­зан­ных с ними госу­дар­ствен­ных учре­жде­ний и непра­ви­тель­ствен­ных орга­ни­за­ций, в том чис­ле экс­тре­мист­ско­го и тер­ро­ри­сти­че­ско­го харак­те­ра». Ана­ло­гич­но в дис­сер­та­ции Е.Н. Плуж­ни­ко­ва, защи­щен­ной в Инсти­ту­те социо­ло­гии РАН, утвер­жда­ет­ся, буд­то «основ­ны­ми фак­то­ра­ми, кана­ли­зи­ру­ю­щи­ми рели­ги­оз­ный экс­тре­мизм в поли­ти­че­ском плане, явля­ют­ся под­рыв­ная дея­тель­ность ино­стран­ных спе­ци­аль­ных служб и рели­ги­оз­ных экс­тре­мист­ских цен­тров на тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Феде­ра­ции». Но какое отно­ше­ние это име­ет к социо­ло­гии как нау­ке? Как за это мож­но было при­суж­дать уче­ную сте­пень в про­филь­ном науч­ном инсти­ту­те РАН?

Под исполь­зо­ва­ние мер пре­се­че­ния при отсут­ствии винов­но­го про­ти­во­прав­но­го дея­ния (!) в кон­тек­сте борь­бы с «экс­тре­миз­мом» была под­ве­де­на и тео­ре­ти­че­ская база. Как отме­ча­ет­ся на сай­те Феде­раль­но­го Все­рос­сий­ско­го НИИ МВД РФ, начи­ная с 2005 г. тема про­ти­во­дей­ствия моло­деж­но­му экс­тре­миз­му ста­ла одной из основ­ных в его рабо­те. Высту­пая 18 июня 2009 г. на круг­лом сто­ле по теме «Про­ти­во­дей­ствие рас­про­стра­не­нию экс­тре­миз­ма», началь­ник отде­ла науч­ной инфор­ма­ции Инсти­ту­та под­пол­ков­ник Е.В. Доро­хин отме­чал: «Одним из выво­дов, полу­чен­ных в резуль­та­те про­ве­ден­ных Инсти­ту­том иссле­до­ва­ний, явля­ет­ся поло­же­ние о том, что меры адми­ни­стра­тив­но­го пре­се­че­ния пред­став­ля­ют­ся одним из эффек­тив­ных средств борь­бы с пра­во­на­ру­ше­ни­я­ми экс­тре­мист­ской направ­лен­но­сти, при­чем неко­то­рые меры адми­ни­стра­тив­но­го пре­се­че­ния могут при­ме­нять­ся и при отсут­ствии винов­но­го про­ти­во­прав­но­го дея­ния».

Если у кого-то еще и оста­ва­лись сомне­ния на тему того, зачем вла­стям пона­до­би­лась кам­па­ния по борь­бе с «экс­тре­миз­мом», то к насто­я­ще­му момен­ту они могут уже исчез­нуть. В рам­ках и под при­кры­ти­ем этой кам­па­нии вла­сти выстро­и­ли целую систе­му пра­во­вых меха­низ­мов, поз­во­ля­ю­щую им лишить кого угод­но цело­го ряда зна­чи­мых граж­дан­ских и поли­ти­че­ских прав и сво­бод (подроб­ный раз­бор этих меха­низ­мов сде­лан в кни­гах авто­ра). Не наблю­да­ет­ся дефи­ци­та юри­стов, социо­ло­гов, поли­то­ло­гов, рели­гио­ве­дов, фило­со­фов и дру­гих пред­ста­ви­те­лей социо­гу­ма­ни­тар­ных наук, гото­вых впрячь­ся в кам­па­нию, при­зван­ную создать ком­плекс­ный меха­низм по защи­те власть­пре­дер­жа­щих от соб­ствен­но­го наро­да, — ско­рее, напро­тив: воз­мож­ность зара­бо­тать свои копей­ки, чув­ствуя сопри­част­ность новой «гене­раль­ной линии», ока­за­лась для мно­гих ква­зи­уче­ных весь­ма при­вле­ка­тель­ной. Голо­сов, при­зы­ва­ю­щих оду­мать­ся и оста­но­вить­ся, пре­кра­тив соучаст­во­вать в этом про­цес­се око­ло­на­уч­но­го про­сти­ту­и­ро­ва­ния, к сожа­ле­нию, не слыш­но совсем.

Алек Эпш­тейн, социо­лог, док­тор наук (Ph.D.), автор кни­ги «Поли­ция мыс­лей. Власть, экс­пер­ты и борь­ба с экс­тре­миз­мом в совре­мен­ной Рос­сии» (Москва: «Гилея», 2011).

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , ,

 

3 комментария

  • Соот­но­ше­ние меж­ду экс­тре­ми­ста­ми и экс­тре­миз­мом очень похо­же на соот­но­ше­ние меж­ду лемов­ски­ми сипуль­ка­ми и сипуль­ка­ри­я­ми – в обо­их слу­ча­ях объ­ек­тив­ные внеш­ние свя­зи для выяс­не­ния того, что это такое, и кри­те­рии для уста­нов­ле­ния какой-то раз­гра­ни­чи­ва­ю­щей меры отсут­ству­ют. Так уж пове­лось, что в обще­ствен­ных нау­ках до сих пор какая-то объ­ек­тив­ная науч­ная осно­ва обна­ру­жи­ва­ет­ся доволь­но ред­ко. Объ­ек­тив­ной науч­ной осно­вой может быть при­зна­на толь­ко редук­ци­о­нист­ски обу­слов­лен­ная в свя­зи наук – когда на осно­ве мате­ма­ти­ки (через тео­рию супер­струн) стро­ит­ся физи­ка, на осно­ве физи­ки – на мак­ро­уровне аст­ро­но­мия и на мак­ро­уровне химия, на хими­че­ской осно­ве – био­ло­гия, с выс­ши­ми уров­ня­ми – это­ло­ги­ей и меме­ти­кой, далее логи­че­ские свя­зи обыч­но игно­ри­ру­ют и начи­на­ют раз­но­об­раз­ные искус­ствен­ные постро­е­ния лже­на­уч­но­го тол­ка, в кото­рых логи­ка и под­бор мате­ри­а­ла отцен­зу­ри­ро­ва­ны мема­ми, кото­ры­ми инфи­ци­ро­ва­ны авто­ры этих постро­е­ний, или же их спон­со­ры и про­чие вли­я­тель­ные для них доми­нан­ты. Наи­бо­лее глу­бо­кие из извест­ных мне книг по обще­ствен­ным нау­кам – В. Р. Доль­ник «Непо­слуш­ное дитя био­сфе­ры» про это­ло­гию чело­ве­ка и Р. Бро­уди «Пси­хи­че­ские виру­сы» про меме­ти­ку, их было непро­сто най­ти сре­ди тысяч томов изда­ва­е­мой маку­ла­ту­ры, но со вре­ме­нем нашёл – помог­ло про­чте­ние доволь­но глу­бо­кой кни­ги Р. Докин­за «Эго­и­стич­ный ген», и даль­ше уже было поня­тие о том, что нуж­но искать и поче­му, дви­га­ясь вверх по цепоч­ке редук­ции наук. Если про­стей­шие это­ло­ги­че­ские зна­ния в какой-то сте­пе­ни сов­ме­сти­мы с идео­ло­ги­ей капи­та­лиз­ма и пото­му доста­точ­но рас­про­стра­не­ны в обра­зо­ва­нии для иму­щих клас­сов наря­ду с при­клад­ны­ми пси­хо­тех­но­ло­ги­я­ми типа НЛП и эрик­со­нов­ско­го гип­но­за, то меме­ти­ка, вскры­вая созна­тель­ные и под­со­зна­тель­ные моти­вы вла­дель­цев СМИ – очень узко­го кру­га наи­бо­лее вли­я­тель­ных лиц, под неглас­ным запре­том. Очень мно­го парал­ле­лей обна­ру­жи­ва­ет­ся у чело­ве­че­ско­го обще­ства с обще­ствен­ны­ми насе­ко­мы­ми (рас­те­ние­вод­ство и живот­но­вод­ство, дипло­ма­тия, вой­ны и хими­че­ское ору­жие, меж­ви­до­вый соци­аль­ный пара­зи­тизм и т.д.) – об этом мно­го фак­тов в кни­ге Кипят­ко­ва «Мир обще­ствен­ных насе­ко­мых». Эта тема тоже под неглас­ным запре­том – на иссле­до­ва­ние поз­во­ля­ю­ще­го пере­да­вать слож­ную инфор­ма­цию язы­ка, суще­ство­ва­ние кото­ро­го у выс­ших мура­вьёв дока­за­но мир­ме­ко­ло­гом Рез­ни­ко­вой, средств не выде­ля­ет­ся, воз­мож­но – сра­бо­тал страх неко­то­рых вли­я­тель­ных групп перед полу­че­ни­ем учё­ны­ми новой важ­ной инфор­ма­ции о соци­аль­ном пара­зи­тиз­ме и её неиз­беж­ным рас­про­стра­не­ни­ем в обще­стве через обра­зо­ва­ние и науч­но-попу­ляр­ную лите­ра­ту­ру. Но, сколь­ко ни запре­щай, ни замал­чи­вай и не извра­щай нау­ку – её объ­ек­тив­ная осно­ва, кото­рую не при­ва­ти­зи­ру­ешь и не отме­нишь, суще­ству­ет, так что как ни кру­ти, а в ито­ге неиз­беж­но это­ло­гия на гене­ти­ке сидит и это­ло­ги­ей пого­ня­ет… В дан­ном слу­чае – наблю­да­ет­ся прой­ден­ная в исто­рии уже бес­чис­лен­ное чис­ло раз это­ло­ги­че­ская после­до­ва­тель­ность: новая меме­ти­че­ская инфек­ция в не име­ю­щий к ней имму­ни­те­та обще­ствен­ный строй – фор­ми­ро­ва­ние мемо­цен­трич­ной кон­сор­ции, сокру­ша­ю­щей преж­ний строй, и соглас­ной с его сокру­ше­ни­ем тол­пы – паро­хи­аль­ное псев­до­ви­до­об­ра­зо­ва­ние меж­ду взяв­шей власть кон­сор­ци­ей и не при­ем­лю­щи­ми ее, с подав­ле­ни­ем и истреб­ле­ни­ем мас­сы несо­глас­ных, веду­щим к ката­стро­фи­че­ско­му кри­зи­су в обще­стве – рас­пад пра­вя­щей кон­сор­ции на дви­жи­мые несов­ме­сти­мы­ми эго­и­сти­че­ски­ми инте­ре­са­ми груп­пы и паро­хи­аль­ное псев­до­ви­до­об­ра­зо­ва­ние меж­ду ними, с лише­ни­ем вер­ху­шек впав­ших в неми­лость групп вла­сти, соб­ствен­но­сти, сво­бо­ды, а то и жиз­ни – взяв­шая верх груп­па, сокра­тив­ша­я­ся до доступ­ной для пол­но­го вза­им­но­го зна­ком­ства при нашем раз­ме­ре моз­га сре­ди при­ма­тов (око­ло 120 чело­век), осо­зна­ёт связь сво­их эго­и­сти­че­ских инте­ре­сов с мате­ри­аль­ным состо­я­ни­ем все­го обще­ства и пре­се­ка­ет кри­зис­ные тен­ден­ции в нём (сна­ча­ла роб­ко, а потом, по мере неиз­беж­но­го усу­губ­ле­ния меж­ду­на­род­ной обста­нов­ки и уси­ле­ния про­ти­во­бор­ства с ними, уже лишив­ши­ми­ся в руко­вод­стве сво­их аген­тов вли­я­ния – всё более реши­тель­но) – в сокра­тив­шей­ся до малых раз­ме­ров груп­пе дей­стви­тель­но вли­я­тель­ных лиц выде­ля­ет­ся при­знан­ный все­ми осталь­ны­ми самец-доми­нант, вели­кий вождь и учи­тель – в ходе после­до­ва­тель­ных дроб­ле­ний на груп­пы с псев­до­ви­до­об­ра­зо­ва­ни­ем меж­ду ними по при­зна­кам всё более незна­чи­тель­ных рас­хож­де­ний во взгля­дах (кото­рые могут и исче­зать вовсе, как в басне: ты вино­ват уж тем, что хочет­ся мне кушать) идео­ло­гия косте­не­ет с появ­ле­ни­ем глас­ных и неглас­ных запре­тов на спо­соб­ные сопо­ста­вить ее с дей­стви­тель­ной исти­ной пси­хо­ло­ги­че­ские зна­ния, в резуль­та­те чего имму­ни­тет к новым идео­ло­ги­че­ским инфек­ци­ям осла­бе­ва­ет утра­чи­ва­ет­ся – соче­та­ние гипер­цен­тра­ли­за­ции вла­сти с уяз­ви­мо­стью ее идео­ло­гии исполь­зу­ет­ся внеш­ни­ми спец­служ­ба­ми и (или) внут­рен­ни­ми закон­спи­ри­ро­ван­ны­ми анти­си­стем­ны­ми груп­па­ми, и цикл повто­ря­ет­ся, точ­нее – спи­раль исто­рии выхо­дит на новый виток… Раз­ви­тие идёт по спи­ра­ли: всё поспи­ра­ли – вот и всё раз­ви­тие…

  • Burrdozel:

    Авто­ру: а всё-таки, суще­ству­ет ли в пра­ве опре­де­ле­ние экс­тре­миз­ма и тер­ро­риз­ма?
    Хотя бы какое-нибудь?

    Ведь если смот­реть эти­мо­ло­гию сло­ва, то экс­тре­мум- это край­нее зна­че­ние, край­ность.
    То есть и пол­ная демо­кра­тия, и пол­ный тота­ли­та­ризм- две край­но­сти, то есть эти оба спо­со­ба управ­ле­ния- «экс­тре­миз­мы»…

    Вооб­ще, на мой взгляд, иде­аль­ное устрой­ство госу­дар­ства- это рабо­вла­дель­че­ская рес­пуб­ли­ка. Стре­ми­тель­но идём туда…

  • Дмитрий:

    Хоро­шая ста­тья и инте­рес­ный ком­мен­та­рий Ива­на Дуден­ко­ва! А нача­лось это сума­сше­ствие с при­хо­дом Пути­на, если смот­реть по датам. Про­сто его про­шлая рабо­та и миро­воз­зре­ние (про­фес­си­о­наль­ная дефор­ма­ция) отра­жа­ет­ся теперь на всей Рос­сии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com