Космические координаты Игоря Новикова

День рождения Игоря Дмитриевича Новикова по независящим от него причинам приходится на День Милиции. Поэтому коллеги и друзья хорошо помнят эту дату — 10 ноября. И тем более в этом году, когда у И. Д. случился юбилей — 75-летие, которое он отмечал юбилейными докладами, сначала в Копенгагене, а позже в Астрокосмическом центре ФИАН.

Свой юбилейный доклад Игорь Дмитриевич назвал лирически: «Моя ранняя и поздняя любовь в науке». Для его коллег было ясно, что речь пойдет о черных дырах и кротовых норах, а возможно, и о «машине времени» — возможно, наиболее фантастической из гипотез, которые разрабатывают физики-теоретики.

Из своих семидесяти пяти лет Новиков, пожалуй, не меньше шестидесяти пяти влюблен в астрономию. Эти «романтические отношения» начались с кружка в Московском планетарии. Потом астрономическое отделение мехмата МГУ, которое он окончил в 1959 г. Далее — аспирантура в Государственном астрономическом институте им. П. К. Штернберга, у «широко известного в узких кругах» космолога Абрама Леонидовича Зельманова. Потом год работы ученым секретарем в ГАИШ и защита кандидатской «Сферические гравитационные поля в ОТО» (1963), где он «силой мысли и математики» пытался заглянуть под гравитационный радиус черной дыры, введя «координаты Новикова», в которых время и пространство менялись местами.

Научная судьба Игоря Дмитриевича резко изменилась после приезда в Москву в 1962 г. из Арзамаса-16 академика Якова Бориса Зельдовича. Узнав о работах Новикова по «полузамкнутым мирам», Я. Б. захотел «перетянуть» его на работу в Институт прикладной математики, где в это время создавался по решению директора М. В. Келдыша отдел астрофизики. Для Игоря Дмитриевича такое предложение было полной неожиданностью, но авторитет директора ИПМ, уже президента АН СССР Келдыша и трижды Героя Соц. Труда Зельдовича, а также поддержка ректора МГУ академика И. Г. Петровского, одобрившего переход из ГАИШ, положили конец сомнениям.

Так в 1963 г. закончилась спокойная научная жизнь Новикова и началось десятилетие «бури и натиска» в дружном и активном молодом коллективе теоретиков под руководством «звездного шефа». Совместно с Я. Б. в 1967—1974 гг. были написаны три монографии: «Релятивистская астрофизика» (1967), «Теория тяготения и эволюции звезд» (1971) и «Строение и эволюция вселенной» (1974). Выходили многочисленные статьи по черным дырам и аккреции на них. А в 1964 г. И. Д. совместно с Андреем Георгиевичем Дорошкевичем удалось даже предсказать реликтовое излучение (о чем упомянул в своей нобелевской лекции Арно Пензиас). В 1970 г. И. Д. защитил докторскую на тему «Ранние стадии космологического расширения». И какие у него были оппоненты: академик Гинзбург, академик Сахаров и профессор Пикельнер!

Незаметно пролетели 10 лет напряженной работы, и вот — новый поворот. Приехавший в Москву из Новосибирска Р. З. Сагдеев, ставший директором Института космических исследований вместо академика Г. И. Петрова, стал «перетягивать» Зельдовича в свой институт, обещая заманчивые ставки для сотрудников (в то время как в ИПМ со ставками и помещениями были большие проблемы). Сначала Я. Б. намеревался перейти в ИКИ всем отделом, но потом решил, по его словам, «почковаться», то есть перевести лишь часть отдела во главе с Р. А. Сюняевым, которому в ИКИ гарантировали сектор. В ИПМ такой возможности для Новикова и его сотрудников не было, и поэтому И. Д. решит также переходить в ИКИ. В дальнейшем в результате процессов, не имеющих отношения к науке, Новиков и почти все его сотрудники из отдела Зельдовича вынуждены были перейти в отдел И. С. Шкловского, который воспринял этот переход как подарок от Якова Борисовича к своему шестидесятилетию (такое отношение Иосифа Самойловича поддержали его ближайшие сотрудники Н. С. Кардашёв, В. Г. Курт и В. И. Слыш). После смерти в 1985 г. Шкловского его отдел вместе с нами был вынужден перейти в Физический институт, образовав вместе с Пущинской радиоастрономической станцией отделение ФИАН — Астрокосмический центр.

В 1991 г. И. Д. Новиков по приглашению Королевской датской академии наук стал директором Центра теоретической астрофизики в Копенгагене. При этом И. Д. остался и сотрудником АКЦ ФИАН.

В 2000 г. Новиков был избран членом-корреспондентом РАН, а в 2001 г., после окончания контракта с Датской академией наук, вернулся в Россию и стал заместителем руководителя АКЦ, академика Н. С. Кардашёва, по науке.

Перечислить спектр научных интересов И. Д. — это почти то же самое, что привести оглавление учебника по релятивистской астрофизике — науки, которую Новиков развивал с самых ее истоков. Монографии И. Д., написанные в соавторстве с Я. Б. Зельдовичем, переведены на многие языки мира и давно уже стали классикой. И. Д., блестящий теоретик, отнюдь не замыкается на чисто теоретических работах, принимая самое активное участие в подготовке и планировании таких космических проектов, как «Радиоастрон» (Россия), Planck (ESA), а также в работе с данными WMAP (NASA).

Отмечая широту научных интересов И. Д., стоит указать на целый класс задач, которые характеризуют его как ученого, обладающего еще и уникальной научной фантазией. Стоит только вспомнить его работы по «машине времени», созданию «вселенной в лаборатории», теории внутреннего строения черных дыр и поиску условий для существования во Вселенной устойчивых «кротовых нор». Можно еще вспомнить его попытку объяснения энерговыделения квазаров с помощью «белых дыр».

В общем, без работ И. Д. Новикова научный мир был бы более серым и скучным. И мы хотим пожелать Игорю Дмитриевичу здоровья, научного долголетия и неугасающей фантазии.

Сотрудники АКЦ ФИАН

Фото Д. Вернера из блога
http://verner.livejournal.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *