Танки грязи не боятся?

13 апреля 2010 года. ТрВ № 51, c. 14, "Локомотив модернизации"  
Евгений Онищенко
Рубрика: Бытие науки

Комментариев нет
14846 просм., 4 - за сегодня
Распечатать статью Распечатать статью

Ваше кредо? Везде!

На сером научно-политическом небосклоне есть одна яркая звезда. В то время как другие скучно отчитываются о достижениях или сожалеют о потерянном в последние десятилетия, этот человек, напористый, как танк, сияет оптимизмом и готов браться за масштабные, можно даже сказать — эпохальные проекты. Для него нет ничего невозможного, он готов вести нашу страну в новый технологический уклад. Это Михаил Валентинович Ковальчук, рассказывающий нам на Пятом канале истории из будущего.

М.В.Ковальчук. Фото с сайта www.strf.ru

Взгляды Михаила Ковальчука на науку и ее развитие, безусловно, оригинальны [1]: «Более 300 лет назад, во времена Ньютона, была только одна наука — естествознание и только один тип учёного — естествоиспытатель. По мере совершенствования инструментария науки и представлений о мире люди начали в единой природе вычленять разные сектора, в которых было легче разобраться, — физика, химия, биология и т.д. В результате за сотни лет развития человечество построило узкоспециализированную систему науки и образования. С одной стороны, эта система уникальна, потому что с её помощью создана современная цивилизация. С другой -оказалась тупиковой. Поэтому неслучайно возникла идея запуска коллайдера, который должен промоделировать большой взрыв, произошедший 14 миллиардов лет назад, когда возникла Вселенная. Из общего количества энергии и материи, которые появились во времена взрыва, человечество понимает и использует только пять процентов. Это означает, что мы живём в неком иллюзорном мире, который составляет всего пять процентов от мира реального».

Цели, которые ставит М.В. Ковальчук, также поражают воображение [2]: «Стратегическая цель «запуска будущего» — создание антропоморфных технических систем, подобных конструкциям, создаваемым живой природой. Выполнение этой задачи возможно не просто путем соединения одной технологии с другой, а при помощи конвергенции, взаимопроникновения наивысших технологических достижений и знаний в области изучения живой природы и человека. Такая конвергенция, объединение наук и технологий даст толчок формированию нового технологического уклада, основанного на НБИК-технологиях, где Н — это нано, новый подход к созданию материалов «под заказ» путем атомно-молекулярного конструирования; Б — био, то, что позволит вводить в конструирование неорганических материалов биологическую часть и таким образом получать гибридные материалы; И — информационные технологии, которые дадут возможность в такой гибридный материал или систему «подсадить» интегральную схему и в итоге получить некую интеллектуальную систему, а К — это когнитивные технологии, основанные на изучении сознания, познания, мыслительного процесса, поведения живых существ и человека в первую очередь, как с нейрофизиологической и молекулярно-биологической точек зрения, так и с помощью гуманитарных подходов. Смысл создания НБИК-центра в Курчатовском институте и состоял в том, чтобы сформировать инфраструктурную базу этой конвергенции наук и технологий».

Столь яркая и нетривиальная личность не могла не быть оцененной по достоинству. Одно перечисление должностей г-на Ковальчука займет целый абзац. Он — директор РНЦ «Курчатовский институт», директор-организатор Курчатовского центра синхротронного излучения и нанотехнологий РНЦ «КИ», директор Института кристаллографии РАН, ученый секретарь Совета при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию, член Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России, член правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям, глава комиссии Общественной палаты по науке и инновациям, член коллегии Минобрнауки, член коллегии Федерального агентства по атомной энергии, член бюро Отделения физических наук РАН, главный редактор журнала «Кристаллография», заведующий кафедрой «Физика наносистем» Физфака МГУ, декан факультета нано- , био- информационных и когнитивных технологий МФТИ и т.д. Второго (не первого) апреля Ученый совет физфака СПбГУ на внеочередном заседании обратился к Михаилу Валентиновичу с просьбой стать деканом.

Возглавляемый М.В.Ковальчуком РНЦ «КИ» представляется руководству страны своего рода первой ласточкой в деле создания новой, прогрессивной формы организации российской науки — национальных исследовательских центров. Одним из последних свидетельств этому стало совещание у премьер-министра Владимира Путина 12 января 2010 г. В.В. Путин сказал [3]: «Курчатовский институт» призван стать площадкой, на которой мы должны отработать все аспекты формирования национальных исследовательских центров. А таких, как вы помните, мы планируем создать 5-7... По сути, речь идёт о принципиально новых элементах формирования инновационной инфраструктуры России, о внедрении современных методов управления, организации и работы в научной сфере, формировании единой цепочки — от фундаментальных разработок до технологий, имеющих перспективы на высокотехнологичных, наукоёмких рынках.» Таким образом, Михаил Ковальчук выбран на роль «рулевого» пилотного проекта по созданию нового, современного облика российской науки. В этой связи интересно посмотреть на то, что происходит в руководимом им институте: какие ресурсы есть в его распоряжении и какие результаты — на выходе.

Формула успеха

Вот что говорится про РНЦ «КИ» в одном из недавних рекламных проспектов института: «Институт является многопрофильным научно-исследовательским центром с развитой экспериментальной базой: — 6 ядерных реакторов... — Специализированный источник синхротронного излучения... — Термоядерные установки токамак... — Комплекс физических, химических и радиохимических лабораторий. — Центр обработки данных на базе суперкомпьютера (120 Тфлопс). — Центр нанобионаук и технологий, включая лаборатории геномного анализа и синтетической клетки, белковую фабрику и нанофаб... РНЦ «КИ» — научный координатор деятельности в области нанобиотехнологий, нано-систем и наноматериалов в России... РНЦ «КИ» сегодня — около 100 гектар территории, 5000 сотрудников, в том числе 2000 научных работников, 900 докторов и кандидатов наук, 21 член РАН». Впечатляющий потенциал.

Не в меньшей степени впечатляют и финансовые вливания в учреждение. Только в рамках ФЦП «Развитие инфраструктуры наноиндустрии» объем инвестиций в объекты РНЦ «КИ» в 20082010 гг. составит 5,3 млрд руб. [4]. А есть множество лотов в рамках этой и других ФЦП, получаемых институтом; за последние несколько лет таким образом получено еще несколько миллиардов. Более того, на развитие РНЦ «КИ» помимо ранее запланированных ассигнований в ближайшие три года будет выделено еще 10 млрд руб.

Масштаб ведущегося строительства и оснащения дорогостоящим оборудованием поражает воображение [1]: «За год полностью провели модернизацию синхротронного центра и вместо 6 тыс. м теперь там почти 20 тыс. — вместо 10 станций теперь там могут располагаться 40. Общая площадь здания научно-технологического центра нанотехнологий превышает 15 тыс. кв. м, чистые комнаты — почти 6 тыс. кв. м. Формируется суперкомпьютерный центр — сейчас 30 терафлоп, к концу года будет 120, в 2010 году — 300.»

Нанорезультаты

А что имеем «на выходе»? В опубликованной в прошлом номере ТрВ статье «Модернизация и наука» были приведены данные по изменению со временем публикационной активности ученых из разных стран, а также из некоторых российских организаций, основанные на информации наиболее авторитетной международной базы данных Web of Science. Оказывается, РНЦ «КИ» не является безусловным лидером среди российских исследовательских организаций: в 2009 г. «курчатовские» ученые опубликовали 420 статей. Для сравнения: за лидерами по публикациям из числа академических институтов, — Физико-техническим институтом РАН и ФИАН Web of Science — насчитывается 810 и 570 статей соответственно, а учёные из ОИЯИ опубликовали в прошлом году 830 статей.

Но более показательно не общее число статей, а динамика. В статье «Модернизация и наука» показано, что (независимо от культурных особенностей, политического строя, расположения на карте мира и размера территории) в современном мире действует единая закономерность: страны, в которых происходит быстрое экономическое и научно-техническое развитие, экономическая модернизация, демонстрируют ускоренный (по отношению к наиболее развитым странам мира) рост числа публикаций. В России этого нет: традиционные структуры (РАН, МГУ, ОИЯИ) в последние 15 лет показывают рост публикационной активности на уровне нижней границы для развитых стран. В стране же в среднем рост числа публикаций заметно ниже. А вот число статей, публикуемых учеными из РНЦ «КИ», в последние 10 лет постепенно уменьшается. Падает и общее число статей, и число статей в высокорейтинговых зарубежных издканиях. К примеру, число статей в журналах семейства Physical Review уменьшилось с 2000 по 2009 г. с 53 до 44. При взгляде на то, что происходит в мире, очевидно, что данный факт несовместим с научно-техническим развитием — это признак упадка и деградации научно-технического потенциала.

Однако РНЦ «КИ» — большая организация, состоящая из множества подразделений. И если мы хотим в полной мере оценить организаторские таланты М.В. Ковальчука, стоит обратить внимание на структурное подразделение, которым он руководит много лет, на его любимое детище, Научно-технологический комплекс «Курчатовский центр синхротронного излучения и нанотехнологий». Тем более что М.В. Ковальчук получил премию Правительства РФ 2006 г. в области науки и техники за создание научно-технического комплекса на базе специализированных источников синхротронного излучения «Сибирь» в РНЦ «КИ». Продолжу прерванную в первом разделе цитату [2]: «Ядро, вокруг которого развивается Курчатовский НБИК-центр — уникальная комбинация МЕГА-установок мирового класса — источников синхротронного и нейтронного излучения».

Итак, синхротрон — уникальная установка мирового класса, которая помогла Михаилу Ковальчуку обосновать рациональность выбора РНЦ «КИ» в качестве головной организации по нанотехнологиям. Сравним результаты работы Курчатовского центра с результатами работы зарубежных источников синхротронного излучения (ИСИ). Со списком публикаций Центра можно ознакомиться на его сайте [5]. В последние годы Центр «выдает на-гора» примерно по 50 публикаций в год, 40 с небольшим из них — статьи в журналах (остальное — труды конференций, главы в монографиях, препринты). Много это или мало? Сравним с результатами синхротронов схожего класса. ИСИ в Карлсруэ, согласно последнему годовому отчету, выдает более 200 журнальных статей [6]. То есть научные группы, использовавшие предоставляемые им в Карлсруэ возможности, наработали на 200 публикаций. Существовавший 28 лет и недавно закрытый синхротрон в Дэрсбери дал 420 статей в последний год работы [7]. На более современных и мощных установках картина другая. ИСИ в Аргоннской национальной лаборатории в последние годы публикует около тысячи статей в журналах [8]. Европейский ИСИ в Гренобле — около тысячи статей (специально уточняется — с использованием источника синхротронного излучения) [9]. Даже небольшой австралийский ИСИ, работающий всего пару лет, «выдал» за первую половину 2009 г. более 60 статей, причем, подчеркивается на сайте синхротрона, среди них есть статьи в наиболее высокорейтинговых научных журналах — Nature и Science [10].

«Гладко было на бумаге...»

Курчатовский ИСИ по результативности работы уступает зарубежным источникам примерно на порядок. Но и это определенное лукавство: многие из публикаций Центра не имеют отношения непосредственно к источнику. К примеру, из 8 журнальных статей за 2010 г. (статус на начало апреля 2010 г.) только 2 выполнены с использованием ИСИ РНЦ «КИ». Дело в том, что в названии Центра фигурируют нанотехнологии, что позволяет включать в список и статьи, никакого отношения к синхротрону не имеющие. Таким образом, и без того очень далекий от какого бы то ни было мирового лидерства «статейный выход» синхротрона уменьшается минимум вдвое.

По «качеству публикаций» курчатовский синхротрон также несопоставим с зарубежными аналогами. В списке публикаций с 2003 г. можно найти только две статьи в журналах с наивысшим рейтингом (в Physical Review Letters). Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что эти статьи не имеют отношения собственно к курчатовскому синхротрону. В первой из них (от 2006 г.) использовалась установка GRAAL (GRenoble Anneau Accelerateur Laser), которая, как ясно из названия, расположена не в Москве. Со второй, опубликованной в 2008 г., ситуация еще более интересна: в работе использовался калифорнийский Advanced Light Source, и в числе ее авторов нет ни одного сотрудника РНЦ «КИ». В список публикаций Центра она попала, вероятно, из-за того, что один из авторов позже устроился на работу в РНЦ «КИ». Вообще, за последние годы работы синхротрона в высокоимпактных журналах практически нет статей, в которых содержится указание на использование курчатовского ИСИ. Это крайне странно для «уникальной установки», особенно с учетом того, что ученые института публикуют довольно много статей в высокорейтинговых журналах. Но только не в вотчине Михаила Ковальчука. Немногим лучше обстоит дело и с лучшими российскими журналами: из 15 статей в «ЖЭТФ» и «Письмах в ЖЭТФ», имеющихся в списке публикаций Центра, только в трех есть информация об использовании курчатовского синхротрона.

Выше говорилось, что в одной из статей в Phys.Rev.Lett. нет авторов из РНЦ «КИ». Такие случаи — не редкость: в 5 статьях в «ЖЭТФ» и «Письмах в ЖЭТФ» также нет «курчатовских» авторов, нет ни одного автора оттуда и во многих статьях в журналах «Физика твердого тела» и «Кристаллография». Возможно, кто-то из авторов числится в РНЦ «КИ» на полставки, но до такой степени не ассоциирует себя с этой организацией, что не указывает ее в своих статьях.

Почему руководство Центра идет на явные натяжки для увеличения числа статей, догадаться несложно. Михаил Ковальчук оказался не в состоянии довести синхротрон до кондиции, привлечь внешних пользователей и по максимуму использовать возможности установки. Синхротрон, пусть и не суперсовременный, при некоторой модификации может быть добротным исследовательским инструментом, однако руководству РНЦ «КИ» проще вынашивать планы о глубокой модернизации установки, которая остановит исследовательскую работу на годы, чем наладить нормальную работу. Поэтому приходится из кожи вон лезть, чтобы обеспечить хоть какую-то видимость относительно успешной (на взгляд дилетанта) работы.

И, очевидно, дело тут не в деньгах, напомню [1]: «...провели модернизацию синхротронного центра и вместо 6 тыс. метров теперь там почти 20 тыс. — вместо 10 станций... могут располагаться 40». В условиях, когда и на существующих станциях — за исключением двух-трех — работа толком не налажена, такое поведение является типичной показухой и бездумным транжирством.

С введенным в строй в 1981 г. исследовательским реактором ИР-8 -источником нейтронного излучения, -все еще проще. На сайте Института реакторных материалов и технологий (в состав института входит ИР-8) указано [11]: «Ежегодно публикуется около 10 материалов в ведущих научных изданиях, в т.ч. зарубежных.» Чтобы не утомлять читателя информацией, укажу только данные для действительно лидирующего мирового центра — Института Лауэ-Ланжевена в Гренобле, где находится самый мощный источник нейтронов в Европе. С использованием этого источника публикуется примерно 500 статей в год (причем около 80 из них — в высоко-импактных журналах) [12].

А вот мнение М.В. Ковальчука [2]: «Сегодня, с появлением конвергентного Курчатовского НБИК-центра, у российской науки создан задел на десятилетия, который обеспечит нам лидирующие позиции среди ведущих научных центров мира».

Жаль только, что кроме руководителей России и ее жителей никто об этом не узнает...

«Б — это био»

Среди публикаций Центра синхротронного излучения и нанотехнологий числится и работа, ставшая в конце 2009 г. всероссийской сенсацией, — «расшифровка генома русского человека» [13]. В журнале «Технополис XXI» академик К.Г. Скрябин разъяснил публике, о чем идет речь [14]: «В свое время международный проект по расшифровке первого генома в 2001 г. обошелся в $7 млрд, сейчас подобный анализ ДНК одного человека стоит уже порядка 200 тыс. долл. ... уже сейчас в Курчатовском НБИК-центре расшифрован геном русского, восьмой расшифрованный геном в мире». В более массовых СМИ акценты расставлялись по-другому [15]: «Новый рабочий день в лабораториях Курчатовского института не отличался от сотен таких же: лучшие ученые на новейшем оборудовании проводят генетические исследования. Но их итогом стала настоящая сенсация... «Грандиозный прорыв — мы вошли в число стран, которые умеют расшифровывать полный геном человека...» — объясняет директор РНЦ «КИ», член-корр. РАН Михаил Ковальчук». Как и положено, из результатов работ делались глубоко междисциплинарные выводы: так, в интервью «Независимой газете» Константин Скрябин сказал [16]: «Мы не обнаружили в геноме русских заметных татарских привнесений, что опровергает теории о разрушительном влиянии монгольского ига». Сообщалось, что «проект по расшифровке генома россиянина стоил дешевле, чем аналогичные проекты, проведенные ранее за рубежом» [17].

Неужели грандиозное достижение? Вот аннотация из упомянутой статьи [13]: «В настоящее время стремительно развиваются новые технологии секвенирования ДНК, позволяющие быстро и эффективно определять особенности организмов на уровне строения их геномов. В данном исследовании впервые в России было проведено полногеномное секвенирование человека (русского, мужчины) с использованием двух из представленных на современном рынке технологий — циклического лигазного секвенирования SOLiDtM (Applied Biosystems) и технологии секвенирования на молекулярных кластерах с использованием флуоресцентно меченных предшественников на приборе GAII (Illumina)».

Конечно, оценить работу могут только специалисты, но представляется, что грамотное использование закупленного за рубежом современного оборудования и умение обработать результаты все-таки не такой уж космический успех. Особенно в свете того факта, что расшифровка генома отдельного человека становится рыночной услугой: по информации журнала Technology Review, уже к июню 2009 г. несколько фирм заявили о запуске услуги по секвенированию индивидуальных геномов [18]. Расшифровка человеческого генома в конце XX в. — действительно огромный успех — совместными усилиями научных организаций из нескольких стран стоила $3 млрд. Расшифровка первого индивидуального генома (Нобелевского лауреата Джеймса Уотсона) в 2007 г. стоила примерно $2 млн. А далее... Первой на рынок вышла фирма Knome, сначала оценившая расшифровку генома в $350 тыс. В начале лета 2009 г. фирма Illumina заявила о том, что принимает заказы на расшифровку генома отдельных людей. На сайте www.everygenome.com не указана цена, но в процитированной выше заметке она есть — это $48 тыс. Наконец, еще одна фирма, Complete Genomics, заявила о своих планах выйти на рынок с ценой работ в $5 тыс. Уже в августе 2009 г. Illumina выполнила первый индивидуальный заказ. Оставим для читателя риторический вопрос: может ли закупающий оборудование у производителя Курчатовский институт выполнить работу дешевле, чем это делает сам производитель, который не ввозит оборудование из-за границы и уже наладил коммерческий сервис? Возможно, дело тут не в сознательном обмане, а в привычке измерять все масштабами многомиллионных лотов Роснауки. А вот чрезмерное раздувание значимости работы — стандартный стиль руководства РНЦ «КИ».

Послесловие

Получается удивительная вещь: чиновники говорят о том, что деньги следует расходовать эффективно, что существующие структуры не дают ожидаемого результата, -и закачивают миллиарды рублей в организацию, руководство которой по уровню бестолковой расточительности оставляет все традиционные структуры далеко позади. Огромный коллектив института оказывается заложником политики своего «инновационного» руководства. Стоит заметить, что при фантастических денежных потоках рядовые сотрудники РНЦ «КИ» больших денег не видят: оклад старшего научного сотрудника там — примерно 7 тыс. руб. Серьезные доходы имеет весьма узкий круг управленцев и приближенных к начальству лиц.

«Прорывная» Национальная лаборатория на базе РНЦ «КИ» служит «замечательным» примером для всех остальных: обещай много, раздувай из мухи слона, делай это методично — может, денег дадут. Ведь ответственности — никакой. Что делать? Всем памятны недавние отставки по итогам Олимпиады. Место российской сборной в неофициальном командном зачете оказалось гораздо скромнее того, чем следовало из наполеоновских планов спортивных чиновников. Но если стремление к высокому месту в командном зачете Олимпиады — это своего рода «государственные понты», то развитие науки критически важно для страны. И есть цифры, совершенно четко показывающие, сколь далеки победные реляции от реальности (еще дальше, чем в случае с Олимпиадой). Что пересилит — государственный интерес или безответственность, кумовщина и круговая порука — вот вопрос, от которого зависит будущее российской науки.

Евгений Онищенко

1. www.strf.ru/organization.aspx?CatalogId=221&d_no=18956

2. М.В.Ковальчук. «Курчатовский центр нано-био-инфо-когнитивных технологий». Труды XIV Международного симпозиума «Нанофизика и наноэлектроника», Нижний Новгород, 15-19 марта 2010 г, т.1, с. 5-6.

3. http://premier.gov.ru/events/news/8953

4. http://dis2.informika.ru/read/tagpro/fcp/inv

5. www.kcsr.kiae.ru/publications.php

6. http://ankaweb.fzk.de/_file/extras/extras_download_29.pdf

7. www.srs.ac.uk/srs/annual_report/SRDAnnualReport_06-07.pdf

8. https://beam.aps.anl.gov/pls/apsweb/pub_v2_0009.publication_stats_detail

9. www.esrf.eu/UsersAndScience/Publica-tions/PublicationsList

10. www.synchrotron.org.au/index.php/news/publications/annual-report

11. http://ns.irtm.kiae.ru/InterCo.html

12. www.ill.eu/science-technology/scien-tific-publications/

13. www.kiae.ru/act_nat_01.pdf

14. www.kiae.ru/nbik01.pdf

15. www.vesti7.ru/news?id=15983

16. www.ng.ru/society/2009-12-30/5_russian.html

17. www.lenta.ru/news/2009/12/17/russian

18. www.technologyreview.com/biomedicine/22793/?a=f

Связанные статьи

Помощь «Троицкому варианту — Наука» ⇢

Ваши мысли

Запрещены: спам, нецензурная ругань, оскорбления, расизм. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com


См. в той же рубрике: