Государство и наука: путь к «инновациям». Ответы и приветы

В июле в Приемную Президента РФ было доставлено подписанное более чем двумя тысячами научных сотрудников и преподавателей письмо, в котором говорилось о неразумности государственной политики в области науки, о необходимости сохранения ведущих научных фондов — РФФИ и РГНФ — и значительного увеличения их финансирования, а также о непригодности законодательства, регулирующего государственные закупки, к реалиям научно-образовательной сферы (см. ТрВ № 54 от 25 мая 2010 г.). Данное письмо — самое массовое обращение ученых к Президенту РФ среди всех, подписи под которыми собирались в Интернете. Копии письма были направлены в Министерство образования и науки, Министерство финансов, Государственную Думу, Совет Федерации, а в также Департамент науки, высоких технологий и образования Правительства РФ.

На этот момент пришли ответы из Минфина, Госдумы, Совета Федерации и Министерства образования и науки (один ответ в принципе, письмо попало туда тремя разными путями). Все ответы, как и само письмо Президенту с приложениями, выложены на сайте Scientific.ru [1]. Вкратце рассмотрим эти ответы.

С комсомольским приветом!

Министерство финансов отреагировало первым, оно было лаконичным. Департамент бюджетной политики в отраслях социальной сферы и науки сообщил, что содержащиеся в обращении ученых предложения «заслуживают внимания и будут по возможности учтены при подготовке Департаментом предложений в установленной сфере деятельности».

Совет Федерации отозвался подробным ответом, подписанным главой Комитета по науке и образованию Х.Д.Чеченовым, и выразил согласие с мнением ученых о том, что следует увеличивать финансирование науки, а также подчеркнул, что сокращение финансирования ведущих научных фондов является вынужденной мерой, которая «соответствует положениям Бюджетного послания Президента РФ Д.А. Медведева от 25 мая 2009 г. «О бюджетной политике в 2010—2012 годах», направленного на стабилизацию положения в экономике и социальной сфере в условиях кризиса».

Председатель комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям В.А. Черешнев ответил кратко: «Обращение ученых на имя Председателя Государственной Думы Б.В. Грызлова по вопросу финансирования науки, в том числе научных фондов, находится на рассмотрении в Комитете Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям и будет использовано при проработке проекта федерального закона «О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов»».

Самым длинным оказалось послание из Минобрнауки (на копию письма Президенту, направленную в Департамент науки, высоких технологий и образования Правительства РФ). Отвечал директор Департамента государственной научно-технической политики и инноваций А.В.Наумов. Из ответа можно, в частности, узнать, что, оказывается, «начиная с 2000 года, были предприняты необходимые меры для укрепления научно-технического потенциала». Также директор Департамента считает, что «тот факт, что Программа «Кадры» является эффективной, подтверждается интересом, который она вызвала». Очаровательная логика: вероятно, разбрасывание денег на привокзальной площади Александр Викторович также счел бы эффективной формой борьбы с бедностью — несомненно, такая акция вызвала бы значительный интерес у публики.

Непосредственно про финансирование научных фондов сказано следующее: «Фонды поддержки научной и научно-технической деятельности в настоящее время играют важную роль в реализации государственной научно-технической политики. Два из них — Российский фонд фундаментальных исследований (далее — РФФИ) и Российский гуманитарный научный фонд (далее — РГНФ) активно поддерживают фундаментальные исследования. Однако фонды не могут решать весь комплекс задач, стоящих перед фундаментальной наукой и реализуемых в рамках программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук и федеральных целевых программ.

Вместе с тем, учитывая роль фондов в поддержке фундаментальных исследований, в рамках процесса формирования проекта федерального бюджета на 2011 год и плановый период 2012—2013 годов Минобрнауки России представило предложения о выделении дополнительных ассигнований для этих фондов».

Главный ответ по существу Правительство также дало: в конце сентября оно представило в Госдуму проект закона «О федеральном бюджете на 2011 г. и на плановый период 2012 и 2013 годов».

Деньги у Правительства есть. К примеру, финансирование федеральной целевой программы (ФЦП) по исследованиям и разработкам планируется увеличить почти в три раза: в будущем году на нее должно быть выделено 21,6 млрд руб. Утверждены программы развития нескольких университетов — МГУ им. М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургского государственного университета, Арктического федерального университета, Северо-Восточного федерального университета, Уральского федерального университета — каждый из них получит в ближайшие годы по 5 млрд руб.

Кстати, программы развития университетов представляют самостоятельный интерес, во всяком случае такова одобренная распоряжением Правительства РФ от 27 сентября 2010 г. № 1617-р программа развития федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова» до 2020 г. [1]. Эта вещь, определенно, посильнее «Фауста» Гете.

Достаточно без комментариев процитировать пару абзацев на 20-й странице, в которых говорится о том, каких передовых рубежей студенты и преподаватели МГУ достигнут к 2020 г.: «К 2020 году общая численность студентов, аспирантов, докторантов, соискателей, включая обучающихся за счет средств федерального бюджета и с полным возмещением затрат на обучение, достигнет 70 тыс. человек, численность научно-педагогических работников — 28 тыс. человек, среди которых доля кандидатов и докторов наук составит 60 процентов. Доля лауреатов международных научных премий, включая Нобелевскую премию, премию Филдса, премию Гуггенхаймов и Абелевскую премию, достигнет 1,5 %, а доля представителей иностранных образовательных учреждений от общей численности научно-педагогических работников -20 %. Продолжит расти научная активность представителей Московского университета. К 2020 году среднее количество упоминаний за год 1 научно-педагогического работника Московского университета в российских научных изданиях достигнет 150 единиц, средняя годовая цитируемость 1 научно-педагогического работника в зарубежных научных изданиях в соответствии с научным индексом цитирования Science Citation Index (индекс SCI) — 70 единиц, среднее количество упоминаний за год 1 студента, аспиранта в российских научных изданиях -30 единиц, а средний годовой индекс цитируемости 1 студента, аспиранта в зарубежных научных изданиях в соответствии с индексом SCI — 10 единиц».

В общем на крайне «реалистичные и проработанные» программы развития университетов деньги есть. А вот на научные фонды денег нет: расходы на РФФИ и РГНФ в 2011 г. увеличены не будут, а в 2012 и 2013 гг. их даже снизят. Бюджет РФФИ планируется сократить до 4,3 млрд руб.

Подобные планы Правительства подтверждают высказывание Александра Наумова: «Мнение научной общественности и ее активное участие является важной частью в работе по совершенствованию государственной научно-технической политики». Безусловно, это так: Минобрнауки, похоже, считает, что нужно послушать, что скажет научная общественность, и поступить наоборот. Просили увеличить финансирование научных фондов? Ага, сокращаем их бюджет. Комсомольский привет научной общественности от министерского партхозактива, спасибо за помощь в работе!

«Это — мое и то — мое же»

Если говорить серьезно, то дело даже не в том, что Минобрнауки откровенно проигнорировало мнение ученых, а в том, что, похоже, в Министерстве озабочены только упрочнением контроля над финансовыми потоками. Научные фонды занимаются отбором лучших заявок, проводя конкурсы по широкой тематике. В отборе задействованы тысячи экспертов, каждый из которых, таким образом, может оказать влияние лишь на распределение крайне незначительной доли выделенных бюджетных средств, что не позволяет никакой группе влияния монополизировать распределение идущих через РФФИ финансовых потоков в своих интересах. Видимо, в этом и состоит причина того, что при дележке бюджетного пирога фонды выступают в роли пасынка: они нужны десяткам тысяч работающих научных сотрудников и преподавателей, но не министерским чиновниками и близким к ним научно-политическим тяжеловесам, поскольку деньги фондов пойдут мимо их кассы.

Конечно, многие чиновники, в том числе и высокопоставленные, не понимают и не хотят понимать того, зачем нужны научные исследования. То ли дело — конкретные разработки и инновации. Но при всем при этом дежурные слова о важности фундаментальной науки произносятся. Скажем, закрывая совещание по реализации программ развития ведущих университетов 7 октября 2010 г., Владимир Путин сказал [3]: «Но самое главное все-таки: все наши усилия, принимаемые по разным направлениям, будут служить решению главной задачи -сохранению всего того лучшего, что было достигнуто в российской системе образования, скажем в сфере фундаментальных исследований (о чем здесь было сказано), сохранению всего того лучшего, что было в нашей системе образования достигнуто за прошлые десятилетия».

Более того, на проведение научных исследований выделяются не такие уж и малые деньги — на грантовую программу по привлечению ведущих ученых в вузы, на развитие национальной лаборатории на базе Курчатовского института... Вот только эти деньги выделяются так, чтобы контроль над ними в той или иной степени был у Минобрнауки (будь то непосредственное распределение денег структурами Министерства или контроль за использованием средств, которые получают те или иные «тяжеловесы»). Содержательная сторона дела министерских чиновников не интересует ни в какой мере: можно рассказывать любые сказки про то, что будет в 2020 г., следуя известной мудрости Ходжи Насреддина. Главное — получить деньги сейчас.

В полной мере удовлетворяет требованиям подконтрольности финансирование, выделяемое на курируемые Министерством ФЦП, особенно — те ФЦП, в рамках которых на конкурсы выставляются лоты с узко заданной тематикой работ: тут уж своя рука — полновластная владыка. Десятки и сотни миллионов рублей «в хорошие руки» можно раздавать направо и налево. Поэтому, вероятно, столь сильно увеличено финансирование ФЦП, и именно ФЦП по исследованиям и разработкам.

О том, сколь высока эффективность министерских ФЦП, читатели ТрВ-Наука знают хорошо, поэтому ограничусь «показаниями» самих чиновников о состоянии дел. 12 ноября 2008 г. состоялась коллегия упраздненного ныне Федерального агентства по образованию, посвященная Федеральной целевой программе по развитию образования (ФЦПРО). На сайте «Наука и технологии РФ» опубликован отчет о заседании коллегии [4], часть которого я процитирую без купюр: «Много критических замечаний прозвучало на коллегии по поводу процедуры проведения конкурсов в рамках ФЦПРО. Предлагалось усилить экспертную оценку проектов, в частности привлекать специалистов РАО, более тщательно проработать систему приемки выполненных работ. Как подчеркнул замминистра образования, во многих случаях она осуществляется формально. Важно стремиться к внедрению полученных результатов, а не к тому, чтобы положить на полку отчет. Все участники коллегии сошлись во мнении, что необходима база данных по всем мероприятиям программы. «ФЦПРО выполняется уже три года, а у нас даже нет депозитария проектов, нет системной информации, что делалось в прошлые годы, — сказал заместитель начальника Управления учреждений образования и реализации нацпроекта Рособразования Евгений Князев. -Нужно создать хотя бы базу данных с названиями проектов, задачами и достигнутыми результатами». Председатель совета ректоров вузов Санкт-Петербурга, ректор СПбГУ ИТМО Владимир Васильев поддержал предложение, сославшись на собственный опыт: запрашивал результаты десятка интересных ему проектов, но ни по одному из них не получил отчетов, их не смогли найти».

То есть прошло три года после начала работы программы, потрачены миллиарды рублей, а у чиновников нет даже представления о том, что за проекты выполнены и какие результаты получены. Куда-то подевались и отчеты по этим проектам, т.е., если называть вещи своими именами, никаких следов выполненных работ не осталось. Или, что более вероятно, результаты этих работ никак нельзя показывать компетентным людям «со стороны», поскольку без слез на это убожество не взглянешь. Мы и сами могли видеть это, когда был опубликован проект доклада «Долгосрочный прогноз научно-технологического развития Российской Федерации (до 2025 года)» [5], работа над подготовкой которого велась почти два года и стоила около 150 млн руб.

Спасение утопающих — дело самих утопающих

По-видимому, надеяться ученым и преподавателям приходится только на себя, на свою активность, помня о том, что спасение утопающих — дело самих утопающих. Единственный шанс добиться чего-то, заставить увеличить финансирование ведущих научных фондов — массовые протесты. Пока проект бюджета еще не принят, нужно активно протестовать, требовать увеличения финансирования научных фондов до 7,5 % от расходов на науку уже в следующем году. Писать письма «наверх», критиковать проект бюджета в СМИ: если такая критика будет массовой, вряд ли ее можно будет игнорировать. Наконец, можно выйти на митинги. Да, мы не любим ходить на митинги. Да, есть разные представления о путях вывода науки из кризиса. Но ситуация критическая, и, на мой взгляд, выразить неприятие нынешней «научной политики» сейчас важнее прочего. Если научные фонды будут фактически лишены финансирования, то исчезнут последние независимые центры распределения конкурсного финансирования, работающие на основании разумных принципов. Желающим получить финансирование для проведения исследований придется либо играть по уродливым кафкианским правилам, навязываемым бюрократией, либо встраиваться в разного рода «Панамы», контролируемые разного рода «политическими тяжеловесами» вроде Михаила Ковальчука. Притом что реальные научные результаты не нужны ни бюрократии, ни тяжеловесам — им нужны бурная имитация полезной деятельности и пиар.

В октябре профсоюз работников РАН запланировал проведение митингов протеста — это будет хорошей возможностью выразить свое отношение к планам Правительства. В Москве такой митинг запланирован на 11 часов утра 21 октября на набережной Тараса Шевченко, около гостиницы «Украина», если власти позволят провести его там. На странице [1], на которую я давал ссылку в начале статьи, указаны конкретные адреса, куда следует направлять письма, приведены шаблоны, которыми можно пользоваться, а также там будет помещена информация о предстоящих митингах.

Евгений Онищенко

1. www.scientific.ru/letters/letters.html

2. http://government.ru/media/2010/9/28/35404/file/1617.doc

3. http://premiergov.ru/events/news/12505/

4. http://strf.ru/organization.aspx?CatalogId=221&d_no=16570

5. www.strf.ru/attach/prognoz_.doc

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

 

2 комментария

  • ovod:

    Это называется — мордой об стол .

    Логично было-бы разогнать всю бюрократическую систему НО...

    Государство — жаль, суды , охрана , военные, надо где-то «работать» бездорям .

    Любому нормальному человеку нужна НАУКА ;но как воспитать нормального — если вокруг закон природы выживает сильнейший .

    Вот и приходится умным присмыкаться , дуракам мимикрировать !

  • Жак:

    Троицкий вариант читают люди имеющие отношение к науке.

    Понятно , что все тянут отпускаемые на науку деньги на себя. И всем их априори не хватит. У меня ко всем вопрос. Как вы считаете, на какие направления нужно направить эти средства и какие результаты мы ожидаем?

    Что нам это даст в 21 веке? У кого то есть светлые мысли?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com