- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Открытое письмо российским экспертам,

Открытое письмо российским экспертам, проводившим экспертизу заявки №2010-220-01-475 лота №2010-220-01 (Привлечение ведущих учёных в российские вузы)

Вопрос корреспондента:
Поступали ли еще какие-либо жалобы от участников конкурса?
Например, на экспертов, предвзято судивших о работах?..
Иванец С. В., директор департамента международной интеграции Минобрнауки России:
... В результате каких-либо серьезных жалоб в связи с экспертизой мы не получали1.

Уважаемые господа!

Толчком для данного письма послужила статья в «Огоньке» (см. эпиграф). Сразу хотел бы определиться с типом этого материала. Это не жалоба – несмотря на то, что я считаю ваши выводы ошибочными и постараюсь обосновать свою точку зрения. Жаловаться уже поздно, да и бесполезно. Скорей, это призыв ко всему российскому экспертному сообществу: «Будьте квалифицированными, внимательными и беспристрастными при экспертизе заявок вообще и при экспертизе заявок по второму туру данного конкурса в частности». А мы обязательно будем в нем участвовать. Хотя бы потому, что уверен: опыт выбранного нами ведущего ученого, актуальность и значимость предложенной темы исследования и наш уровень подготовленности к ее решению соответствуют условиям Конкурса.

Краткая информация по заявке

Ведущий ученый: Kapon Iliyahu; основное место работы: Ecole Polytechnique Fédérale de Lausanne (Swiss Federal Institute of Technology Lausanne), EPFL; должности: Full Professor, Director Laboratory of Physics of Nanostructures (LPN), а также Founder and Chief Scientist of BeamExpress SA, Lausanne.

Наименование вуза, участвующего в заявке: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики (технический университет)», МИРЭА

Область наук: 01.04 Информационные технологии и вычислительные системы

Тема исследования: Optical communications using new semiconductor light sources and systems techniques.

В рамках программы исследований новой лаборатории предполагается вести работы по следующим научным направлениям:

Обязательства ведущего ученого: “If my application is successful, I will form a research project team consisting of at least 2 candidates of sciences (PhD), at least 3 post-graduate students, and at least 3 undergraduate students attending my partner university. Besides, it is my intention to a new “Laboratory of Microwave Photonics and Advanced Optical Communication” at MIREA, consisting of three groups: Encripted Optical Communication, Optical Interconnects and Optical Quantum Communication, consisting of about 30 members (senior scientists, postdocs, PhD candidates, post graduate students).” А также: “To publish (not less than two) articles on my research project and/or submit (not less than two) patent applications for an invention, utility model, or commercial prototype upon expiration of 18 and 30 months following the execution of the grant agreement.”

Объем запрашиваемого бюджетного финансирования: 150000000.00 руб.

В МИРЭА новую лабораторию планируется создать на базе действующей в течение 3-х лет Объединенной2 научно-исследовательской лаборатории «Сверхвысокочастотные и оптоэлектронные устройства», ОНИЛ СОУ.

Опыт работы ведущего ученого

Мнение российских экспертов: «Илья Капон — замечательный ученый, которому принадлежит ряд результатов мирового уровня в области стимулирования эмиссии в полупроводниковых гетероструктурах и исследовании новых эффектов, возникающих в полупроводниковых квантовых точках. Однако заявить о том, что этих результатов заметное3 число, пока нельзя.»

Они же в следующем абзаце: «Высокий уровень научных публикаций И.Капона подтверждается результатами поиска по базе данных ISI Web of Knowledge. Он имеет более 6000 цитирований и индекс Хирша 40. Большое количество статей опубликовано в ведущих научных журналах, таких как Nature, Phys. Rev. Lett., Appl. Phys. Lett. Для заявленной области наук это один из самых высоких индексов цитирования.

Илья Капон публикуется в ведущих (имеющих высокий импакт-фактор) журналах для данной области науки — «Phys.Rev.Lett.», «Nature», «Nature Photonics», «Appl. Phys. Lett.» и др., имеет несколько статей, процитированных более ста раз.»

Мнение зарубежных экспертов: «I am fully convinced that his ability to create an efficiently operating laboratory that is capable of growing and achieving world-scale results is extremely high. The host university is very lucky to find such a person. I am sure that his management experience is sufficient to establish a leading laboratory and effectively manage its subsequent operations.»

Мои комментарии: Можно я оставлю этот пункт без комментариев! Добавлю только, что команде, руководимой проф. Капоном, также принадлежит такой «незаметный» результат, как разработка первого в Европе лазера с вертикальным резонатором (VCSEL)4 для телекоммуникационного применения, на базе которого планируется провести все наши исследования в рамках данного проекта. Этот факт указан в заявке, но не замечен вами.

Господа! А вы не путаете экспертизу с оппонированием? Именно, такое мнение у меня сложилось по вашим ответам и выводам. Ведь вы использовали типичный прием оппонентской практики: не удалось найти существенные недостатки у ведущего ученого, пришлось признать высокую актуальность и научную значимость заявленной темы исследований (для России и для мирового научного сообщества), значит надо показать несостоятельность принимающего вуза. По всем известным причинам из двух участников проекта МИРЭА является существенно более слабым звеном. Поэтому мы и пригласили «очень» ведущего ученого. Констатирую, что вы славно «потрудились» в поиске аргументов нашей несостоятельности. Тут и «завышение запрашиваемого финансирования, отсутствие списка и обоснования по закупке дорогостоящего оборудования5, отсутствие научного задела в предполагаемой области исследований, неполучение категории "национальный исследовательский университет"6 и отсутствие в связи с этим дополнительных бюджетных средств на развитие инфраструктуры, занижение срока реализации проекта, преждевременность ожидания «взрыва публикационной активности ученых МИРЭА»7 и т.д.

Все это, по вашему мнению, «ставит под сомнение возможность выполнения всей заявленной программы работ». Правда, оно опять же не совпадает с выводами зарубежных экспертов.

«Leading scientist’s experience and his co-workers at host university research potentials guarantee the attainability of the project’s indicators». «The new “Laboratory of Microwave Photonics and Advanced Optical Communication“ will be able to continue global-scale research upon completion of the project as it will become a place with world class equipment and software. The staff will have necessary background for choosing and conducting world class research beyond the duration of the proposed project». «The quality of the host university’s research of the Joint Research Laboratory “Microwave and Optoelectronics Devices” led by M.E. Belkin will make possible to adequately accomplish the project objectives».

Понятно, что зарубежные эксперты не знают особенностей российской экспертизы8, наши реалии. Подозреваю, что им также было неизвестно о проигрыше МИРЭА в конкурсе «Национальный исследовательский университет». С другой стороны, эти незнания помогли им проводить экспертизу непредвзято и по сути дела.

Не буду утомлять вас подробными комментариями по поводу всех обнаруженных вами аргументов несостоятельности МИРЭА: уже поздно. Хочу только сказать о двух из них, которые, на мой взгляд, являются наиболее несправедливыми.

По поводу научной продукции

Мнение российских экспертов:

«План научных исследований состоит из трех направлений, которые могли бы быть реализованы за 3-5 лет. Однако реальный срок выполнения проекта составляет всего два года, поэтому нет полной уверенности в выполнимости всех поставленных задач. Основная проблема – необходимость покупки нового оборудования и освоения современных технологий изготовления полупроводниковых лазерных и оптических структур9». А также:

«Отмечу, что, например, технология выращивания VCSEL структур чрезвычайно сложна и до сих пор не развита в России. Таким образом, в российском вузе за два года должны быть с нуля разработаны полупроводниковые лазерные технологии, что представляется не вполне реальным».

Мои комментарии: Ну откуда вы взяли, что мы собрались осваивать технологию изготовления VCSEL? В заявке об этом нет ни слова. Более того, во входящем в нее основном документе “A proposal for setting a new Laboratory at MIREA” проф. Капоном на правильном английском языке гражданина США четко указано распределение работ: «Linking the complementary research program implemented at my Laboratory of Physics of Nanostructures (LPN) in EPFL will make possible the use of some of the new structures and devices necessary for the activities at MIREA. The main places of activity will be the new Laboratory at MIREA and LPN-EPFL. Activity in MIREA will be focused initially on purchasing and installing necessary equipment, as well as training the newly hired personnel, and later on for conducting scientific research and setting up the production of the key elements of advanced communication systems. Activity in LPN-EPFL will be focused from the very beginning on training the newly hired personnel and for conducting scientific research and setting up the fabrication of the key structures and devices for the envisioned advanced communication systems.» Это понято зарубежными экспертами, но почему-то оказалось непонятным вам. Что это, недостаточное владение английским языком? Тогда зачем было браться за экспертизу написанной по-английски заявки?

Говоря по-русски, в ходе оформления заявки была разработана следующая, на мой взгляд, очень выгодная для нас в связи с совершенно правильно отмеченной экспертом неразвитостью технологии изготовления VCSEL в России, схема совместной работы. Мы получаем из LPN лазерные кристаллы на пластине, дорабатываем их, оптимизируя их динамические характеристики (наше ноу-хау), на их базе разрабатываем лазерные модули, которые и используем для решения поставленных в проекте задач. Полученными научными и технологическими результатами пользуемся совместно.

По поводу «отсутствия» в МИРЭА задела по тематике работ

Мнение российских экспертов:

«Судя по списку публикаций, у российского вуза фактически отсутствует научный задел по тематике работ». «Научный и кадровый потенциал вуза представляется адекватным задачам программы, при условии интенсивной подготовки и обучения специалистов под руководством западного руководителя проекта. Создание новой лаборатории позволит развить новое направление исследований в области лазерных оптических телекоммуникаций. Однако отсутствие научного задела вуза в предполагаемой области исследований ставит под сомнение возможность выполнения всей заявленной программы работ». «Исследования в предлагаемой области требуют значительного финансирования. Перспективы получения такого финансирования по окончании проекта не ясны, ввиду новизны заявленного направления исследований для российского вуза». «МИРЭА — хороший вуз, имеющий неплохие позиции в области физико-технических наук. К сожалению, ученые вуза практически не имеют активно цитируемых публикаций по тематике проекта».

Мои комментарии: Опять не согласен. Дело в том, что лаборатория ОНИЛ СОУ уже год работает с LPN, выполняя выигранный по конкурсу совместный проект “Nano-engineering of laser cavities”, в рамках Scientific & Technological Cooperation Programme, Switzerland-Russia. Они – за деньги Швейцарской Республики, мы – за их лазеры, поскольку программа до сих пор не утверждена Российской стороной по неизвестным нам причинам. Этот факт отмечен в материалах заявки, подготовленных как проф. Капоном, так и МИРЭА, но опять же пропущен вами.

Полученные нами результаты исследования в рамках вышеуказанного проекта в настоящее время опубликованы в российском журнале10, подготовлена совместная публикация в зарубежном журнале11. Также была написана глава в отчет LPN по проекту. Кроме того, мы использовали предоставляемые лазерные кристаллы для собственных исследований и разработок компонентной базы и устройств СВЧ оптоэлектроники и сверхскоростных волоконно-оптических систем передачи (ВОСП). Полученные, в общем, неплохие результаты описаны в наших недавних отчетах по двум проектам в рамках программы «Развитие научного потенциала высшей школы», а также опубликованы пока в материалах трех международных и двух российских конференций. Кроме того, подано две заявки на изобретение, на одну (полезную модель) уже выдан патент. Вряд ли мы смогли сделать больше, ведь в России нет ни одного авторитетного (читай, включенного в список ВАК) научного журнала, оперативно (не со сроком 8-12 месяцев) печатающего информацию о новых исследованиях и разработках в области электроники.

Конечно, все описанные выше результаты в связи с новизной не попали в нашу заявку. Но ведь наша лаборатория не первый год работает непосредственно по заявленной и смежным тематикам. Так за последние три года выполнено восемь проектов в рамках федеральных и ведомственных программ по исследованию и разработке лазеров и фотодиодов (совместно с ИОНХ РАН и ФТИ РАН) для сверхскоростных цифровых и сверхвысокочастотных аналоговых ВОСП, функциональных элементов оптических и оптоэлектронных интегральных схем, устройств сверхвысокочастотной оптоэлектроники (оптоэлектронных генераторов, схем задержки, преобразователей частоты сигналов СВЧ диапазона), принципов построения и аппаратуры базовой станции нового класса телекоммуникационных систем волоконно-эфирной структуры (типа Radio-over-Fiber). По результатам разработки опубликовано 11 статей в ведущих отечественных журналах и сделано 14 докладов на международных конференциях. Все они указаны в основных материалах заявки, а также в специально приложенном к заявке описании деятельности ОНИЛ СОУ. Но, увы, не замечены.

Уверяю вас, что задел и опыт, полученные лабораторией при выполнении вышеуказанных работ, очень бы пригодились нам при выполнении заявленного проекта. Но ведь также у лаборатории есть многолетний опыт разработки аппаратуры СВЧ радиосистем и ВОСП для телекоммуникационных применений, который тоже описан в вышеуказанном приложении! Если все вышеперечисленное не называется заделом по заявленной тематике работ, тогда что это?

Согласен, его достаточно трудно разглядеть на фоне работ и публикаций всего института, ведущего на 111 кафедрах работы в трех (согласно названию) обширнейших областях науки и техники. Но ведь для этого вас и назвали экспертами и собрали такой беспрецедентный для России пул.

Несколько слов по поводу отсутствия «активно цитируемых публикаций». Да – не цитируют. А ведь работы опубликованы в таких давних ВАКовских журналах, как «Радиотехника и электроника», «Радиотехника», «Электронная техника». К примеру, прямо как «приманка для ссылки», в РиЭ больше года назад опубликована статья12, в которой рассмотрены принципы, подходы и объекты исследования нового для нашей страны междисциплинарного направления: СВЧ оптоэлектроники (Microwave Photonics). Судя по отечественной базе Elibrary13, кроме наших собственных, ссылок на нее и на другие публикации нет. Да, и публикаций других команд в отечественной научной периодике по заявленной тематике в последние годы практически не встречается. Думаю, что наиболее вероятная причина состоит в том, что данное направление, которое вы признаете высоко актуальным, в нашей стране активно развивается только в МИРЭА. Либо в организациях, которые не «любят» публиковаться в открытой печати. Хотя последнее в наши времена весьма сомнительно.

Не хотелось бы, чтобы у вас, уважаемые эксперты, осталось впечатление, что я однозначно оцениваю вашу работу как «очень плохую». Заверяю вас, что это не так. Будучи не понаслышке знакомым с экспертизой, понимаю, что ваш труд достоин большого уважения и признателен вам за хорошие и, на мой взгляд, справедливые суждения о МИРЭА, актуальности тематики и выбранном нами ведущем ученом. В подтверждение этого хотелось бы прокомментировать еще один ваш вывод.

По поводу роли новой лаборатории в решении задач вуза по модернизации

Мнение российских экспертов:

«Создание современной лаборатории положительно повлияет на эффективность исследований в университете, но не может революционно изменить ситуацию в крупном вузе, ведущем исследования по широкому спектру направлений».

Мои комментарии: На этот раз полностью согласен с вашим мнением. Мне также не верится, что появление одной лаборатории мирового уровня даст шанс МИРЭА в ближайшие годы войти, например, в первую сотню европейских университетов. Но ведь это не «грозит» и остальным российским вузам, за исключением МГУ, который уже там. Может организаторам конкурса стоит «спуститься за землю»? Хотя, на мой взгляд, есть другой путь революционизирования. Думаю, что появление даже одной сильной научной лаборатории поможет руководству МИРЭА реально запустить процесс конкуренции в науке, который, по словам министра А. Фурсенко14 уже существует в российских вузах. Вот и будет, пусть локальная, но революция.

Скажите, напоследок. А во время экспертизы нашей заявки у вас не возникло вопроса: «С какой стати такой выдающийся ученый, как проф. Капон, наверняка дорожащий своей репутацией, идет на такой рискованный шаг, связываясь с неподготовленной командой?» Как ясно из данного письма, мы с ним знакомы: проф. Капон только в этом году трижды приезжал к нам в МИРЭА для обсуждения задач и результатов нашей совместной работы, мы с аспирантом также провели неделю у них в лаборатории в Лозанне. Должен вам сказать, что наша ОНИЛ СОУ гораздо лучше оснащена измерительным оборудованием, особенно для измерений параметров в СВЧ диапазоне, и у нас есть опыт их измерения, которого нет у них. Кроме того, у нас есть немалый опыт разработки устройств и систем телекоммуникации. У них же имеется передовая технология изготовления VCSEL. Поэтому они хотят и готовы, используя наши знания и опыт разработки аппаратуры ВОСП, развивать новую для себя область применения их лазеров.

Так что, по-моему, вы погорячились, уважаемые эксперты и Совет, заблокировав нашу заявку.

Белкин Михаил Евсеевич, д.т.н., belkin@mirea.ru , +7 495 433 0256.

Заведующий объединенной научно-исследовательской лаборатории «Сверхвысокочастотные и оптоэлектронные устройства», ОНИЛ СОУ.

Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики (Технический университет), 119454, Москва, просп. Вернадского 78. Факультет электроники.

23 декабря 2010 г.

1 Будет второй конкурс. Огонек, декабрь 2010, № 48 (5157)

2 МИРЭА и Институт сверхвысокочастотной полупроводниковой электроники РАН.

3 Выделено экспертом (М. Б.)

4 A. Sirbu, V. Iakovlev, C. -A. Berseth, O. Dehaese, A. Rudra, E. Kapon, J. Jacquet, J. Boucart, C. Stark, F. Gaborit, I. Sagnes, J. -C. Harmand, and R. Raj, “30°C operation of 1.52 mm InGaAsP/AlGaAs vertical cavity lasers with in-situ built-in lateral current confinement by localized fusion,” Electron. Lett., vol. 34, pp. 1744–1745, 1998.

5 Список, на самом деле, есть в материалах заявки. Однако он составлен в Евро, что также вызвало нарекания экспертов (видимо, другого, более внимательного). Кстати, согласно условиям конкурса в его предоставлении не было необходимости.

6 Мы, действительно, проиграли этот конкурс. Однако в числе 40 университетов прошли его первый тур. Кроме того, МИРЭА вместе с ОАО «Элпа» выигран также недавний конкурс по постановлению № 218.

7 Непонятно о каком «взрыве» идет речь. См. выше обязательства ведущего ученого, которые соответствуют условиям конкурса.

8 Особенно мне нравится экспертиза по программе «Научные и научно-педагогические кадры», где оценки, выставленные разными независимыми экспертами, совпадают до сотых долей.

9 Подчеркнуто мной (М. Б.)

10 Белкин М.Е., Белкин Л.М. Исследование характеристики времени задержки включения поверхностно-излучающего лазера с вертикальным резонатором. Нано- и микросистемная техника, 2009, № 11, с. 51-54.

11 M. Belkin, L. Belkin, A. Sigov, V. Iakovlev, and E. Kapon. Microwave-Band Circuit-Level VCSEL Model: the Principles and Simulation (in press)

12 Белкин М. Е., Сигов А. С. Новое направление фотоники – сверхвысокочастотная оптоэлектроника. Радиотехника и электроника, 2009, т. 54, № 8, с. 901–914.

13 Согласно ей на момент подачи заявки у меня была 1 статья в ВАКовском журнале, сейчас – 11. На самом деле около 30: «моно» либо в небольшой компании. Можно ли верить этой базе?

14 А. Фурсенко. «Мы запустили процесс конкуренции в науке» — Коммерсант, 30.11.2010 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи