Он взял атомную бомбу под роспись и не вернул

К 100-летию со дня рож­де­ния К.И. Щёл­ки­на

Напи­сать эти замет­ки меня саги­ти­ро­вал учи­тель мате­ма­ти­ки тро­иц­кой Гим­на­зии, неод­но­крат­ный лау­ре­ат фон­да «Дина­стия» Ю. О. Пукас (недав­но Юрий Оста­по­вич опуб­ли­ко­вал ста­тью [1] о талант­ли­вом мате­ма­ти­ке Н. А. Дмит­ри­е­ве, так­же клю­че­вом, но мало­из­вест­ном участ­ни­ке Атом­но­го Про­ек­та).

Сна­ча­ла я отка­зы­вал­ся. Мол, что я ска­жу ново­го? Раз­ве что семей­ную шут­ку-леген­ду (абсо­лют­но прав­ди­вую), как моя мама, вче­раш­няя сту­дент­ка мед­тех­ни­ку­ма, без­успеш­но рва­ла Щёл­ки­ну боль­ной зуб? Так и то уже опи­са­но и напе­ча­та­но. Или пере­ска­зать сво­и­ми сло­ва­ми то немно­го­чис­лен­ное, что опуб­ли­ко­ва­но? Но и это уже не раз сде­лал извест­ный «ато­мо­вед» В. C. Губа­рев. И нель­зя напи­сать луч­ше, чем напи­сал сын Щёл­ки­на — Феликс Кирил­ло­вич [2]. Его кни­га (см. ниже фото облож­ки) неболь­шая, но очень инте­рес­ная — ее про­чтут не отры­ва­ясь не толь­ко физи­ки, но и про­сто нерав­но­душ­ные к оте­че­ствен­ной нау­ке и исто­рии.

И тем не менее, я взял­ся за перо, точ­нее, за кла­ви­а­ту­ру…

В Совет­ском Атом­ном Про­ек­те нет дру­гой фигу­ры, сде­лав­шей столь мно­го, но столь мало извест­ной. Суди­те сами.

В самом нача­ле работ по Про­ек­ту о них зна­ли толь­ко 12 чело­век. Этот спи­сок воз­глав­ля­ли Ста­лин и Берия, а замы­кал 35-лет­ний Щёл­кин [2. С. 22]. Уже к 1954 г. после удач­ных взры­вов пер­вых бомб Кирилл Ива­но­вич ста­но­вит­ся три­жды Геро­ем Соц­тру­да в чис­ле пяти «апо­сто­лов-атом­щи­ков» (в 1962 г. шестым к ним при­со­еди­нит­ся Саха­ров).

Четы­ре­жды Геро­ем СССР был Жуков, три­жды — лет­чи­ки Коже­дуб и Покрыш­кин (и кава­ле­рист Буден­ный). Они полу­ча­ли «Золо­тые Звез­ды» за вой­ну и фронт. Пять «Звезд» носил Бреж­нев, но это — экзо­ти­ка и no comment.

Все­го в исто­рии СССР было 16 три­жды Геро­ев Соц­тру­да. Если убрать пред­се­да­те­ля кол­хо­за и чле­нов Полит­бю­ро и пра­ви­тель­ства, оста­нут­ся ака­де­ми­ки и член-кор­ры: Алек­сан­дров, Духов, Зель­до­вич, Кур­ча­тов, Илью­шин, Кел­дыш, Саха­ров, Тупо­лев, Хари­тон, Щёл­кин.

Думаю, подав­ля­ю­ще­му боль­шин­ству чита­те­лей ниче­го не гово­рят две фами­лии: Духов и Щёл­кин. Оба в сере­дине про­шло­го века были заме­сти­те­ля­ми науч­но­го руко­во­ди­те­ля и глав­но­го кон­струк­то­ра Арза­ма­са-16 (КБ-11) Ю.Б. Хари­то­на. Но Щёл­кин по ответ­ствен­но­сти, объ­е­му и важ­но­сти работ был вро­вень Хари­то­ну де-факто, а воз­гла­вив поз­же Челя­бинск-70, стал и де-юре.

«…все доку­мен­ты КБ-11, направ­ля­е­мые в СК (Спе­ци­аль­ный Коми­тет; создан Ста­ли­ным сра­зу после взры­вов в Хиро­си­ме и Нага­са­ки. — К.Р.), под­пи­са­ны Хари­то­ном и Щёл­ки­ным, а все поста­нов­ле­ния и рас­по­ря­же­ния СМ (Сове­та Мини­стров СССР. — К.Р.), пред­став­лен­ные на под­пись Ста­ли­ну Спец­ко­ми­те­том (читай — Бери­ей) нико­гда не раз­де­ля­ли глав­но­го кон­струк­то­ра и его пер­во­го заме­сти­те­ля… «Обя­зать… Хари­то­на, Щёл­ки­на», «при­нять пред­ло­же­ния Хари­то­на, Щёл­ки­на», «пору­чить Хари­то­ну, Щёл­ки­ну» и т.п.» [2. С. 63].

И тем не менее, с тор­же­ства­ми по пово­ду сто­ле­тия Хари­то­на (в 2004 г.) недав­ний юби­лей Щёл­ки­на не идет ни в какое срав­не­ние. Мож­но ска­зать, что на фоне 90-летия Саха­ро­ва рос­си­яне «щёл­кин­ский» юби­лей даже не заме­ти­ли. А ведь, по сути, Кирилл Ива­но­вич под­верг­ся обструк­ции, ана­ло­гич­ной «саха­ров­ской», на 10 лет рань­ше Андрея Дмит­ри­е­ви­ча… Не гово­ря уж о неко­то­рых «стран­но­стях», кото­рые пре­сле­ду­ют его даже после смер­ти (о чем ниже).

Вот уж воис­ти­ну: Щёл­кин «самый неиз­вест­ный сре­ди самых заслу­жен­ных»! И что­бы о нем узна­ли чуть-чуть боль­ше, я и пишу эти стро­ки.

Кирилл Ива­но­вич Щёл­кин

(17.05.1911 — 08.11.1968) — пер­вый науч­ный руко­во­ди­тель и глав­ный кон­струк­тор ядер­но­го цен­тра Челя­бинск-70 (с 1992 г. РФЯЦ—ВНИИТФ — Рос­сий­ский Феде­раль­ный Ядер­ный Центр-Все­рос­сий­ский науч­но-иссле­до­ва­тель­ский инсти­тут тех­ни­че­ской физи­ки).

Член-кор­ре­спон­дент АН СССР (с 23 октяб­ря 1953 г., отде­ле­ние физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук). Спе­ци­а­лист в обла­сти горе­ния и дето­на­ции и роли тур­бу­лент­но­сти в ука­зан­ных про­цес­сах (имен­но ему при­над­ле­жит фор­му­ли­ров­ка тео­рии спи­но­вой дето­на­ции [9]), в науч­ной лите­ра­ту­ре изве­стен тер­мин «зона тур­бу­лент­но­го пла­ме­ни по Щёл­ки­ну».

Имен­но Щёл­кин рас­пи­сал­ся «в полу­че­нии» пер­во­го совет­ско­го атом­но­го взрыв­но­го устрой­ства РДС-1 из сбо­роч­но­го цеха. Потом над ним под­шу­чи­ва­ли: а куда ты дел бом­бу, за кото­рую рас­пи­сал­ся? В доку­мен­тах поли­го­на до сих пор зна­чит­ся, что за «изде­лие» (сле­ду­ет номер и шифр) ответ­стве­нен К. И. Щёл­кин. Имен­но он 29 авгу­ста 1949 г. на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне вло­жил ини­ци­и­ру­ю­щий заряд в плу­то­ни­е­вую сфе­ру. Имен­но он вышел послед­ним и оплом­би­ро­вал вход в баш­ню с РДС-1.

В 1960 г. Щёл­кин пере­ехал в Моск­ву, рабо­тал зав. кафед­рой горе­ния в МФТИ.

По мате­ри­а­лам Вики­пе­дии

Не буду подроб­но оста­нав­ли­вать­ся на годах уче­бы (Щёл­кин закон­чил физи­ко-тех­ни­че­ский факуль­тет Крым­ско­го пед­ин­сти­ту­та — тот же, что и Кур­ча­тов; в их судь­бах мно­го уди­ви­тель­ных сов­па­де­ний), нача­ле науч­ной рабо­ты в Инсти­ту­те хим­фи­зи­ки (у Н.Н. Семе­но­ва), воен­ных эпи­зо­дах (с фрон­та его вызва­ли как уже извест­но­го спе­ци­а­ли­ста по горе­нию и дето­на­ции для реше­ния вопро­сов надеж­но­сти рабо­ты реак­тив­ных дви­га­те­лей само­ле­тов), при­хо­де в Атом­ный Про­ект, напря­жен­ней­шей рабо­те «на объ­ек­те» в КБ-11 (Саров). Глав­ный итог: при клю­че­вом уча­стии К.И. Щёл­ки­на за 2,5 года была созда­на пер­вая совет­ская атом­ная бом­ба и про­ве­ден ее успеш­ный под­рыв.

«После взры­ва Берия обра­тил­ся к Кур­ча­то­ву с пред­ло­же­ни­ем дать назва­ние заря­ду. Игорь Васи­лье­вич отве­тил, что назва­ние уже есть и крест­ный отец — Щёл­кин: «Рос­сия дела­ет сама». Дело в том, что в доку­мен­тах заря­ды дав­но обо­зна­ча­лись аббре­ви­а­ту­рой «ракет­ный дви­га­тель» — РДС-1,2 и т. д. Ю.Б. Хари­тон слы­шал, что это наиме­но­ва­ние рас­шиф­ро­вы­вал сек­ре­тарь Спец­ко­ми­те­та Мах­нев как «реак­тив­ный дви­га­тель Ста­ли­на». Очень может быть. Одна­ко очень важ­но, что, пожа­луй, в самый важ­ный день их жиз­ни и Кур­ча­тов, и Щёл­кин под­дер­жа­ли рас­шиф­ров­ку «Рос­сия дела­ет сама». Это очень сим­во­лич­но. Оба навер­ня­ка зна­ли рас­шиф­ров­ку Мах­не­ва. И тем не менее, «Рос­сия дела­ет сама». И Берия под­дер­жал. Два из трех самых инфор­ми­ро­ван­ных о роли раз­вед­ки в Атом­ном Про­ек­те чело­ве­ка — Берия и Кур­ча­тов — согла­си­лись со Щёл­ки­ным, одним из двух самых инфор­ми­ро­ван­ных в стране людей, о том, как дела­ли нашу первую атом­ную! Это прин­ци­пи­аль­ней­ший факт для исто­рии Рос­сий­ской нау­ки! Офи­ци­аль­ный отчет об испы­та­нии, адре­со­ван­ный Берии и напи­сан­ный по пору­че­нию Спец­ко­ми­те­та от КБ-11, под­пи­сал один Щёл­кин» [2. С. 70].

Откры­тие бюста К.И. Щёл­ки­ну на родине, в Тби­ли­си, 1982 г. Вто­рой сле­ва — Л.П. Фео­к­ти­стов (ака­де­мик, рабо­тал в Саро­ве, Сне­жин­ске, Тро­иц­ке, Москве), тре­тий сле­ва — Е.Н. Авро­рин (ака­де­мик, науч­ный руко­во­ди­тель цен­тра в Сне­жин­ске с 1985 г.) пятая сле­ва — Кира Фоми­на (внуч­ка К.И. Щёл­ки­на), деся­тый сле­ва — Г.П. Ломин­ский (дирек­тор цен­тра в Сне­жин­ске в 1964–1988 гг.), шестой спра­ва — Ф.К. Щёл­кин. Фото из кни­ги «Апо­сто­лы атом­но­го века. Вос­по­ми­на­ния, раз­мыш­ле­ния» (2)

Еще цита­та (о взры­ве РДС-2 24 сен­тяб­ря 1951 г.): «После успеш­но­го взры­ва Кур­ча­тов, пере­дав всем поздрав­ле­ния Ста­ли­на, при­гла­сил руко­вод­ство выле­теть в Семи­па­ла­тинск само­ле­том. Как потом выяс­ни­лось — на бан­кет. Отец при­гла­сил с собой в само­лет рядо­вых бой­цов из «око­па на башне» — Ломин­ско­го (впо­след­ствии руко­во­ди­те­ля Челя­бин­ска-70 в 1964–88 гг. — К.Р.), Жучи­хи­на и Буя­но­ва. Эти трое были един­ствен­ны­ми не началь­ни­ка­ми, участ­во­вав­ши­ми в исто­ри­че­ском бан­ке­те. Этот про­стой и есте­ствен­ный для нор­маль­но­го чело­ве­ка жест — делить с людь­ми не толь­ко труд­но­сти, но и радо­сти — мно­гое может ска­зать о чело­ве­ке: здесь и ува­же­ние к това­ри­щам по тру­ду, и доб­ро­же­ла­тель­ность, и поря­доч­ность, и спра­вед­ли­вость, и бла­го­дар­ность за труд под­чи­нен­ных. Вто­рой раз отец, види­мо, не смог «по-тихо­му» отко­лоть­ся от началь­ства и празд­но­вать новую побе­ду «с наро­дом», как это было 29 авгу­ста 1949 года». [2. С. 83]

18 октяб­ря 1951 г. взо­рва­ли РДС-3 «бом­бо­ме­та­ни­ем по цели» с само­ле­та, как и РДС-4 23 авгу­ста 1953 г. В 1954 г. было при­ня­то пра­ви­тель­ствен­ное реше­ние создать вто­рой ядер­ный центр. Об этом в Арза­ма­се-16 объ­явил И.В. Кур­ча­тов и пред­ло­жил назна­чить науч­ным руко­во­ди­те­лем и глав­ным кон­струк­то­ром ново­го цен­тра Щёл­ки­на, так как «Хари­то­ну и Щёл­ки­ну на одном объ­ек­те ста­ло тес­но» [2. С. 96]. Но само­сто­я­тель­ная рабо­та нача­лась с кон­флик­та и про­дол­жа­лась все­го 5 лет.

24 мая в Цен­тре науч­но-дело­во­го сотруд­ни­че­ства ВНИИТФ состо­я­лось сов­мест­ное засе­да­ние науч­но-тех­ни­че­ских сове­тов РФЯЦ — ВНИИТФ (г. Сне­жинск) и РФЯЦ — ВНИИЭФ (г. Саров), при­уро­чен­ное к 100-летию со дня рож­де­ния К.И. Щел­ки­на.

В ходе засе­да­ния НТС состо­я­лось зна­ме­на­тель­ное для оте­че­ствен­ной фила­те­лии собы­тие — памят­ное гаше­ние марок, выпу­щен­ных к юби­лею ФГУП Издат­цен­тром «Мар­ка». Спе­ци­аль­но для этой цере­мо­нии Издат­центр изго­то­вил суве­нир­ный штем­пель, на кото­ром рас­по­ло­же­на над­пись «К 100-летию со дня рож­де­ния К.И. Щёл­ки­на», его порт­рет и дата гаше­ния. В тор­же­ствен­ной цере­мо­нии памят­но­го гаше­ния при­ня­ли уча­стие дети вели­ко­го уче­но­го: Феликс Кирил­ло­вич и Анна Кирил­лов­на.

Помощ­ник дирек­то­ра ВНИИТФ Н.П. Воло­шин отме­тил, что 17 мая в Москве состо­я­лось офи­ци­аль­ное гаше­ние юби­лей­ных марок. Тираж выпус­ка — 500 тыс. экзем­пля­ров.

По мате­ри­а­лам сай­та ВНИИТФ

Над­гро­бье на Ново­де­ви­чьем клад­би­ще (уча­сток 6). В день сто­ле­тия уче­но­го сюда при­шли толь­ко род­ствен­ни­ки… Фото Н. Уфар­ки­на (www.warheroes.ru)

Хру­щев в целях эко­но­мии хотел раз­ме­стить объ­ект внут­ри област­но­го Челя­бин­ска. Созда­вать ядер­ный центр в горо­де с полу­мил­ли­он­ным насе­ле­ни­ем было безу­ми­ем, и Щёл­кин попро­сил осво­бо­дить его от уча­стия в такой аван­тю­ре. Раз­гне­ван­ный Хру­щев пошел на попят­ную. Челя­бинск-70 (Сне­жинск) ста­ли стро­ить в ураль­ской тай­ге, туда съез­жа­лись спе­ци­а­ли­сты, велись успеш­ные иссле­до­ва­ния и испы­та­ния, «ураль­ские» ядер­ные заря­ды не усту­па­ли «арза­мас­ским», а даже пре­вос­хо­ди­ли их, но в 1960 г. Щёл­кин вынуж­ден был уйти на пен­сию (в 49 лет). Офи­ци­аль­ная при­чи­на — по состо­я­нию здо­ро­вья. Но вот как было на самом деле.

У Щёл­ки­на не сло­жи­лись отно­ше­ния со Слав­ским — зам­ми­ни­стра сред­не­го маши­но­стро­е­ния (сего­дня это Роса­том, хотя нынеш­няя кор­по­ра­ция Кири­ен­ко уже дале­ко не та «импе­рия Сред­ма­ша»). В Челя­бин­ске-70, несмот­ря на запрет Слав­ско­го, мето­дом «народ­ной строй­ки» мгно­вен­но (что­бы не успе­ли оста­но­вить и разо­брать) воз­двиг­ли зим­ний бас­сейн (я посе­щал его в 1966 г. пер­во­класс­ни­ком и сей­час вижу в окно роди­тель­ской квар­ти­ры, когда при­ез­жаю на Урал). Чинов­ник был в бешен­стве, но изме­нить ниче­го уже не мог. А еще Щёл­кин лишил его Ленин­ской пре­мии за 1957 г. Сно­ва цити­рую сына уче­но­го:

«Он слу­чай­но уви­дел в Мини­стер­стве этот спи­сок, под­го­тов­лен­ный к отправ­ке в Коми­тет по Ленин­ским пре­ми­ям. В нем отсут­ство­вал один из его «ребят», кото­ро­го он пред­став­лял к награ­де, а вме­сто него ока­зал­ся вклю­чен в спи­сок награж­ден­ных пер­вый заме­сти­тель мини­стра Е.П. Слав­ский. Отец взял спи­сок, достал авто­руч­ку, что­бы вычерк­нуть Слав­ско­го, сотруд­ни­ки Мини­стер­ства бук­валь­но повис­ли у него на руках, дока­зы­вая, что зам­ми­ни­стра пре­крас­но зна­ет этот вопрос и мно­го им зани­мал­ся. Отец в ответ на это ска­зал, что это вхо­дит в его слу­жеб­ные обя­зан­но­сти, а Ленин­скую пре­мию при­суж­да­ют за твор­че­ский вклад в рабо­ту, а не за зна­ние вопро­са. Слав­ский Ленин­скую пре­мию не полу­чил. Через несколь­ко меся­цев он на 30 лет стал мини­стром, и отец полу­чил вра­га не толь­ко на всю жизнь, но и после смер­ти. Про­ти­во­сто­я­ние с Бери­ей, Хру­ще­вым — и вот теперь бес­пре­це­дент­ный слу­чай — лише­ние Ленин­ской пре­мии все­мо­гу­ще­го Слав­ско­го — гово­рит о том, что отец глу­бо­ко ува­жал дело, кото­ро­му слу­жил, любил и опе­кал «ребят», кото­рые твор­че­ски и беззавет­но тру­ди­лись рядом с ним. Его нико­гда не вол­но­ва­ло, нра­вит­ся ли он началь­ству. Глав­ное, что­бы не стра­да­ло дело, кото­рое ему пору­че­но. Про таких гово­рят: их злей­ши­ми вра­га­ми были они сами» [2. С. 101].

Бюст в Сне­жин­ске. Открыт 25 мая 2011 г.

Основ­ная же при­чи­на ухо­да Щёл­ки­на — рас­хож­де­ние с вла­стью во взгля­дах на раз­ви­тие атом­ной нау­ки и пер­спек­ти­вы ядер­но­го ору­жия. Как Кур­ча­тов (и поз­же Саха­ров), Щёл­кин был убеж­ден, что вре­мя нара­щи­ва­ния ядер­но­го потен­ци­а­ла про­шло, пари­тет достиг­нут, необ­хо­ди­мо во имя и бла­га чело­ве­че­ства сокра­щать воен­ную часть Про­ек­та и раз­ви­вать науч­ную (в том чис­ле созда­вать управ­ля­е­мый «тер­мо­яд»). Но Хру­щев уже не слу­шал не толь­ко Щёл­ки­на, но и Кур­ча­то­ва, а Слав­ский сво­ра­чи­вал финан­си­ро­ва­ние «не обо­рон­ных» про­грамм. Это убе­ди­тель­но пока­зы­ва­ет Ф. К. Щёл­кин в сво­ей кни­ге об отце [2. C. 112–115].

В 1960 г. Кирилл Ива­но­вич в знак про­те­ста ложит­ся в боль­ни­цу, что­бы офор­мить инва­лид­ность. Там он и узна­ет о смер­ти сво­е­го сорат­ни­ка и дру­га Иго­ря Васи­лье­ви­ча. Так закон­чи­лась идея Кур­ча­то­ва-Щёл­ки­на создать Ураль­ский науч­ный центр. Кста­ти, в Тро­иц­ке рабо­та­ли и рабо­та­ют мно­гие из того «щёл­кин­ско­го» набо­ра, вынуж­ден­но­го разъ­е­хать­ся, что­бы зани­мать­ся нау­кой в дру­гих местах: В. Роза­нов, О. Мат­ве­ен­ко, Ю. Ген­дель, Ю. Мед­ве­дев, Н. Ахме­ров, В. Несте­рен­ко, В. Дер­би­лов, А. и Э. Зото­вы, В. и Т. Бор­зен­ко, О. Кро­хин, А.Федотов…

* * *

После смер­ти Кирил­ла Ива­но­ви­ча семье при­шлось вер­нуть стране все его награ­ды. Ска­за­ли: «Так поло­же­но!». В. Губа­рев пишет: «Одним мож­но, а дру­гим нель­зя? Стран­но, не прав­да ли?» [3].

Его юби­леи не объ­яв­ля­лись и не отме­ча­лись (вплоть до 90-летия). Как буд­то и не было тако­го физи­ка-атом­щи­ка, три­жды Героя Соц­тру­да…

Лишь в 1982 г. в Тби­ли­си, где Щёл­кин родил­ся, был открыт его памят­ник (хотя по совет­ским зако­нам бюсты два­жды Геро­ям раз­ре­ша­лось ста­вить при жиз­ни). Види­мо, помог­ло то, что одно­вре­мен­но в Гори воз­двиг­ли бюст дру­го­му два­жды Герою — Ста­ли­ну. Оба памят­ни­ка шли одним поста­нов­ле­ни­ем Вер­хов­но­го Сове­та СССР.

Теперь пер­вый дирек­тор Сне­жин­ска (Д. Е. Васи­льев) и пер­вый науч­ный руко­во­ди­тель (К. И. Щёл­кин) сно­ва вме­сте, как 55 лет назад. Фото Н. П. Ряза­но­вой

Но судь­ба не щадит Щёл­ки­на и после смер­ти. Осе­нью 2009 г. памят­ник исчез. Из отве­та гру­зин­ских вла­стей наше­му МИДу (апрель с.г.): «Бюст укра­ден, ведет­ся рас­сле­до­ва­ние, а если удаст­ся его най­ти, то бюст будет уста­нов­лен на преж­нем месте». Но «фор­маль­но не отка­зы­вая, гру­зин­ские вла­сти дали понять, что поло­жи­тель­но­го реше­ния по это­му вопро­су не будет». Похо­же, что рас­сле­до­ва­ни­ем без­об­ра­зия актив­но зани­ма­ет­ся лишь «Рос­сий­ская газе­та»; соби­ра­лись под­клю­чить­ся ака­де­мии наук РФ, Укра­и­ны и Гру­зии, но резуль­та­та пока нет [4].

Так что недав­но (к сто­ле­тию) откры­тый в Сне­жин­ске бюст — сего­дня един­ствен­ный. Там же есть про­спект Щёл­ки­на. Еще есть город Щёл­ки­но в Кры­му, осно­ван­ный в октяб­ре 1978 г. как посе­лок стро­и­те­лей Крым­ской АЭС. Здесь месяц назад была откры­та мемо­ри­аль­ная дос­ка. Горо­док боль­ше изве­стен местом рок-тусов­ки «Казан­тип» — на раз­ва­ли­нах зда­ния реак­то­ра. К сло­ву, здесь имел квар­ти­ру и часто бывал на отды­хе редак­тор «Тро­иц­ко­го вари­ан­та», к.ф-м.н. Юрий Поль.

* * *

Есть еще одна «стран­ная и зага­доч­ная» исто­рия «по теме».

Со Щёл­ки­ным рабо­тал Дмит­рий Евлам­пи­е­вич Стель­ма­хо­вич, кото­рый тра­ги­че­ски погиб (вынуж­ден­но застре­лил­ся) в Арза­ма­се-16 в 1947 г. Све­де­ния о нем ску­пы и про­ти­во­ре­чи­вы (ср. [5, 6, 7 и 8]). Мне хочет­ся разо­брать­ся, вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость и исти­ну. Про­шу отклик­нуть­ся тех, кто в кур­се, кто что-нибудь зна­ет о нем или его род­ствен­ни­ках. В том чис­ле — о его пле­мян­ни­ке Эду­ар­де Лаб­би из Тал­лин­на (в воз­расте 9–10 лет Эду­ард жил со Стель­ма­хо­ви­чем и его женой в Арза­ма­се-16).

Кон­стан­тин Ряза­нов

1. «Потен­ци­ал», №11, 2010; http://potential.org.ru/Home/ArtDt201011191402PH5C1J11

2. Щёл­кин Ф.К. «Апо­сто­лы атом­но­го века. Вос­по­ми­на­ния, раз­мыш­ле­ния». М.: ДеЛи принт, 2004; http://scilib.narod.ru/Nukes/Schelkin/index.html

3. Вла­ди­мир Губа­рев. «Три звез­ды Кирил­ла Щёл­ки­на» /​/​ «РФ сего­дня», №12, 2007.

4. Алек­сандр Еме­лья­нен­ков. «Родил­ся в Тифли­се? Вон из Тби­ли­си!» /​/​ «Рос­сий­ская газе­та»— Сто­лич­ный выпуск №5478 (102), 16.05.2011.

5. Жучи­хин В.И. «Пер­вая атом­ная». М.: ИздАТ, 1993. С. 35–36; news.trtk.ru/nauka/sarov/

6. Альт­шу­лер Л.В. «Рядом с Саха­ро­вым» в кн. «Он меж­ду нами жил… Вос­по­ми­на­ния о Саха­ро­ве». М.: Прак­ти­ка, ОТФ ФИАН, 1996; http://scilib.narod.ru/Nukes/CAXAPOB/About/altshuler_lv.htm

7. Гра­бов­ский М.П. «Плу­то­ни­е­вая зона» — М.: «Науч­ная Кни­га», 2002; http://scilib.narod.ru/Nukes/Plutonium_zone/index.html

8. Швил­кин Б.Н. «Дет­ские годы в Арза­ма­се-16» в кн. «Исто­рия совет­ско­го атом­но­го про­ек­та. Доку­мен­ты, вос­по­ми­на­ния, иссле­до­ва­ния». Вып. 1. /​/​ Инсти­тут исто­рии есте­ство­зна­ния и тех­ни­ки им. С. И. Вави­ло­ва РАН. М.: «Янус-К», 1998.

9. Аста­шен­ков П.Т. «Пла­мя и взрыв». М.: Поли­т­из­дат, 1978. С. 28–38.

Пол­ная вер­сия ста­тьи опуб­ли­ко­ва­на на сай­те «ТрВ-Город» и сай­те Тро­иц­ка.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Владимир Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Владимир
Владимир

О таком чело­ве­ке в пер­вый раз про­чи­тал. Спа­си­бо газе­те и позор Рос­сии.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: