Дело «ЦНИИМАШ-Экспорт»: разменная карта в большой игре

«Троицкий вариант» продолжает начатую в №№ 50 и 63 за 2010 г. серию публикаций о судьбах российских ученых, ставших жертвами шпиономании ФСБ. Статья судебного репортера, корреспондента интернет-портала «Права человека в России» (HRO.org) Веры Васильевой написана специально для ТрВ.

Игорь Решетин. Фото «Новой газеты»

В декабре 2007 г. Лефортовский суд Москвы приговорил генерального директора ЗАО «ЦНИИМАШ-Экспорт», академика Российской академии космонавтики Игоря Решетина к 11 с половиной годам колонии строгого режима, главного экономиста предприятия Сергея Визира — к 11 годам, заместителя председателя экспертной комиссии Михаила Иванова — к 5 годам колонии общего режима, помощника гендиректора Александра Рожкина – к 5 с половиной годам. Им вменили якобы незаконную передачу технологии двойного назначения Всекитайской импортно-экспортной компании точного машиностроения, а также контрабанду научно-технических отчетов, растрату и легализацию денежных средств, полученных «организованной группой» преступным путем.

По этому делу также обвинялся 47-летний сотрудник «ЦНИИМАШ-Экспорт» Сергей Твердохлебов. Но до приговора он не дожил. В СИЗО этот ранее здоровый, по впечатлениям коллег, человек дал показания против Игоря Решетина и Сергея Визира и впоследствии неожиданно умер от инфаркта.

Уголовное дело было инициировано ФСБ в конце 2003 г. Его расследование заняло почти три года, а объем составил 50 томов. В октябре 2005 г. сотрудников «ЦНИИМАШ-Экспорт» арестовали, а 25 октября им предъявили обвинение.

Поводом для уголовного преследования послужили два договора, заключенных «ЦНИИМАШ-Экспортом» с Всекитайской импортно-экспортной корпорацией точного машиностроения в 1996 г. В рамках этих контрактов были проведены аэродинамические расчеты и испытания различных обтекаемых форм при прохождении атмосферных слоев.

Михаил Иванов

Ученые утверждали, что речь идет о спускаемых с орбитальных станций аппаратах, используемых в мирных целях. Тогда как приглашенные для проведения экспертизы военные заключили, что они могли быть элементами оружия массового поражения.

Обвинение, которое в Лефортовском суде представляла прокурор Анна Куприянова, сочло, что «ЦНИИМАШ-Экспорт» передавал технологии двойного назначения Китаю посредством научно-технических отчетов. Они якобы содержали информацию, которая «внесла существенный вклад» в создание оружия массового поражения. Какой именно вклад, нигде в обвинении не уточнялось. Единственное слово, прозвучавшее в речи гособвинителя по существу, — «углепластик». Из этого материала делают как боеголовки, так и детали самолетов, удочек и велосипедов.

Примечательно, что доставлялись «контрабандные» отчеты заказчику с помощью всемирно зарекомендовавшей себя компании DHL. Они с 1998 по 2001 г. беспрепятственно проходили через таможенный досмотр и привлекли внимание компетентных органов лишь через годы.

Никто из осужденных своей вины не признал. По словам Игоря Решетина, работа «ЦНИИМАШ-Экспорта» касалась вопросов только мирного освоения космоса. Но попытки дать детальные разъяснения пресекались председательствующим Александром Рыбаком. Судья требовал от гендиректора «ЦНИИМАШ-Экспорта» и свидетелей защиты не приводить «ненужные» технические подробности и не вносил их в протокол заседания.

Между тем Игорь Решетин говорил, что обвинение ему в принципе непонятно: суд так и не прояснил, какие именно технологии из списка контролируемых ФСБ были созданы «ЦНИИМАШ-Экспортом».

«Мне непонятно, почему отправка технических справок, научно-технических отчетов... рассматривается как контрабандный товар. В соответствии с ГК РФ, Таможенным Кодексом РФ, результаты научно-исследовательских работ относятся к услугам, то есть к тем благам, которые предоставляются не в виде вещей, а в виде деятельности», — также отмечал академик РАКЦ [1].

Сергей Визир

Сами «подсудные» отчеты, несмотря на ходатайства адвокатов, обвиняемым и свидетелям предъявлены не были. Сторона защиты получила заверенные копии от китайцев, но следователь не приобщил их к делу. Отчеты же, содержащиеся в уголовном деле, не совпадали по количеству страниц с теми, что представили китайские партнеры. Сергей Визир предположил, что, вероятно, это были черновики, изъятые в «ЦНИИМАШ-Экспорте». Именно их и рассматривали эксперты.

Игорь Решетин указывал на абсурдность версии следствия: из нее получалось, будто ученый легализовал те же средства, которые сам ранее растратил.

В свою очередь Сергей Визир говорил на суде о нестыковках и фальсификациях в экономической части обвинения.

Так, подчеркивал экономист, первая налоговая проверка, проведенная в «ЦНИИМАШ-Экспорте» по предписанию ФСБ, нарушений не выявила. Тогда следователь прибегнул к прямому давлению: передал налоговым органам материалы уголовного дела. После этого они вдруг нашли «превышение расходов» на оплату работ компаний-соисполнителей по договорам с китайской фирмой.

ФСБ также попробовала добиться признания этих компаний недействующими, направив соответствующий запрос в ФНС. Но оттуда ответили, что только некоторые фирмы имеют отдельные признаки недействующих, и рекомендовали обратиться в суд. Однако вместо этого в 2004 г. были допрошены арендаторы помещений по указанным адресам, свидетели из БТИ, заявившие, что никого из представителей компаний они не видели.

Кроме того, обвинение в суде назвало учредителей компаний-соисполнителей по контрактам с китайцами «умершими или потерявшими паспорта людьми». Действительно, отмечал Сергей Визир, учредитель «Юринком» умер в 2001 г. Но он успешно завершил сотрудничество по договору с «ЦНИИМАШ-Экспортом» еще в 1998 г.

«Некоторые свидетели говорили, что если бы не работа «ЦНИИМАШ-Экспорта» в период отсутствия госзаказа, уже бы не существовало института с мировым именем - «ЦНИИМАШ». А сегодня их обвиняют в том, что они действовали не в интересах государства, а в чьих-то неизвестных интересах. В чьих? Обвинение называет колоссальную сумму «растраты» и легализации денежных средств - более двух миллионов долларов. Потерпевших в деле нет, следствием вообще не ставится вопрос о возмещении ущерба», — заявлял в рамках судебных прений адвокат Сергея Визира Александр Кондрик.

Сергей Визир (в центре) и Игорь Решетин (справа)

Александр Рожкин признал подделку подписей в договорах с тремя компаниями-соисполнителями — после заключения под стражу. Тогда меру пресечения в отношении него сразу заменили на подписку о невыезде. Помощник гендиректора «ЦНИИМАШ-Экспорт» расписался за соисполнителей якобы потому, что «в первый раз не смог застать представителей этих фирм, а второй раз ехать не хотелось».

В то же время использование служебного положения Александр Рожкин не признал. «Если бы уточнили, как именно я использовал это служебное положение, я хотя бы мог оправдаться», — говорил подсудимый.

По словам члена Общественного комитета защиты ученых, академика РАН Юрия Рыжова, приговоры в отношении Игоря Решетина и других ученых-«шпионов» базируются на заключениях экспертов, которых в научном сообществе никто не знает. Юрий Рыжов считает, что эти люди действовали по указанию ФСБ.

«Мы познакомились с этими экспертами и убедились, что они не имеют никакого отношения к тому, о чем судят, а некоторые эксперты до сих пор остаются анонимными. Мы неоднократно ставили вопрос о необходимости привлекать к экспертизе по таким делам профильные отделения Академии наук Российской Федерации», — рассказывал он на пресс-конференции вскоре после вынесения приговора по делу «ЦНИИМАШ-Экспорта».

Согласно экспертным заключениям крупнейших профильных институтов, переданные «ЦНИИМАШ-Экспортом» китайцам сведения, во-первых, не секретные, а во-вторых, являются не технологией, а данными экспериментов. Эти экспертизы подписаны Юрием Рыжовым, деканом факультета МАИ Олегом Алифановым, бывшим директором Центрального аэродинамического института Владимиром Нейландом — одним из разработчиков многоразового транспортного космического корабля «Буран», генеральным конструктором Московского института теплотехники и создателем ракеты «Тополь» Юрием Соломоновым... Российское космическое агентство также подготовило свое заключение, подтверждающее невиновность Решетина.

Библиографический список общедоступной литературы, посвященной якобы «закрытой» технологии, насчитывает 62 монографии.

Профессор Александр Крайко, начальник отдела Центрального аэрогидродинамического института им. Н. Е. Жуковского, в одном из интервью СМИ отметил: «Информация, которая содержится в отчетах, опубликована в открытой печати и у нас, и в США. Говорить о передаче двойных технологий — несерьезно. Китайских заказчиков интересовало, как модели космических капсул будут вести себя в разных условиях. «ЦНИИМАШ-Экспорт» всего лишь провел эксперименты в аэродинамической трубе и отправил заказчикам результаты».

Судебный процесс проходил в тяжелых физически для обвиняемых условиях. Далеко не молодых и не очень здоровых людей возили на разбирательство в переполненном, душном, раскалявшемся на солнце «автозаке». В этом фургоне не всегда была возможность присесть, пока он совершал многочасовой путь по московским СИЗО и судам.

Когда заседания по решению председательствующего стали ежедневными, у Игоря Решетина, страдающего ишемической болезнью сердца, гипертонией, а также рядом других хронических заболеваний, участились сердечные приступы. Несколько раз «скорую помощь» пришлось вызывать прямо в зал суда. Ходатайство ученого о возвращении расписания заседаний в прежний режим, к которому были приложены справки тюремного фельдшера, судья отклонил. Отказано было Анатолию Яблокову, адвокату Игоря Решетина, и в доставке его подзащитного на суд в отдельной милицейской машине. Якобы из-за нехватки таковых.

22 мая 2008 г. осужденных перевели из СИЗО ФСБ «Лефортово» в «Матросскую тишину», в корпус №2, где условия считаются худшими в изоляторе. Случилось это сразу после подачи российскими правозащитниками прошения Президенту РФ Дмитрию Медведеву о помиловании политзаключенных. В список политических узников входили и сотрудники «ЦНИИМАШ-Экспорта».

Мосгорсуд, рассмотревший кассационную жалобу осужденных и их защиты на приговор в конце апреля 2008 г., оставил его без изменений.

29 мая 2008 г. ученые были отправлены к местам отбывания наказания.

Каковы же истинные основания дела «ЦНИИМАШ-Экспорта»? Вероятно, за ним стоят как экономические, так и политические интересы сразу нескольких федеральных ведомств.

Игорь Решетин рассказывал на суде, что с 2000 г. «ЦНИИМАШ-Экспорт» входил в межправительственную российско-китайскую комиссию по сотрудничеству в области мирного освоения космоса. В ней специальным решением Российского авиакосмического агентства предприятию отводилась весьма значительная роль.

К 2003 г. в рамках этой программы «ЦНИИМАШ-экспорт» заключил договоров с Китаем на сумму 30 млн долл. Предполагалось подписание еще нескольких крупных контрактов. Как утверждал Игорь Решетин, в последующие годы «ЦНИИМАШ-Экспорт» набрал бы заказов на 100 млн долл. в год.

Назвать какие-либо конкретные фамилии заказчиков дела «ЦНИИМАШ-Экспорт» Игорь Решетин отказался, опасаясь обвинений еще и в клевете. Но на вопрос судьи: «А правда ли, что Минобороны и «Росвооружение» могли таким образом устранять конкурентов?» — ученый ответил: «Это мнение близко к тому, что есть на самом деле».

Недвусмысленно высказывался и Сергей Визир. Так, экономист сообщал, что сотрудницы Контрольно-ревизионного управления Минфина, проверявшие «ЦНИИМАШ-Экспорт», участливо интересовались: «Вы хоть знаете, кто вас заказал?».

Несомненно и то, что за делом «ЦНИИМАШ-Экспорт» стояла очередная атака на российских ученых со стороны ФСБ, которая стремится установить тотальный контроль над всем в стране.

Как заявляла председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, «это продолжение целой серии так называемых шпионских дел. Дело организовано по уже опробованным рецептам и тем же самым силовым ведомством. Их нынешняя уловка заключается в том, что никто не может понять смысл «технологий двойного назначения»».

Очевидно, меньше всего волновали «фабрикантов» дела «ЦНИИМАШ-Экспорт» судьбы конкретных людей, готовых работать на благо России, и нашей фундаментальной науки в целом. Ученые в очередной раз стали разменной картой в большой игре.

1. Российская академия космонавтики им. К.Э. Циолковского создана в марте 1991 г Согласно Уставу, целью этой НКО является содействие комплексному исследованию проблем космонавтики, системному анализу состояния и перспектив развития космической науки и техники, решению отдельных фундаментальных и прикладных проблем, в области космонавтики. Академия также стремится осуществлять научную пропаганду и распространять знания о космосе и космической деятельности, их значении для человечества. РАКЦ призвана сохранять и приумножать достижения нашей страны в исследовании, освоении и использовании космоса. Сайт — http://ruac.ru.

2. О деле Решетина см. также www.reshetin.ru/, статью Ю. Рыжова и Э. Черного «Не возвращайтесь!» от 22 марта 2010 г. (www.ej.ru/?a=note&id=9960), статью «Как стать шпионом» в «Русском репортере» от 13 декабря 2007 г. (www.expert.ru/printissues/russian_reporter/2007/28/news_sud_nad_ reshetinym/)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *