Попробуем сами?

Директор регионального научно-образовательного Центра «Логос» (г. Ярославль), научный сотрудник Научно-исследовательского института гиперкомплексных систем в геометрии и физике (НИИ ГСГФ), канд. физ. -мат. наук Сергей Кокарев предлагает свой проект по реорганизации российской науки и российского образования. Проект предлагает по-новому взглянуть на все ступени системы негосударственного образования. Данный материал является приглашением к дискуссии на тему, как нам самим «обустроить Россию».

Лучше зажечь одну маленькую свечу,
чем клясть темноту.

Конфуций

Мне кажется, есть что-то глубоко неправильное в том, что страницы «Троицкого варианта» все чаще превращаются в некролог российскому образованию и российской науке. Я вполне согласен с тем, что в целом ситуация с образованием и наукой по большинству разумных критериев безрадостная. Однако собираюсь писать совсем о другом. Я хочу предложить сменить точку зрения на вещи. И может быть, в свете этой новой точки зрения через руины негатива удастся разглядеть контуры какого-то будущего позитива.

В СССР государство ставило перед наукой задачи, в основе которых лежала глобальная цель — построение коммунизма. Задачи нередко успешно решались, но цель так и не была достигнута. В современной России тоже периодически озвучиваются масштабные стратегические направления развития, связанные, кстати,с развитием серьезной научной инфраструктуры. К сожалению (а может быть, и к счастью!) их актуальность и возможность осуществления вызывают сомнение у большей части населения страны, и в особенности в кругу профессиональных ученых. А почему, собственно, вообще кто-то решает судьбу российской науки и образования, кроме самих ученых и преподавательского сообщества? Почему мы всё ждем, когда нас направят, скажут, куда идти, дадут денег и будут поддерживать в пути? Может быть, пришло время вспомнить знаменитое правило: спасение утопающих — дело рук самих утопающих?

Реформы в этих областях, предпринимаемые государством, на мой взгляд, обнаруживают простой и печальный факт: государство НЕ ЗНАЕТ, как организовать образование и науку в условиях рыночной экономики. Ситуация кто в лес, кто по дрова со школьно-вузовским образованием и реальным спросом на научные кадры в сфере российской науки и производства в высшей мере двусмысленна и, конечно, не может продолжаться неограниченно долго. Школа пока еще (а реформа не за горами!) продолжает учить школьников по программам советского образца, иногда даже с углублением. Если не хватает школьной программы, есть варианты дополнительного образования, начиная от репетиторов и заканчивая специализированными центрами дополнительного образования. Одним из таких центров физико-математического профиля (он называется «Логос», www.logos-distant.ru) я руковожу в течение 7 лет в Ярославле. К нам приходят очень толковые ребята, и поступают они в лучшие вузы России — МФТИ, МГУ, МВТУ им. Баумана и др. Мы в Центре преподаем физику и математику, требуем, проверяем, выпускаем. Затем преподаватели вузов преподают, требуют, проверяют, выпускают. Но...

Один вопрос: зачем всё это,если на работу наши молодые люди в 95% случаев устраиваются совсем не по специальности? Может быть, сфере российского бизнеса и производства действительно не нужны грамотные научные специалисты? По моим сведениям, это не так. Как сказал Г. К. Честертон: «Проблема не в том, что они не могут найти решения, проблема в том, что они не видят проблему». Недостаток квалифицированных кадров есть в любой компании, он, однако, рассматривается ее руководством как временное неудобство, легко решаемое путем объявления конкурса и увеличения зарплаты. Вадим Асадов, генеральный спонсор нашего Центра, в своей компании «Нейрок» регулярно проводит отбор претендентов на высокооплачиваемую работу на стыке математики, физики и программирования. По его словам, хорошо, когда из 50 претендентов (все с элитным высшим образованием),участвующих в конкурсе, останутся 2-3, а из них через месяц останется один. Таким образом, в обществе есть школы и вузы с пока еще высоким потенциалом, и есть уже сложившаяся на настоящий момент сфера наукоемкого бизнеса и производства. Почему бы не наладить их постоянное эффективное взаимодействие? Почему бы инициаторами в этом процессе не выступить самим ученым и преподавателям прямо сейчас? И почему бы, наконец, нам не воспользоваться своими демократическими правами и не попробовать самим обустроить свои образование и науку, раз государство не знает, как это сделать?

То, что негосударственное школьное профильное образование дееспособно, показывает хотя бы пример «Логоса». Подчеркну, что «Логос» образовался в 2003 г. не благодаря, а вопреки действиям государства, которое совместно с международным банком реконструкции и развития (МБРР) затеяло проект «Реформа системы образования». В результате весь будущий коллектив «Логоса», который 11 лет работал с талантливыми школьниками в регионе, оказался вне профессии (об организации и работе «Логоса» можно прочитать: http://www.vsLux.ru/node/7077). В качестве примера эффективно работающего негосударственного высшего учебного заведения приведу Независимый Московский университет, про который, надеюсь,здесь не нужно подробно рассказывать.

Осуществима ли в принципе в России затея с негосударственным научным учреждением? Положительный ответ вытекает из того факта, что я являюсь сотрудником одного такого учреждения — негосударственного Научно-исследовательского института гиперкомплексных систем в геометрии и физике (НИИ ГСГФ),основанного российским предпринимателем Дмитрием Павловым в 2007 г. в г. Фрязино. Институт имеет около 20 сотрудников, выпускает собственный журнал, проводит регулярные международные конференции, организует школы для студентов и аспирантов и ежемесячный научный семинар. Как видно из названия, институт создавался под конкретную общую идею, суть которой сводится к разработке физико-геометрических теорий на основе коммутативно-ассоциативного обобщения алгебры комплексных и двойных чисел и решении связанных с этим вспомогательных задач. С работой института и с научными результатами его сотрудников можно познакомиться на официальных сайтах www.hyper-complex.ru и www.polynumbers.ru. Работа института в режиме частного финансирования, разумеется, имеет свои особенности — не буду сейчас на них останавливаться.

Почти не сомневаюсь, что среди читателей найдутся критики (упомянутых мной, а также и других) негосударственных проектов и часть их критики будет вполне заслуженной. Но ведь не ошибается тот, кто ничего не делает. Заручившись живыми для меня примерами, перехожу к сути. О чем можно было бы вести речь (или, точнее говоря, пока пофантазировать-в хорошем смысле этого слова), если на время отвлечься от сложившихся психологических барьеров и отложить на время решение неизбежных материальных вопросов? Мне кажется, что пришло время серьезно подумать о СИСТЕМЕ альтернативного (т.е. негосударственных) школьного и вузовского образования и науки. Здесь я ограничусь описанием общей картины, оставляя детали (которые, конечно, важны!) на дальнейшее обсуждение с заинтересованными коллегами. Важны не отдельные центры, а гибкая и слаженная система, отдельные звенья которой (школьное образование — вузовское образование — наука -производство) работают согласованно и ответственно друг перед другом.

Воспользуемся аббревиатурой САОН (система альтернативного образования и науки). Школьники получают качественное углубленное образование в школьном звене, ориентируясь на будущую специализацию или профессию, банк данных по которым имеется в САОН с некоторым упреждением по времени. Далее эти школьники передаются в соответствующие вузы, где они получают высшее профильное образование, периодически направляясь на практику в научные или научно-производственные коллективы по своему профилю. Выпускники вузов получают работу в этих коллективах или же во вновь создаваемых по соответствующему профилю. Самый важный момент здесь — это работа в тандеме. Как бы хорошо ни работал «Логос» или МФТИ, если нет спроса на научные или научно-инженерные кадры, то система специального образования будет функционировать вхолостую.

Как организация САОН должна быть негосударственной, неполитической, основанной по личной инициативе группы заинтересованных лиц, в первую очередь, конечно, ученых и преподавателей, главной целью которой является организация на высоком уровне подготовки российских научных кадров и координация их взаимодействия с наукоемким производством и даже активное участие в формировании сферы такого производства. На начальном этапе нет нужды в организации каких-то новых специфических учреждений. Достаточно осмотреться вокруг и подумать, что можно организовать из того, что уже есть и еще работает.

К примеру, если речь идет о физике,то в каждом областном центре есть физ. -мат. школа и физфак университета. Сужу по «Логосу»: мы, конечно, поддерживаем связь со «своим» университетом (ЯрГУ), и часть наших учащихся попадает в него. Но большинство, имея возможность по своему уровню подготовки поступить в московский вуз, где проходной балл существенно выше, все же едут в Москву. Потому, что там больше возможностей для трудоустройства, если, конечно, не ограничиваться выбранной специальностью. Значит, местной группе САОН, состоящей из преподавателей физ. -мат. центра и вуза, необходимо озаботиться вопросом взаимодействия с работодателями в своем регионе или даже в другом регионе, откуда потенциальный работодатель может давать заказ на подготовку специалистов того или иного профиля.

В ЯрГУ, к примеру, есть целевая группа по профилю «радиотехника», которую оплачивает и принимает Ярославский радиозавод. Признаюсь честно, что мои попытки организовать подготовку этой целевой группы, начиная со школы в «Логосе», пока не увенчались успехом, но я их не оставляю. В идеале САОН должен иметь полную текущую информацию по работодателям и координировать школу, вуз и работодателей в рамках своих возможностей и полномочий. Сферы координации можно разделить либо по географии,либо по звеньям САОН,либо по профилям,либо сразу по нескольким параметрам, в зависимости от объема работы. Помимо пассивной формы работы по сбору информации и заказов работодателей, в САОН, по-видимому, должна быть «активная мозговая группа», которая генерирует собственные идеи по формированию новых наукоемких проектов. Или даже по развитию старых, таких, которые бы представляли потенциальный коммерческий интерес для бизнеса и были бы интересными для развития собственной научной инфраструктуры в России.

Члены координационного центра и «мозговой группы» могут находиться в разных городах или даже странах (современные средства коммуникации снимают географические барьеры).

Возможны и другие виды деятельности САОН: подготовка печатных научных, научно-информационных или научно-популярных изданий, конференции и школы, круглые столы ученых и бизнесменов и т.д.

Несколько общих слов о финансовой стороне идеи. Независимость САОН от государства, предполагает, конечно, независимые источники финансирования, т.е. участие в проекте российского бизнеса. Речь может идти либо о безвозмездном меценатстве, либо о спонсорской помощи (скажем, в обмен на социальную рекламу),либо о коммерческом взаимодействии САОН с бизнес-структурами. Здесь важно найти живые точки соприкосновения научно-образовательного сообщества и бизнеса, создать атмосферу доверия и постоянно поддерживать ее. По большому счету, мы говорим не о том, что и сколько могут дать наука и образование бизнесу и наоборот. Мы говорим о совместных, независимых от государства усилиях российского общества по своему самосохранению. Разумеется, самосохранение должно распространяться не только на интеллектуальную сферу, но именно она сейчас находится под ударами, и именно в этой сфере, на мой взгляд, можно ожидать наибольшего пересечения различных позиций, присутствующих в обществе.

Если инстинкт самосохранения у нас еще не потерян, если бизнесмены и ученые еще не отказываются полностью от мысли видеть своих детей и внуков в образованном российском обществе с высоким уровнем культуры, в котором интересно жить и в котором каждый ощущает и принимает на себя профессиональную ответственность за благоденствие этого общества, — есть все шансы договориться и начать «спасение утопающих». Договариваться надо самим,без помощи государства, которое в этой области обнаруживает пока лишь свою беспомощность. Прецеденты в истории известны: Роберт Бойль и Альфред Нобель успешно сочетали бизнес с научными изысканиями. Современные примеры проектов Дмитрия Зимина, Вадима Асадова, Дмитрия Павлова и других предпринимателей, вкладывающих свои средства в образование и науку, вселяют надежду на то, что конструктивное взаимодействие образования, науки и бизнеса действительно возможно. Хотя, конечно, диалог не обещает быть простым. Но важно — и я хотел бы это еще раз подчеркнуть — начать самим заниматься обустройством необходимого «поля общения» и воплощением в жизнь тех плодов, которые на нем созреют.

В качестве ближайшего плана действий предлагаю:

1. Обсуждение концепции САОН всеми заинтересованными лицами в группе «САОН» в Контакте и на страницах этой газеты.

2. Формирование инициативной группы САОН.

3. Составление информационного письма для представителей российского бизнеса и организация встречи с ними.

4. Детальная разработка концепции САОН с учетом обсуждений и встреч.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *