«...Значит, нужные книги ты в детстве читал...»

ТрВ продолжает расспрашивать известных российских ученых о научно-популярных книгах, оказавших на них наибольшее влияние. В этом номере мы публикуем ответы экономиста, науковеда, докт. эконом. наук, заведующей сектором ИМЭМО РАН Ирины Дежиной; физика, докт. физ. -мат. наук, заведующего Лабораторией сверхпроводимости Института физики твердого тела (ИФТТ) Валерия Рязанова; социолога, докт. филос. наук, почетного ректора Европейского университета в Санкт-Петербурге Бориса Фирсова.

Ирина Дежина

I. Какие книги произвели на Вас в детстве и юности наиболее сильное впечатление? Не могли бы Вы перечислить несколько...

—  Как ни странно, в детстве я не любила читать. В первом классе нас заставляли читать внеклассные книжки и записывать в специальном журнале имя автора, название книги и число прочитанных страниц в день — по дням. Я старалась поскорее пролистывать книжку и записать в журнал побольше страниц, «отчитавшись» этим перед школой. Но книжки, которые надо было читать, вызывали тяжелые чувства. Почему-то хорошо помню одну — кажется, «Ленин и дети» Бонч-Бруевича.

Это все тянулось лет до десяти, пока я случайно не нашла на даче «Давида Копперфильда» Ч. Диккенса — стала читать и не могла оторваться. После этого я читать полюбила, и заодно и поняла, что, может быть, дело не всегда в человеке — что он любит или не любит, а в том, что именно ему предлагают «полюбить».

Следующим этапом была поэзия: с 12 лет я очень увлекалась Блоком, знала многое наизусть. Потом пришло время Бунина и Ахматовой. Позднее — кажется, это еще можно считать юностью — Булгаков, Довлатов, Голсуорси, Мандельштам. Всегда очень любила детективы — но не любые. Агата Кристи, Джордж Сименон.

II. Были ли в этом списке научно-популярные или художественные книги, которые повлияли на Ваше решение посвятить свою жизнь науке?

—  Таких книг в моем списке не было. Мой выбор профессии был почти что случайным и к прочитанным книгам не имел никакого отношения. Это уже позднее, когда я стала заниматься «научной политикой», меня заинтересовали мемуары и книги об ученых. К сожалению, многие из них очень скучно написаны. Но интересно то, что именно книги — биографии или истории каких-либо учреждений (вузов, НИИ) -охотнее всего поедали зимой мыши на моей старой даче.

III. 10 книг (можно меньше или чуть больше), которые Вы бы с собой взяли на необитаемый остров?

—  Ахматова, Бродский, Булгаков, Бунин, Довлатов, Кристи, Тургенев, Гоголь, Рубина. вообще сложно сказать. У других авторов есть какие-то произведения, которые можно читать и перечитывать и постоянно находить в них новые оттенки, — но это отнюдь не автор в целом, и по одной своей вещи он «не тянет» быть взятым на необитаемый остров.

IV. Если Вы были в этом году в отпуске, то какие книги с собой взяли/порекомендовали бы почитать другим?

—  У меня все просто — я закачиваю в электронную книгу массу всяких произведений, на разное настроение, — и читаю их в зависимости от обстоятельств, своего состояния и настроения. Кусками, фрагментами, переходя от одного автора к другому. Сейчас, например, у меня соседствуют Петр Вайль, Ричард Фейнман, Франсуаза Саган, Иван Бунин, Виктория Токарева, Владимир Войнович, Михаил Анчаров. Очень нравится в настоящий момент Петр Вайль («Гений места»).

* * *

Валерий Рязанов

I. - Да, список вполне тривиальный: Майн Рид, Жюль Верн Фенимор Купер. Так же «Князь Серебряный» и «Упырь» А.К. Толстого, «Наследник из Калькутты» Р. Штильмарка, «Айвенго» Вальтера Скотта. Позже — «Красное и черное» Ф. Стендаля, «Трудно быть богом» А. и Б. Стругацких, «Таис Афинская» И. Ефремова и т.д. Всего не упомнишь. Детство и юность — самое читаемое время.

II. - В этом смысле помню только книгу С. Снегова «Прометей раскованный. Повесть о первооткрывателях ядерной энергии». Увлекался и Жюлем Верном в совсем юные годы, но, как повлиял Жюль Верн, не помню. Упоминаемую обычно «Иду на грозу» Даниила Гранина воспринимал с легким юмором, да и читал ее уже в студенчестве. И еще, конечно, А. и Б. Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу»; С. Лем, «Возвращение со звезд» и «Кибериада».

Но книги ли повлияли на решение «посвятить свою жизнь науке»? Скорее, время было такое. Физика и математика — главные предметы в школе, а дальше — по накатанной...

III. - Первое, что приходит в голову:

1. М. Булгаков. Мастер и Маргарита.

2. С. Лем. Звездные дневники Ийона Тихого.

3. И. Бабель. Одесские рассказы.

4. Стругацкие. Понедельник начинается в субботу.

5. Стругацкие. Трудно быть богом.

6. Ф. Кривин. Несерьезные архимеды.

7. Б. Шоу. Пигмалион.

8. И. Гончаров. Обыкновенная история.

9. Э. Хемингуэй. Острова в океане.

10. Э.М. Ремарк Три товарища.

Этот список достаточно случайный. Если островов будет несколько, то на следующий возьмем другие 10 книг.

* * *

Борис Фирсов

I. - После периода освоения сказок в детские (довоенные) годы я сильно увлекался приключениями и фантастикой (Жюль Верн вперемешку с Майн Ридом и Адамовым). Зачитывался журналами «Костер», «Техника молодежи» и «Вокруг света».

II. - Да, были. До сей поры помню книгу К. Фламмариона («Занимательная астрономия»), все книги Якова Перельмана, книгу Брэма («Жизнь животных»). Хотел лучше знать мир, в котором живу.

III. - Отвечать трудно, но, наверное, отложил бы «Золотого теленка», «Двенадцать стульев», томики Пушкина, Ахматовой, «Трех мушкетеров» А. Дюма, «Опыты» Монтеня и «Войну и мир» Толстого.

IV. — В отпуске был и читал книгу «Мы» Замятина.

Что касается собственных книг, то недавно сдал в печать сборник материалов конференции «Разномыслие в СССР и России», прошедшей в прошлом году. На очереди книга по истории советской социологии 1950 — 1980-х годов (издание второе, дополненное). Хотел бы написать книгу, посвященную разномыслию в застойную эпоху, но опасаюсь, что это будет делом очень трудным.

Подготовила
Наталия Демина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *