Свои люди у природы

Мамонт — сим­вол ДОП био­фа­ка МГУ как пер­вое живот­ное, по-види­мо­му, уни­что­жен­ное чело­ве­ком

Дру­жине по охране при­ро­ды (ДОП) био­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та МГУ и
Дви­же­нию сту­ден­че­ских дру­жин по охране при­ро­ды испол­ня­ет­ся 50 лет

За пол­ве­ка изме­ни­лось всё: мы живем в дру­гой стране, мы сами ста­ли дру­ги­ми, но наши отно­ше­ния с при­ро­дой по-преж­не­му дале­ки от иде­а­ла. И сего­дня сту­ден­че­ские дру­жи­ны в Москве и дру­гих горо­дах всё еще живут и рабо­та­ют, в отли­чие от мно­же­ства орга­ни­за­ций, кото­рые воз­ни­ка­ли и лопа­лись, как мыль­ные пузы­ри. Дру­жи­на обо­зна­ча­ет свое суще­ство­ва­ние реаль­ны­ми дела­ми — сохра­нен­ны­ми леса­ми и боло­та­ми, спа­сен­ны­ми вида­ми живот­ных и рас­те­ний, рас­про­стра­не­ни­ем эко­ло­ги­че­ско­го созна­ния. А для сотен быв­ших сту­ден­тов рабо­та в ней — это необы­чай­но яркий отре­зок жиз­ни, для мно­гих это судь­ба, лич­ная и про­фес­си­о­наль­ная. Что­бы понять это явле­ние, надо осо­знать, что Дру­жи­на — не фор­ма про­ве­де­ния досу­га, не клуб по инте­ре­сам, не обще­ствен­ная нагруз­ка. В обще­стве она все­гда игра­ла роль эко­ло­ги­че­ской оппо­зи­ции и «затыч­ки» в тех местах, где не справ­ля­ют­ся госу­дар­ствен­ные струк­ту­ры. А для нас ста­ла про­сто обра­зом жиз­ни.

Как всё начи­на­лось

Конец 50-х годов: «хру­щев­ская отте­пель», гло­ток сво­бо­ды, когда воз­ни­ка­ет воз­мож­ность лич­ных и обще­ствен­ных ини­ци­а­тив. Появ­ля­ет­ся осо­зна­ние, что при­ро­ду нуж­но не толь­ко исполь­зо­вать, но и охра­нять, но еще нет соот­вет­ству­ю­ще­го зако­на, и нуж­но что-то делать, что­бы от идеи перей­ти к прак­ти­ке. Все­со­юз­ное обще­ство охра­ны при­ро­ды (ВООП) — фор­маль­ная бюро­кра­ти­че­ская орга­ни­за­ция, а иных нет.

Дру­жи­на по охране при­ро­ды — доб­ро­воль­ная обще­ствен­ная орга­ни­за­ция, объ­еди­ня­ю­щая сту­ден­тов и сотруд­ни­ков вуза, осо­знав­ших свою лич­ную ответ­ствен­ность за гар­мо­ни­за­цию отно­ше­ний при­ро­ды и обще­ства.

(Из опре­де­ле­ния ДОП, при­ня­то­го на меж­дру­жин­ной кон­фе­рен­ции)

Про­то­кол на нару­ше­ние пра­вил рыбо­лов­ства. 1971 г.

«Пер­вая ласточ­ка» Дви­же­ния — ДОП био­фа­ка МГУ — роди­лась 13 декаб­ря 1960 г. Что­бы это слу­чи­лось, нуж­на была лич­ность — Вадим Нико­ла­е­вич Тихо­ми­ров, уче­ный-бота­ник и пре­по­да­ва­тель. Его яркие лек­ции и пуб­ли­ка­ции по про­бле­мам охра­ны при­ро­ды суме­ли зажечь моло­дежь, а глав­ное — убе­дить сту­ден­тов в том, что «если не я, то кто же?», что это дело для них — встать на защи­ту лесов, рек, диких живот­ных. Сло­во для назва­ния было най­де­но: Дру­жи­на — орга­ни­за­ция спло­чен­ная, бое­вая, зани­ма­ю­ща­я­ся прак­ти­че­ски­ми дела­ми. Пер­вые дру­жин­ни­ки — сту­ден­ты био­фа­ка — были вче­раш­ни­ми юны­ми нату­ра­ли­ста­ми (юнна­та­ми), име­ли био­ло­ги­че­скую под­го­тов­ку и опыт поле­вой рабо­ты. Пер­вым коман­ди­ром ДОП био­фа­ка МГУ стал сту­дент Евге­ний Сман­цер. Кура­то­ры Дру­жи­ны — Вадим Нико­ла­е­вич Тихо­ми­ров и Кон­стан­тин Нико­ла­е­вич Бла­го­скло­нов, орни­то­лог, выда­ю­щий­ся лек­тор и про­све­ти­тель, — осу­ществ­ля­ли науч­ное руко­вод­ство и вза­и­мо­дей­ствие с адми­ни­стра­ци­ей факуль­те­та.

ДОП био­фа­ка МГУ нача­ла свою дея­тель­ность с опе­ра­тив­ных рей­дов по борь­бе с охот­ни­чьим и рыбо­лов­ным бра­ко­ньер­ством (в то вре­мя бра­ко­нье­ром ока­зы­вал­ся каж­дый тре­тий чело­век с ружьем). Это было свя­за­но с реаль­ной опас­но­стью, ведь при­хо­ди­лось про­ти­во­сто­ять воору­жен­ным людям в глу­хом лесу, а бра­ко­ньер был суров и бес­по­ща­ден. Дру­жи­на так­же боро­лась с само­воль­ной руб­кой ново­год­них елей, выяв­ля­ла фак­ты неза­кон­ной тор­гов­ли дики­ми живот­ны­ми на Пти­чьем рын­ке и, конеч­но, зани­ма­лась эко­ло­ги­че­ской про­па­ган­дой, про­све­ти­тель­ством, рабо­той со школь­ни­ка­ми.

Дви­же­ние дру­жин по охране при­ро­ды почти 20 лет было един­ствен­ным реаль­ным нефор­маль­ным обще­ствен­ным дви­же­ни­ем. Воз­ник­нув из гени­аль­но­го эмбри­о­на вре­мен пер­вой отте­пе­ли, оно раз­вер­ну­лось в уни­сон сту­ден­че­ским вол­не­ни­ям, охва­тив­шим в 1968 г. почти весь мир. И с тех пор — несмот­ря на кри­зи­сы — пере­жи­ло «застой», «уско­ре­ние» и мно­гие дру­гие соци­аль­ные ката­клиз­мы, никем и нико­гда не заре­ги­стри­ро­ван­ное, офи­ци­аль­но не при­знан­ное, но тем не менее — живое, актив­ное.

(Свя­то­слав Забе­лин, из пре­ди­сло­вия к кни­ге «30 лет Дви­же­ния», 1993)

Офи­ци­аль­ные лица, да и насе­ле­ние не виде­ли смыс­ла в рабо­те сту­ден­тов. «Нас спра­ши­ва­ли, вы от кого при­ро­ду охра­ня­е­те? От совет­ско­го чело­ве­ка?», — вспо­ми­на­ют дру­жин­ни­ки тех вре­мен. Сту­ден­тов убеж­да­ли, что они долж­ны зани­мать­ся уче­бой и не лезть не в свое дело. Кура­то­ры ДОП, напро­тив, рас­смат­ри­ва­ли рабо­ту в дру­жине как «про­из­вод­ствен­ную прак­ти­ку» сту­ден­тов-био­ло­гов, в ходе кото­рой есть воз­мож­ность реа­ли­зо­вать свои про­фес­си­о­наль­ные навы­ки. Что­бы охра­нять при­ро­ду, ее надо знать. Зна­ния по зоо­ло­гии, бота­ни­ке, гео­бо­та­ни­ке, ихтио­ло­гии, эко­ло­гии, гид­ро­био­ло­гии помо­га­ли рабо­тать ква­ли­фи­ци­ро­ван­но. Науч­ный под­ход с само­го нача­ла стал осо­бен­но­стью дру­жин­ной рабо­ты. Так, поми­мо опе­ра­тив­ных рей­дов по борь­бе с бра­ко­ньер­ством про­во­ди­ли социо­ло­ги­че­ский ана­лиз это­го явле­ния (всех нару­ши­те­лей пра­вил охо­ты и рыбо­лов­ства зано­си­ли в кар­то­те­ку, кото­рую потом ана­ли­зи­ро­ва­ли). Конеч­но, встре­ча­лись те, кого на охо­ту или рыбо­лов­ство без пра­вил тол­ка­ла нуж­да, но были и те, для кого это пре­вра­ти­лось в весь­ма выгод­ный про­мы­сел. В ходе пер­вых дру­жин­ных экс­пе­ди­ций сту­ден­ты науч­ны­ми мето­да­ми оце­ни­ва­ли допу­сти­мый уро­вень нагруз­ки на при­ро­ду и ущерб, кото­рый нано­сят при­ро­де тури­сты и отды­ха­ю­щие, отно­ся­щи­е­ся к ней потре­би­тель­ски. В даль­ней­шем нача­лось пла­но­мер­ное выяв­ле­ние и обсле­до­ва­ние нуж­да­ю­щих­ся в охране при­род­ных участ­ков.

«За успех наше­го без­на­деж­но­го дела!»

(глав­ный тост дру­жин­ни­ков)

Выезд по уче­ту ред­ких птиц. 1980 г.

В какой-то момент выяс­ни­лось, что мос­ков­ская Дру­жи­на не оди­но­ка: такие же орга­ни­за­ции обра­зо­ва­лись в Улья­нов­ске и в Одес­се. Далее — вез­де.

В 1972 г. в Москве состо­я­лась пер­вая меж­дру­жин­ная кон­фе­рен­ция, где встре­ти­лись пред­ста­ви­те­ли 29 вузов. «Фан­та­сти­че­ским откры­ти­ем для дру­жин­ни­ков ста­ло то, что они не «робин­зо­ны», что есть еди­но­мыш­лен­ни­ки, дума­ю­щие и чув­ству­ю­щие так же, как они сами. Это было чув­ство насто­я­щей эйфо­рии. Это была надеж­да на успех без­на­деж­но­го дела, — пишет участ­ник это­го собы­тия Сер­гей Муха­чев. — Ока­за­лось, что все мы заня­ты одним делом: борь­бой с бра­ко­ньер­ством, неко­то­ры­ми вида­ми иссле­до­ва­ний, при­вле­че­ни­ем к охране при­ро­ды школь­ни­ков, выпус­ком стен­га­зет и попыт­ка­ми про­бить­ся в прес­су, в основ­ном мест­ную. Беды и труд­но­сти тоже ока­за­лись общи­ми».

Дру­жи­ны воз­ни­ка­ли не толь­ко в уни­вер­си­те­тах, но и в педа­го­ги­че­ских, лесо­тех­ни­че­ских, зоо­тех­ни­че­ских и даже в тех­ни­че­ских вузах. Их отли­ча­ла про­фес­си­о­наль­ная спе­ци­фи­ка: напри­мер, дру­жи­на Казан­ско­го хими­ко-тех­но­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­лась на борь­бе с загряз­не­ни­я­ми. Появи­лись меж­дру­ян­ный обмен инфор­ма­ци­ей и мето­ди­че­скую помощь. Центр Дви­же­ния дол­гое вре­мя нахо­дил­ся в Москве, в ДОП био­фа­ка МГУ. Регу­ляр­но созы­ва­лись меж­дру­жин­ные кон­фе­рен­ции и семи­на­ры. На кон­фе­рен­цию 1979 г. в Воро­не­же собра­лись деле­га­ты от 42 дру­жин. Это был пик рас­цве­та Дви­же­ния.

В 80-х годах мне дове­лось вме­сте с Нико­ла­ем Собо­ле­вым зани­мать­ся в ДОП био­фа­ка МГУ внеш­ни­ми свя­зя­ми. Мы вели пере­пис­ку с десят­ка­ми дру­жин по стране и снаб­жа­ли их инфор­ма­ци­ей друг о дру­ге. Для это­го выпус­ка­ли листок «За един­ство дей­ствий!» — фак­ти­че­ски это была «Хро­ни­ка теку­щих собы­тий» в обла­сти охра­ны при­ро­ды. Бес­сон­ные ночи, печат­ная машин­ка (««Эри­ка» берет четы­ре копии.», — ска­зал Галич, но на папи­рос­ной бума­ге «Эри­ка» бра­ла шесть!), кон­вер­ты в ящик — и поле­те­ла наша эко­ло­ги­че­ская хро­ни­ка по горо­дам, от Тар­ту до Вла­ди­во­сто­ка. И в кон­вер­тах бил­ся живой пульс Дви­же­ния.

В 1968–1969 гг. начал­ся вто­рой этап раз­ви­тия сту­ден­че­ско­го дви­же­ния за охра­ну при­ро­ды. Дру­жи­ны ста­ли воз­ни­кать почти одно­вре­мен­но в раз­лич­ных вузах стра­ны. К кон­цу 1969 г. дру­жи­ны дей­ство­ва­ли в Ере­ване, Ленин­гра­де, Том­ске, Харь­ко­ве и Брян­ске. Эти сту­ден­че­ские объ­еди­не­ния воз­ни­ка­ли и рабо­та­ли совер­шен­но неза­ви­си­мо, не зная о суще­ство­ва­нии друг дру­га. Всю­ду их созда­ние было резуль­та­том сту­ден­че­ской ини­ци­а­ти­вы, обыч­но ника­ки­ми офи­ци­аль­ны­ми инстан­ци­я­ми не под­дер­жи­ва­е­мой.

(Из сбор­ни­ка «30 лет Дви­же­нию» под ред. С. Г. Муха­че­ва и С. И. Забе­ли­на)

Отли­чи­тель­ная осо­бен­ность сту­ден­че­ских дру­жин по охране при­ро­ды — то, что они все­гда воз­ни­ка­ли по ини­ци­а­ти­ве «сни­зу». Ни разу не уда­ва­лось создать дру­жи­ну «свер­ху» — адми­ни­стра­тив­ным при­ка­зом или реше­ни­ем коми­те­та ком­со­мо­ла. ДОП — это фор­ма само­ор­га­ни­за­ции и все­гда сопро­тив­ля­лась стрем­ле­нию вогнать себя в рам­ки обще­ствен­ной ком­со­моль­ской рабо­ты, жела­нию неко­то­рых ком­со­моль­ских лиде­ров отчи­тать­ся выпол­нен­ны­ми дру­жи­ной дела­ми и поста­вить себе галоч­ку. Не то, что­бы дру­жи­ны про­ти­во­по­став­ля­ли себя ком­со­мо­лу, про­сто не поз­во­ля­ли себя «при­ру­чить».

Рабо­та в ДОП не дава­ла сту­ден­ту ника­ких бону­сов и при­ви­ле­гий — за это не награж­да­ли на ком­со­моль­ских собра­ни­ях и не при­ни­ма­ли в аспи­ран­ту­ру. Наобо­рот — необ­хо­ди­мость соче­тать актив­ную при­ро­до­охран­ную рабо­ту с уче­бой неред­ко меша­ла успе­ва­е­мо­сти. Кро­ме того, вся рабо­та велась почти исклю­чи­тель­но на свои день­ги, вклю­чая еже­не­дель­ные выез­ды в область и экс­пе­ди­ции во вре­мя сту­ден­че­ских кани­кул. Как пра­ви­ло, ДОП не полу­чал ника­кой мате­ри­аль­ной помо­щи от адми­ни­стра­ции вуза.

Спектр рабо­ты

Каж­дый тре­тий чело­век с ружьем — бра­ко­ньер. 1967 г.

Борь­ба с бра­ко­ньер­ством дол­гое вре­мя оста­ва­лась осно­вой рабо­ты ДОП био­фа­ка МГУ и боль­шин­ства дру­гих дру­жин. Кро­ме того, все дру­жи­ны зани­ма­лись эко­ло­ги­че­ской про­па­ган­дой, в том чис­ле чте­ни­ем лек­ций, пуб­ли­ка­ци­я­ми в СМИ, рабо­та­ли со школь­ни­ка­ми. Опе­ра­ция «Ель» вклю­ча­ла дежур­ство в лес­хо­зах и на вок­за­лах для выяв­ле­ния неза­кон­ных пору­бок ново­год­них елок, а кро­ме того, про­па­ган­ду искус­ствен­ных елей и елоч­ных буке­тов. Опе­ра­ция «Пер­во­цвет» была направ­ле­на про­тив тор­гов­ли ран­не­цве­ту­щи­ми дики­ми рас­те­ни­я­ми (обыч­но она была при­уро­че­на ко Дню 8 Мар­та). Дру­жин­ни­ки пат­ру­ли­ро­ва­ли рын­ки Моск­вы и вок­за­лы, изъ­ятые под­снеж­ни­ки пере­да­ва­ли в боль­ни­цы.

В ДОП био­фа­ка МГУ под руко­вод­ством зоо­ло­га Вик­то­ра Зуба­ки­на воз­ник­ла про­грам­ма «Фау­на» — самое «науч­ное» направ­ле­ние — изу­че­ние ред­ких видов живот­ных обла­сти, уче­ты чис­лен­но­сти, состав­ле­ние спис­ков ред­ких видов. Понят­но, что такая рабо­та тре­бо­ва­ла про­фес­си­о­на­лиз­ма, поэто­му дру­жин­ни­ки обу­ча­лись у уче­ных-зоо­ло­гов на шко­лах-семи­на­рах. Но дру­жи­на не огра­ни­чи­ва­лась изу­че­ни­ем — надо было не толь­ко най­ти места оби­та­ния ред­ких видов, но и добить­ся их реаль­ной охра­ны. Одна из самых боль­ших побед — орга­ни­за­ция заказ­ни­ка «Журав­ли­ная роди­на» в Тал­дом­ском рай­оне Мос­ков­ской обла­сти, где вес­ной гнез­дят­ся журав­ли, а осе­нью стаи в несколь­ко сотен птиц оста­нав­ли­ва­ют­ся на боло­тах и кор­мят­ся на не-доубран­ных сель­ско­хо­зяй­ствен­ных полях. Здесь уда­лось спа­сти от осу­ше­ния Дуб­нен­ское боло­то и вве­сти режим охра­ны.

В лесу без кар­ты — нику­да. 1982 г.

На орга­ни­за­цию осо­бо охра­ня­е­мых при­род­ных тер­ри­то­рий (ООПТ) наце­ле­на про­грам­ма «Заказ­ни­ки». С 1973 г. ДОП био­фа­ка МГУ зани­ма­ет­ся обсле­до­ва­ни­ем Мос­ков­ской обла­сти и выяв­ле­ни­ем участ­ков с ред­ки­ми вида­ми или уни­каль­ны­ми био­це­но­за­ми, нуж­да­ю­щи­ми­ся в охране. При­ем­ле­мая фор­ма охра­ны для таких мест — заказ­ни­ки, где хозяй­ствен­ная дея­тель­ность запре­ще­на лишь частич­но, в отли­чие от запо­вед­ни­ков. Дру­жин­ни­ки раз­ра­бо­та­ли доку­мен­та­цию («Пас­порт заказ­ни­ка») и вели кро­пот­ли­вую рабо­ту по про­ек­ти­ро­ва­нию ООПТ и согла­со­ва­нию с зем­ле­поль­зо­ва­те­ля­ми. Все­го на сче­ту ДОП био­фа­ка МГУ более 200 заказ­ни­ков и памят­ни­ков при­ро­ды. А так­же про­ек­ти­ро­ва­ние трех наци­о­наль­ных пар­ков: «Меще­ра», «Мещер­ский» и «Смо­лен­ское поозе­рье».

Наша жизнь

Как сту­ден­ты при­хо­дят в Дру­жи­ну? Сна­ча­ла — из любо­пыт­ства. В самом нача­ле сво­е­го пер­во­го кур­са я уви­де­ла при­гла­ше­ние на осен­ние уче­ты журав­лей. Поеха­ло нас несколь­ко пер­во­курс­ни­ков — и почти все после это­го оста­лись в Дру­жине. Это было так здо­ро­во — очу­тить­ся в ком­па­нии друж­ных, весе­лых людей, кото­рые к тому же дела­ли нуж­ное и инте­рес­ное дело! И как раз после это­го выез­да в Тал­дом­ский рай­он, кото­рым руко­во­дил Вик­тор Зуба­кин, воз­ник заказ­ник «Журав­ли­ная роди­на». Посколь­ку мы тогда не пред­став­ля­ли, какая дол­гая и напря­жен­ная рабо­та это­му пред­ше­ство­ва­ла, то были пора­же­ны таким эффект­ным резуль­та­том. Это подей­ство­ва­ло луч­ше любой аги­та­ции. Как все нович­ки, мы сна­ча­ла ста­ли кан­ди­да­та­ми и толь­ко потом — чле­на­ми ДОП по реше­нию обще­го собра­ния.

Из вос­по­ми­на­ний науч­но­го сотруд­ни­ка био­фа­ка МГУ Еле­ны Крас­но­вой:

На выез­дах цари­ла стро­гая и разум­ная дис­ци­пли­на, и никто не оби­жал­ся. Стар­ший выез­да или марш­рут­ной груп­пы был наде­лен как вла­стью, так и ответ­ствен­но­стью за жизнь, здо­ро­вье и настро­е­ние под­чи­нен­ных. После каж­до­го выез­да — обя­за­тель­ный пись­мен­ный отчет. И, конеч­но, царил «сухой закон», за нару­ше­ние кото­ро­го мог­ли и выгнать из Дру­жи­ны. Лишь на спе­ци­аль­но объ­яв­лен­ных празд­нич­ных выез­дах этот закон на вре­мя отме­ня­ли. Мы дела­ли общее дело: дру­жи­ли, путе­ше­ство­ва­ли и учи­лись. Не будет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать: Дру­жи­на ста­ла для нас шко­лой жиз­ни. Рабо­та в Дру­жине спо­соб­ство­ва­ла, как рань­ше гово­ри­ли, вос­пи­та­нию актив­ной граж­дан­ской пози­ции: «Если не я, то кто же?»

На пер­вом кур­се в Дру­жи­ну шли мно­гие, но все слу­чай­ные люди быст­ро «отва­ли­ва­лись». Те, кто при­хо­дил весе­ло про­ве­сти вре­мя, — отпа­да­ли сра­зу: что же это за выез­ды на при­ро­ду в любую пого­ду, в усло­ви­ях стро­гой дис­ци­пли­ны и без спирт­но­го? Те, кто при­хо­дил за роман­ти­кой, тоже дол­го не выдер­жи­ва­ли. Да, ходить по лесам и боло­там, ноче­вать в палат­ке, сидеть у кост­ра, слу­шать птиц — роман­ти­ка. А писать отче­ты, общать­ся с чинов­ни­ка­ми, копать­ся в доку­мен­тах, согла­со­вы­вать заказ­ни­ки и т.п. — скуч­но и нуд­но. Этим невоз­мож­но доб­ро­воль­но зани­мать­ся без внут­рен­не­го убеж­де­ния, что нача­тое дело надо дово­дить до кон­ца.

Ёлоч­ных поруб­щи­ков задер­жа­ли на Киев­ском вок­за­ле. Декабрь 1968 г.

В Дру­жине оста­ва­лись люди неслу­чай­ные, гото­вые забыть о лич­ных инте­ре­сах ради обще­го дела.

Дру­жин­ные выез­ды и экс­пе­ди­ции дава­ли навы­ки поле­вой рабо­ты, прак­ти­че­ские зна­ния по зоо­ло­гии, бота­ни­ке, гео­бо­та­ни­ке. Дру­жи­на дела­ла из нас био­ло­гов широ­ко­го про­фи­ля. А кро­ме того учи­ла обще­нию с людь­ми, вза­и­мо­дей­ствию с раз­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, в том чис­ле бюро­кра­ти­че­ски­ми. Эти навы­ки мно­гим при­го­ди­лись в даль­ней­шем, осо­бен­но тем, кто свя­зал свою про­фес­си­о­наль­ную жизнь с охра­ной при­ро­ды.

А вооб­ще рабо­тать в Дру­жине было весе­ло! Мы были моло­ды­ми и уме­ли полу­чать удо­воль­ствие от жиз­ни. Чуда­ки, кото­рые в суб­бо­ту на заня­тия при­хо­ди­ли в штор­мов­ках (а неко­то­рые пря­мо в болот­ных сапо­гах) и с неудоб­ны­ми бре­зен­то­вы­ми рюк­за­ка­ми, что­бы пря­мо после заня­тий бежать на элек­трич­ку, испы­ты­ва­ли то, что дру­гим и не сни­лось! В элек­трич­ке мы пели пес­ни под гита­ру, свои и чужие, игра­ли в «шара­ду», а потом шля­лись по таким уди­ви­тель­ным местам, куда не попа­да­ют обыч­ные город­ские маль­чи­ки и девоч­ки. Ради того, что­бы проснуть­ся под пение сра­зу пяти соло­вьев, что­бы в лучах вос­хо­дя­ще­го солн­ца вокруг тебя пара­ми лета­ли току­ю­щие кукуш­ки, что­бы замер­ло серд­це от высо­ко­го журав­ли­но­го кри­ка — сто­ит вста­вать затем­но, заби­рать­ся в самую глу­хо­мань и увя­зать в боло­тах. И сто­ит поста­рать­ся, что­бы всё это, живое и пре­крас­ное, не исчез­ло с лица зем­ли.

Мы попро­си­ли неко­то­рых из быв­ших дру­жин­ни­ков отве­тить на два вопро­са:

1. Как бы Вы опре­де­ли­ли роль Дру­жи­ны в обще­стве?

2. Какую роль Дру­жи­на сыг­ра­ла в Вашей жиз­ни?

Игорь Честин, дирек­тор WWF Рос­сии, быв­ший коман­дир ДОП био­фа­ка МГУ:

1. В про­шлом (СССР) дру­жи­ны были местом сбо­ра людей, склон­ных к актив­ной обще­ствен­ной жиз­ни, но кото­рых не устра­и­вал ее ком­му­ни­сти­че­ский вари­ант. В насто­я­щее вре­мя — не знаю, дру­жи­ны не вид­ны на обще­ствен­ном поле.

2. Для меня все три дру­жи­ны, в двух из кото­рых я был коман­ди­ром, а в одной актив­но участ­во­вал, были имен­но таким местом — я зани­мал­ся тем, что счи­тал необ­хо­ди­мым, и при этом мог делать это в само­управ­ля­е­мой орга­ни­за­ции, кото­рых в то вре­мя прак­ти­че­ски не было.

Ксе­ния Ави­ло­ва, канд. биол. наук, с. н. с. кафед­ры зоо­ло­гии позво­ноч­ных био­фа­ка МГУ, кура­тор ДОП био­фа­ка МГУ в насто­я­щее вре­мя:

1. Роль Дру­жи­ны преж­де все­го про­све­ти­тель­ская (обра­зо­ва­тель­ная). В. Н. Тихо­ми­ров все­гда гово­рил: «Мы, уни­вер­си­тет­ские люди, долж­ны дру­гих про­све­щать… » Он очень высо­ко ста­вил про­све­ти­тель­ство. Вели­ко­леп­ный при­мер для под­ра­жа­ния — К. Н. Бла­го­скло­нов.

2. Дру­жи­на дала мне миро­воз­зре­ние, кото­ро­го мно­гим так не хва­та­ет.

Нико­лай Собо­лев, канд. геогр. наук, коор­ди­на­тор про­грам­мы «Сеть дикой при­ро­ды» Цен­тра охра­ны дикой при­ро­ды:

1. Дру­жи­на поз­во­ля­ет пре­вра­тить нор­маль­ную для каж­до­го чело­ве­ка неудо­вле­тво­рен­ность поло­же­ни­ем дел вокруг в кон­струк­тив­ное дей­ствие по улуч­ше­нию это­го поло­же­ния, она поз­во­ля­ет моло­де­жи пове­рить в свои силы, не дает пре­вра­тить­ся в ныти­ка и цини­ка.

2. Дру­жи­на напол­ни­ла мою жизнь смыс­лом, кото­рый и сохра­нил­ся с тех пор, как я в нее при­шел.

Миха­ил Крейнд­лин, руко­во­ди­тель про­грам­мы по ООПТ «Грин­пис Рос­сии»:

1. Во-пер­вых, абсо­лют­ное боль­шин­ство нынеш­них лиде­ров обще­ствен­но­го эко­ло­ги­че­ско­го дви­же­ния вышли из Дру­жи­ны. И она про­дол­жа­ет оста­вать­ся «куз­ни­цей кад­ров». Во-вто­рых, имен­но здесь у моло­де­жи фор­ми­ру­ет­ся при­ро­до­охран­ное миро­воз­зре­ние, кото­рое потом оста­ет­ся на всю жизнь и, соот­вет­ствен­но, не поз­во­ля­ет (за ред­ким исклю­че­ни­ем) совер­шать вся­кие гадо­сти по отно­ше­нию к при­ро­де.

2. Дру­жи­на фак­ти­че­ски сфор­ми­ро­ва­ла меня как лич­ность, дала мне про­фес­си­о­наль­ные зна­ния и воз­мож­ность зани­мать­ся тем, чем я хочу.

Евге­ний Симо­нов, живет и рабо­та­ет в Китае, коор­ди­на­тор Меж­ду­на­род­ной коа­ли­ции «Реки без гра­ниц», быв­ший коман­дир ДОП био­фа­ка МГУ.

1. Дру­жи­ны — спо­соб само­ор­га­ни­за­ции моло­де­жи для осмыс­лен­ных сози­да­тель­ных дей­ствий здесь и сей­час соглас­но сво­им соб­ствен­ным иде­а­лам в усло­ви­ях тота­ли­тар­но­го строя, что силь­но отли­ча­ло их от боль­шин­ства дру­гих орга­ни­за­ций совет­ских вре­мен.

2. Думать я умел и до Дру­жи­ны, она научи­ла меня дей­ство­вать и ана­ли­зи­ро­вать резуль­та­ты сво­их дей­ствий, сотруд­ни­чать с дру­ги­ми людь­ми. Дру­жи­на надол­го, если не навсе­гда, опре­де­ли­ла очень жест­кие и про­стые кри­те­рии оцен­ки того, что я сам сде­лал и что сде­ла­ли окру­жа­ю­щие. И 20 лет спу­стя систе­ма цен­но­стей, кото­рую сфор­ми­ро­ва­ла Дру­жи­на, оста­ет­ся глав­ным внут­рен­ним камер­то­ном.

Конеч­но, у Дру­жи­ны есть свой фольк­лор: пес­ни, бай­ки, хох­мы, сло­варь дру­жин­ни­ка, дру­жин­ные орде­на (напри­мер, Орден Ива­на Суса­ни­на, кото­рый дава­ли осо­бо отли­чив­шим­ся в блуж­да­нии по лесам вме­сте с груп­пой), тра­ди­ции и обы­чаи (напри­мер, на встре­чен­ном квар­таль­ном стол­бе при отсут­ствии на нем номе­ров квар­та­лов лес­ни­че­ства пола­га­лось писать «Сла­ва КПСС!»). Были сов­мест­но отме­ча­е­мые дни рож­де­ния и празд­ни­ки, на кото­рых мы с лих­вой ком­пен­си­ро­ва­ли «сухой закон» в поле, — в общем, было насто­я­щее брат­ство.

У при­ро­ды вез­де долж­ны быть свои люди!

(лозунг Дви­же­ния)

Не уди­ви­тель­но, что в исто­рии Дви­же­ния сту­ден­че­ских дру­жин были пери­о­ды подъ­емов и спа­дов. Так, 19891993 гг. ста­ли пери­о­дом уга­са­ния. Одна из при­чин — эко­но­ми­че­ская: мно­гим сту­ден­там вме­сто того, что­бы зани­мать­ся бла­го­род­ным делом охра­ны при­ро­ды, при­хо­ди­лось зара­ба­ты­вать на жизнь, что­бы выжить. Сов­ме­ще­ние того и дру­го­го невоз­мож­но. К 1994 г. оста­лись лишь наи­бо­лее жиз­не­спо­соб­ные орга­ни­за­ции, но Дви­же­ние высто­я­ло. Еще один пери­од спа­да про­длил­ся с 2003 по 2007 г. — и новый подъ­ем.

Ста­ви­лась цель созда­ния систе­мы вза­и­мо­свя­зан­ных ООПТ (как ска­за­ли бы теперь, эко­ло­ги­че­ской сети, или кар­ка­са) для сохра­не­ния мно­го­об­ра­зия при­ро­ды и под­дер­жа­ния эко­ло­ги­че­ско­го рав­но­ве­сия. Мы счи­та­ли осно­вой такой систе­мы ООПТ имен­но заказ­ни­ки, часть кото­рых нахо­дит­ся под опе­кой мест­ных групп обще­ствен­ной под­держ­ки.

(Нико­лай Собо­лев о про­грам­ме «Заказ­ни­ки»)

Сего­дня сту­ден­че­ские дру­жи­ны рабо­та­ют на Даль­нем Восто­ке, в Сиби­ри (Томск), в Каза­ни, Чебок­са­рах, Ниж­нем Нов­го­ро­де, Арза­ма­се, Дзер­жин­ске, Брян­ске, Обнин­ске, две — в Бела­ру­си, око­ло вось­ми — на Укра­ине (Киев, Харь­ков, Дне­про­пет­ровск, Крым). В соста­ве ДОП био­фа­ка МГУ — не толь­ко био­ло­ги, но и сту­ден­ты с дру­гих факуль­те­тов. Нынеш­ний коман­дир ДОП — сту­дент III кур­са Артем Зимен­ко, сын коман­ди­ра наше­го поко­ле­ния Алек­сея Зимен­ко. У Дру­жи­ны появи­лось новое направ­ле­ние рабо­ты — борь­ба с лес­ны­ми пожа­ра­ми, кото­рое этим летом ока­за­лось осо­бен­но акту­аль­ным.

Мно­гие выпуск­ни­ки про­дол­жа­ют зани­мать­ся вопро­са­ми эко­ло­гии и охра­ны при­ро­ды уже про­фес­си­о­наль­но. Выпуск­ни­ки ДОП био­фа­ка МГУ пыта­ют­ся вли­ять на госу­дар­ствен­ные реше­ния в струк­ту­ре Мин­при­ро­ды, они созда­ли Соци­аль­но-эко­ло­ги­че­ский союз, Центр охра­ны дикой при­ро­ды, Союз охра­ны птиц Рос­сии, руко­во­дят WWF Рос­сии, рос­сий­ским отде­ле­ни­ем «Грин­пис» и Меж­ду­на­род­но­го фон­да защи­ты живот­ных (IFAW). Сво­их людей у при­ро­ды не убав­ля­ет­ся.

Надеж­да Мар­ки­на,
канд. биол. наук,
быв­ший член ДОП био­фа­ка МГУ,
обо­зре­ва­тель
Infox.ru

Фото­гра­фии из архи­вов
С. Забе­ли­на и И. Липи­ли­ной


Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Выпускник ДОП Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Выпускник ДОП
Выпускник ДОП

Ста­тья хоро­шая, но мно­го неточ­но­стей. А имен­но – пер­вая дру­жи­на воз­ник­ла не в Москве, а в Тар­ту, в 1958 году. А Дви­же­ние Дру­жин воз­ник­ло не в 1960, а в 1972, и не в Москве, а в Каза­ни, на пер­вой меж­дру­жин­ной кон­фе­рен­ции

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: