Берегите сердца!

Как известно, со времен застоя смертность в России растет как на дрожжах. Казалось бы, медицина прогрессирует, жить стало лучше, жить стало веселей… А не тут-то было! С чего бы так? — спросите вы.

Рис. 1. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, мужчины и женщины, Европейский Союз (синий) и Россия (розовый), 1970–2006 гг. Источник: ВОЗ, HFA

Факторов, влияющих на смертность россиян, несколько (см. рис. 1). Здесь и общее старение населения, т. е. стариков стало больше, молодежи — меньше, а потому и общая смертность на 100 тыс. человек возросла. Однако население стремительно стареет во всех индустриально развитых странах, и все же таких высоких показателей смертности в них не наблюдается, да и структура по причинам смерти совершенно иная.

Играет немаловажную роль и тотальная алкоголизация и связанный с нею травматизм. Много у нас и запущенных раков — у мужчин рак легких, у женщин пока еще лидирует рак груди, хотя курильщицы эту статистику уравняют с мужской лет через 15.

Есть и другие факторы. Однако отечественная статистика смертности шокирует своей сердечно-сосудистой смертностью. К примеру, в Японии от сердечно-сосудистых заболеваний, умирает всего где-то 100 человек на 100 тыс., т. е. в 8−9 раз меньше, чем у нас! Мы остаемся здесь (в обнимку с Беларусью и Украиной) неизменными лидерами во всем мире, будь то самые престарелые страны Европы или молодежные африканские государства. Нигде в мире нет столько сердечников! В чем же дело?

Рис. 2: Смертность от сердечноНсосудистых заболеваний в мире на 100 000 человек (2009 г.)

Прежде всего следует понимать, что на нашу статистику сильно влияет неверная диагностика причин смерти. Традиционно у нас на острую сердечно-сосудистую недостаточность списывают все «непонятные» смерти. В структуре смертности явно недооценены, например, сахарный диабет и болезнь Альцгеймера — одни из ведущих причин смерти в индустриально развитых странах.

Существует официальная оценка квалификации российских врачей, согласно которой только 16% наших врачей способны поставить большинство диагнозов в рамках своей квалификации. Грамотных патологоанатомов у нас только 28%. А как вы понимаете, неверная прижизненная и посмертная диагностика сильно искажает статистику смертности.

Но даже с учетом больших диагностических погрешностей нельзя не соглашаться с фактом, что сердечно-сосудистые заболевания по-прежнему остаются убийцей номер один российских граждан.

Известно, что в сердечно-сосудистой заболеваемости основную роль играют генетика и образ жизни (диета, двигательная активность, курение). Определенное значение имеют и своевременное выявление и лечение таких патологий.

Так, может, у россиян что-то не в порядке с генами? Предположить, что в российской генетически разнородной популяции все уродились дефектными, было бы глупо. Остаются образ жизни и неадекватная медицинская помощь при острых сердечно-сосудистых патологиях.

Про образ жизни много писалось. Здесь остаются лидерами поедание холестерина (тот же майонез убивает россиян похлеще любой войны), малоподвижный образ жизни, курение и т. п.

А вот о медицине писать уже тошно. Как и раньше, большинство наших «инфарктных» отделений не имеет возможности проводить стентирование или шунтирование коронарных сосудов в остром периоде. Единственное, чем там по сути занимаются врачи, — это пассивное наблюдение за больным: выживет — не выживет. По официальным данным, в 2009 г. у нас проведено 138 000 операций на сердце, из них 81% с применением высоких технологий. Это, чтобы вы понимали, — в десятки раз меньше, чем в США или в Европе. Заметьте также, что эти операции у нас делаются в основном не на остром инфаркте миокарда (ибо вопрос денег в России надо решать заблаговременно), а для профилактики такового у больных с ИБС.

А ведь в лечении острого обширного инфаркта миокарда кардинальное значение имеет восстановление кровотока в коронарной артерии в течение первых 10 часов! Потом просто уже лечить нечего, поскольку через 6−10 часов весь участок сердечной мышцы, кровоснабжаемый блокированной артерией, уже мертв.

Много жизней могли бы спасти и современные тромболитики (препараты, растворяющие тромб). В остром периоде во многих странах их вводят инфарктому больному парамедики прямо в машине скорой помощи. У нас же города, где на скорых есть современные тромболитики, можно перечесть по пальцам (стоит такая инъекция примерно 2 тыс. долл.).

Первой помощи людей тоже никто не учит.

В общем, несмотря на то, что наша сердечно-сосудистая смертность шокирует весь мир, правительство ничего существенного за эти годы не предприняло. Зато все бабушки ведрами пьют бесполезный корвалол и глотают валидол… Врачи же в поликлиниках редко подбирают адекватные схемы лечения гипертонии или сердечной недостаточности. Бабусек и дедусек лишили бесплатных препаратов, что, может быть, тактически и верно, однако при текущих ценах на норваск, моноприл, конкор, плавикс, статины и прочие эффективные средства вряд ли возможно представить, что наши нищие старики смогут приобретать жизненно необходимые препараты в аптеках на свою пенсию, которая в регионах уже с трудом покрывает квартплату. Чиновники же заботятся о наращивании производства отечественных фуфломицинов, типа арбидола.

Обратите также внимание, насколько смертность в Московской области выше среднероссийской! Здесь значительно выросла смертность и за первое полугодие (с января по сентябрь 2010 г.). Очень много стариков не пережили катастрофически жаркого и дымного лета.

Алексей Яковлев,
председатель Национального общества
промышленной медицины

* * *

Первая помощь при сердечном приступе

1. Вызвать скорую — 03 (112, если с мобильного).

Тянуть нельзя, поскольку инфаркт развивается за 4−6 часов, после чего лечить уже нечего: либо человек погибает, либо выздоравливает сам по себе. Разговаривая с диспетчером, обязательно сообщите, что речь идет о сердце!

2. Дать нитрат (нитроглицерин, нитросорбид, тринитролонг и т. п.) под язык. Если есть нитрат в форме спрея — используйте его.

Если боль быстро прошла, скорее всего, это был приступ стенокардии. Сохранение загрудинных болей на нитроглицерине — грозный признак (можно думать об инфаркте). Нитроглицерин продолжаем давать, дабы расширить прилежащие в очагу некроза артерии, чтобы хоть как-то его отграничить. За рубежом нитроглицерин в состав аптечек не входит и отпускается только по назначению врача. В РФ первая помощь с применением нитратов все же оправдана в связи с неразвитой инфраструктурой (расстояния и время ожидания скорой) и неукомплектованностью скорых. Однако применять их следует с осторожностью! У больного, непривычного к нитратам, может развиться головокружение, сильная головная боль, тахикардия и даже потеря сознания (коллапс).

3. Дать таблетку аспирина (разжевать и не глотать). Убедитесь, что у больного нет непереносимости к препарату.

В наше время для аспирина осталось лишь одно толковое показание — профилактика тромбоза. Даже в малых дозах препарат работает как отличный антиагре-гант («разжижает» кровь). При инфаркте миокарда увеличивает вероятность выживания на 15−20%.

4. Если больной теряет сознание, незамедлительно начинайте сердечно-легочную реанимацию (искусственное дыхание + закрытый массаж сердца).

Если до сих пор не умеете, срочно запишитесь на курсы, хоть в тот же Красный Крест!

Не давайте больному всякую ерунду типа валидола, корвалола, валокордина, валерианы и т. п. Не теряйте времени!!!

Чем раньше прибудет врач, тем больше у инфарктного больного шансов выжить.

Не все боли в грудной клетке непременно относятся к коронарному синдрому. У молодых простреливающие и колющие боли, связанные с дыхательными движениями, указывают на невралгии, а никак не на сердце. Нередко инфарктные загрудинные боли имитируют психические расстройства (панические атаки). Не всегда по жалобам можно дать четкий ответ. Несмотря на это, при впервые возникших загрудинных болях давящего, пекущего, распирающего характера, а также при продолжительных (более 20 мин.) приступах стенокардии у людей в возрасте рекомендую не медлить с вызовом скорой. Лучше перестраховаться!

Выводы:

1. Главный вывод: при инфаркте миокарда все решает время, а его у больного очень мало.

2. Чем быстрее вы окажете первую помощь, тем лучше.

3. Чем быстрее врач окажет квалифицированную помощь (кислород, введение тромболитика на скорой, при необходимости дефибрилляция, обезболивание и т. п.), тем лучше.

4. Если диагноз инфаркта подтверждается, в идеале больной должен быть доставлен в специализированное кардиохирургическое отделение для проведения экстренной коронарографии и стетирования/шунтирования заблокированного участка коронарной артерии.

5. На все про все у вас не более 10 часов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *