Ядерный след землетрясения

11 марта, в 14:46 по токийскому времени, в районе Санрику в префектуре Мияги, у восточного побережья острова Хонсю, на глубине 10 км под точкой 38.0°с.ш. и 142.9°в.д. произошло мощное землетрясение магнитудой 8,8−8,9. Сам толчок и вызванная им волна цунами произвели опустошение на берегах Хонсю. Погибшими и пропавшими без вести числятся не менее 10 тысяч человек.

Ход развития аварии на блоке № 1 АЭС «Фукусима-Дайити» 11–12 марта 2011 г. С сайта http://atominfo.ru

Следствием землетрясения стали серьезные аварии по крайней мере на двух блоках атомной электростанции (АЭС) «Фукусима-Дайити» с повреждением активной зоны реактора и выходом радиоактивности за пределы площадки АЭС. Катастрофического развития событий, по-видимому, удалось избежать, но оба реактора выведены из строя. На данный момент (полдень понедельника 14 марта) известно об одном погибшем, 22 раненых и 7 пропавших без вести на двух атомных станциях. По меньшей мере 19 человек госпитализированы в связи с облучением. Из угрожаемой зоны эвакуировано около 200 тысяч человек.

События продолжают развиваться, и к моменту выхода газеты будут известны новые подробности. Здесь и далее все события даются по японскому стандартному (токийскому) времени, которое опережает московское на 6, а гринвичское — на 9 часов.

Непосредственно после аварии в течение 2 минут штатными средствами были заглушены 10 реакторов на 3 станциях: три блока на АЭС «Онагава» (Onagawa), три — на АЭС «Фукусима-Дайити» (Fukushima Daiichi, она же Fukushima 1) и четыре — на АЭС «Фукусима-Дайни» (Fukushima Daini, она же Fukushima 2), расположенной в 20 км южнее первой. Следует подчеркнуть, что все они выдержали сильное землетрясение; лишь на «Онагаве» возник пожар в турбинном цехе, но он был потушен к вечеру 11 марта. Позднее, однако, из-за потери внешнего электропитания и проблем с аварийными источниками на станции «Фукусима-Дайити» возникла угроза разогрева и расплавления активной зоны, с которой и велась борьба в последующие дни.

Две АЭС «Фукусима», эксплуатируемые компанией Tokyo Electric Power Company (TEPCO), оснащены кипящими водо-водяными реакторами типа BWR американского и японского производства. Деминерализованная вода используется и как замедлитель нейтронов в управляемой ядерной реакции, и как теплоноситель. Проходя через активную зону, вода первого контура закипает, и образующийся пар приводит во вращение турбину электрогенератора. С турбины пар поступает в конденсатор, где охлаждается водой второго контура и превращается в воду. Первый контур замыкается подачей воды в активную зону. Реактор заключен в герметичную защитную оболочку (контейнмент), задача которой — удержать радиоактивные вещества в случае аварии.

Заглушенный реактор, в котором прекращена цепная реакция, продолжает генерировать большое количество тепла за счет накопленных радиоактивных элементов распада уранового топлива. Сразу после остановки остаточная мощность составляет примерно 6% от тепловой мощности реактора, через сутки она падает примерно до 1% и далее медленно снижается. Поэтому остановленный реактор требует постоянного охлаждения активной зоны. Вода для этого подается насосами аварийных систем, большая часть которых приводится в действие за счет внешних источников электропитания. При отсутствии охлаждения температура в активной зоне поднимается, что приводит сначала к деформации тепловыделяющих элементов, а затем и к их расплавлению. Это грозит попаданием радиоактивных веществ в грунт под зданием реактора. Кроме того, при высокой температуре идет пароциркониевая реакция с образованием водорода, что может привести к взрыву гремучего газа и разрушению самого реактора.

«Фукусима-Дайити»

На АЭС «Фукусима-Дайити» на момент землетрясения в работе были три блока электрической мощностью 460 МВт (№ 1, пущен в 1971 г.) и 784 МВт (№ 2 и № 3; 1974 и 1976 гг.). Вследствие землетрясения подача внешнего питания на станцию прекратилась. Для расхолаживания активной зоны были включены аварийные дизель-генераторы, однако в 15:41 они также прекратили работу из-за неисправности. Как следствие, компания-оператор сделала объявление о возникновении угрозы и оповестила об этом Службу ядерного и промышленного надзора NISA, правительство и местные власти.

Час спустя, в 16:36, TEPCO объявила аварийную ситуацию на блоках № 1 и № 2, так как не могла подтвердить факт подачи воды в активную зону для ее охлаждения. (Очевидно, в условиях полного обесточивания регистрирующая аппаратура и средства индикации не работали.)

В 19:03 правительство Японии объявило об угрозе ядерной аварии. В 20:50 аварийный штаб префектуры «Фукусима» распорядился об эвакуации 1864 жителей из 2-километровой зоны вокруг реактора № 1. В 21:23 распоряжением премьер-министра было предписано провести эвакуацию жителе из 3-километровой зоны, а жителям 10-километровой предложено оставаться в домах. На станцию были направлены запасные генераторы из резервов сил самообороны Японии. К их перевозке были привлечены военно-транспортные самолеты ВВС США.

Тем временем на третьем и втором блоках удалось запустить систему расхолаживания RCIC, запитанную от аккумуляторных батарей. На первом этого сделать не смогли, и уровень воды в реакторе начал падать за счет выкипания и образования пара.

С 4 часов утра 12 марта начал повышаться радиационный фон вокруг АЭС «Фукусима Дайити». В 04:30 две мобильные станции, развернутые вблизи въезда на территорию станции, показали подъем с 0,07 до 0,380,59 мкЗв/час. К 07:40 уровни достигли уже 2,5−5,1 мкЗв/час и продолжали расти. В 05:44 распоряжением премьер-министра было предписано провести эвакуацию жителей 10-километровой зоны вокруг блока № 1. (Упрощая, примем, что один зиверт соответствует 100 рентгенам. Таким образом, к 04:30 фон поднялся в 5−7 раз по сравнению с естественным (7 мкР/час), а к 07:40 превышал его в 35−50 раз.)

Утром 12 марта NISA сообщила, что давление в контейнменте блока № 1 возросло до 840 кПа (8,4 атм), превысив проектное в 2,1 раза. Компания-оператор заявила, что вынуждена начать аварийный сброс радиоактивного пара из защитной оболочки в атмосферу, хотя, если судить по радиационным измерениям, блок начал «травить» еще ночью.

Тогда же представители NISA сообщили, что на блоке № 1 возможно частичное расплавление активной зоны, на жаргоне атомщиков — «козёл». Об этом свидетельствовало появление в радиоактивном выбросе не только изотопов инертных газов и йода-131, но и цезия. Цезий рождается при распаде урана, и выход его в атмосферу говорил как минимум о разрушении оболочек тепловыделяющих элементов. NISA оценила максимальную температуру в реакторе в 2700 °C. При этом, однако, текущий уровень воды в реакторе оценивался в 3,7 м выше уровня верхушек тепловыделяющих элементов (твэлов), т. е. был безопасным.

Надзорная служба заявила, что уровень радиации на блочном щите управления блока № 1 достиг 150 мкЗв/час и превышает норму в тысячу раз. Очевидно, на блоке были и более грязные помещения, потому что компания TEPCO объявила, что один из ее сотрудников, работавших на блоке, менее чем за сутки набрал дозу 106,3 мЗв, т. е. примерно 10 рентген. Возможно, он участвовал в открытии вручную клапанов сброса давления из контейнмента — эта операция состоялась с задержкой именно из-за высоких уровней радиации.

Сброс пара из защитной оболочки блока № 1 удалось начать 12 марта, в 14:40, давление удалось стравить до 555 кПа. Как следствие, в 15:29 на мобильной станции на северо-западной границе площадки, по направлению ветра, был зарегистрирован максимум мощности дозы — 1015 мкЗв/час, т. е. порядка 0,1 Р/час. В 16:17 в правительство было направлено уведомление о превышении предельно допустимого уровня радиации 500 мкЗв/час, и в 18:25 премьер-министр Наото Кан распорядился расширить границы зоны эвакуации до 20 км.

В 15:36 в районе блока № 1 наблюдался взрыв с обрушением части боковых стен и перекрытий реакторного здания, предположительно из-за образования гремучей смеси в его помещениях вследствие проводимого аварийного сброса. Пострадали четыре человека — в дополнение к двум сотрудникам TEPCO, раненным в день землетрясения. Защитная оболочка реактора осталась цела, и к 20:30 уровень радиации снизился до 59 мкЗв/ час по направлению выброса и с 8,9 до 3,2 мкЗв/час на пункте контроля № 6.

Однако оценки показали, что уровень воды в реакторе значительно упал и что топливные стержни оголены уже на 1,7 м, или примерно на половину своей длины. Поэтому в 19:55 правительство Японии отдало TEPCO директиву, и в 20:10 для охлаждения реактора № 1 была начата подача в контейнмент по пожарной магистрали морской воды с добавлением бора. Это означало вывод реактора из эксплуатации с практической невозможностью восстановления -вода уйдет, а морская соль останется, но другие варианты действий были исчерпаны. После паузы, вызванной повторным толчком в 22:15, закачка воды была продолжена.

Охлаждение реактора № 3 оставалось нормальным до ночи 13 марта: в 02:44 из-за снижения давления пара прекратила работу система впрыска воды высокого давления HPCI, и до 05:10 не удалось запустить другие системы для расхолаживания активной зоны (о том, когда и почему перестала работать система RCIC, сведений найти не удалось). Уровень воды стал падать, давление пара расти; по оценкам специалистов, произошло обнажение твэлов до отметки 2,2 м от верха.

С 09:08 была организована подача в контейнмент по пожарным магистралям чистой воды, а с 13:12 — морской воды с бором. Таким образом, реактор № 3 также можно считать утраченным. Объясняя эти действия, секретарь японского кабинета Юкио Эдано заявил: «По реактору № 3 мы также считаем возможным расплавление активной зоны и действуем соответственно».

Следует отметить, что часть тепловыделяющих сборок реактора № 3 была снаряжена так называемым mox-топливом французского производства, которое помимо урана содержит плутоний. Однако они были загружены лишь в сентябре 2010 г. и не представляют дополнительной угрозы в части газообразных продуктов деления. Выход плутония в окружающую среду был бы, однако, крайне нежелательным из-за его высокой токсичности.

В 09:20 пришлось начать стравливать радиоактивный газ из контейнмента; судя по данным радиационных измерений, днем и вечером сброс давления был повторен. Максимальная зарегистрированная мощность дозы в северо-западной части площадки АЭС составила 1558 мкЗв/ час. На других направлениях отмечались уровни от 17 до 47 мкЗв/час.

Охлаждение реакторов № 1 и № 3 морской водой прервалось 14 марта, в 01:10, из-за отсутствия морской воды в бассейне и было возобновлено в 03:20. Ожидали взрыва водорода в здании блока № 3. Он произошел в 11:01 и был более мощным, чем на первом блоке. Поскольку уровень радиации на посту № 6 после взрыва остался на уровне 20 мкЗв/час, был сделан вывод, что защитная оболочка не пострадала. Сообщается, что в результате взрыва получили ранения 11 человек, судьба еще 7 неизвестна. 14 марта в 06:50 прекратилось охлаждение активной зоны на реакторе № 2 системой RCIC, начался рост давления. К 1200 уровень воды снизился с 3,9 до 3,4 м. Было принято решение охлаждать реактор морской водой, но выполнить его оказалось невозможно: в результате взрыва 3-го блока были повреждены пожарные насосы (по другой версии — кончилось топливо, приводящее их в действие). К 17:16 уровень воды ушел ниже датчиков, и твэлы оказались полностью обнажены. В 18:06 начался сброс давления из контейнмента.

Подачу воды на блок № 2 удалось возобновить в 20:05 единственным насосом, и к 21:50 она закрыла твэ-лы примерно наполовину. Блоки № 1 и № 3 тем временем остались без охлаждения.

В 21:00 секретарь кабинета Юкио Эдано сообщил, что взрыв реактора № 2 маловероятен, но в перспективе три аварийных блока вряд ли удастся удержать от расплавления. Он подчеркнул, что даже в самом худшем случае ожидаемые последствия будут «меньше, чем в Чернобыле».

«Фукусима-Дайни»

На АЭС «Фукусима-Дайни» работали четыре японских реактора электрической мощностью по 1100 МВт, введенные в строй в 1982—1987 гг. Они были штатно заглушены и сохранили внешнее энергоснабжение, что позволило вести нормальное расхолаживание активной зоны системой RCIC. На блоке № 1 была автоматически подключена аварийная система расхолаживания из-за роста давления в контейнменте. Кроме того, в служебном здании блока было возгорание, которое удалось быстро ликвидировать. 12 марта на станции погиб один человек — оператор мостового крана.

Реактор № 3 был полностью расхоложен, а на трех остальных к утру 12 марта вышла из строя система отвода остаточного тепловыделения, так как температура в бассейне-барботере достигла 100 °C и была утрачена возможность управлять давлением в реакторах. 11 марта, в 18:35, была объявлена угрожаемая ситуация, а 12 марта, между 05:22 и 06:01, — аварийная по трем блокам. В 07:45 было принято правительственное решение об эвакуации из 3-километровой зоны, а в 17:39 — из 10-километровой.

С утра 12 марта на блоках № 1, 2 и 4 готовились к стравливанию давления из защитной оболочки. Однако, по-видимому, эта операция так и не была выполнена, поскольку вплоть до утра 14 марта измеряемые вокруг АЭС уровни радиации оставались в пределах естественного фона (0,036−0,042 мкЗв/час).

Происшествия же на АЭС «Онагава» и «Токай», о которых сообщалось в дни после землетрясения, на фоне «Фукусимы» можно не рассматривать. На «Онагаве» было отмечено повышение радиационного фона, связанное с переносом радиации от АЭС «Фукусима-Дайити». На станции «Токай» угрожающая обстановка объявлялась в связи с отказом одного из двух охлаждающих насосов.

Игорь Лисов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

7 комментариев

  • Павел:

    Отлично, Игорь, спасибо за содержательную статью !

    Интересно, а какие изотопы выделяются при плавлении реактора? Пока они рапортуют цезий и йод, не так страшно как я понимаю. Цезий тяжелый, йод не долго живущий. В Чернобыле как я понял стронций был главной проблемой, он летучий, с большим периодом полураспада, легкий и далеко переносится. Возможно ли выделение фосфора? Насколько я знаю, стронций и фосфор быстро по пищевым цепям расходятся, и накапливаются в живых организмах. И насколько мощным может быть тепловой взрыв при плавлении? На Сахалине эти моменты многих интересуют.

  • Вадим Романько:

    Отличная системная статья, с которой ясна полная картина ситуации.
    Ничего Японцы не научились на Чернобыльской катастрофе. Основная конструктивная причина аварии та же: отсутствие надежного источника электроэнергии для охлаждения реактора.
    Отличаются только сценарии, которые привели к тому же неизбежному результату. На Чернобыльской АЭС два инженера крутили реактор, что бы выработать нужное количество электроэнергии для охлаждения реактора. А на Фукусиме цунами вывело со строя на нескольких энергоблоках аварийные дизельные электростанции. На Чернобыльской АЭС рядом работало еще три энергоблока, которые с избытком вырабатывали такую ценную электроэнергию, которой нельзя было воспользоваться. А на Фукусиме было шесть энергоблоков, и не смотря на то что все шесть реакторов были остановлены, каждый энергоблок имеет резервную дизельную электростанцию. По-моему, три резервные дизельные электростанции были рабочие, ими просто не смогли воспользоваться.
    Причина везде одна отсутствие грамотной интеграции систем электропитания на ядерных электростанциях.

  • Борис Штерн:

    Все-же не понял, что с дизель генераторами случилось. Были повреждены землетрясением + цунами? Сгнили от неиспользования десятилетиями?

  • Андрей Николаевич:

    Юлий Андреев: «В атомной промышленности нет независимых органов» («La Vanguardia», Испания)
    «Самый опасный реактор Фукусимы это третий, потому что там используется горючее на основе урана и плутония», считает атомщик
    Рафаэль Поч (Rafael Poch)

    © РИА Новости

    Видео:9−14 марта в Японии: как это было

    Фото: Массовая проверка на дозу радиационного облучения в Фукусиме

    Комментарии:9
    18/03/2011

    Он провел пять лет на Чернобыльской АЭС. Был заместителем директора «Спецатома», занимавшегося ликвидацией последствий аварий на атомных объектах, и прекрасно знает работу Международного Агентства по Ядерной Энергии (МАГАТЭ).

    Юлий Андреев (1938) один из наиболее осведомленных в этой области людей. Для ситуации на атомной электростанции Фукусима он рассматривает четыре сценария развития событий с последствиями различной тяжести: от незначительных до весьма тяжелых.

    «Самым опасным реактором на Фукусиме является третий, потому что он использует так называемый MOX, то есть горючее на основе урана и плутония, которое Франция в порядке эксперимента применяет на двух японских атомных электростанциях», утверждает эксперт.

    В 1991 году в Москве все рушилось. Зарплаты заместителя министра по атомной энергии (эту должность ему тогда предлагали) не хватало ни на что. Академия наук Австрии пригласило его выступить с циклом лекций, и в итоге он обосновался в Вене в качестве советника министра по вопросам охраны окружающей среды, различных университетов и самого МАГАТЭ.

    Чернобыльская тема по-прежнему окружена большим количеством лжи, говорит эксперт. Ответственность за аварию не лежит на операторах АЭС, как было заявлено. Все дело в том, что в результате экономии денежных средств были допущены явные недоработки в конструкции реакторов РМБК. Правильная конструкция тех советских реакторов предполагала большое количество циркония, редкоземельного метала, а также целого сплетения труб, особых способов сварки циркония, нержавеющей стали и огромного количества бетона. Это требовало больших затрат, так что решили сэкономить, поясняет Андреев.

    Одна из форм экономии состояла в том, что в реакторы загружался относительно низкообогащенный уран, поскольку обогащение урана представляет из себе сложный и дорогостоящий процесс.

    Все это привело к увеличению рисков и противоречило нормам безопасности, но атомный надзор в СССР входил в Министерство атомной промышленности. Нечто подобное происходит сейчас с МАГАТЭ, поскольку это ооновское агентство «зависит от атомной промышленности», говорит Андреев, добавляя, что вся завеса секретности и лжи, которая окружала Чернобыльскую АЭС, вполне актуальна применительно к Фукусиме.

    Безопасность, деньги, безответственность

    — Те, кто проектируют атомные электростанции, зависят от двух факторов: безопасности и затрат. Проблема заключается в том, что безопасность стоит денег. Если на строительство АЭС тратится слишком много денег, то она становится неконкурентоспособной. Наглядным примером является авария на АЭС Three Mile Island. После аварии стало очевидно, что усиление мер безопасности до такой степени, которая позволит избежать повторения подобных чрезвычайных ситуаций в будущем, приводит к столь сильному удорожанию самих АЭС, что они теряют всякий смысл. В течение тридцати лет в США не было построено ни одного реактора. На Чернобыльской АЭС все было достаточно сложно, все равно попытки сэкономить имели место. Академик Румянцев доказал, что необходимо заглушить все реакторы РМБК, но его попросту проигнорировали. Всегда найдутся люди, заинтересованные в сокрытии чего-либо…

    — Чего они скрывают?

    — Скрывают они то, что готовы пожертвовать безопасностью в угоду корыстным соображениям. В СССР это делалось ради престижа и снижения затрат на обогащение урана. В Японии просто ради денег. Расположение атомных электростанций в Японии рядом с морем представляется наименее затратным. Аварийные дизель-генераторы электроэнергии не были спрятаны под землю и, разумеется, их сразу же накрыли волны цунами… Все это связано с коррупцией. У меня нет доказательств, но скоро они появятся. Как можно было спроектировать атомную электростанцию в зоне высокой сейсмической активности, рядом с океаном, с аварийными генераторами, размещенными на поверхности. Нахлынули волны цунами, и все вышло из строя. Это не ошибка, а преступление.

    — Какие проблемы таят в себе бассейны с отработанным топливом?

    — Проектировщики пытались на них сэкономить и заполнили их сверх нормы, что увеличило вероятность инцидентов.

    — Это является главной проблемой?

    — Нет, существуют многие другие. Если нетрезвый водитель попадает в аварию, то вся вина за чрезмерное употребление алкоголя лежит на нем. В атомной промышленности нет ничего, что замыкалось на одной единственной причине. Чрезмерная загрузка бассейнов — всего лишь один аспект. Но в результате землетрясения в них не оказалось воды. Такую вероятность следовало предусмотреть…

    МАГАТЭ ничего не знает

    — Что происходит, когда загруженное в бассейны горючее остается без воды?

    — Происходит накопление тепла. Если не произвести охлаждение с помощью воды или воздуха, могут возникнуть более критические ситуации. У нас очень мало информации. Япония не предоставляет сведений, держит все при себе. Мы не знаем даже самого элементарного: какие повреждения вызвало землетрясение в атомных электростанциях, какой ущерб причинило цунами, что произошло…

    — Но МАГАТЭ должна располагать этой информацией…

    — Вовсе нет. Оно ничего не знает. Все засекречено. Я вспоминаю чернобыльскую аварию. Первый доклад, представленный Политбюро и МАГАТЭ академиком Валерием Легасовым, заместителем директора Института имени И. Курчатова, ответственного за проектировку, представлял из себя набор самой грубой лжи. МАГАТЭ тут же во все поверило, поскольку интересы совпадали. То же самое происходит и в Японии. Если бы они предоставили информацию, то факты халатности всплыли бы на поверхность.

    — Это общая проблема капиталистической и коммунистической системы, не правда ли?

    — Просто отсутствуют независимые контрольные органы. Заинтересованное лицо не может быть судьей- таков один из основополагающих принципов римского права. И везде так. В атомной промышленности все идет в одну корзину. Судьей по чернобыльскому делу был Легасов. Он возложил ответственность на операторов АЭС, которые были осуждены и приговорены к лишению свободы, а он тем временем оставался на свободе да еще претендовал на государственные награды. Через год после аварии он покончил жизнь самоубийством, повесившись… В атомной промышленности нет независимых органов. Задачу МАГАТЭ состоит в том, чтобы содействовать развитию ядерной энергетики, и это агентство никогда не станет рассказывать о ее отрицательных сторонах. Это не заговор, о обычное поведение, когда речь заходит о корпоративных интересах.

    В отсутствие информации выдвинем четыре варианта развития событий

    — Что произойдет на Фукусиме? Может ли радиация достичь столь высокого уровня, что дойдет до Токио?

    — Ввиду отсутствия информации давайте исходить из возможных сценариев. Я разработал четыре. Первый: если охладить реактор, то поток радиации скоро прекратится. Второй: если не удастся должным образом охладить реактор и он будет пребывать в своем нынешнем состоянии, тогда выбросы, хотя и не очень сильные, будут продолжаться в течение недель. Третий: если ядерное топливо расплавится и повредит корпус реактора, произойдет целая серия выбросов, которые повлекут за собой достаточно тяжелые последствия, но не самые страшные. А вот четвертый сценарий предполагает поистине катастрофические последствия: если горючее устремится ко дну и наберет критическую массу, то начнется неконтролируемая цепная реакция, то есть произойдет взрыв. В этом случае заражение будет очень сильным. С этой точки зрения самым опасным реактором является третий, поскольку в него загружен так называемый MOX, то есть горючее на основе урана и плутония, которое Франция в порядке эксперимента использует на двух японских атомных электростанциях.

    — Теперь понятно, почему Франция, где полно АЭС, столь жестко критикует Японию в эти дни.

    — Да, причина не только в этом. Реакторы не французские, а американские, выпущенные корпорацией General Electric. Франция остро зависит от атомной энергии. И если во Франции возникнет мощное движение против АЭС, то правительство может оказаться в весьма неловком положении. Поэтому они подвергают столь жесткой критике Японию, тем самым как бы давая понять, что ничего подобного во Франции в принципе произойти не может.

    Оригинал публикации: Andreyev: «En la industria nuclear no hay organismos independientes»
    Опубликовано: 17/03/2011 17:51

    Я рекомендую

  • al0253:

    Ещё Сахаров предлагал строить атомные станции под землёй. Всем казалось это слишком дорогим. Но скупцы уже потратились на несколько аварий и заставили пожертвовать здоровьем многих людей, никак не связанных с этим «бизнесом».
    Даже простой «колодец» под реактором сможет убрать весь расплав ниже уровня грунтовых вод, используемых в хозяйстве, но и это показалось им слишком дорогим.
    Видимо пора останавливать эту систему «любой ценой».

  • Сергей Поярков:

    А Вы НЕ думали почему землетрясение произошло то?))) Я имею ввиду — это было природным явлением или искусственным?))) Например испытание «маленьких» игрушек …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com