- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

«Я к вам пишу — чего же боле?»

В нашей стране весьма востребован жанр открытого письма президенту. Во-первых, это доступная форма протеста, а во-вторых, привлекает больше внимания, чем просто хорошая статья или выступление. Открытое письмо работает как инфоповод для обсуждения проблемы, зачастую вызывая поток публикаций и комментариев. Можно уверенно сказать, что, пока люди не станут достаточно активны, чтобы по серьезным поводам выходить на улицы, как это происходит, например, в Европе (вспомним выступления в Италии по поводу реформы университетов), или же хорошие аналитические выступления экспертов в СМИ не станут получать должного внимания «наверху», жанр открытых писем не уйдет со сцены.

Очередное активно обсуждаемое открытое письмо написано молодыми учеными из МГУ (размещено на сайте http://moloduch-anti-94fz.narod2.ru/). Оно появилось как второй шаг в развитие письма ректору по поводу закупок (см. ТрВ-Н № 71 от 01.02.2011) и касается недостатков ФЗ-94 в области финансирования науки.

В письме в основном затронуто две проблемы. Во-первых, это низкая эффективность использования конкурсных средств в рамках ФЗ-94, выигранных небольшими исследовательскими группами в виде грантов или лотов. Во-вторых, проблемы с организацией конкурсов грантов и лотов, следуя закону о госзакупках. В ближайшее время ожидается обсуждение нового варианта закона, поэтому есть надежда, что поправки, предлагаемые учеными, могут быть учтены. Однако здесь важно то, насколько много молодых ученых подпишет письмо (на момент написания заметки число подписавших превысило 2600). Сделать это можно на сайте, заполнив соответствующую форму. По е-мейлу anti-94fz@mail.ru можно связаться с инициативной группой. Она постепенно растет, и теперь в нее входят и молодые ученые из РАН. Также на сайт можно направить свои комментарии и предложения, которые инициативная группа постарается донести до законотворцев.

* * *

Уважаемый господин Президент!

Молодые ученые Российской Федерации обращаются к Вам с просьбой устранить бюрократические препоны, делающие невозможным занятие наукой в России.

В последние два года модернизация экономики стала одной из главных тем, обсуждаемых в нашем обществе. Очевидно, что ведущую роль в построении экономики знаний должна сыграть отечественная наука, и государство вкладывает серьезные деньги в ее развитие. Однако никакое увеличение финансирования не поможет спасти нашу науку, если одновременно не будут внесены поправки в законы, мешающие эффективному использованию этих средств.

Речь идет, прежде всего, о Федеральном Законе №94. В своем недавнем выступлении Вы подвергли этот закон жесткой критике. Со своей стороны мы хотим подчеркнуть, что закон 94-ФЗ неприменим в сфере научных исследований.

94-ФЗ непригоден для закупок оборудования и расходных материалов для целей поисковых научных исследований. Организация таких работ зачастую требует использования приборов и реактивов конкретных производителей. Предусматриваемые в законе 94-ФЗ процедуры вынуждают исследователей покупать не те приборы и реактивы, которые нужны для выполнения работы, а те, которые поставщик предлагает за более низкую цену, даже при неприемлемо низком качестве. Далее, при проведении поисковых научных исследований невозможно заранее спланировать все необходимые закупки — в то время как выполнение процедур 94-ФЗ приводит к необходимости долгосрочного планирования, а также к неоправданному усложнению процедуры самой закупки. В результате ожидание нужного прибора или реагента растягивается на месяцы, что делает невозможной эффективную конкуренцию с западными коллегами.

94-ФЗ накладывает ограничения на расходование любых внебюджетных средств, в том числе и поступающих от коммерческих компаний в рамках договоров на НИР и НИОКР. Эти ограничения отталкивают множество малых и средних компаний от открытого взаимодействия с университетами и НИИ. 94-ФЗ вступает в прямое противоречие с установкой на дальнейшее расширение кооперационных проектов коммерции и науки — установкой на развитие инновационного бизнеса.

Применение 94-ФЗ для контроля эффективности использования внебюджетных средств на научные исследования является избыточным. В области фундаментальных научных исследований данные функции полностью регулируются двумя естественными механизмами: жесткой конкуренцией при получении грантов и договоров (что предполагает строгую научную отчетность и риски потери дальнейшего финансирования) и заинтересованностью ученых, получивших конкурсное финансирование, в достижении результатов мирового уровня. Именно эта «вилка» делает ненужным применение дополнительного контроля в виде 94-ФЗ.

94-ФЗ непригоден для оценки научных проектов. Победитель в государственных конкурсах научных проектов должен в первую очередь определяться научной значимостью и уровнем исследовательской группы, а не ценой проекта, как этого требует 94-ФЗ. Кроме того, правило «одна заявка от одной организации» ущемляет права крупных научных организаций, в которых работают десятки и даже сотни независимых научных коллективов.

Для нас очевидно, что Федеральный закон №94 идет вразрез с активно обсуждаемой сейчас Стратегией инновационного развития РФ до 2020 г. Ужасающая неповоротливость существующей на данный момент системы ведет к неэффективному расходованию государственных средств, усугубляет отставание нашей науки от развитых стран, приводит к потере молодежью интереса к занятиям наукой в России и к нарастающей, катастрофической утечке молодых кадров из отечественной науки. Тем более сложно ожидать, что в нашу страну активно потянутся зарубежные специалисты.

Мы просим Вас инициировать изменение законодательства в части, касающейся расходования средств, выделяемых на развитие науки.

* * *

Антон Конушин, н.с., лаб. компьютерной графики и мультимедиа, ВМК МГУ

Кроме всего прочего, ФЗ-94 препятствует эффективному использованию средств, поступающих в бюджетные организации по договорам на исследования и разработки с коммерческими компаниями, на спонсорскую поддержку таких мероприятий, как научные школы, семинары и конференции. В результате многие компании либо совсем отказываются от работы с университетами, либо ищут обходные пути для прямого финансирования ученых. Университеты оказываются в проигрыше, как минимум недополучают средства по статье «накладные расходы», как максимум — теряют перспективных ученых и преподавателей, которые переходят на работу в компании. Если государство всерьез рассчитывает на увеличение доли бизнеса в финансировании науки, то лишние ограничения просто необходимо снять, выведя из-под действия ФЗ-94 внебюджетные средства, поступающие в университеты от коммерческих компаний.

Сергей Дмитриев, с.н.с, НИИ ФХБ имени А.Н. Белозерского МГУ

Проблема неприменимости 94-ФЗ к науке — это лишь одна из наболевших тем, которую нам хотелось поднять. Пока в письме мы решили остановиться на ней, но на самом деле тем таких много. Они близки и понятны каждому активно работающему ученому независимо от возраста, специальности и места работы. Это и чудовищная бюрократизация всего, что связано с получением и тратой государственных денег (конкурсная и отчетная документация по программам Минобрнауки занимает сотни страниц, а для покупки элементарных вещей нужно оформить кучу бумаг и обежать несколько инстанций), это и перераспределение средств из хорошо зарекомендовавших себя научных фондов (РФФИ, РГНФ) в пользу новых, часто сомнительных проектов, и многое другое. К сожалению, большинству чиновников эти проблемы кажутся второстепенными, либо они сознательно их игнорируют. Еще печальнее то, что и многие крупные руководители от науки, которые на деле уже давно перестали интересоваться «живым» научным процессом, не видят этих болевых точек и не понимают всей тяжести ситуации. Научной молодежи вместо помощи в трудоустройстве, вместо достойной зарплаты и доступного жилья предлагается сменить свой род занятий: оставить «никому не нужные» научные эксперименты и научиться писать «полезную» и понятную чиновникам хозяйственную документацию, а также многостраничные отчеты, которые потом без прочтения пачками ложатся в архив. Стоит ли после этого удивляться тому, что молодые ученые тысячами уезжают из страны или уходят из науки торговать оргтехникой?

Евгений Шеваль, с.н.с, НИИ ФХБ имени А.Н. Белозерского МГУ

Подписание открытого письма молодых ученых Президенту породило активное обсуждение положения российской науки и ее места в жизни страны. Но хотелось бы сказать пару слов и о тех людях, которые, собственно, и делают эту науку. Наука — это только во вторую очередь реактивы, приборы и другие необходимые железяки, а в первую очередь наука — это люди. Основной вопрос состоит в том, смогут ли люди приспособиться к вновь возникшим обстоятельствам?

Количество различных нововведений, с которыми научное сообщество, плюясь и чертыхаясь, смогло ужиться, превосходит все разумные пределы. Наверное, можно покупать каждый листок бумаги по тендерам, и, наверное, в этом есть какая-то непонятная для нас, простых смертных, необходимость. Плюс поддержка финских производителей бумаги. В самом деле, теперь, чтобы купить один листок бумаги, надо написать десяток бумаг — это ли не цель желанная?

Возможно, что и к тендерам можно привыкнуть. Можно даже будет потом гордиться своей приспособляемостью и умением прорываться через бюрократические барьеры. И рассказывать всем о своих административных достижениях: «Да ладно, это все бюрократия... мы живем с этим... и будем жить. Зато какие мы выносливые и приспособленные... все реактивы продумываем на год вперед... изначально просчитываем, как пройдут эксперименты... и какие результаты мы получим... можно оракулами подрабатывать». Но останется ли время и силы на то, что, казалось бы, составляет основное занятие ученого, на науку? Не перестанем ли мы существовать в качестве ученых, если сможем решить эту проблему? И ведь даже выбор есть, как ее решать — приспособиться (перестав быть ученым) или уехать (перестав быть русским ученым). Вот и хочется задать себе вопрос из «Понедельник начинается в субботу» — а нужны ли мы нам?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи