Право на насилие

Психиатрия — единственная медицинская специальность, при которой врачу дано право на насилие во благо больного. Применение насилия должно опираться на закон о психиатрической помощи, быть максимально гласным и контролироваться представителями интересов лиц, нуждающихся в недобровольном освидетельствовании и лечении.

Инвалид 2-й группы в связи с гипертонической болезнью Л. неоднократно обращалась в районную управу с требованиями закрыть или перевести в другое место обувную мастерскую на 1-м этаже ее дома, так как запахи ацетона, синтетического клея и красок вызывали у нее головные боли и ухудшали состояние ее здоровья.

К жалобам Л. присоединились и соседи по подъезду. Проведенное милицией расследование показало, что вытяжная вентиляция в обувной мастерской устроена таким образом, что выхлопные газы направляются в подъезд дома, где живет Л. Управа мер не принимала, запахи донимали Л, она продолжала жаловаться и «отдыхала» лишь тогда, когда уезжала из дома. В конце концов терпение главы управы лопнуло, и он обратился к главному врачу психоневрологического диспансера с просьбой провести освидетельствование Л., которая, по его мнению, психически больна. Главный врач поддержал мнение начальства, вызвал в ПНД Л. и, когда она не откликнулась на его обращение, сообщил начальнику управы о нецелесообразности переписки с ней. Затем главный врач обратился в суд с просьбой дать санкцию на недобровольное освидетельствование Л.

После визита врача Л. была насильственно водворена в психиатрическую больницу, врачи которой обратились в суд за санкцией на ее недобровольную госпитализацию и лечение, установив предположительный диагноз «шизофрения». Ни о санкции суда на ее освидетельствование, ни о причинах направления в психиатрическую больницу Л. осведомлена не была. Лечение Л. нейролептиками вызвало побочные явления в форме паркинсонизма. В больнице поведение Л. было правильным, она не чувствовала «запахов», которые врачи ПНД относили к галлюцинациям, и была выписана из больницы с диагнозом «сутяжное развитие личности». Таким образом, врачи признали, что причиной госпитализации Л. были ее вполне адекватные жалобы, защита своих законных прав и интересов. В настоящее время обувная мастерская закрыта, и Л. при поддержке правозащитных организаций в судебном порядке оспаривает действия врачей, совершивших над ней насилие.

Институт контроля за действиями психиатров должен вводиться в действие автоматически при обсуждении насильственных мер и их применении. К таким институтам должны относиться независимая психиатрическая ассоциация, независимые психиатры, консультирующие правозащитные организации, ассоциации родственников душевнобольных, которые должны иметь своих представителей во всех психиатрических учреждениях.

Обсуждение судом вопросов о недобровольном освидетельствовании и недобровольной госпитализации человека должно проводиться в присутствии его самого, его родственников и представителей его интересов. При госпитализации в психиатрическую больницу по неотложным показаниям пациента должны сопровождать его родственники, понятые или другие лица, уполномоченные контролировать действия врачей и правоохранительных органов. В противном случае, как в примере с Л., психиатрия становится послушной служанкой административных и властных структур и лишается своего медицинского содержания.

Психоневрологические и наркологические диспансеры призваны осуществлять наблюдение за больными с тяжелыми и часто обостряющимися психическими расстройствами и осуществлять свое право на обязательное наблюдение и лечение тяжелобольных в рамках закона. К сожалению, на практике такое наблюдение не проводится, тяжелобольные, некритично относящиеся к своему недугу, от посещения диспансеров отказываются и годами остаются без необходимой помощи и ухода. В таких случаях, когда недобровольное медицинское наблюдение и лечение жизненно необходимо, оно осуществляется лишь в экстренных, требующих неотложной помощи случаях. Что касается больных алкоголизмом и наркоманией, то обязательное диспансерное наблюдение и лечение являются фикцией — не медицинской и профилактической мерой, а средством отчетности.

Мне представляется, что актуальными и требующими немедленного законодательного разрешения являются меры по недобровольному лечению лиц, страдающих тяжелыми формами алкоголизма и наркомании. Если мы признаем этих людей больными, некритично относящимися к своему недугу, наносящими умышленный вред своему здоровью и психическому здоровью своих близких, то их лечение должно быть обязательным, санкционированным судом, не зависящим от их больной воли. Санкционированное судом недобровольное лечение таких лиц, проводящееся под неукоснительным общественным контролем, приведет не только к отрезвлению (пусть временному) самих больных, но и к выявлению и лечению у них сопутствующих болезней. Для этого, на мой взгляд, следует возобновить практику лечебно-трудовых профилакториев, в задачу которых должны входить трудоустройство пациентов после отмены лечения и связь с диспансерами. К рецидивам наркомании и алкоголизма следует относиться как к естественному проявлению заболевания и принимать незамедлительные меры для их лечения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *