- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Минэкономразвития выслушало мнение ученых

Обнародованный 1 сентября 2011 г. проект закона о Федеральной контрактной системе (ФКС), подготовленный Минэкономразвития, вызвал достаточно много вопросов, в том числе и в части, касающейся науки (см. ТрВ-Наука № 87 от 13 сентября 2011 г.). Инициативная группа, организовавшая сбор подписей под письмом молодых ученых президенту России, посвященным губительным последствиям действия закона о госзакупках для научной сферы (http://moloduch-anti-94fz.narod2.ru/), направила свои замечания, вопросы и предложения в Минэкономразвития.

Рис. И. Кийко

14 сентября 2011 г. представители инициативной группы были приглашены в министерство для обсуждения возникших вопросов. Первый вопрос касался наиболее острого момента — расходования уже выигранных по конкурсам (гранты, госконтракты), а также полученных по хоздоговорам денег. В проекте закона о ФКС предлагается кардинальное решение вопроса: выведение регулирования расходования полученных бюджетными учреждениями по контрактам и договорам денег из-под юрисдикции данного закона. Не только в области науки, но и вообще. То же относится и к грантам: регулирование расходования полученных по грантам средств предлагается осуществлять в соответствии с требованиями закона от 8 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», разработанного для обеспечения информационной прозрачности закупок госкорпораций, принадлежащих государству компаний и автономных учреждений.

Этот закон требует от таких организаций разработать положения о закупках, и, соответственно, можно принять положения, в которых будет предусмотрено, что закупки из грантовых средств, а также средств госконтрактов на выполнение НИР могут производиться без проведения конкурсов. Само по себе снятие бессмысленных ограничений хорошо, но жизнь учит, что в реальности могут обнаружиться подводные камни. К примеру, возникнет парализующий закупочную деятельность правовой вакуум, который будут заполнять «типовыми положениями о закупках», имеющими шанс— в силу ли правовой малограмотности или в силу желания начальства перестраховаться — оказаться еще обременительнее, чем действующий закон о гозакупках.

Представители Минэкономразвития высказали свою позицию на этот счет. Они считают принципиально важным решение предоставить бюджетным учреждениям больше свободы в расходовании средств и ограничить область применения ФКС только задаваемым учреждению госзаданием (средствами, получаемыми на свою плановую деятельность от вышестоящей организации). Для того, чтобы не допустить возникновения правового вакуума, планируется внести изменения в упомянутый выше закон № 223-ФЗ, распространив его и на траты заработанных бюджетными учреждениями денег. Решение проблемы расходования по полученным грантам и контрактам средств через отнесение их к разделу «Закупки у единственного поставщика (из единственного источника)» представляется чиновникам гораздо менее удачным. Поскольку, во-первых, нагромождение многих десятков оговорок и исключений делает закон похожим на лоскутное одеяло и, во-вторых, отнесение расходов по грантам и контрактам в данную категорию, по их мнению, не так уж сильно облегчит жизнь бюджетным учреждениями — это заставит бухгалтерии вести раздельный учет расходов полученных по грантам и контрактам средств. Логичнее просто дать бюджетным учреждениям больше свободы, а не стараться написать «идеальный регламент» с кучей исключений.

Естественно, проблемы есть не только в области расходования полученных по конкурсам денег, но и в плане проведения конкурсов в рамках госзакупок. И тут в ряде вопросов удалось достигнуть взаимопонимания. Это касается в первую очередь высокой роли цены контракта в критериях оценки заявок: в обнародованной 1 сентября версии проекта закона о ФКС роль цены была снижена до 20% только для закупок в области культуры и искусства, а во всех остальных случаях вес ценового критерия не должен быть меньше 50%. Очевидно, что для науки это неоправданно высокая цифра, и чиновники согласились, что и для этой сферы деятельности роль ценовых критериев можно понизить до 20%.

Во-вторых, понятно, что серьезное улучшение качества оценки заявок и отчетов невозможно без прописывания в законе необходимости квалифицированной научной экспертизы. Сложности тоже ясны: под категорию НИР попадают очень разные закупки различных министерств: и закупки поисковых исследований в области открытой науки, и закупки прикладных работ оборонного характера, и закупки, по сути, консалтинговых услуг— различных работ (аналитика, мониторинг, разработка методических материалов) в интересах ведомств. Поэтому прописать в законе стройную схему научной экспертизы, учитывающую особенности всех этих направлений деятельности, практически невозможно. Тем не менее, чиновники Минэкономразвития согласились, что следует прописать в законе необходимость научной экспертизы.

Чиновники согласились и с разумностью ряда более частных предложений по проведению конкурсов: возможности своего рода «аккредитации» учреждений при министерствах, предусматривающей необходимость подавать полный пакет учредительных документов, выписок и т.д. только при первой подаче заявки на проводимый министерством конкурс (с необходимостью «обновления» раз в год или в три года), а также с целесообразностью некоторого увеличения срока рассмотрения и оценки заявок (в проекте закона о ФКС «на всё, про всё» отводится всего 20 дней). Так что есть надежда, что после всех правок и согласований законопроект будет учитывать особенности научной сферы в большей степени.

Надежда на то, что наметившееся взаимопонимание выльется в более разумные нормы закона, есть, но уверенности в этом нет — предстоят многочисленные межведомственные согласования. А один из ключевых игроков в данной сфере — Федеральная антимонопольная служба (ФАС) — занимает существенно отличную от Минэкономразвития (и гораздо менее дружественную по отношению к науке) позицию. Представленный ФАС 15 сентября альтернативный проект закона — о внесении поправок в действующий закон о госзакупках— не предполагает сколь-нибудь существенных изменений в порядке расходования полученных по грантам и контрактам денег. Что же касается проведения конкурсов на выполнение НИР, то — при некотором движении в более разумную сторону (уменьшение роли цены, введение необходимости научной экспертизы в случае крупных лотов) — и там есть довольно много нелепого. Скажем, квалификация участников конкурса будет оцениваться практически полностью по объему и числу выполненных организацией как целым госконтрактов. Более подробно предложения ФАС описаны в публикуемой в этом же номере ТрВ-Наука заметке Евгения Шеваля.

Однако ФКС или обновленная версия закона о госзакупках заработает в лучшем (или худшем) случае в будущем году, а жизнь идет своим чередом, и пока действует закон № 94-ФЗ, создающий серьезнейшие проблемы в расходовании средств (от закупки реактивов до выплат работающим по грантам исполнителям в других организациях). Обсуждался и этот вопрос. Представители Минэкономразвития заверили нас, что подготовленный ими проект поправки в действующий закон, которая разрешает расходование полученных по грантам, а также — в значительной степени — по контрактам средств без проведения конкурсов, уже согласован ими в правительстве и будет внесен в Государственную Думу. Вот только вращаются колеса бюрократического механизма медленно, и поправка может быть принята уже тогда, когда — применительно к тратам этого года — она фактически утратит свою актуальность...

Евгений Онищенко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи