Интеллектуальная атмосфера на конференции была очень высокой

А.М. Филькенштейн (директор Института прикладной астрономии) и А.М. Вершик

Анатолий Вершик, член организационного комитета конференции «Научная диаспора и будущее российской науки», подводит ее первые итоги. В ходе дискуссии отмечалось, что конференцию назвали первой, в предположении, что за ней последуют и другие.

Пожалуй, таких конференций до сих пор не было. Цель организаторов состояла в том, чтобы вместе с учеными, работающими в России, собрать наших бывших соотечественников, успешно работающих в ведущих научных державах (Великобритании, Германии, Израиле, США, Франции, Швейцарии) в разных областях науки (математиков, физиков, биологов, историков, социологов), чтобы выработать конкретные предложения о взаимодействии в целях усиления научных и организационных контактов. Отбор кандидатов на конференцию был очень строгий. К сожалению, нельзя было превысить определенное число (50 человек). Разумеется, разговор должен был бы проходить в гораздо более широкой аудитории. Но любопытно, что, за исключением лишь одного сотрудника Министерства образования и науки, рассказавшего о новой системе грантов (вызвавшей уничтожающую критику), никто из приглашенных работников Академии наук и других ведомств не появился.

В ходе дискуссий шла речь о том огромном научном потенциале, которым обладает российская диаспора в мировой науке, и столь же очевидно, что его роль в поддержании в первую очередь фундаментальной науки в России может быть очень существенной. В то же время участники форума говорили о равнодушии — если не противодействии — в этих делах со стороны официальных инстанций, включая разнообразные ведомства, имеющие отношение к науке.

Обсуждались давно назревшие вопросы: о введении визитинга и постдоковских позиций для иностранных ученых, и в первую очередь для ученых российского происхождения, упрощении для них визового режима, международной экспертизе, рецензировании и оппонировании (и это лишь немногие из вопросов, которые так и не решены до сих пор).

Звучали слова о необходимости создания атмосферы взаимного доверия между научной диаспорой и учеными России — об этом за ясностью вопроса нечего было говорить, если бы сюда неизбежно не вмешивалась политика: всем известные и осуждаемые научным сообществом так называемые «шпионские процессы» над некоторыми российскими учеными отравляют эту атмосферу и вызывают возмущение. Участники конференции решили выразить свое отношение к этому в своем решении.

С другой стороны, подчеркивалось, что речь вовсе не идет об агитации «за возвращение ученых», такая постановка вопроса ложная. Надо думать о совместных проектах, о продолжении контактов между коллегами, учителями и учениками, живущими в разных странах. Вопрос о возвращении или невозвращении — сугубо личный.

На фото Н. Деминой слева направо: член-корр РАН А. Славнов (МИ РАН), К. Сонин (РЭШ), Е. Зельманов (Университет Калифорнии), М. Гельфанд (ИППИ РАН). На дальнем плане – С. Иванец (Минобрнауки) отвечает на вопросы по мегагрантам.

Было внесено много различных предложений как теми участниками, которые живут в России, так и живущими вне ее; на некоторых из них стоит в этом кратком отчете остановиться. Обсуждались вопросы: о создании международных университетов и институтов, в которых могли бы принимать участие и российские, и иностранные ученые (например, по типу Advanced Study или Max-Planck-Institute), идея введения в России международных премий (по типу немецкой Humboldt Research Award), резкое увеличение ставок для молодых ученых (по типу позиций CNRS во Франции) и т.д. Ставился вопрос об учреждении факультетов точных наук в Европейском университете Санкт-Петербурга, и высказывалось одобрение линии, проводимой в Высшей школе экономики и в РЭШ, по адаптации специалистов в смежных с основной (экономикой) специальностях.

Суждения по поводу текущего уровня российской науки, и особенно ее организационной структуры, были скорее пессимистическими. Наши зарубежные коллеги говорили, что некоторые фундаментальные направления (биомедицина, экономика, некоторые гуманитарные области) либо исчезают в России, либо находятся на недопустимо низком уровне. При этом вместо признания серьезности и даже критичности положения происходит замалчивание или отрицание очевидного.

Зал был полон, и интерес слушателей к двухдневным дебатам был искренним; как выразился один участник, интеллектуальная температура в зале была очень высокой. На сайте конференции (eu.spb.ru) лежит много материалов, написанных участниками и, в частности, тех, кто не смог приехать. Организаторы форума планируют в ближайшее время выпустить брошюру с материалами конференции.

Ясно, что встреча удалась, и это внушает некоторый оптимизм.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *