G7 и Россия на мировой карте науки

Показатели эффективности и качества научной продукции разных стран в 2005 – 2009 гг.

Статья  прикладного математика Валерия Аджиева из Национального центра компьютерной анимации (Великобритания) продолжает тему, начатую в наших предыдущих публикациях. ТрВ уже не раз анализировал возможность использования  формальных индикаторов для оценки производительности и качества научной продукции ученых разных стран мира, см. ТрВ-14 от 14 октября 2008 г. и ТрВ-38 от 29 сентября 2009 г. [1- 3].

Недавно британский еженедельник The Times Higher Education (THE) опубликовал свежие данные, относящиеся к пятилетию 2005—2009 гг. и рассчитанные, как и раньше, на основе информации в базе The National Science Indicators (NSI) database, ведущейся Thomson Reuters [4-6]. По уже установившейся традиции, редакция THE не просто представляет не так уж сильно изменившуюся за год информационную картину, но и каждый раз предлагает немного другой ракурс взгляда. Ну а мы, как обычно, посмотрим на представленную в нижеследующих таблицах информацию через призму ситуации с производительностью научного труда в России.

Но сначала в очередной раз подчеркнем, что интерпретировать приводимые данные следует с осторожностью и многими оговорками.  Необходимо видеть достаточно сильную ограниченность таких популярных  (не в последнюю очередь ввиду их простоты) формальных индикаторов, как абсолютное число опубликованных в международных научных изданиях статей (особенно, когда они агрегируются по всему множеству разных наук) или «импакт-фактор» (показывающий усредненную цитируемость).

Конечно же, надо иметь в виду, что в разных научных областях средняя цитируемость типичной статьи может различаться на порядок, что есть пути искусственного завышения и количества публикуемых статей, и даже их цитируемости, что сравнивать  развитие науки в «малых» странах, могущих себе позволить сконцентрировать ресурсы на отдельных ударных областях и темах, и в «больших», вынужденных развивать весь спектр наук, надо с осторожностью.

И что, наконец, англоязычные авторы при прочих равных имеют некоторое изначальное преимущество над коллегами,  пребывающими в иной языковой среде. И, конечно же, бывает и так, что одна статья, на которую после ее публикации и особого внимания не обратили, в долговременной перспективе может оказаться более значимой, чем сотни других с более высокой цитируемостью.

И, тем не менее: на больших массивах информации представляемые индикаторы худо-бедно работают и, в конечном итоге, достаточно внятно показывают ситуацию с научной продукцией как в количественном, так и в качественном аспектах. Неудивительно, что и пресса разных стран, как специализированная, так и общеполитическая, строит свои заключения о состоянии науки в своих и чужих странах на основании именно представляемых метрик.

Они, по самой своей статистической природе, возможно, не показывают прямо наличие в некоторых странах выдающихся, прорывных результатов отдельных ученых или коллективов, но зато вполне адекватно отражают средний уровень развития науки (который обычно и служит базисом для «прорывов») .

Начнем с таблицы  1, которая сравнивает показатели научной производительности для ведущих индустриально развитых демократий мира, известных как «группа семи» G7. В эту группу входят Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, Великобритания и США. Именно эти мощные государства стараются развивать весь спектр наук – такие амбиции имел Советский Союз и имеет, хотя бы в декларациях, и Россия.

Таблица 1. Страны G7, ранжированные по импакт-фактору за 2005—2009 гг.

Канада Франция Германия Италия Япония Великобр. США
Сельскохозяйственные науки 2 4 6 5 7 1 3
+39 +32 +15 +19 -21 +57 +34
Биохимия 4 5 3 6 7 2 1
+16 + 4 +19 — 6 -13 +35 +41
Химия 4 6 3 5 7 2 1
+23 +14 +30 +14 + 4 +34 +60
Клиническая медицина 1 6 5 4 7 3 2
+43 +15 +16 +28 -16 +31 +40
Компьютерные науки 4 5 2 6 7 3 1
+12 — 3 +24 — 9 -27 +21 +48
Экономика и

Бизнес
3 5 4 6 7 2 1
+ 6 -20 -18 -23 -51 + 9 +35
Инженерные науки 5 3 2 6 7 3 1
+ 8 +15 +17 + 5 -16 +15 +25
Экология и

Окружающая среда
4 5 2 6 7 1 3
+25 +22 +31 — 2 -16 +45 +29
Науки о Земле 5 4 3 7 6 1 2
+17 +38 +42 + 5 + 6 +52 +46
Иммунология 6 4 5 7 3 2 1
+ 3 + 8 + 6 — 1 +10 +20 +30
Материаловедение 6 4 3 5 7 2 1
+18 +20 +33 +19 0 +48 +73
Математика 6 2 4 5 7 3 1
+10 +21 +16 +14 -15 +20 +30
Микробиология 5 4 3 6 7 2 1
+19 +21 +23 — 7 -14 +38 +44
Молекулярная биология 5 4 3 6 7 1 2
+11 +14 +18 — 5 — 6 +35 +30
Нейронауки 4 5 3 6 7 1 2
+13 + 4 +16 — 4 -19 +34 +31
Фармакология 3 4 5 6 7 1 2
+27 +20 +17 + 8 -18 +48 +33
Физика 4 5 3 6 7 2 1
+40 +26 +47 +25 + 5 +48 +54
Науки о растениях и животных 5 3 2 7 6 1 4
+23 +44 +48 — 2 + 8 +63 +30
Психиатрия и

Психология
3 6 5 4 7 2 1
+11 -20 — 5 — 2 -40 +18 +19
Космические науки 1 5 3 6 7 2 4
+64 +23 +46 +22 +14 +48 +37
Усредненное место 4.00 4.45 3.45 5.75 6.70 1.85 1.75

В таблице для каждой страны и 20 основных научных дисциплин показывается: в первой строке – ее относительный рейтинг внутри «семерки», рассчитанный в соответствии с импакт-фактором (количеством цитирований  в расчете на одну статью), достигнутым за 2005—2009 гг; во второй строке – насколько (в процентах) этот «импакт-фактор» отклоняется от среднемирового в означенной области – что позволяет понять ситуацию в каждой из стран G7 на фоне всего мира.

Рис. В. Богорада

Лишь несколько заключений из этой таблицы. Можно увидеть, что США возглавляют соревнование в 11 областях и  особенно успешны  в экономике и бизнесе, химии, физике, материаловедении, компьютерных науках. Великобритания – первая в семи науках, особенно преуспевая в фармакологии, науках о растениях и животных, в сельскохозяйственных и экологических науках, а также в науках о Земле.

Германия с успехом развивает биохимию, науки о растенияхи животных, экологию, геонауки и космические науки. Канада лидирует в клинической медицине и, как это ни странно, в космических науках – за счет (как пояснил эксперт в  THE) эффективного сотрудничества с другими странами. Франция  сильна в математике, науках о растениях и животных, инженерных науках. Италия более-менее успешна в клинической медицине и психиатрии.

Наконец, Япония преуспевает только в иммунологии, замыкая список семи во всех остальных науках. Очевидно, что это, помимо прочего, отражение большей, сравнительно с соседями по клубу G7, самодостаточности страны и тех особых трудностей, которые японские ученые имеют с публикациями на английском языке.

Обратим внимание на нижнюю строку таблицы 1. Показанное там «усредненное по всем наукам место» каждой страны в шеренге семи можно с некоторой натяжкой интерпретировать как отражение той самой относительной  глобальной успешности в развитии всех наук. США, естественно, являются абсолютным  лидером, затем следуют Великобритания, Германия, Канада и Франция, а замыкают список, причем с солидным отрывом – Италия и Япония.

Еженедельник THE с удовлетворением отмечает [7], что Великобритания отстает от большого заокеанского брата совсем немного – при этом опережая его в восьми науках из 20. Есть, правда, и другое мнение: отставание на самом деле, более значительное и просто не может быть адекватно оценено на основании одного индикатора, пренебрегающего, в частности, валовыми факторами (которые тоже очень важны).

А где же Россия? Ведь «клуб G7» уже достаточно давно превратился в «большую восьмерку»  G8, правда, больше в политическом измерении – для обсуждения на «саммитах», например, финансовых вопросов, по-прежнему, часто используется формат G7, что довольно болезненно воспринимается российской политической элитой, полагающей, что одна нефтегазовая составляющая росийской экономики позволяет ей претендовать на роль глобальной экономической державы. Увы, с наукой ситуация предельно однозначная, и таблица 2 очень наглядно демонстрирует, почему Россия не может претендовать на место в элитном клубе «больших» научных стран.

В отличие от прошлых наших публикаций, где приводились данные для ведущих в научном отношении стран (иногда для 10, иногда – для 20), Таблица 2 показывает информацию (отражающие как валовые, так  и качественные – в смысле цитируемости – итоги последнего пятилетия) для 40 стран, причем таких, ученые которых за пятилетний период  выдали в сумме не менее 20 тысяч статей.

То есть,  с одной стороны расширен охват рассматриваемых стран, что позволяет увидеть положение дел практически во всех научно-значимых государствах, а с другой — из рассмотрения исключены крошечные страны типа Мальты, валовые показатели которых настолько малы, что не вписываются в основанную на статистических инструментах методологию.

Таблица 2. Продуктивность науки в 40 странах в зеркале цитируемости

Страна Всего статей Цитированные

статьи
% цитированных

статей
Относительный

Индекс

(1.00 – среднемировой)
Место по

Импакт-фактору
1 Дания 50,224 37,394 74.45 1.17 2
2 Швейцария 96,306 70,517 73.22 1.15 1
3 Нидерланды 131,977 96,446 73.08 1.15 4
4 Швеция 91,209 66,454 72.86 1.14 7
5 Шотландия 56,154 40,475 72.08 1.13 3
6 Англия 360,910 256,640 71.11 1.12 6
7 Финляндия 45,702 32,460 71.03 1.11 11
8 США 1,575,254 1,118,591 71.01 1.11 5
9 Бельгия 73,141 51,697 70.68 1.11 8
10 Норвегия 38,900 27,339 70.28 1.10 13
11 Германия 406,217 282,071 69.44 1.09 9
12 Канада 243,121 167,964 69.09 1.08 12
13 Австрия 49,712 34,259 68.91 1.08 10
14 Италия 228,510 156,347 68.42 1.07 16
15 Австралия 160,917 109,802 68.24 1.07 18
16 Израиль 56,701 38,610 68.09 1.07 14
17 Новая Зеландия 30,398 20,591 67.74 1.06 20
18 Франция 291,495 196,259 67.33 1.06 15
19 Ирландия 25,371 16,974 66.90 1.05 17
20 Испания 183,542 121,934 66.43 1.04 19
21 Япония 388,706 257,510 66.25 1.04 22
22 Сингапур 36,288 23,603 65.04 1.02 21
23 Португалия 34,797 22,456 64.53 1.01 24
24 Венгрия 26,529 16,970 63.97 1.00 23
25 Греция 46,821 29,767 63.58 1.00 25
26 Аргентина 30,276 18,996 62.74 0.98 26
27 Чехия 36,679 22,715 61.93 0.97 27
28 Южая Африка 29,168 17,726 60.77 0.95 28
29 Тайвань 100,232 59,842 59.70 0.94 31
30 Южная Корея 157,045 90,842 57.84 0.91 29
31 Мексика 40,914 23,130 56.53 0.89 32
32 Польша 81,561 45,609 55.92 0.88 30
33 Китай 486,025 271,482 55.86 0.88 33
34 Бразилия 118,239 64,701 54.72 0.86 34
35 Индия 162,100 87,512 53.99 0.85 35
36 Турция 88,223 47,089 53.37 0.84 36
37 Иран 44,988 22,071 49.06 0.77 38
38 Украина 21,869 10,047 45.94 0.72 40
39 Россия 131,081 59,270 45.22 0.71 37
40 Румыния 20,349 9,038 44.41 0.70 39

Эта таблица носит более «грубый» характер – данные агрегированы для всех научных областей без прямого учета специфики каждой из них (подробнее об этой специфике  в контексте использования импакт-фактора – в нашей предыдущей публикации [3]).

Итак, в первом столбце с данными для каждой страны приведено общее количество научных статей, опубликованых за период 2005 – 2009 гг. и учтенных в базе The National Science Indicators. Во втором столбце дано количество тех статей, которые за означенный период цитировались хотя бы раз.

В следующем столбце таблицы представлен процент процитированных статей, взятый по отношению к общему их количеству – именно по этому показателю и проранжированы страны в таблице.  Его можно с некоторой степенью условности трактовать как эффективность функционировани научных институтов  в данной стране: предполагается, что те статьи, на которые в научной литературе ссылок не было, можно считать холостой продукцией.

Тут, конечно, надо иметь в виду, что если опубликованная в 2005 г. статья за последующие пять лет не вызвала никакого интереса у коллег, то,  наверное, она может быть отнесена к издержкам научного процесса. Но для статьи, вышедшей в 2009 г., такой вывод может оказаться поспешным.

Для большей наглядности в соседнем столбце приведен «относительный индекс», показывающий  отклонение этого процентного показателя от среднемирового (т.е. рассчитанного с учетом данных для всех стран, которых более ста, а не только для 40 ведущих). Пусть с надлежащими оговорками, но представляемый показатель можно интерпретировать как отражающий сравнительную эффективность функционирования научных институтов в отдельно взятой стране на фоне среднего общемирового уровня.

Наконец, для того, чтобы соотнести показатель «эффективности» с «качеством»  функционирования научных институтов, в последнем столбце приведено место страны  (в пределах рассматриваемой выборки из 40 стран) на основе интегрального импакт-фактора, рассчитанного для всех статей во всех научных областях за рассматриваемое пятилетие 2005—2009 гг.

Как видно из таблицы, во главе ее оказались «малые» страны – Дания, Швейцария, Нидерланды, Швеция, Шотландия (в отличие от предыдущей таблицы, Англия и Шотландия рассматривались отдельно). В десятке сильнейших оказались также Финляндия, Бельгия и Норвегия. Сосредоточив ресурсы на немногочисленных «горячих» направлениях, эти сравнительно небольшие, но весьма развитые страны  показали лучшие результаты как по «эффективности» выхода научной продукции, так и по ее «качеству».

Из стран «большой семерки» с их значительно большим охватом научных направлений и большим валовым выходом опубликованных статей, в десятке оказались только Англия (6-е места по обоим показателям) и США (8-е место по «эффективности» и пятое по импакт-фактору). Менее впечатляют позиции других стран G7: Германия – 11 место (9-е по импакт-фактору), Канада – 12 (12), Италия – 14 (16), Франция – 18 (15), Япония – 21 (22). Отметим также 33 место (по обоим индикаторам) Китая, который по количеству опубликованных за пятилетие статей уступает только США, но относительный индекс «эффективности» на 12% ниже среднемирового.

Россия занимает в таблице предпоследнюю, 39-ю строку, причем находится, наряду с Ираном, Украиной и Румынией, в четверке стран, значительно отстающих по относительному индексу цитирования от остальных 36 стран. По общему количеству опубликованных за пятилетие статей наша страна находится на 14-м месте, значительно уступая по этому валовому показателю всем странам G7: разница с США – в 12 раз, с Англией (без Шотландии и Уэльса!) – почти в три раза.

При этом на 55% опубликованных за минувшие пять лет статей не было ни одной ссылки в работах коллег – что ниже среднемирового показателя (на уровне которого находятся делящие в таблице 24-е место Венгрия и Греция) на 29%. Эта цифра, при всей ее условности (не будем повторять уже прозвучавшие выше оговорки, применимые, впрочем, ко всем странам), чрезвычайно тревожна, ибо свидетельствует о крайне низкой эффективности работы российских ученых. Интегральный импакт-фактор тоже не вдохновляет – 37-е место. Какая уж тут G7 – отставание нарастает не только от ведущих научных держав, но и от середнячков!

Наверное, нет смысла в очередной раз рассуждать о необходимости осознать реальное место российской науки на мировой научной карте. Как и повторять следующие из такового осознания выводы о необходимости радикально менять систему организации, управления и финансирования  российской науки – они озвучивались много раз. Будут ли эти выводы преобразованы в реальные дела – вот главный вопрос, остающийся открытым.

Примечания:

  1. В. Аджиев.  «Научная деятельность и формальные индикаторы» // ТрВ № 14 (842), 14 октября 2008 г. С. 4.
  2. В. Аджиев, Н. Демина. «Ранжирование научного вклада разных стран на основе импакт-фактора цитируемости» // ТрВ № 14 (842), 14 октября  2008 г. С. 4-5.
  3. В. Аджиев.  «Показатели научной продуктивности разных стран в период 2004-08» // ТрВ № 19 (38), 29 сентября 2009 г. С. 3.
  4. “How the G7 nations compare in research performance” // Times Higher Education, № 1951, 10 June 2010. P.21.
  5. “The most-cited nations” // Times Higher Education, № 1952, 17 June 2010. P.19.
  6. http://science.thomsonreuters.com/products/nsi
  7. “Britain closes science-citations gap on US”, Times Higher Education, № 1951, 10 June 2010.  P.9.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *