Ядерный след землетрясения

11 мар­та, в 14:46 по токий­ско­му вре­ме­ни, в рай­оне Сан­ри­ку в пре­фек­ту­ре Мия­ги, у восточ­но­го побе­ре­жья ост­ро­ва Хон­сю, на глу­бине 10 км под точ­кой 38.0°с.ш. и 142.9°в.д. про­изо­шло мощ­ное зем­ле­тря­се­ние маг­ни­ту­дой 8,8−8,9. Сам тол­чок и вызван­ная им вол­на цуна­ми про­из­ве­ли опу­сто­ше­ние на бере­гах Хон­сю. Погиб­ши­ми и про­пав­ши­ми без вести чис­лят­ся не менее 10 тысяч чело­век.

Ход раз­ви­тия ава­рии на бло­ке № 1 АЭС «Фуку­си­ма-Дай­и­ти» 11–12 мар­та 2011 г. С сай­та http://atominfo.ru

След­стви­ем зем­ле­тря­се­ния ста­ли серьез­ные ава­рии по край­ней мере на двух бло­ках атом­ной элек­тро­стан­ции (АЭС) «Фуку­си­ма-Дай­и­ти» с повре­жде­ни­ем актив­ной зоны реак­то­ра и выхо­дом радио­ак­тив­но­сти за пре­де­лы пло­щад­ки АЭС. Ката­стро­фи­че­ско­го раз­ви­тия собы­тий, по-види­мо­му, уда­лось избе­жать, но оба реак­то­ра выве­де­ны из строя. На дан­ный момент (пол­день поне­дель­ни­ка 14 мар­та) извест­но об одном погиб­шем, 22 ране­ных и 7 про­пав­ших без вести на двух атом­ных стан­ци­ях. По мень­шей мере 19 чело­век гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ны в свя­зи с облу­че­ни­ем. Из угро­жа­е­мой зоны эва­ку­и­ро­ва­но око­ло 200 тысяч чело­век.

Собы­тия про­дол­жа­ют раз­ви­вать­ся, и к момен­ту выхо­да газе­ты будут извест­ны новые подроб­но­сти. Здесь и далее все собы­тия дают­ся по япон­ско­му стан­дарт­но­му (токий­ско­му) вре­ме­ни, кото­рое опе­ре­жа­ет мос­ков­ское на 6, а грин­вич­ское – на 9 часов.

Непо­сред­ствен­но после ава­рии в тече­ние 2 минут штат­ны­ми сред­ства­ми были заглу­ше­ны 10 реак­то­ров на 3 стан­ци­ях: три бло­ка на АЭС «Она­га­ва» (Onagawa), три – на АЭС «Фуку­си­ма-Дай­и­ти» (Fukushima Daiichi, она же Fukushima 1) и четы­ре – на АЭС «Фуку­си­ма-Дай­ни» (Fukushima Daini, она же Fukushima 2), рас­по­ло­жен­ной в 20 км южнее пер­вой. Сле­ду­ет под­черк­нуть, что все они выдер­жа­ли силь­ное зем­ле­тря­се­ние; лишь на «Она­га­ве» воз­ник пожар в тур­бин­ном цехе, но он был поту­шен к вече­ру 11 мар­та. Позд­нее, одна­ко, из-за поте­ри внеш­не­го элек­тро­пи­та­ния и про­блем с ава­рий­ны­ми источ­ни­ка­ми на стан­ции «Фуку­си­ма-Дай­и­ти» воз­ник­ла угро­за разо­гре­ва и рас­плав­ле­ния актив­ной зоны, с кото­рой и велась борь­ба в после­ду­ю­щие дни.

Две АЭС «Фуку­си­ма», экс­плу­а­ти­ру­е­мые ком­па­ни­ей Tokyo Electric Power Company (TEPCO), осна­ще­ны кипя­щи­ми водо-водя­ны­ми реак­то­ра­ми типа BWR аме­ри­кан­ско­го и япон­ско­го про­из­вод­ства. Деми­не­ра­ли­зо­ван­ная вода исполь­зу­ет­ся и как замед­ли­тель ней­тро­нов в управ­ля­е­мой ядер­ной реак­ции, и как теп­ло­но­си­тель. Про­хо­дя через актив­ную зону, вода пер­во­го кон­ту­ра заки­па­ет, и обра­зу­ю­щий­ся пар при­во­дит во вра­ще­ние тур­би­ну элек­тро­ге­не­ра­то­ра. С тур­би­ны пар посту­па­ет в кон­ден­са­тор, где охла­жда­ет­ся водой вто­ро­го кон­ту­ра и пре­вра­ща­ет­ся в воду. Пер­вый кон­тур замы­ка­ет­ся пода­чей воды в актив­ную зону. Реак­тор заклю­чен в гер­ме­тич­ную защит­ную обо­лоч­ку (кон­тей­н­мент), зада­ча кото­рой – удер­жать радио­ак­тив­ные веще­ства в слу­чае ава­рии.

Заглу­шен­ный реак­тор, в кото­ром пре­кра­ще­на цеп­ная реак­ция, про­дол­жа­ет гене­ри­ро­вать боль­шое коли­че­ство теп­ла за счет накоп­лен­ных радио­ак­тив­ных эле­мен­тов рас­па­да ура­но­во­го топ­ли­ва. Сра­зу после оста­нов­ки оста­точ­ная мощ­ность состав­ля­ет при­мер­но 6% от теп­ло­вой мощ­но­сти реак­то­ра, через сут­ки она пада­ет при­мер­но до 1% и далее мед­лен­но сни­жа­ет­ся. Поэто­му оста­нов­лен­ный реак­тор тре­бу­ет посто­ян­но­го охла­жде­ния актив­ной зоны. Вода для это­го пода­ет­ся насо­са­ми ава­рий­ных систем, боль­шая часть кото­рых при­во­дит­ся в дей­ствие за счет внеш­них источ­ни­ков элек­тро­пи­та­ния. При отсут­ствии охла­жде­ния тем­пе­ра­ту­ра в актив­ной зоне под­ни­ма­ет­ся, что при­во­дит сна­ча­ла к дефор­ма­ции теп­ло­вы­де­ля­ю­щих эле­мен­тов, а затем и к их рас­плав­ле­нию. Это гро­зит попа­да­ни­ем радио­ак­тив­ных веществ в грунт под зда­ни­ем реак­то­ра. Кро­ме того, при высо­кой тем­пе­ра­ту­ре идет паро­цир­ко­ни­е­вая реак­ция с обра­зо­ва­ни­ем водо­ро­да, что может при­ве­сти к взры­ву гре­му­че­го газа и раз­ру­ше­нию само­го реак­то­ра.

«Фуку­си­ма-Дай­и­ти»

На АЭС «Фуку­си­ма-Дай­и­ти» на момент зем­ле­тря­се­ния в рабо­те были три бло­ка элек­три­че­ской мощ­но­стью 460 МВт (№ 1, пущен в 1971 г.) и 784 МВт (№ 2 и № 3; 1974 и 1976 гг.). Вслед­ствие зем­ле­тря­се­ния пода­ча внеш­не­го пита­ния на стан­цию пре­кра­ти­лась. Для рас­хо­ла­жи­ва­ния актив­ной зоны были вклю­че­ны ава­рий­ные дизель-гене­ра­то­ры, одна­ко в 15:41 они так­же пре­кра­ти­ли рабо­ту из-за неис­прав­но­сти. Как след­ствие, ком­па­ния-опе­ра­тор сде­ла­ла объ­яв­ле­ние о воз­ник­но­ве­нии угро­зы и опо­ве­сти­ла об этом Служ­бу ядер­но­го и про­мыш­лен­но­го над­зо­ра NISA, пра­ви­тель­ство и мест­ные вла­сти.

Час спу­стя, в 16:36, TEPCO объ­яви­ла ава­рий­ную ситу­а­цию на бло­ках № 1 и № 2, так как не мог­ла под­твер­дить факт пода­чи воды в актив­ную зону для ее охла­жде­ния. (Оче­вид­но, в усло­ви­ях пол­но­го обес­то­чи­ва­ния реги­стри­ру­ю­щая аппа­ра­ту­ра и сред­ства инди­ка­ции не рабо­та­ли.)

В 19:03 пра­ви­тель­ство Япо­нии объ­яви­ло об угро­зе ядер­ной ава­рии. В 20:50 ава­рий­ный штаб пре­фек­ту­ры «Фуку­си­ма» рас­по­ря­дил­ся об эва­ку­а­ции 1864 жите­лей из 2-кило­мет­ро­вой зоны вокруг реак­то­ра №1. В 21:23 рас­по­ря­же­ни­ем пре­мьер-мини­стра было пред­пи­са­но про­ве­сти эва­ку­а­цию жите­ле из 3-кило­мет­ро­вой зоны, а жите­лям 10-кило­мет­ро­вой пред­ло­же­но оста­вать­ся в домах. На стан­цию были направ­ле­ны запас­ные гене­ра­то­ры из резер­вов сил само­обо­ро­ны Япо­нии. К их пере­воз­ке были при­вле­че­ны воен­но-транс­порт­ные само­ле­ты ВВС США.

Тем вре­ме­нем на тре­тьем и вто­ром бло­ках уда­лось запу­стить систе­му рас­хо­ла­жи­ва­ния RCIC, запи­тан­ную от акку­му­ля­тор­ных бата­рей. На пер­вом это­го сде­лать не смог­ли, и уро­вень воды в реак­то­ре начал падать за счет выки­па­ния и обра­зо­ва­ния пара.

С 4 часов утра 12 мар­та начал повы­шать­ся ради­а­ци­он­ный фон вокруг АЭС «Фуку­си­ма Дай­и­ти». В 04:30 две мобиль­ные стан­ции, раз­вер­ну­тые вбли­зи въез­да на тер­ри­то­рию стан­ции, пока­за­ли подъ­ем с 0,07 до 0,380,59 мкЗв/​час. К 07:40 уров­ни достиг­ли уже 2,5−5,1 мкЗв/​час и про­дол­жа­ли рас­ти. В 05:44 рас­по­ря­же­ни­ем пре­мьер-мини­стра было пред­пи­са­но про­ве­сти эва­ку­а­цию жите­лей 10-кило­мет­ро­вой зоны вокруг бло­ка № 1. (Упро­щая, при­мем, что один зиверт соот­вет­ству­ет 100 рент­ге­нам. Таким обра­зом, к 04:30 фон под­нял­ся в 5–7 раз по срав­не­нию с есте­ствен­ным (7 мкР/​час), а к 07:40 пре­вы­шал его в 35–50 раз.)

Утром 12 мар­та NISA сооб­щи­ла, что дав­ле­ние в кон­тей­н­мен­те бло­ка № 1 воз­рос­ло до 840 кПа (8,4 атм), пре­вы­сив про­ект­ное в 2,1 раза. Ком­па­ния-опе­ра­тор заяви­ла, что вынуж­де­на начать ава­рий­ный сброс радио­ак­тив­но­го пара из защит­ной обо­лоч­ки в атмо­сфе­ру, хотя, если судить по ради­а­ци­он­ным измерениям,блок начал «тра­вить» еще ночью.

Тогда же пред­ста­ви­те­ли NISA сооб­щи­ли, что на бло­ке № 1 воз­мож­но частич­ное рас­плав­ле­ние актив­ной зоны, на жар­гоне атом­щи­ков – «козёл». Об этом сви­де­тель­ство­ва­ло появ­ле­ние в радио­ак­тив­ном выбро­се не толь­ко изо­то­пов инерт­ных газов и йода-131, но и цезия. Цезий рож­да­ет­ся при рас­па­де ура­на, и выход его в атмо­сфе­ру гово­рил как мини­мум о раз­ру­ше­нии обо­ло­чек теп­ло­вы­де­ля­ю­щих эле­мен­тов. NISA оце­ни­ла мак­си­маль­ную тем­пе­ра­ту­ру в реак­то­ре в 2700°C. При этом, одна­ко, теку­щий уро­вень воды в реак­то­ре оце­ни­вал­ся в 3,7 м выше уров­ня вер­ху­шек теп­ло­вы­де­ля­ю­щих эле­мен­тов (твэ­лов), т.е. был без­опас­ным.

Над­зор­ная служ­ба заяви­ла, что уро­вень ради­а­ции на блоч­ном щите управ­ле­ния бло­ка № 1 достиг 150 мкЗв/​час и пре­вы­ша­ет нор­му в тыся­чу раз. Оче­вид­но, на бло­ке были и более гряз­ные поме­ще­ния, пото­му что ком­па­ния TEPCO объ­яви­ла, что один из ее сотруд­ни­ков, рабо­тав­ших на бло­ке, менее чем за сут­ки набрал дозу 106,3 мЗв, т.е. при­мер­но 10 рент­ген. Воз­мож­но, он участ­во­вал в откры­тии вруч­ную кла­па­нов сбро­са дав­ле­ния из кон­тей­н­мен­та – эта опе­ра­ция состо­я­лась с задерж­кой имен­но из-за высо­ких уров­ней ради­а­ции.

Сброс пара из защит­ной обо­лоч­ки бло­ка № 1 уда­лось начать 12 мар­та, в 14:40, дав­ле­ние уда­лось стра­вить до 555 кПа. Как след­ствие, в 15:29 на мобиль­ной стан­ции на севе­ро-запад­ной гра­ни­це пло­щад­ки, по направ­ле­нию вет­ра, был заре­ги­стри­ро­ван мак­си­мум мощ­но­сти дозы – 1015 мкЗв/​час, т.е. поряд­ка 0,1 Р/​час. В 16:17 в пра­ви­тель­ство было направ­ле­но уве­дом­ле­ние о пре­вы­ше­нии пре­дель­но допу­сти­мо­го уров­ня ради­а­ции 500 мкЗв/​час, и в 18:25 пре­мьер-министр Нао­то Кан рас­по­ря­дил­ся рас­ши­рить гра­ни­цы зоны эва­ку­а­ции до 20 км.

В 15:36 в рай­оне бло­ка № 1 наблю­дал­ся взрыв с обру­ше­ни­ем части боко­вых стен и пере­кры­тий реак­тор­но­го зда­ния, пред­по­ло­жи­тель­но из-за обра­зо­ва­ния гре­му­чей сме­си в его поме­ще­ни­ях вслед­ствие про­во­ди­мо­го ава­рий­но­го сбро­са. Постра­да­ли четы­ре чело­ве­ка – в допол­не­ние к двум сотруд­ни­кам TEPCO, ранен­ным в день зем­ле­тря­се­ния. Защит­ная обо­лоч­ка реак­то­ра оста­лась цела, и к 20:30 уро­вень ради­а­ции сни­зил­ся до 59 мкЗв/​ час по направ­ле­нию выбро­са и с 8,9 до 3,2 мкЗв/​час на пунк­те кон­тро­ля № 6.

Одна­ко оцен­ки пока­за­ли, что уро­вень воды в реак­то­ре зна­чи­тель­но упал и что топ­лив­ные стерж­ни ого­ле­ны уже на 1,7 м, или при­мер­но на поло­ви­ну сво­ей дли­ны. Поэто­му в 19:55 пра­ви­тель­ство Япо­нии отда­ло TEPCO дирек­ти­ву, и в 20:10 для охла­жде­ния реак­то­ра № 1 была нача­та пода­ча в кон­тей­н­мент по пожар­ной маги­стра­ли мор­ской воды с добав­ле­ни­ем бора. Это озна­ча­ло вывод реак­то­ра из экс­плу­а­та­ции с прак­ти­че­ской невоз­мож­но­стью вос­ста­нов­ле­ния -вода уйдет, а мор­ская соль оста­нет­ся, но дру­гие вари­ан­ты дей­ствий были исчер­па­ны. После пау­зы, вызван­ной повтор­ным толч­ком в 22:15, закач­ка воды была про­дол­же­на.

Охла­жде­ние реак­то­ра № 3 оста­ва­лось нор­маль­ным до ночи 13 мар­та: в 02:44 из-за сни­же­ния дав­ле­ния пара пре­кра­ти­ла рабо­ту систе­ма впрыс­ка воды высо­ко­го дав­ле­ния HPCI, и до 05:10 не уда­лось запу­стить дру­гие систе­мы для рас­хо­ла­жи­ва­ния актив­ной зоны (о том, когда и поче­му пере­ста­ла рабо­тать систе­ма RCIC, све­де­ний най­ти не уда­лось). Уро­вень воды стал падать, дав­ле­ние пара рас­ти; по оцен­кам спе­ци­а­ли­стов, про­изо­шло обна­же­ние твэ­лов до отмет­ки 2,2 м от вер­ха.

С 09:08 была орга­ни­зо­ва­на пода­ча в кон­тей­н­мент по пожар­ным маги­стра­лям чистой воды, а с 13:12 – мор­ской воды с бором. Таким обра­зом, реак­тор № 3 так­же мож­но счи­тать утра­чен­ным. Объ­яс­няя эти дей­ствия, сек­ре­тарь япон­ско­го каби­не­та Юкио Эда­но заявил: «По реак­то­ру № 3 мы так­же счи­та­ем воз­мож­ным рас­плав­ле­ние актив­ной зоны и дей­ству­ем соот­вет­ствен­но».

Сле­ду­ет отме­тить, что часть теп­ло­вы­де­ля­ю­щих сбо­рок реак­то­ра № 3 была сна­ря­же­на так назы­ва­е­мым mox-топ­ли­вом фран­цуз­ско­го про­из­вод­ства, кото­рое поми­мо ура­на содер­жит плу­то­ний. Одна­ко они были загру­же­ны лишь в сен­тяб­ре 2010 г. и не пред­став­ля­ют допол­ни­тель­ной угро­зы в части газо­об­раз­ных про­дук­тов деле­ния. Выход плу­то­ния в окру­жа­ю­щую сре­ду был бы, одна­ко, крайне неже­ла­тель­ным из-за его высо­кой ток­сич­но­сти.

В 09:20 при­шлось начать страв­ли­вать радио­ак­тив­ный газ из кон­тей­н­мен­та; судя по дан­ным ради­а­ци­он­ных изме­ре­ний, днем и вече­ром сброс дав­ле­ния был повто­рен. Мак­си­маль­ная заре­ги­стри­ро­ван­ная мощ­ность дозы в севе­ро-запад­ной части пло­щад­ки АЭС соста­ви­ла 1558 мкЗв/​ час. На дру­гих направ­ле­ни­ях отме­ча­лись уров­ни от 17 до 47 мкЗв/​час.

Охла­жде­ние реак­то­ров № 1 и № 3 мор­ской водой пре­рва­лось 14 мар­та, в 01:10, из-за отсут­ствия мор­ской воды в бас­сейне и было воз­об­нов­ле­но в 03:20. Ожи­да­ли взры­ва водо­ро­да в зда­нии бло­ка № 3. Он про­изо­шел в 11:01 и был более мощ­ным, чем на пер­вом бло­ке. Посколь­ку уро­вень ради­а­ции на посту № 6 после взры­ва остал­ся на уровне 20 мкЗв/​час, был сде­лан вывод, что защит­ная обо­лоч­ка не постра­да­ла. Сооб­ща­ет­ся, что в резуль­та­те взры­ва полу­чи­ли ране­ния 11 чело­век, судь­ба еще 7 неиз­вест­на. 14 мар­та в 06:50 пре­кра­ти­лось охла­жде­ние актив­ной зоны на реак­то­ре №2 систе­мой RCIC, начал­ся рост дав­ле­ния. К 1200 уро­вень воды сни­зил­ся с 3,9 до 3,4 м. Было при­ня­то реше­ние охла­ждать реак­тор мор­ской водой, но выпол­нить его ока­за­лось невоз­мож­но: в резуль­та­те взры­ва 3-го бло­ка были повре­жде­ны пожар­ные насо­сы (по дру­гой вер­сии – кон­чи­лось топ­ли­во, при­во­дя­щее их в дей­ствие). К 17:16 уро­вень воды ушел ниже дат­чи­ков, и твэ­лы ока­за­лись пол­но­стью обна­же­ны. В 18:06 начал­ся сброс дав­ле­ния из кон­тей­н­мен­та.

Пода­чу воды на блок №2 уда­лось воз­об­но­вить в 20:05 един­ствен­ным насо­сом, и к 21:50 она закры­ла твэ-лы при­мер­но напо­ло­ви­ну. Бло­ки №1 и №3 тем вре­ме­нем оста­лись без охла­жде­ния.

В 21:00 сек­ре­тарь каби­не­та Юкио Эда­но сооб­щил, что взрыв реак­то­ра №2 мало­ве­ро­я­тен, но в пер­спек­ти­ве три ава­рий­ных бло­ка вряд ли удаст­ся удер­жать от рас­плав­ле­ния. Он под­черк­нул, что даже в самом худ­шем слу­чае ожи­да­е­мые послед­ствия будут «мень­ше, чем в Чер­но­бы­ле».

«Фуку­си­ма-Дай­ни»

На АЭС «Фуку­си­ма-Дай­ни» рабо­та­ли четы­ре япон­ских реак­то­ра элек­три­че­ской мощ­но­стью по 1100 МВт, вве­ден­ные в строй в 1982–1987 гг. Они были штат­но заглу­ше­ны и сохра­ни­ли внеш­нее энер­го­снаб­же­ние, что поз­во­ли­ло вести нор­маль­ное рас­хо­ла­жи­ва­ние актив­ной зоны систе­мой RCIC. На бло­ке № 1 была авто­ма­ти­че­ски под­клю­че­на ава­рий­ная систе­ма рас­хо­ла­жи­ва­ния из-за роста дав­ле­ния в кон­тей­н­мен­те. Кро­ме того, в слу­жеб­ном зда­нии бло­ка было воз­го­ра­ние, кото­рое уда­лось быст­ро лик­ви­ди­ро­вать. 12 мар­та на стан­ции погиб один чело­век – опе­ра­тор мосто­во­го кра­на.

Реак­тор № 3 был пол­но­стью рас­хо­ло­жен, а на трех осталь­ных к утру 12 мар­та вышла из строя систе­ма отво­да оста­точ­но­го теп­ло­вы­де­ле­ния, так как тем­пе­ра­ту­ра в бас­сейне-бар­бо­те­ре достиг­ла 100°C и была утра­че­на воз­мож­ность управ­лять дав­ле­ни­ем в реак­то­рах. 11 мар­та, в 18:35, была объ­яв­ле­на угро­жа­е­мая ситу­а­ция, а 12 мар­та, меж­ду 05:22 и 06:01, – ава­рий­ная по трем бло­кам. В 07:45 было при­ня­то пра­ви­тель­ствен­ное реше­ние об эва­ку­а­ции из 3-кило­мет­ро­вой зоны, а в 17:39 – из 10-кило­мет­ро­вой.

С утра 12 мар­та на бло­ках № 1, 2 и 4 гото­ви­лись к страв­ли­ва­нию дав­ле­ния из защит­ной обо­лоч­ки. Одна­ко, по-види­мо­му, эта опе­ра­ция так и не была выпол­не­на, посколь­ку вплоть до утра 14 мар­та изме­ря­е­мые вокруг АЭС уров­ни ради­а­ции оста­ва­лись в пре­де­лах есте­ствен­но­го фона (0,036−0,042 мкЗв/​час).

Про­ис­ше­ствия же на АЭС «Она­га­ва» и «Токай», о кото­рых сооб­ща­лось в дни после зем­ле­тря­се­ния, на фоне «Фуку­си­мы» мож­но не рас­смат­ри­вать. На «Она­га­ве» было отме­че­но повы­ше­ние ради­а­ци­он­но­го фона, свя­зан­ное с пере­но­сом ради­а­ции от АЭС «Фуку­си­ма-Дай­и­ти». На стан­ции «Токай» угро­жа­ю­щая обста­нов­ка объ­яв­ля­лась в свя­зи с отка­зом одно­го из двух охла­жда­ю­щих насо­сов.

Игорь Лисов

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
6 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
serafim16Сергей Поярковal0253Андрей НиколаевичБорис Штерн Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Павел
Павел

Отлич­но, Игорь, спа­си­бо за содер­жа­тель­ную ста­тью !

Инте­рес­но, а какие изо­то­пы выде­ля­ют­ся при плав­ле­нии реак­то­ра ? Пока они рапор­ту­ют цезий и йод, не так страш­но как я пони­маю. Цезий тяже­лый, йод не дол­го живу­щий. В Чер­но­бы­ле как я понял строн­ций был глав­ной про­бле­мой, он лету­чий, с боль­шим пери­о­дом полу­рас­па­да, лег­кий и дале­ко пере­но­сит­ся. Воз­мож­но ли выде­ле­ние фос­фо­ра ? Насколь­ко я знаю, строн­ций и фос­фор быст­ро по пище­вым цепям рас­хо­дят­ся, и накап­ли­ва­ют­ся в живых орга­низ­мах. И насколь­ко мощ­ным может быть теп­ло­вой взрыв при плав­ле­нии ? На Саха­лине эти момен­ты мно­гих инте­ре­су­ют.

Вадим Романько
Вадим Романько

Отлич­ная систем­ная ста­тья, с кото­рой ясна пол­ная кар­ти­на ситу­а­ции. Ниче­го Япон­цы не научи­лись на Чер­но­быль­ской ката­стро­фе. Основ­ная кон­струк­тив­ная при­чи­на ава­рии та же: отсут­ствие надеж­но­го источ­ни­ка элек­тро­энер­гии для охла­жде­ния реак­то­ра. Отли­ча­ют­ся толь­ко сце­на­рии, кото­рые при­ве­ли к тому же неиз­беж­но­му резуль­та­ту. На Чер­но­быль­ской АЭС два инже­не­ра кру­ти­ли реак­тор, что бы выра­бо­тать нуж­ное коли­че­ство элек­тро­энер­гии для охла­жде­ния реак­то­ра. А на Фуку­си­ме цуна­ми выве­ло со строя на несколь­ких энер­го­бло­ках ава­рий­ные дизель­ные элек­тро­стан­ции. На Чер­но­быль­ской АЭС рядом рабо­та­ло еще три энер­го­бло­ка, кото­рые с избыт­ком выра­ба­ты­ва­ли такую цен­ную элек­тро­энер­гию, кото­рой нель­зя было вос­поль­зо­вать­ся. А на Фуку­си­ме было шесть энер­го­бло­ков, и не смот­ря на то что все шесть реак­то­ров были оста­нов­ле­ны, каж­дый энер­го­блок… Подробнее »

Борис Штерн
Борис Штерн

Все-же не понял, что с дизель гене­ра­то­ра­ми слу­чи­лось. Были повре­жде­ны зем­ле­тря­се­ни­ем + цуна­ми? Сгни­ли от неис­поль­зо­ва­ния деся­ти­ле­ти­я­ми?

Андрей Николаевич
Андрей Николаевич

Юлий Андре­ев: «В атом­ной про­мыш­лен­но­сти нет неза­ви­си­мых орга­нов» («La Vanguardia», Испа­ния) «Самый опас­ный реак­тор Фуку­си­мы это тре­тий, пото­му что там исполь­зу­ет­ся горю­чее на осно­ве ура­на и плу­то­ния», счи­та­ет атом­щик Рафа­эль Поч (Rafael Poch) © РИА Ново­сти Видео:9–14 мар­та в Япо­нии: как это было Фото:Массовая про­вер­ка на дозу ради­а­ци­он­но­го облу­че­ния в Фуку­си­ме Комментарии:9 18/​03/​2011 Он про­вел пять лет на Чер­но­быль­ской АЭС. Был заме­сти­те­лем дирек­то­ра «Спе­ца­то­ма», зани­мав­ше­го­ся лик­ви­да­ци­ей послед­ствий ава­рий на атом­ных объ­ек­тах, и пре­крас­но зна­ет рабо­ту Меж­ду­на­род­но­го Агент­ства по Ядер­ной Энер­гии (МАГАТЭ). Юлий Андре­ев (1938) один из наи­бо­лее осве­дом­лен­ных в этой обла­сти людей. Для ситу­а­ции на атом­ной элек­тро­стан­ции Фуку­си­ма он рас­смат­ри­ва­ет четы­ре сце­на­рия раз­ви­тия собы­тий с послед­стви­я­ми… Подробнее »

al0253
al0253

Ещё Саха­ров пред­ла­гал стро­ить атом­ные стан­ции под зем­лёй. Всем каза­лось это слиш­ком доро­гим. Но скуп­цы уже потра­ти­лись на несколь­ко ава­рий и заста­ви­ли пожерт­во­вать здо­ро­вьем мно­гих людей, никак не свя­зан­ных с этим «биз­не­сом».
Даже про­стой «коло­дец» под реак­то­ром смо­жет убрать весь рас­плав ниже уров­ня грун­то­вых вод, исполь­зу­е­мых в хозяй­стве, но и это пока­за­лось им слиш­ком доро­гим.
Види­мо пора оста­нав­ли­вать эту систе­му «любой ценой».

Сергей Поярков
Сергей Поярков

А Вы НЕ дума­ли поче­му зем­ле­тря­се­ние про­изо­шло то? ))) Я имею вви­ду – это было при­род­ным явле­ни­ем или искус­ствен­ным? ))) Напри­мер испы­та­ние «малень­ких» игру­шек …

serafim16
serafim16

Не надо думать глу­по­сти.…..
Если есть чем думать , попро­буй­те отве­тить на вопро­сы от кото­рых бега­ют вся­кие ИБРАИ и про­чие» Ака­д­эми­ки».….

http://rbctv.rbc.ru/forum/index.php?showtopic=11003400

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: