Дорогая наука

Теле­ско­пы име­ни Кека (с сай­та jpl.nasa.gov)

О цен­ных вещах мы гово­рим: «на вес золо­та». Золо­то сей­час сто­ит при­мер­но 1400–1500 дол­ла­ров за унцию, т.е. око­ло 50 дол­ла­ров за грамм (юве­лир­ное золо­то, конеч­но, может быть мно­го доро­же). Это мно­го. Давай­те огля­нем­ся: что у вас есть «на вес золо­та»? У меня — ниче­го. Себя обсуж­дать не будем по эти­че­ским сооб­ра­же­ни­ям (хотя стра­хов­ки, ком­пен­са­ции или даже выку­пы в мас­шта­бе несколь­ко мил­ли­о­нов евро за чело­ве­ка встре­ча­ют­ся неча­сто). Но, дей­стви­тель­но, нет вокруг пред­ме­тов, сто­и­мость кото­рых состав­ля­ет сот­ни тысяч дол­ла­ров при мас­се в несколь­ко кило­грамм. Что явля­ет­ся пред­ме­том рос­ко­ши? Доро­гая шуба? Шуба весит пару кило. Но 100 тысяч дол­ла­ров за шубу — это все-таки уже дей­стви­тель­но очень доро­го. Доро­гая маши­на? Мас­са поряд­ка тон­ны. Столь­ко золо­та сто­ит 50 мил­ли­о­нов. Даже боли­ды «Фор­му­лы-1» дешев­ле. Так что, дей­стви­тель­но, «на вес золо­та» — это доро­го, если… Если толь­ко речь не идет о том, к чему при­ло­жи­ла руку нау­ка.

Воз­мож­но, самое доро­гое на еди­ни­цу мас­сы, что вы може­те най­ти дома (кро­ме юве­лир­ных укра­ше­ний) — это лекар­ства. Общая мас­са таб­ле­ток в упа­ков­ке обыч­но несколь­ко грамм. Лекар­ство сто­и­мо­стью под 1000 дол­ла­ров за пач­ку не часто встре­ча­ет­ся. Но, если мы вспом­ним, что актив­но­го веще­ства в таб­лет­ке часто содер­жит­ся лишь про­цен­тов десять по мас­се, а то и мень­ше, («боль­ши­ми» неко­то­рые таб­лет­ки дела­ют лишь для удоб­ства при­е­ма), то ока­жет­ся, что мно­гие при­выч­ные «про­стые» лекар­ства ценят­ся на вес золо­та и боль­ше. Что уж гово­рить об уни­каль­ных, дей­стви­тель­но доро­гих пре­па­ра­тах!

И это еще не всё. Таб­лет­ки все-таки малень­кие — не очень впе­чат­ля­ет. Возь­мем науч­ные спут­ни­ки. Для них при мас­се поряд­ка тон­ны сто­и­мость изме­ря­ет­ся сот­ня­ми мил­ли­о­нов дол­ла­ров, а часто пере­ва­ли­ва­ет и за мил­ли­ард. Это уже в десят­ки раз доро­же золо­та. При­чем речь идет о сто­и­мость без запус­ка и обслу­жи­ва­ния. Уни­каль­ное науч­ное обо­ру­до­ва­ние дей­стви­тель­но очень доро­гое: не на вес золо­та, а суще­ствен­но доро­же. И это вовсе не обя­за­тель­но кос­ми­че­ская тех­ни­ка.

Высо­кая цена, в первую оче­редь, объ­яс­ня­ет­ся уни­каль­но­стью при­бо­ра — это даже не мало­се­рий­ное про­из­вод­ство, как у супер­ка­ров. Затем суще­ствен­но, что для его созда­ния необ­хо­ди­мо раз­ра­ба­ты­вать новые тех­но­ло­гии. Часто имен­но в этом заклю­че­ны основ­ные рас­хо­ды (и слож­но­сти — из-за них, напри­мер, всё сдви­га­ет­ся срок запус­ка ново­го кос­ми­че­ско­го теле­ско­па «Джеймс Вебб»). Нако­нец, все участ­ни­ки про­цес­са име­ют очень высо­кую ква­ли­фи­ка­цию, а это зна­чит, что им надо хоро­шо пла­тить. Это суще­ствен­ный момент: высо­кая цена во мно­гом опре­де­ля­ет­ся не ред­ко­стью мате­ри­а­ла, а высо­кой ква­ли­фи­ка­ци­ей и твор­че­ски­ми спо­соб­но­стя­ми участ­ни­ков про­ек­та. Сто­и­мость исполь­зу­е­мых мате­ри­а­лов, как пра­ви­ло, состав­ля­ет ничтож­ную часть пол­ной сум­мы.

Про­ект теле­ско­па LSST (с сай­та lsst.org)

Ска­жем, уста­нов­лен­ная в 2009 г. на кос­ми­че­ском теле­ско­пе «Хаб­бл» новая широ­ко­уголь­ная каме­ра (Wide Field Camera 3) сто­ит око­ло 132 млн дол­ла­ров1 (пол­но­стью «Хаб­бл» за все вре­мя сво­ей рабо­ты обо­шел­ся уже более чем в 6 млрд дол­ла­ров). Детек­то­ры назем­ных теле­ско­пов дешев­ле, но всё рав­но речь идет как мини­мум о мил­ли­о­нах дол­ла­ров в слу­чае уни­каль­ной каме­ры на круп­ном инстру­мен­те. В ито­ге, к при­ме­ру, ночь наблю­де­ний на Теле­ско­пе име­ни Кека на Гавай­ях сто­ит при­мер­но 50 тыс. дол­ла­ров (то есть чуть боль­ше дол­ла­ра в секун­ду), если счи­тать, что теле­скоп сто­и­мо­стью почти 200 млн2 будет рабо­тать 20 лет, а при­бо­ры общей сто­и­мо­стью око­ло 50 млн — по десять. Наблю­де­ния на «Хаб­б­ле» при таком спо­со­бе оцен­ки сто­ят раз в десять доро­же.

Бюд­жет стро­и­тель­ства ново­го обзор­но­го теле­ско­па (LSST — Large Synoptic Survey Telescope), кото­рый в кон­це 2015 г. дол­жен зара­бо­тать в Чили, уже состав­ля­ет почти пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров. На нем будет уста­нов­ле­на самая боль­шая циф­ро­вая каме­ра в мире — 3,2 гига-пик­се­ла. Ее сто­и­мость будет поряд­ка 80 млн дол­ла­ров3. Доро­го­ва­то для фото­ап­па­ра­та? Но это абсо­лют­но уни­каль­ный при­бор с новы­ми тех­но­ло­ги­я­ми, раз­ра­бо­тан­ны­ми спе­ци­аль­но для реше­ния постав­лен­ной зада­чи. Потом эти тех­но­ло­гии пере­ко­чу­ют в более мас­со­вые устрой­ства, кото­рые будут дешев­ле во мно­гом пото­му, что тех­но­ло­гии уже созда­ны по ходу реше­ния науч­ных задач.

Оцен­ка сто­и­мо­сти пла­ни­ру­е­мо­го назем­но­го Гигант­ско­го Теле­ско­па с Сег­мен­ти­ро­ван­ным Зер­ка­лом (Giant Segmented Mirror Telescope) пре­вы­ша­ет мил­ли­ард дол­ла­ров без сто­и­мо­сти при­ни­ма­ю­щей аппа­ра­ту­ры. Но никто и не стро­ил рань­ше столь круп­ные инстру­мен­ты: он будет уни­ка­лен! А лишь апгрейд — новая элек­тро­ни­ка и детек­то­ры — систе­мы радио­те­ле­ско­пов VLA (Very Large Array) обо­шел­ся в 90 млн дол­ла­ров4. Мож­но, конеч­но, при­во­дить мно­же­ство дру­гих при­ме­ров. Но важ­но понять, зачем нуж­но стро­ить доро­гие науч­ные при­бо­ры.

Систе­ма радио­те­ле­ско­пов VLA (с сай­та images.nrao.edu)

В чем цель? Если мы гово­рим о тра­ди­ци­он­ных доро­гих вещах, то там вся суть в их доро­го­визне. Часы за мил­ли­он евро идут не точ­нее часов за тыся­чу евро. Никто не поку­па­ет доро­гие меха, пото­му что мерз­нет (да и в ска­фанд­рах кос­мо­нав­тов для теп­ло­изо­ля­ции исполь­зу­ют не ред­кие меха, а спе­ци­аль­но раз­ра­бо­тан­ные син­те­ти­че­ские мате­ри­а­лы, кото­рые ока­зы­ва­ют­ся доро­же меха, но зато и луч­ше под­хо­дят для реше­ния постав­лен­ной зада­чи). И т.д. Доро­гое науч­ное обо­ру­до­ва­ние в нор­маль­ной ситу­а­ции нуж­но не само по себе (если толь­ко не надо про­сто осво­ить сред­ства и отра­пор­то­вать об этом). Важен резуль­тат, кото­рый мож­но полу­чить с помо­щью новых доро­гих при­бо­ров. При­чем часто резуль­тат не оку­па­ет­ся непо­сред­ствен­но. Это почти все­гда так в фун­да­мен­таль­ной нау­ке. Конеч­но, мож­но деталь­но объ­яс­нять, «зачем нуж­на нау­ка», поче­му выгод­но вкла­ды­вать мил­ли­ар­ды в фун­да­мен­таль­ные иссле­до­ва­ния. Одна­ко и без дол­гих объ­яс­не­ний выгля­дит кра­си­во, когда мил­ли­ард потра­чен не на то, что­бы пора­зить дру­гих шей­хов или пре­зи­ден­тов новым кит­че­вым двор­цом, а на то, что­бы узнать, как появ­ля­лись пер­вые звез­ды.

Круп­ные про­ек­ты в нау­ке — это как про­кла­ды­ва­ние шос­се в джун­глях. Оно нуж­но не само по себе, не что­бы попасть в Кни­гу рекор­дов, а что­бы из пунк­та А попасть в пункт Б. И после построй­ки мож­но деше­во осу­ществ­лять мно­же­ство про­ек­тов с исполь­зо­ва­ни­ем уже суще­ству­ю­щей доро­ги. Вдоль нее про­ще про­кла­ды­вать ком­му­ни­ка­ции, мож­но стро­ить и т.д.

Выпол­не­ние боль­ших иссле­до­ва­тель­ских про­ек­тов поз­во­ля­ет не толь­ко решать кон­крет­ные зада­чи и осу­ществ­лять тех­но­ло­ги­че­ские про­ры­вы, но и моти­ви­ру­ет иссле­до­ва­те­лей, что крайне важ­но. Груп­пы, фор­ми­ру­ю­щи­е­ся в свя­зи с рабо­той новой доро­гой уста­нов­ки, могут при­ме­нять более эффек­тив­ные мето­ды в орга­ни­за­ции сво­ей рабо­ты, так как на это про­ще най­ти сред­ства. Это в ряде слу­ча­ев намно­го луч­ше, чем тянуть ста­рые про­ек­ты, осо­бен­но мел­кие, где новых задач уже не ста­вит­ся, а пото­му и нет при­то­ка моло­де­жи и све­жих идей.

Инте­рес­но заме­тить, что есть суще­ствен­ная раз­ни­ца меж­ду драг­ме­тал­ла­ми и уль­тра­со­вре­мен­ным обо­ру­до­ва­ни­ем. Золо­то через 50 лет будет сто­ить еще доро­же, а обо­ру­до­ва­ние без­на­деж­но уста­ре­ет, если вооб­ще не сло­ма­ет­ся. Поэто­му совре­мен­ные цен­но­сти — вещь спе­ци­фи­че­ская. Цен­но­стью явля­ет­ся не сам аппа­рат как тако­вой, а мате­ри­аль­ное вопло­ще­ние извест­ных и новых, спе­ци­аль­но раз­ра­бо­тан­ных, тех­но­ло­гий. Ценит­ся это толь­ко пока ста­рые тех­но­ло­гии не заме­не­ны на новые. Соот­вет­ствен­но, и вло­же­ние идет во всё более совре­мен­ные тех­но­ло­гии и мето­ди­ки. Ценен к тому же резуль­тат, кото­рый мож­но полу­чить с помо­щью ново­го при­бо­ра. Это отли­ча­ет­ся и от цен­но­сти про­из­ве­де­ний искус­ства, кото­рые, кста­ти ска­зать, уже дав­но были «доро­же золо­та». Их цена со вре­ме­нем рас­тет, если под­дер­жи­ва­ет­ся куль­тур­ная тра­ди­ция, в рам­ках кото­рой пред­мет пред­став­ля­ет собой цен­ность. Цена высо­ко­тех­но­ло­гич­но­го объ­ек­та во мно­гом опре­де­ля­ет­ся тем, что в нем кри­стал­ли­зо­ва­ны все преж­ние зна­ния, поз­во­лив­шие достичь опре­де­лен­но­го резуль­та­та.

Како­ва мораль? Она про­ста. В совре­мен­ном мире богат­ство уже не свя­за­но с собо­ля­ми и жем­чу­га­ми. Дей­стви­тель­но доро­гие вещи с объ­ек­тив­но очень высо­кой удель­ной сто­и­мо­стью (в отли­чие, ска­жем, от ряда про­из­ве­де­ний искус­ства, где вели­ка роль моды и субъ­ек­тив­ной оцен­ки) появ­ля­ют­ся там, где есть серьез­ная нау­ка. Совре­мен­ные цен­но­сти нель­зя най­ти, выко­пать, застре­лить на охо­те. Их мож­но толь­ко создать. Это цен­но­сти не пас­сив­ные, кото­рые мож­но сло­жить в сун­дук, а дина­мич­ные, осно­ван­ные на твор­че­стве и зна­ни­ях.

1 www.planetary.org/blog/article/​00001934/​

2 www.noao.edu/system/tsip/keck_cost.html

3 www.lsst.org/lsst/science/concept_​camera

www.spaceref.com/news/viewsr.html?pid=25979

4 arxiv.org/abs/1011.0773

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: