- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Российская наука глазами американских дипломатов — 2

ТрВ-Н продолжает публикацию переводов документов WikiLeaks, относящихся к российской науке. Оригиналы были любезно предоставлены журналом «Русский репортер». Напоминаем, что документы относятся к 2007 году, а также, что это — пересказы и интерпретации разговоров, сведения, передаваемые с чужих слов, слухи и т.п. Мы готовы предоставить возможность для публикации опровержений, уточнений и разъяснений всем упомянутым или иначе заинтересованным лицам.

Оригинал текста публикуется на сайте ТрВ-Н (см. внизу).

Часть 2. Почтовый ящик. «Российская наука: от биологического оружия к бутылочным пробкам»

Конфиденциально. Министерство, также для ISN/CTR (Гудман, Доллифф, Бернштейн), EUR/RUS (Гуха), EUR/ACE, OES/STC (Догерти). Белый дом, OSTP для Марбургера. Дата снятия грифа секретности: 2 марта 2017. Тема: Российская наука: от биологического оружия к бутылочным пробкам? Засекречено советником по EST (видимо,«образование, наука и технологии». — ТрВ-Н) Дэниелом О'Грейди. Причины: 1.4 (b, d).

1. Резюме. Сверхсекретный, элитарный институт по разработке биологического оружия, Институт инженерной иммунологии (ИИИ), теперь сдает площади американской компании в попытке компенсировать прекращение государственного финансирования в 1994 г. Директор института доктор Сергей Пчелинцев (в оригинале - «Пчельницов». — ТрВ-Н), работающий в институте большую часть своей карьеры, показал гостям 22 февраля замечательный в прошлом институт, который каким-то образом пережил «шоковую терапию» перестроечной эры (красоты стиля подводят автора. «Перестройка» и «шоковая терапия» - термины из разных эпох. — ТрВ-Н), оставив позади славные дни, когда институт являлся центром притяжения для лучших биохимиков СССР, и превратился в учреждение с минимом персонала, но, по контрасту, с современным оборудованием, предоставленным международным сообществом через программы нераспространения. Институт доказал свои предпринимательские способности, найдя арендаторов для нескольких из своих зданий, но пока не научился извлекать прибыли из научных разработок. ИИИ перенес потерю государственного финансирования, но это далось ценой существенного сокращения. Менее вероятно, что он сможет перенести потерю международных грантов. Конец резюме.

От ученого до агента по недвижимости

2. 22 февраля <советник по> EST посетил ИИИ, расположенный в Чеховском районе Московской области, сопровождая представителя Международного научно-технологического центра (МНТЦ) и ученого из Джефферсоновской научной программы Госдепа. Организованный по решению Совета министров СССР в 1978 г., ИИИ принадлежал элитарной структуре «Биопрепарат», которая занималась разработкой химического и биологического оружия. В 1994 г. правительство внезапно забросило ИИИ, что директор ИИИ Сергей Пчелинцев сравнивает с «попаданием под поезд». Привыкший к «отличному» финансированию в советские времена, ИИИ внезапно оказался без копейки. Вместо этого правительство преобразовало его в акционерное общество, сохранив за собой 49% акций. Из них 10% составили долю «Биопрепарата», а еще 39% были переданы ему в доверительное управление.

3. Пчелинцеву нравится сложившаяся ситуация: «Если бы акции не отошли «Биопрепарату», они могли бы попасть к кому угодно». (Примечание: «Биопрепарат» на встрече представлял Леонид Михайлович Керомкин, заместитель директора по науке в головном отделении «Биопрепарата» в Москве. Конец примечания). Утопая в долгах и ожидая банкротства, институт отдал часть собственности с тем, чтобы выплатить долги по налогам, и обратился к МНТЦ за финансовой поддержкой для проведения научных исследований. С 1994 года исследования ИИИ финансируются исключительно МНТЦ: Пчелинцев утверждает, что правительство не сделало ничего для выживания института.

На GoogleMaps – Институт инженерной иммунологии в Любучанах

4. Деньги для поддержания стареющей инфраструктуры института поступают от аренды, доходы от которой составляют 30 млн руб. в год. Основной арендатор — «Алкоа», который использует площади для производства язычков для алюминиевых банок. Три или четыре компании-арендатора производят «биомедицинские препараты». Пчелинцев отмечает, что ИИИ надеется с течением времени перейти к производству лекарств, но пока «не имеет для этого возможностей».

ИИИ предоставляет арендаторам основные коммунальные услуги, но при этом никто из ученых ИИИ не работает в частных проектах, которые разрабатываются на территории института. На вопрос о том, что привлекает частные компании, Пчелинцев упомянул «чистую природу кругом» (Примечание. Было забавно услышать про девственную природу в лаборатории, занимавшейся разработкой биологического оружия. Конец примечания). Пчелинцев сказал, что подземные горизонты содержат необыкновенно чистую воду, обладающую уникальными свойствами, — это один из всего лишь трех таких источников воды в России. Он планирует через некоторое время начать разливать и продавать эту воду; он даже извинился за то, что вода, которую предложили гостям, была откуда-то еще.

Славные старые времена

5. Несмотря на относительный успех института в поиске частных арендаторов, Пчелинцев оплакивает влияние капитализма на российскую науку. Наука, по его словам, поражена «болезнью» бизнеса. Многообещающие молодые ученые покидают исследовательские институты ради больших зарплат, которые может выплачивать бизнес-сообщество. В советские времена ИИИ мог предложить молодым исследователям такие приманки как дешевой жилье и специальный детский сад, сейчас же у него нет ни общежития, ни даже буфета. Количество работающих в ИИИ сократилось с максимума в 500 человек в 1993 году до примерно 100 сейчас, из которых только 18 — кандидаты наук. Большинство встреченных в институте ученых работают в нем от 20 до 30 лет.

Согласно данным на сайтах RusBioTech [1] и STRF [2], в 2001 г. на базе научного корпуса Института инженерной иммунологии создано ООО «Центр инженерной иммунологии», научное подразделение ЗАО «Биокад». Это, а также поддержка РАО «Биопрепарат» позволило снять внешнее управление, реструктуризовать долги и прекратить процедуру банкротства. Задачей Центра является создание новых и внедрение накопленных ИИИ разработок. В 2004 г. ЦИИ получил грант американского правительства в размере 1,760 млн долл. на создание производства интерферона-бета. Продолжение этого проекта, а также проект по созданию лекарства на основе L-аспарагиназы Erwinia carotovora поддерживались МНТЦ. Ведется разработка ряда других лекарств на основе рекомбинантных белков-цитокинов человека. Кроме того, среди задач Центра упоминается поддержка высокого уровня технологии производства препаратов, в том числе пробиотиков, таких, как бифидумбактерин. По состоянию на 2009 г., в ЦИИ работали 22 ученых, среди них один доктор и шесть кандидатов наук.

1. www.rusbiotech.ru/company/3.php

2. http://map.biorf.ru/pages.php?id=commerch_CIIN

6. Алюминиевые банки и бутилированная вода далеки от первоначальной миссии института. Пчелинцев вспоминал славные дни работы над патогенами и региональным иммунитетом для Министерства обороны СССР. За своим столом в практически пустом институте Пчелинцев рассказывал, как министерство предоставляло «тысячи» призывников для лечения экспериментальными таблетками интерферона. Объясняя, что этническое разнообразие населения СССР порождало большое <региональное> разнообразие болезней и иммунологических реакций, Пчелинцев привел в пример работу института с училищем военных водолазов в Севастополе.

7. ИИИ продолжает научные исследования, финансируемые МНТЦ. На вопрос, пытался ли институт разнообразить источники поддержки, обращаясь за правительственными исследовательскими грантами, сотрудники ответили, что никакого финансирования от российских министерств получить невозможно, поскольку за институт никто «официально» не отвечает. Министерство здравоохранения, например, финансирует только институты, находящиеся в его ведении. Попытки обратиться к главе Рос-потребнадзора Геннадию Онищенко не принесли результатов. Он поддерживает только институты своего ведомства; ученые находят такой подход естественным.

8. Подача заявок в Американские институты здоровья (NIH) не имеет смысла, поскольку российские налоги на гранты настолько велики, что сокращают получаемые деньги до слишком малых сумм. Ученые ИИИ неоднократно выражали благодарность МНТЦ, настолько, что один из них показал слайд «МНТЦ велик» (в оригинале «ISTC Is Great». — ТрВ-Н). Во время экскурсии по институту сотрудники указывали на номер гранта МНТЦ на каждом приборе, подтверждая, что без международной поддержки ИИИ давно прекратил бы свое существование. Хотя помещения института находятся в хорошем состоянии, тишина свидетельствует не о зимнем спокойствии, а о недостатке персонала.

9. Несмотря на сдачу помещений в аренду и планы по производству воды, администрация ИИИ говорит, что коммерциализация результатов исследований не удается. Пчелинцев и его сотрудники не знают о том, что МНТЦ имеет отдел коммерциализации результатов и мог бы помочь ресурсами и советом в продвижении результатов проектов, поддержанных МНТЦ. Хотя институт приспособил свою систему администрации к рыночной экономике путем привлечения арендаторов, ему еще предстоит оценить свои научные разработки с точки зрения рынка.

Комментарий: Будущее наступило

10. В некоторых отношениях финансовый кокон МНТЦ оградил ИИИ от необходимости приспособиться к требованиям рынка. Пчелинцев изобретательно улучшил систему администрации в институте, но его подход к научным исследованиям остается советским: они проводятся ради «науки», а не доходов. Приметы советского прошлого встречаются повсюду — от пятен на стене, где раньше висели коммунистические лозунги, до причудливого «родительского уголка», который, несомненно, активно использовался, когда в институте было достаточно молодых людей с маленькими детьми. Другим реликтом коммунистической эпохи было присутствие доктора Керомкина, сотрудника «Биопрепарата», который мало говорил, но очень внимательно слушал. Хотя правительство не предоставляет финансовой поддержки, оно пристально следит за работой института и его контактами с иностранцами.

11. Траектория развития ИИИ — от блистательного начала до нынешнего скромного положения — указывает на то, что придется пережить другим институтам, если научная реформа будет проводиться в том же направлении. Метафорический поезд, который «переехал» ИИИ в 1994 г., направляется в сторону институтов Российской академии наук. Институты РАН воспринимают государственную поддержку как само собой разумеющуюся и не привычны к коммерциализации. Как и ИИИ, многие из них прибегли к сдаче помещений в аренду, а не к коммерциализации результатов. Это все дальше уводит их от работы, о которой они мечтали, в эпоху, когда престиж научных профессий поддерживался жильем, специальными школами для детей и финансовой обеспеченностью. Как показывает история ИИИ, ностальгия сильна, но она не приносит прибыли. Бернс.

Перевод М.Г.

Оригинал текста публикуется на сайте ТрВ-Н:

C O N F I D E N T I A L MOSCOW 000933 SIPDIS SIPDIS DEPARTMENT ALSO FOR ISN/CTR (GOODMAN, DOLLIFF, BERNSTEIN), EUR/RUS (GUHA), EUR/ACE, OES/STC (DAUGHARTY) . WHITE HOUSE: OSTP FOR MARBURGER E.O. 12958: DECL: 03/02/2017 TAGS: KIPR, KPAO, TBIO, RS SUBJECT: RUSSIAN SCIENCE: TURNING BIOWEAPONS INTO BOTTLE TOPS REF: 06 MOSCOW 11278 Classified By: EST Counselor Daniel O'Grady. Reasons: 1.4 (b,d) 1. © SUMMARY: A super-secret, elite bioweapons institute during Soviet times, the Institute of Immunological Engineering (IIE) now hosts an American company on its territory in an attempt to replace the state funding that ceased in 1994. Institute Director Dr. Sergey Pchelnitsov, who has spent most of his career at IIE, described to visitors on February 22 a once-great institute that somehow survived the «shock therapy» of the perestroika era, leaving behind its glory days as a magnet for some of the USSR's best biochemists to become a facility with a skeleton crew staff, contrasting with state-of-the-art equipment provided by the international community via nonproliferation assistance programs. The Institute has proven its entrepreneurial abilities by finding tenants for several of its facilities, yet has not found commercial success from its scientific endeavors. IIE weathered the loss of GOR funding, albeit emerging from the storm on a far more modest scale. It is less likely to survive the loss of international grants. END SUMMARY. ---------------------------------- From Scientist to Property Manager ---------------------------------- 2. © On February 22, EST visited IIE, which is located in the Chekhov district of the Moscow region, accompanying a representative of the International Science and Technology Center (ISTC) and a scientist from the Department of State's Jefferson Science Fellows program. Established in 1978 by the USSR Council of Ministers, IIE belonged to the Soviet Union's elite Biopreparat structure, which was charged with developing chemical and biological warfare agents. In 1994, IIE was abruptly abandoned by the Russian government, an action which IIE Director Sergey Pchelnitsov likened to being «thrown under a locomotive.» While funding levels had been «excellent» during the Soviet era, IIE suddenly found itself without a kopek of government support. Instead, the Russian government revamped IIE as a joint stock company, retaining 49 percent of the shares. Of that 49 percent, 10 was awarded directly to Biopreparat and the other 30 percent was placed in a trust for Biopreparat to oversee. 3. © Pchelnitsov praised the situation, observing that «If (the shares) hadn't gone to Biopreparat, they could've gone to anyone.» (Note: Biopreparat was represented at the meeting by Leonid Mikhailovich Keromkin, deputy director for the direction of science at Biopreparat headquarters in Moscow. End note.) Nearly drowning in debt and facing bankruptcy, the Institute surrendered some of its property to settle its tax bills and turned to the ISTC to fund its scientific research. Since 1994, the ISTC has exclusively funded IIE's research; Pchelnitsov maintained the GOR has contributed nothing to the Institute's survival. 4. © Money to maintain the Institute's aging infrastructure has been generated by property-related revenue, totaling 30 million rubles annually. IIE's main tenant is Alcoa, which uses its space to manufacture the metal tabs found on soda cans. Three to four other companies are now renting space to manufacture «biomedicines.» Pchelnitsov noted that IIE hopes to someday manufacture its own biopharmaceuticals, but currently «has no means» to do so. IIE also provides basic utilities to its tenants, although none of the IIE scientists work with the private sector projects being conducted on IIE property. When asked why companies are attracted to the IIE facilities, Pchelnitsov praised the Institute's «pristine surroundings and environment.» (Note: It was somewhat incongruous to hear about the pristine ecology of a former bioweapons lab. End note) Pchelnitsov claimed that the water table is incredibly pure and has unique characteristics — it is only one of three such water sources within Russia. He said he hopes to bottle and market the water at some point. Indeed, he apologized that the water served to his guests was from elsewhere. ----------------- Bygone Glory Days ----------------- 5. © Despite the Institute's relative success in finding tenants from the private sector, Pchelnitsov bemoaned the impact capitalism has had on Russian science. Science, according to Pchelnitsov, is now racked by the «disease» of business. Promising young scientists shun research institutes in favor of the healthy salaries the business community can provide. Whereas in the Soviet era IIE offered a host of alluring perks to young researchers from subsidized housing to special kindergartens, the Institute no longer even has a dormitory or cafeteria to recommend it. When asked how Russian science could attract the next generation to its labs, Pchelnitsov wistfully said he believed the business sector would soon be full, thus forcing potential scientists to turn to research institutes such as his. Meanwhile, however, IIE's staff is dwindling; it has slid from a peak of 500 total staff in 1993 to about 100 now, of whom only 18 are full PhDs. Most of the scientists with whom EST met had been at the Institute from between 20 to 30 years. 6. © Soda cans and bottled water are a long distance from IIE's original mission. Pchelnitsov relived the Institute's glory days with his visitors, fondly reminiscing about his work with the USSR Ministry of Defense on pathogens and regional immunities. From his desk in the near-empty institute, Pchelnitsov recounted how the MOD provided him with «thousands» of conscripts to treat with experimental interferon tablets. Explaining that the number of indigenous populations in the USSR produced a great diversity of diseases and immunological reactions to study, Pchelnitsov cited one example of the Institute's work with a military divers school in Sevastopol as a highlight. 7. © IIE continues to conduct scientific work with ISTC funding. When asked whether they had tried to diversify their funding sources to include GOR research grants, IIE staff responded that it had proven impossible to obtain any funding from Russian ministries since the Institute was now completely «outside» official responsibility. The Ministry of Health, for instance, was interested in only funding the institutes for which it had oversight. Approaches to Federal Public Health Officer Gennadiy Onishchenko had produced no results. He is interested in promoting and funding only those institutes under his purview, an approach the scientists felt was reasonable. 8. © Applications to the U.S. National Institutes of Health (NIH) were also impossible, since NIH grants would be subject to Russian taxes, rendering the actual grant amounts so small as to be worthless. Thus, the IIE scientists made repeated pitches in support of the ISTC, one going so far as to display a PowerPoint slide that baldly stated, «ISTC Is Great.» On a tour of the facilities, each ISTC project number on each piece of equipment was pointed out, driving home the point that without international support, IIE would have withered long ago. While the premises were well-maintained, albeit basic, the stillness characterizing the Institute was not just a result of the thick blanket of snow outside, but the dearth of personnel. 9. © Despite their entree into property management and plans to bottle water, IIE management and staff indicated they had met with little success in commercializing their research. Indeed, Pchelnitsov and his staff professed to be unaware that the ISTC even had a commercialization team and could contribute resources and advice to IIE on marketing ISTC project results. While in many ways the Institute has adapted its administrative approach to market conditions by bringing in tenants, it has yet to view its scientific research from a market-oriented perspective. -------------------------- Comment: The Future is Now -------------------------- 10. © In some ways, the cocoon of ISTC funding has buffered the IIE from orienting its work to meet market demand. Pchelnitsov has found creative ways to improve the administration of the Institute, but the approach to scientific research is remarkably Soviet-era in its indulgence of research for the sake of «science,» rather than revenue. Other mementos of the Soviet era abound, from the blank areas on the wall once dedicated to proclamations of the Communist Party to the quaint «Parents' Corner,» undoubtedly once heavily used when the Institute actually employed staff young enough to have small children. Another relic of the Communist era was the presence of Dr. Keromkin, the Biopreparat minder who said little but listened to everything. While the GOR may not provide any financial support, it does take an interest in the Institute's work and interactions with foreigners. 11. © IIE's trajectory — from its illustrious origins to its current humble state — might foreshadow what other institutes will experience if the current trends in science reform continue (REFTEL). The metaphorical train that «ran over» IIE in 1994 appears to be heading for the institutes affiliated with the Russian Academy of Sciences (RAS). These RAS institutes have taken GOR funding for granted and are generally unused to commercialization. Like IIE, many of them will first turn to property management for revenue, rather than commercialization. This will take them farther and farther from the work they dreamed of doing, back in an era where to be a scientist was a mark of prestige, one that came with housing, special schools for one's children, and financial security. As IIE has demonstrated, nostalgia is a powerful thing, but it won't generate funding. BURNS

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи