Весна надежды нашей

Зеленый светофор. Коллаж М.Борисова

В правительстве идет дискуссия о том, каков должен быть объем финансирования РФФИ и РГНФ в ближайшие годы. После активных действий научной общественности (предпринятых в прошлом году) в поддержку ведущих научных фондов руководство Минобрнауки, наконец, озаботилось (как минимум на словах) вопросом повышения финансирования РФФИ и РГНФ. Мнения о необходимости развития грантового финансирования науки придерживается и Минэкономразвития, что нашло отражение в разработанном министерством проекте «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г.». Там говорится, что бюджет РФФИ и РГНФ следует резко увеличить уже в 2011—2013 гг.

Однако благие намерения стратегий — это одно, а суровая проза бюджета — совсем другое. Министерство финансов рассматривает ведущие научные фонды как не особо нужные для развития страны и полагает, что их можно финансировать по остаточному принципу. Многое тут могло бы сделать руководство самих научных фондов, но председатель совета самого авторитетного из них — Владислав Панченко — ни в какой особой активности не замечен.

В прошлом году его административных талантов хватило только на то, чтобы горестно разводить руками: наблюдается печальная тенденция — бюджет фонда урезают. Не лучше проявляет он себя и в этом году. Дело в том, что неурегулированность статуса фондов может привести к серьезным задержкам с переводом денег грантополучателям: закон,который должен был позволить фондам работать в условиях «нового» (образца 2007 г.) Бюджетного кодекса, уже несколько месяцев лежит без движения в Государственной Думе, а временного решения проблемы, как было в прошлые годы, пока нет.

С финансовой точки зрения еще более весом вопрос о будущем программно-целевого финансирования. Минобрнауки подготовило проект концепции новой государственной программы «Развитие науки и технологий». Эта программа должна сменить несколько министерских ФЦП: «Исследования и разработки», «Кадры», «Развитие инфраструктуры наноиндустрии» и «Мировой океан». Речь идет о многих десятках миллиардов рублей.

По сообщениям СМИ, новая программа может значительно отличаться от действующих ФЦП. В каких отношениях? Научной общественности остается только гадать об этом, поскольку проект не собираются обнародовать: его обсуждение идет в лучших бюрократических традициях — кулуарно. Известно только, что разработкой проекта руководили два заместителя министра: многолетний глава Роснауки Сергей Мазуренко и Алексей Пономарев, основатель и бывший руководитель «Межведомственного аналитического центра» — беспроигрышного участника министерских конкурсов, получившего десятки миллионов рублей на скандально известные работы по научно-техническому прогнозированию. Естественно, участвовали в работе и непременные «представители Курчатовского института». Можно ли от таких «проверенных» кадров ожидать больших успехов — вопрос, скорее, риторический...

Но все-таки этой весной множатся не только тревоги. Государство, наконец, обратило внимание на единодушное мнение ученых — закон о госзакупках в нынешнем виде непригоден для регулирования научной сферы — и озаботилось его совершенствованием. Само по себе это не удивительно, удивительно скорее другое — в процессе выработки поправок чиновники выслушали мнение ученых и частично учли его. 21 апреля 2011 г. президент Дмитрий Медведев подписал закон, который, в частности, разрешает бюджетным учреждениям тратить полученные по грантам деньги на науку без стандартных конкурсных процедур, предусмотренных законом о госзакупках. Таким образом, гранты стали первой ласточкой в деле высвобождения расходования получаемых по конкурсам средств от откровенно вредной бюрократической регламентации. Одна ласточка, конечно, весны не делает, но хочется надеяться, что будут и другие.

Евгений Онищенко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *