Два скандала в археологии

Скан­да­лы в нашей архео­ло­гии не так уж часто встре­ча­ют­ся, осо­бен­но круп­ные. Я решил рас­ска­зать о двух схо­жих по теме пото­му, что тот факт, что они раз­го­ре­лись в оте­че­ствен­ной архео­ло­гии, – слу­чай­ность: они мог­ли вспых­нуть в любой дру­гой нашей нау­ке. Поэто­му они долж­ны быть инте­рес­ны всем.

Роман и гибель Чайл­да

Пер­вый про­изо­шел в 1956 г. В его цен­тре был круп­ней­ший бри­тан­ский архео­лог Гор­дон Чайлд, мож­но ска­зать лидер бри­тан­ской архео­ло­гии, чрез­вы­чай­но вли­я­тель­ный в мире. Этот архео­лог при­дер­жи­вал­ся марк­сист­ских убеж­де­ний и был боль­шим дру­гом Совет­ско­го Сою­за. Прав­да, его марк­сизм отли­чал­ся от совет­ско­го, был более либе­раль­ным. Три­жды он при­ез­жал в Совет­ский Союз, пере­ни­мал опыт совет­ских архео­ло­гов, писал ста­тьи о дости­же­ни­ях совет­ских архео­ло­гов, радо­вал­ся при­зна­кам демо­кра­ти­за­ции, кото­рые он улав­ли­вал в совет­ской жиз­ни. Сло­вом, жизнь его напо­ми­на­ла рыцар­ский роман, в кото­ром роль воз­люб­лен­ной испол­ня­ла совет­ская архео­ло­гия Рыцарь был пре­дан иде­а­лам и влюб­лен и не заме­чал, что его Дуль­ци­нея гру­ба, лжи­ва, цинич­на, рас­чет­ли­ва и пол­на необос­но­ван­ных пре­тен­зий. При таких усло­ви­ях роман не мог ока­зать­ся счаст­ли­вым. Боль­шим уда­ром для Чайл­да было раз­об­ла­че­ние уче­ния ака­де­ми­ка Мар­ра как анти­марк­сист­ско­го, еще боль­шим -доклад Хру­ще­ва о куль­те лич­но­сти Ста­ли­на. После это­го он при­е­хал в СССР в чет­вер­тый раз. Посе­тил Моск­ву, Ленин­град и уехал. А вер­нув­шись в Лон­дон, напи­сал вид­ней­шим совет­ским архео­ло­гам – Рыба­ко­ву, Арци­хов­ско­му, Арта­мо­но­ву и дру­гим одно и то же горь­кое пись­мо о сво­ем разо­ча­ро­ва­нии состо­я­ни­ем совет­ской нау­ки – о пло­хой мето­ди­ке рас­ко­пок, о тех­ни­че­ской отста­ло­сти лабо­ра­то­рий по срав­не­нию с Евро­пой, о сквер­ном уровне пуб­ли­ка­ций, о без­до­ка­за­тель­но­сти хро­но­ло­ги­че­ских схем и т.д.

Полу­чив это пись­мо, зав­ка­фед­рой архео­ло­гии Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та проф. А. В. Арци­хов­ский при­шел в парт­бю­ро, дер­жа кон­верт за уго­лок, что­бы не оста­вить отпе­чат­ков паль­цев, и ска­зал: «Возь­ми­те, мне оно не нуж­но. Веро­ят­но, его выну­ди­ли…». Пись­мо полу­чи­ли и дру­гие уче­ные. Устро­и­ли засе­да­ние парт­бю­ро Инсти­ту­та архео­ло­гии Ака­де­мии наук и реши­ли на пись­мо не реа­ги­ро­вать. Глас­но­сти его не пре­да­вать.

А Чайлд сло­жив с себя долж­ность дирек­то­ра Инсти­ту­та архео­ло­гии Лон­дон­ско­го уни­вер­си­те­та, отпра­вил­ся на свою роди­ну в Австра­лию и там спрыг­нул с 70-мет­ро­вой ска­лы. Толь­ко его очки оста­лись лежать на усту­пе. Сво­е­му пре­ем­ни­ку он оста­вил про­щаль­ное посла­ние, в кото­ром писал о сво­ей неудо­вле­тво­рен­но­сти состо­я­ни­ем дел и о реше­нии уйти из жиз­ни.

Меж­ду тем пись­мо Чайл­да нашим архео­ло­гам, ско­пи­ро­ван­ное неко­то­ры­ми участ­ни­ка­ми сове­ща­ния, тай­но разо­шлось по рукам, и его чита­ли мно­гие моло­дые совет­ские архео­ло­ги. И пони­ма­ли, что все гром­кие декла­ра­ции о пре­вос­ход­стве совет­ской нау­ки – пока­зу­ха.

Фор­мо­зов при­ме­ря­ет доспе­хи Чайл­да

Алек­сандр Алек­сан­дро­вич Фор­мо­зов

Через пол­то­ра деся­ти­ле­тия, в кон­це 1972 г., высту­пил мос­ков­ский архео­лог Алек­сандр Фор­мо­зов, сын про­фес­со­ра зоо­ло­гии, – пол­ный, лысый, все­гда с застен­чи­вой улыб­кой на луно­об­раз­ном лице. Он обра­тил­ся к ака­де­ми­ку Рыба­ко­ву, гла­ве совет­ской архео­ло­гии, с запис­кой о сквер­ном состо­я­нии нашей пер­во­быт­ной архео­ло­гии. Рыба­ков поста­вил ее на офи­ци­аль­ное обсуж­де­ние на откры­том засе­да­нии уче­но­го сове­та, и совет вынес реше­ние, что всё хоро­шо и ника­ких реформ не тре­бу­ет­ся. Завер­шая засе­да­ние, Рыба­ков похло­пал Фор­мо­зо­ва по пле­чу и ска­зал: «Вам нуж­но вый­ти на защи­ту док­тор­ской, Алек­сандр Алек­сан­дро­вич», – т.е. свел это всё к лич­но­му недо­воль­ству Фор­мо­зо­ва сво­им поло­же­ни­ем.

Меж­ду тем пере­строй­ка внес­ла кор­рек­ти­вы в при­выч­ку мол­чать и пови­но­вать­ся. Я, к тому вре­ме­ни выпу­щен­ный из тюрь­мы и не рабо­тав­ший, полу­чил воз­мож­но­сти выез­да за рубеж на пре­по­да­ва­ние и, взяв с собой имев­ший­ся у меня спи­сок пись­ма Чайл­да, зачи­тал его в Лон­доне, на сво­ем докла­де о несчаст­ли­вом романе Чайл­да с совет­ской архео­ло­ги­ей. Англи­чане, свя­то отно­сив­ши­е­ся ко все­му из-под пера Чайл­да, реши­ли сде­лать пол­ную пуб­ли­ка­цию. Жур­нал «Рос­сий­ская архео­ло­гия», узнав об этом, поспе­шил опуб­ли­ко­вать рус­ский текст пер­вым. Так пись­мо Чайл­да ста­ло общим досто­я­ни­ем.

Меж­ду тем я со сво­и­ми уче­ни­ка­ми выпу­стил на англий­ском язы­ке в 1982 г. кри­ти­че­ский обзор совет­ской архео­ло­гии (в жур­на­ле World Archaeology), а в 1993 г. на его осно­ве сде­лал на рус­ском язы­ке кни­гу «Фено­мен совет­ской архео­ло­гии», весь­ма кри­ти­че­скую (она пере­ве­де­на в Испа­нии и Гер­ма­нии, сей­час пере­во­дит­ся в Англии). Фор­мо­зов полу­чил заказ «Рос­сий­ской архео­ло­гии» на рецен­зию. Руко­вод­ство, зная скеп­ти­че­ский и зади­ри­стый нрав Фор­мо­зо­ва, ожи­да­ло полу­чить раз­гром­ную рецен­зию. Фор­мо­зов напи­сал почти раз­гром­ную рецен­зию (1995), но ее глав­ным содер­жа­ни­ем было, что Клейн ока­зал­ся недо­ста­точ­но кри­ти­чен. Он недо­ста­точ­но ост­ро кри­ти­ко­вал зло, при­чи­нен­ное архео­ло­гии марк­сиз­мом и совет­ской вла­стью (я дей­стви­тель­но отме­чал и неко­то­рые дости­же­ния совет­ской архео­ло­гии).

Ари­стия Фор­мо­зо­ва

Сам Фор­мо­зов в деся­ти­ле­тие меж­ду 1995 и 2005 гг. раз­ра­зил­ся сери­ей кни­жек об истин­ном состо­я­нии совет­ской и пост­со­вет­ской архео­ло­гии. Из этих кни­жек глав­ны­ми явля­ют­ся две: «Рус­ские архео­ло­ги при тота­ли­тар­ном режи­ме» (2004) и «Чело­век и нау­ка. Запис­ки архео­ло­га» (2005). В них он под­нял вопро­сы эти­ки уче­ных, пока­зав, что совет­ская власть обес­кро­ви­ла нау­ку, убив и выбро­сив луч­ших, а про­чих раз­вра­ти­ла, сде­лав трус­ли­вы­ми и угод­ли­вы­ми.

И вот тут вспых­нул вто­рой скан­дал, гораз­до более гром­кий. Пото­му что Фор­мо­зов не про­сто сфор­му­ли­ро­вал ряд абстракт­ных истин о мора­ли и амо­раль­но­сти уче­ных, а разо­брал всё это на кон­крет­ных при­ме­рах, назы­вая поимен­но всех кон­крет­ных участ­ни­ков, вклю­чая самых масти­тых – ака­де­ми­ков, дирек­то­ров инсти­ту­тов, началь­ни­ков экс­пе­ди­ций, заве­ду­ю­щих кафед­ра­ми, всех. Сра­жа­ясь про­тив всех (в гре­че­ском эпо­се такая бит­ва назы­ва­ет­ся ари­сти­ей), он обви­нил мно­гих в неком­пе­тент­но­сти, без­дар­но­сти, сер­виль­но­сти, бес­прин­цип­но­сти, под­та­сов­ках, фаль­си­фи­ка­ци­ях, пьян­стве, рас­тра­тах, кумов­стве, пла­ги­а­те и т.д. Назва­ны име­на ака­де­ми­ков Рыба­ко­ва («хама и само­ду­ра»), Оклад­ни­ко­ва, Дере­вян-ко, Моло­ди­на, про­фес­со­ров Баде-ра, Край­но­ва, Гера­си­мо­ва, Кисе­ле­ва, Берн­шта­ма, Бори­с­ков­ско­го, не гово­ря уж о таких раз­об­ла­чен­ных мошен­ни­ках, как Матю­шин (гла­ва Рос­сий­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го обще­ства) или Будь­ко и Тимо­фе­ев. Немед­лен­но голов­ной архео­ло­ги­че­ский жур­нал отве­тил целым зал­пом ста­тей с опро­вер­же­ни­я­ми – пять в одном номе­ре («Рос­сий­ская архео­ло­гия», 2006, №3)! При­чем жур­нал заве­до­мо опо­ве­стил, что отве­та Фор­мо­зо­ва печа­тать не будет.

С тех пор жур­нал мол­чит о Фор­мо­зо­ве. Но в рецен­зи­ях исто­ри­ков и в бло­гах обще­ствен­ное мне­ние на сто­роне Фор­мо­зо­ва: нако­нец-то нашел­ся один, кто посмел ска­зать то, что дав­но нуж­но было ска­зать! А 80-лет­ний Фор­мо­зов умер в янва­ре 2009 г. от тяже­лой болез­ни.

Оста­лись напи­сан­ные им мему­а­ры, где он навер­ня­ка ска­зал всё, что дума­ет обо всех. Они еще вый­дут…

Гор­дон Чайлд в сред­не­ази­ат­ском хала­те, пода­рен­ном в СССР (дру­же­ский шарж М. Ховард, 1956)

В сво­их опро­вер­же­ни­ях извест­ные архео­ло­ги воз­му­ща­ют­ся искренне, и неред­ко их осно­ва­ния убе­ди­тель­ны. Фор­мо­зов частень­ко судил субъ­ек­тив­но, не всё ука­зы­вал точ­но и не всё под­твер­ждал доку­мен­таль­но, кое в чем осно­вы­вал­ся на слу­хах и догад­ках. Так, он писал, что в 30-е годы, «кажет­ся», архео­лог Кри­чев­ский донес на кол­лег. Его оппо­нен­ты воз­му­ща­ют­ся: в таких делах нель­зя обви­нять по догад­кам! Ну, мне все ста­рые архео­ло­ги гово­ри­ли, что Кри­чев­ский был сту­ка­чом. Супру­га его С.И. Капо­ши­на сама хва­ста­лась мне (угро­жая в 1962 г.), что мно­гих поса­ди­ла. Но, дей­стви­тель­но, это лишь слу­хи и раз­го­во­ры. Нуж­ны доку­мен­ты, а они дале­ко не все доступ­ны. Не сомне­ва­юсь, что целый ряд кол­лег полу­чил от Фор­мо­зо­ва щел­чок по носу, а то и опле­уху попро­сту зря.

Сужу по себе. Я был с Фор­мо­зо­вым в при­я­тель­ских отно­ше­ни­ях 60 лет. Мы окон­чи­ли уни­вер­си­те­ты в один год (1951): я – Ленин­град­ский, он – Мос­ков­ский. Встре­ча­лись в экс­пе­ди­ци­ях и на кон­фе­рен­ци­ях, пере­пи­сы­ва­лись. У нас были общие цели и общие недру­ги. Его отзы­вы обо мне зави­се­ли от пери­пе­тий наших лич­ных отно­ше­ний. Пока всё хоро­шо – отзы­вы класс­ные. Оби­дит­ся он за что-либо – у меня тот­час нахо­дят­ся тем­ные пят­на. И в печа­ти есть его раз­ные отзы­вы обо мне.

Но мое недо­воль­ство кон­крет­ны­ми отзы­ва­ми не долж­но засло­нять в моем созна­нии тот факт, что в целом его кни­ги очень нуж­ны и важ­ны, что кон­крет­ные фак­ты мож­но и нуж­но попра­вить, а в общем кар­ти­на сла­бо­стей и бед­ствий нашей нау­ки напи­са­на ярко и вер­но. Это видят все – мы же не с Мар­са при­ле­те­ли.

Сло­во и дело!

Фор­мо­зов высту­пал страст­но, коло­рит­но, черес­чур субъ­ек­тив­но и бес­ко­неч­но наив­но. Он пола­гал, что ска­зать прав­ду – это основ­ное, что мож­но сде­лать в нашей ситу­а­ции. Ох, мы живем в обще­стве, кото­рое при­вык­ло не обра­щать вни­ма­ния на сло­ва, даже самые горь­кие и прав­ди­вые. А уж если есть пере­бор, если заде­ло неви­нов­ных, то под этим фла­гом и винов­ные вро­де без вины.

Мне кажет­ся, нуж­но выне­сти на обсуж­де­ние кон­крет­ные меры, кото­рые мог­ли бы иско­ре­нить, сде­лать невоз­мож­ны­ми или по край­ней мере умень­шить те типич­ные недо­стат­ки, кото­рые отме­чал в нашей жиз­ни Фор­мо­зов. Это дол­жен быть некий кодекс науч­ной эти­ки, дей­ству­ю­щий неукос­ни­тель­но и под­дер­жан­ный пра­ви­тель­ствен­ны­ми поста­нов­ле­ни­я­ми.

1. Так, при­во­дя в соот­вет­ствие нашу систе­му уче­ных сте­пе­ней и зва­ний с меж­ду­на­род­ной или не при­во­дя, необ­хо­ди­мо изгнать из защи­ты дис­сер­та­ций кор­руп­цию, что­бы мы были уве­ре­ны, что док­тор­ские дипло­мы купить невоз­мож­но, что каж­дый док­тор напи­сал свою дис­сер­та­цию сам, а не зака­зал или полу­чил по бла­ту, что все сте­пе­ни рав­но­цен­ны – в Москве и в Даге­стане. Как это­го добить­ся, посред­ством чинов­ной ВАК или ина­че, мож­но обсуж­дать.

2. Нуж­но, что­бы заня­тие уче­ной долж­но­сти соот­вет­ство­ва­ло объ­ек­тив­ным кри­те­ри­ям. Это долж­ны быть не столь­ко уче­ные сте­пе­ни и не про­сто коли­че­ство и объ­ем печат­ных работ (бух­гал­тер­ский под­ход), сколь­ко их ранг, опре­де­ля­е­мый по кри­те­ри­ям, кото­рые пред­сто­ит раз­ра­бо­тать (см. ста­тьи в «Тро­иц­ком вари­ан­те» об экс­перт­ных сове­тах и индек­сах цити­ру­е­мо­сти). Рав­ным обра­зом пре­по­да­ва­тель­скую долж­ность долж­но опре­де­лять пре­по­да­ва­тель­ское даро­ва­ние, а оно про­ве­ря­ет­ся на сту­ден­тах (и мож­но вве­сти изме­ре­ние рей­тин­га).

3. Я бы пред­ло­жил раз­де­лить функ­ции началь­ни­ков и уче­ных. Если уче­ный ста­но­вит­ся дирек­то­ром инсти­ту­та или завом отде­ла, кафед­ры, то это долж­но быть на огра­ни­чен­ный срок, и в это вре­мя (а так­же неко­то­рое вре­мя после того) он не дол­жен иметь пра­во выпус­кать моно­гра­фии и ста­вить свою под­пись под кол­лек­тив­ны­ми тру­да­ми.

4. Если уче­ный заме­чен в пла­ги­а­те, то он не толь­ко дол­жен нести уго­лов­ное нака­за­ние, но дол­жен терять на боль­шой (мно­го­лет­ний) срок пра­во печа­тать какие-либо тру­ды под сво­им име­нем или псев­до­ни­мом.

5. Архео­ло­гия при­над­ле­жит к чис­лу наук, в кото­рых дей­ству­ет не толь­ко обще­на­уч­ная эти­ка, но и эти­ка, зало­жен­ная в спе­ци­фи­ке самой нау­ки: в ней почти невоз­мож­на экс­пе­ри­мен­таль­ная про­вер­ка, а иссле­до­ва­ние есть одно­вре­мен­но уни­что­же­ние памят­ни­ка. Поэто­му работ­ник, заме­чен­ный в фаль­си­фи­ка­ции, под­та­сов­ке, наме­рен­ном иска­же­нии дан­ных, дол­жен сра­зу и навсе­гда изго­нять­ся из архео­ло­гии.

6. Посколь­ку пьян­ство ведет в экс­пе­ди­ци­ях к поте­рям дан­ных и небре­же­нию мето­ди­кой, оно долж­но рас­смат­ри­вать­ся как доста­точ­ный повод к уволь­не­нию.

7. Зна­ние язы­ков необ­хо­ди­мо для под­дер­жа­ния иссле­до­ва­тель­ско­го уров­ня, поэто­му необ­хо­ди­мо вве­сти боль­шие допла­ты за каж­дый ино­стран­ный язык: два ино­стран­ных – две допла­ты, пять язы­ков – пять доплат.

Чайлд сето­вал на отста­лость совет­ской архео­ло­гии от миро­вой нау­ки, Фор­мо­зов – на паде­ние с высот рос­сий­ской архео­ло­гии цар­ско­го вре­ме­ни. Сей­час у нас пост­со­вет­ская архео­ло­гия – толь­ко-то что после совет­ской? А есть ли у нее соб­ствен­ные цель, суть и имя? Воз­мож­но, начать ей сто­ит с соб­ствен­ной эти­ки.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
1 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Павел РусаковПавел Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Павел
Павел

«…пост­со­вет­ская архео­ло­гия — толь­ко-то что после совет­ской». Как жаль, что всё имен­но – так.

Павел Русаков
Павел Русаков

Меня уди­вил этот текст Льва Саму­и­ло­ви­ча! Как кажет­ся, Фор­мо­зов (дей­стви­тель­но изло­жив мно­го важ­ных наблю­де­ний и суж­де­ний о нау­ке) ярко и нагляд­но пока­зал всё то, чего надо избе­гать в науч­ной дис­кус­сии. По злой иро­нии – пока­зал на сво­ём соб­ствен­ном при­ме­ре. То есть избе­гать пред­взя­тых суж­де­ний, осно­ван­ных на лич­ных отно­ше­ни­ях, амби­ци­ях и оби­дах. И избе­гать суж­де­ний не обос­но­ван­ных фак­та­ми и доку­мен­та­ми. Это уже само по себе – пре­крас­ный эти­че­ский прин­цип (и мето­ди­че­ский тоже), кото­рый поз­во­лил бы исклю­чить не два, а куда боль­ше скан­да­лов. Мне тоже близ­ка тема эти­че­ско­го кодек­са. Ана­ло­гич­но пред­ло­жил бы гнать в шею обла­да­те­лей липо­вых дис­сер­та­ций. И не толь­ко это. Но пункт «о вре­де пьян­ства» вызвал неволь­ную улыб­ку. Это что,… Подробнее »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: