Принцы и нищие, или Российский вуз как банановая республика в миниатюре

26 апреля 2011 года. ТрВ № 77, c. 4, "Образование"  
Сергей Голунов
Рубрика: Образование

28 комментариев
14113 просм., 4 - за сегодня
Распечатать статью Распечатать статью

Сохранить статью для чтения оффлайн:

В последнее время руководство страны много говорит о низких зарплатах учителей, которые во многих регионах страны и в самом деле крайне низки и вряд ли позволяют повысить социальный статус этой профессии. Недавно было принято решение выделить 60 млрд руб. на то, чтобы довести зарплаты школьных учителей до средних по экономике в соответствующих регионах. Фонд оплаты труда учителей будет увеличен уже с 1 сентября 2011 г. Не столь «раскрученной» теме низких зарплат преподавателей вузов посвятил свою статью Сергей Голунов, научный сотрудник Даремского университета (Великобритания).

Уже много раз министру образования и науки РФ Андрею Фурсенко приходилось отвечать на реплики возмущенных преподавателей вузов, которые пытались проинформировать его о более чем скромных размерах своих зарплат (например, типичный провинциальный доцент часто получает на руки с учетом всех надбавок менее 10 тыс. руб., профессор — менее 15 тыс. руб. в месяц).

Эти доводы практически всегда парировались дежурным ответом: по данным Министерства, средние зарплаты преподавателей в российских вузах на самом деле гораздо выше, чем называемые собеседником цифры. Возникает искушение обвинить министра либо в неискренности, либо в использовании взятых с потолка показателей, но не будем спешить. Весьма вероятно, что он опирался на добросовестно изученные им статистические данные, составленные на основании вузовских отчетов.

Рис. Л. Мельника

Проблема заключается лишь в том, что числа таких официальных отчетов зачастую крайне удивляют работающих в этих вузах преподавателей: к примеру, абстрактные показатели средних зарплат по университету запросто могут превышать размер среднемесячной зарплаты работающих в том же университете профессоров и почти в два раза — типичные зарплаты доцентов. Не надо скоропалительно обвинять вузы в массовой фальсификации отчетных показателей (хотя не следует полностью исключать и такую возможность): усредненные данные могут быть верными, только вот существенный вклад в их «улучшение», вполне вероятно, вносят гиперзарплаты вузовского руководства. Как мы еще увидим, совокупные доходы десятка «топ-администраторов» запросто могут оказаться эквивалентными зарплатам многих сотен обычных преподавателей.

Если информацию о заработках руководителей авторитетных западных вузов, как правило, можно найти без особого труда, то по вузам российским обнаружить ее почти так же сложно, как сведения, составляющие государственную тайну. Судя по тем сообщениям, которые выдает Google по запросу ключевой фразы «зарплата ректора», руководителям образовательных учреждений (так же, как их заместителям, главным бухгалтерам и руководителям ряда других подразделений) очень даже есть что скрывать.

Ярким примером,достоверность которого не так-то просто подвергнуть сомнению, может служить появившаяся недавно информация Нижегородского облизбиркома о доходах кандидатов в депутаты Нижегородского законодательного собрания, выборы в которое состоялись 13 марта 2011 г. (ее можно найти среди заархивированных документов по ссылке1).

Согласно этой информации, кандидат по участку Советский № 8 ректор Нижегородского государственного университета Е.В. Чупрунов получил за 2009 г. доход в виде зарплаты в ННГУ (какие-либо иные источники не указаны) ни много ни мало 13 447 091,25 руб. Примерно два года назад работающие в том же университете коллеги автора утверждали, что типичная зарплата доцента в данном вузе составляет примерно 10 тыс. руб. Если предположить, что эта приблизительная цифра близка к истине и что за год она кардинально не изменилась, получается, что один нижегородский ректор по своей «зарплатоемкости» в 2009 г. оказался эквивалентен 110 доцентам или крупному факультету все того же вуза; а вот одному типичному провинциальному доценту пришлось бы трудиться более десяти лет, чтобы заработать сумму всего лишь месячной ректорской зарплаты.

Другим источником может служить открытое письмо преподавателей Дальневосточного государственного технического университета президенту России от 6 мая 2010 г.2 Согласно приведенным в письме сведениям (содержащим, как утверждают его авторы, данные бухгалтерии по выдаче зарплат с разбивкой по месяцам и видам начислений), ректор ДВГТУ А.А. Фаткулин в 2009 г. будто бы получил на руки 4,2 млн руб. (что, если опираться на приведенные авторами письма данные, эквивалентно 23,5 типичного годового дохода старшего преподавателя), проректоры — от 1,9 до 2,5 млн руб., главный бухгалтер — 2,3 млн руб.

Есть основания полагать, что эти два примера не являются чем-то совсем уж нетипичным. По сообщениям некоторых СМИ, отнюдь не бедствует руководящая верхушка вузов и в других регионах (см., например, статьи о зарплатах ректоров Воронежского технического университета3 и Южного федерального университета4), правда, такого рода сведения не подкрепляются строгими документальными доказательствами.

Каким же образом вузовскому начальству удается вполне официально получать столь высокий доход, которым зачастую не могут похвастаться даже самые высокопоставленные чиновники национального уровня? Существует широко распространенное заблуждение о том, что зарплаты ректоров, их заместителей и главных бухгалтеров якобы привязаны к средним зарплатам по вузам, жестко контролируются министерством, и потому отдельные случаи злоупотреблений в масштабах страны являются нетипичными.

На самом деле, в нормативных документах Рособразования к средним зарплатам по учреждению привязаны лишь должностные оклады; кроме того, ведомство определяет размеры выплачиваемых руководителям премий. Однако у начальства остается широкий круг возможностей приумножить свой вполне официальный доход: назначать себе дополнительную оплату за должности по совместительству, исследовательскую и инновационную деятельность (согласно той информации, которая стала достоянием гласности, ценность ректорских научных и инновационных изысканий запросто может составлять сотни тысяч рублей в месяц) и т.п.

Не исключено, что существуют и менее формальные, уже не отражаемые в официальных данных, способы получения дохода: например, астрономические зарплаты считанных единиц «обычных» сотрудников могут навести на мысль о том, что такие сотрудники используются в качестве своеобразного оффшора для вывода денег из вузовского бюджета с последующим их разделом между управленцами. Таким образом, если руководитель и его помощники не слишком обременены старомодными комплексами социальной справедливости, они без особого труда могут превратить свой вуз в бездонный источник вполне легальной (не говоря даже о коррупционной) прибыли на фоне полунищенской оплаты труда основной массы сотрудников.

В западных странах, где от такого рода старомодных комплексов пока еще не избавились, разрыв в зарплатах между руководителями и обычными сотрудниками гораздо скромнее. Например, в Великобритании типичный вице-канцлер (эквивалент российского ректора) с учетом налоговых вычетов получает всего лишь в 4-5 раз больше преподавателя среднего уровня и практически не имеет возможности получать из бюджета своего вуза дополнительный доход помимо установленной контрактом фиксированной суммы.

В Эстонии ректор Тартуского университета получает примерно в 4,5 раза больше минимальной зарплаты профессора и в 6 раз — минимальной зарплаты доцента. Еще меньше выделялось по доходам из основной массы своих коллег руководство высших учебных заведений дореволюционной России: в конце XIX века типичная зарплата ректора технического института менее чем в два раза превышала профессорскую и чуть более чем втрое — доцентскую.

Какие же меры могут быть предприняты для того, чтобы по расслоению доходов работающих в них людей российские вузы меньше напоминали «банановые республики» в миниатюре? К сожалению, арсенал возможностей повлиять на ситуацию очень мал, да и эффективность его вызывает большие сомнения. Из уже упомянутого примера с письмом коллег с Дальнего Востока создается впечатление, что, к сожалению, вряд ли следует ждать серьезного результата от обращений к президенту страны, в министерство или какие-то еще вышестоящие инстанции.

Это не удивительно: нет сомнений, на чью сторону в подобных конфликтных ситуациях, скорее всего, станут вышестоящие органы — не всеми забытых преподавателей, а членов влиятельной корпорации, уважаемых и, безусловно, лояльных власти региональных политиков и управленцев, которые контролируют потенциально неблагонадежных студентов и почти столь же ненадежных преподавателей. В конце концов, было бы просто нелогично без настоятельной необходимости вторгаться в фактически отданный на откуп этим уважаемым людям солидный бизнес.

По сходным причинам сомнительными выглядят и шансы добиться изменений действующего законодательства, направленного на более жесткое регулирование разницы получаемых в стенах вузов доходов. Тем не менее, за недостатком других вариантов, попытаемся сформулировать соответствующие предложения.

Прежде всего, к средней зарплате по учреждению (при расчете которой весьма целесообразно исключить заработки ректора, его заместителя и главного бухгалтера) должны быть привязаны не оклады, а получаемые в том же учреждении совокупные доходы представителей руководства. Это может означать, например, что если за первую половину года «средний преподаватель» вуза заработает 60 тыс. руб., то во второй половине того же года ректор будет иметь право получить через бухгалтерию данного вуза не более чем 300 тыс. руб. Можно предположить, что многие ректоры сочли бы предложение урезать свои доходы до пятикратной (то есть примерно до 100-150 тыс. руб. в месяц в Москве и Санкт-Петербурге и до 50-100 тыс. руб. — в других регионах) разницы с доходами обычных сотрудников вопиющей недооценкой своего напряженного труда, подталкивающей к коррупции. Эти возможные контраргументы не совсем безосновательны, только вот они редко экстраполируются на обычных преподавателей, когда речь заходит об их более чем скромных зарплатах, примерно соответствующих заработкам продавцов магазинов, водителей такси и грузчиков в тех же самых регионах.

Полезной мерой могло бы стать и обязательное декларирование руководящими работниками вузов государственного подчинения всех своих доходов, получаемых в стенах соответствующих учреждений. С этим должно сочетаться регулярное обнародование данных не только о средних зарплатах по вузу, но и о распределении доходов по сотрудникам как отдельных категорий, так и в масштабе всего вуза. Можно всячески приветствовать инициативу недавно сделавшего определенный шаг в этом направлении Санкт-Петербургского государственного университета5 и немного помечтать о том, что вслед за этим его руководство, подобно коллегам из стран Европейского Союза, не побоится раскрыть информацию о своих доходах.

Еще меньше можно надеяться на то, что, в соответствии с зарубежным опытом (на который так любят ссылаться российские чиновники в тех случаях, когда им это выгодно), самоуправление в российских вузах станет реальным, а именно: в выборах главы вуза получат право принимать участие все преподаватели и будут устранены барьеры для создания действительно независимых профсоюзов.

В таком случае у профессорско-преподавательского состава появятся более серьезные возможности отстаивать свои интересы и бороться со злоупотреблениями со стороны начальства. Увы, российский вуз, как правило, является зеркалом и частью существующей в стране политической системы, и потому серьезные подвижки в этом направлении представляются маловероятными.

В существующих условиях подавляющее большинство преподавателей не имеет ни материальных, ни идейных стимулов отдавать работе все силы и способности, а пламенные призывы хорошо зарабатывающих представителей руководства к малообеспеченным сотрудникам отдать все силы бескорыстному служению благородному делу образования имеют все шансы быть воспринятыми как демагогия и проявление двойных стандартов.

Сохранение нынешнего положения дел уже в недалекой перспективе чревато практически полным разрушением остатков системы российского высшего образования как механизма добросовестной передачи преподавателями студентам качественных знаний, а также полноценного и беспристрастного (в условиях роста плагиата, количества «блатных» студентов и т.п.) контроля над их получением и, соответственно, над поддержанием реальной ценности выдаваемых дипломов.

Бодрые отчеты об увеличении числа работающих в вузах «остепененных» преподавателей и написанных ими работ или о внедрении новых технологий в процесс обучения напоминают попытки продать покупателю (фактически, самим себе) гниющие изнутри фрукты с пока еще красивой, яркой и время от времени натираемой до блеска кожурой.

1 wvw.nnov.izbirkom.ru/etc/dohody_i_imuschestvo.zip

2 http://openletter2.narod.ru/

3 www.abireg.ru/?idnews=13935&newscat=23

4 www.dvk-media.ru/stat/chto_interesno_zaharevichu

5 http://spbgunews.ru/2011/04/05/o-zarplatax-v-spbgu-informaciya-s-dekanskogo-soveshhaniya

Связанные статьи

Обсуждение

28 комментариев на «Принцы и нищие, или Российский вуз как банановая республика в миниатюре»
  1. ДП:

    Ректор СПбГУ открыто рассказал о доходах
    http://www.dp.ru/a/2011/04/29/Rektor_SPbGU_otkrito_rass

    • HI:

      Вполне вероятно, что он рассказал только о некоторых составляющих своей зарплаты, скромно умолчав о каких-нибудь премиях или вознаграждениях за инновационную деятельность. Даже с учетом премиальных выплат Минобразования (как же можно ректора федерального университета-то обидеть) зарплата Кропачева должна была оказаться гораздо выше.
      Также очень странно, что зарплата ректора оказалась гораздо меньше той, которую получают в том же университете проректоры (якобы под 800 тыс.) или даже сотрудники некоторых факультетов (под 300 тыс. по официальным данным).
      В общем, не верю.

  2. Евгений:

    В связи с сокращением числа студентов, доходы многих вузов очевидно упадут, и руководители неизбежно попытаются компенсировать снижение выплат себе любимым сокращениями и уменьшениями зарплат сотрудников. Потому что самое выгодный бизнес в России — это не торговля ресурсами, а эксплуатация наемного труда РАБотников.

    • Пыщь:

      ну да. Ресурсы ведь еще добыть надо, а с раба сразу всё высчитывает бухгалтерия.

  3. +100
    Спасибо, что подняли эту тему. Российское общество страшно дезинформировано по поводу зарплат в вузах.

  4. Юрий:

    Еще немного фактов.

    Официальная программа развития Томского государственного университета, гласит, что показатель «Отношение зарплаты 10 процентов самых высокооплачиваемых работников НИУ [Национального Исследовательского Университета] к заработной плате 10 процентов самых низкооплачиваемых работников» в 2010 г. составил 815 (!). К 219 году его планируют довести до 750 (движение в сторону улучшения налицо ;)). Причем, документ доступен в открытом доступе практически с главной страницы сайта (http://tsu.ru/Webdesign/TSU/core.nsf/designobjects/niu/$file/niu_program.pdf, с. 35, п. 5.4.).

    В Томском политехническом университете, говорят, этот показатель планируют довести до 1000. Т.е. сейчас он еще больше. Либо 10% работает за 100-200 рублей в месяц, либо одно из двух…

  5. Аноним:

    Спасибо за публикацию. Я — доцент в региональном вузе. Зарплата составляет 8200 руб. плюс 3000 руб. кандидатская надбавка. На Новый год получила премию 2000 руб.

    • Евгений:

      Обыватели полагают, что платить достойную зарплату преподавателям не надо, так как они живут взяиками со студентов

      • Пыщь:

        ну, значит, нам не оставят выхода и останется только так и делать. Главное, подумать, как избежать уголовного преследования.

  6. Игорь:

    В Беларуси очень похожая ситуация.

  7. Николай:

    В рамках своего вуза преподавателю разрешают вести от 1,25 до 1,5 ставки, что по официальным ставкам составляет не более 15-20 тыс. рублей в месяц для профессора, т.е. специалиста самой высокой

  8. Николай:

    квалификации, каковым является доцент/профессор. Однако пока никто не ограничивает совместительство в других вузах. Поэтому преподаватель может иметь суммарно несколько ставок, бегая из одного вуза в другой и работая в филиалах вахтовым методом. В итоге, итоговый доход может оказаться выше указанных цифр. Если Фурсенко имеет в виду эти цифры, то пусть учтет, что эту зарплату преподаватель зарабатывает подобну рабам из восточных государств на стройках России в ущерб своему здоровью, качеству работы и научным интересам.
    Неужели не понятно, что вкладывание огромных средств в приглашения зарубежных коллег, которые имеют научный ранг не выше ранга наших профессоров, но зарплату в десятки раз выше — безнравственно и неэффнективно.

    • Пыщь:

      а никто не заботится об эффективности. Странно, что вы этого еще не поняли. Власть заботится о том, чтобы население было в целом необразованным (небольшие группы ресурсодобытчиков и финансистов погоду сильно не сделают). Вузовское начальство, чувствуя этот тренд, заботится о своем кармане. И никто не позаботится о рядовом преподавателе — придется заботиться о себе самим за счет студентов, главное не попасться на этом.
      Будет прикольно, если всё развалится аккурат к 2020 году вместе со всеми ФУ и прочими сколковами :-)

  9. Светлана:

    Свершилось! Сегодня, после встречи с В.В.Путиным, ректор МГУ сказал, что в среднем прибавка к зарплате преподавателей составит 5000 руб. Учитывая, что я, доцент РГМУ с 20 летним стажем, получаю 16 тыс рублей, моя зарплата составит 21тыс. — предел мечтаний! Думаю, если говорить о средней заработной плате, учитывая зарплату «топ-администраторов» нашего университета, то она будет на три порядка выше указанной. Количество проректоров в университете увеличивается в геометрической прогрессии, соответственно их зарплаты тоже.Но как вы думаете, появятся ли какие либо стимулы для улучшения педагогического процесса у рядовых преподавателей при таких зарплатах и таком гигантском расслоении доходов внутри одного вуза, при этом никак не соизмеримые с усилиями, вкладываемыми для получения этих самых доходов.

    • Пыщь:

      ну, средняя температура по больнице — лучший инструмент очковтирательства. Такое ощущение что Фурсенко не физик, а окулист :-)

  10. олег:

    Актуальная статья. Все правда!!! В Воронежских ВУЗах доцент получает 11 тыс., профессор — 17 тыс. в месяц, ректор несколько миллионов, проректоры (число которых сосчитать в вузе затрудняюсь, кажется 8-9) по 800 тыс. Разница зарплат простых преподавателей с проректорами в 80 раз. К сентябрю на нашей кафедре уволились 5 человек, все молодые ребята, в том числе и компьютерщики. Кстати компьютеры почти всего вуза находятся уже пару лет в критическом состоянии — их просто некому ремонтировать- все инженеры ушли с зарплат в 4 тысячи. Ректора это нисколько не волнует. Развал и позор, от студентов стыдно. Студенты-контрактники платят по 50 тыс. в год за обучение и приходят на занятия, где бедный преподаватель жалобно просит сбросить материал на флешку и дома выполнять работу.Вот так.

    • Пыщь:

      ну насчет обеспечительного персонала это не так страшного — можно подрядить на это дело студентов, разбирающихся в технике (особенно если это университет, в котором ведется в том числе обучение айтишников). А кто не согласится — незачет со всеми вытекающими :-)
      Вот преподавателей таким способом заменить уже сложнее, но тоже можно — аспирантами, например.

  11. Доцент:

    В БашГУ (Уфа), доцент получает около 12 т., в то время как куда большую сумму получает секретарша ректора)))

  12. Избиратель:

    После объединения бывшего мясо-молочного и пищевого в Москве, всех, кроме заведующих кафедрами, перевели на полставки и зарплата доцента стала 3500 рублей.
    Браво президент, браво премьер, браво их верный служака Фурсенко. Да здравствуют Джумшуды и Равшаны на бескрайних просторах России.

  13. Alex_Alex:

    Спасибо Путину за это!
    Да, я сам работаю в МГУППе. Ситуация такая: из министерства образования назначили нам нового ректора — Еделева Д.А. Талантливый молодой человек! К своим 37 годам он уже доктор медицинских наук и доктор экономических наук!) По совместительству — сын генерал МВД- Еделева А.Л.
    Короче, коррупция, развал вуза, сокращение преподавателей, зарплата доцента — 11,500 руб.
    Спасибо за это Путину, Медведеву, «Единой России»!

    • Пыщь:

      скорее наоборот, он по профессии сын, а по совместительству — доктор всяких разных наук и ректор университета. Ну а что? Его папашка кандидат юридических наук, надо же сынку быть круче. Давно пора зачистить номенклатуру научных специальностей от таких мутных штучек, по которым чаще всего защищаются блатняки, если уж не получается зачистить диссертационные советы от ненаучной мотивации.

  14. доцент:

    100% правда, стаж 7 лет зарплата 11300 со всеми надбавками. Ситуация всем нам ясна, но власти нет до этого дела? или она действительно не владеет информацией ?) Армию, полицию подняли на достойный уровень, так еще жильем обеспечивают и это правильно! Но про нас-то выходит совсем забыли…диалог с властью нужен, напоминать почаще о себе, всем вместе, тогда и ситуация изменится

  15. доцент:

    у кого какие конструктивные мысли на этот счет коллеги, поделитесь…

  16. Сергей Васильевич:

    Зарплата — фактически это установленный государством социальный статус профессии. Поэтому толковые выпускники уезжают, а в вузах работают в основном пожилые. Преступен разрыв в уровне оплаты ректоров и рабочих пчелок вроде профессоров, доцентов и прочий вузовской челяди. Впечатление такое, что идёт умышленная хорошо спланированная политика снижения интеллектуального уровня населения сырьевого придатка по имени Россия. Это целый комплекс мероприятий: деинтеллектуализация, настырная религиофикация, деморализация. Не могу допустить, что власть такая наивная и набожная. Настоящая Власть (а не приспособленческий чиновничий планктон) всё прекрасно знает и понимает и делает своё дело.

  17. ДОЦЕНТ:

    ПОЗОР СТРАНЕ!!!

Ваши мысли

Запрещены: спам, нецензурная ругань, оскорбления, расизм. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com

Подписаться, не комментируя


См. в той же рубрике: