Академический отпуск земли

30 марта 2010 года. ТрВ № 50, c. 2, "Наука и общество"  
Илья Кирилов
Рубрика: Наука и общество

Комментариев нет
6866 просм., 7 - за сегодня
Распечатать статью Распечатать статью

От главного здания Президиума РАН на Воробьевых горах паутиной расходятся многочисленные институты Академии наук. После развала СССР, отсутствия финансирования, оттока ученых и полного наплевательства властей институты долго и неизбежно разваливались, хирели, а внимание к ним пропадало. Правда, не со стороны крупного бизнеса. Если научная ценность сводилась на нет, то рыночная, наоборот, — увеличивалась. За каждым институтом РАН закреплены земли, которые из года в год становились дороже.

Протокол благородных намерений

7 мая 2002 г. между президентом Российской академии наук Юрием Осиповым и мэром Москвы Юрием Лужковым был подписан «Протокол о намерениях по порядку реализации проектов строительства жилья с необходимой инфраструктурой на отведенных РАН и ее научным организациям земельных участках в г. Москве». Его цель выражалась в следующих благородных словах: «поддержка фундаментальной науки в России, ...укрепление и развитие кадрового состава, ...а также в целях закрепления молодых специалистов в научных учреждениях РАН...». Этот документ послужил отправной точкой для активного освоения федеральных земель, отданных в пользование Российской академии наук.

А благородные на бумаге намерения в действительности выразились: в строительстве элитных домов с приблизительной стоимостью в 20 тыс. долл. за кв. метр; в сносе детских садов и действующих научных лабораторных корпусов; в отчуждении государственной собственности в пользу коммерческих структур; в избиении протестующих жителей.

8 сентября 2008 г. Генеральной прокуратурой было отправлено представление президенту РАН Юрию Осипову «Об устранении нарушений законодательства о распоряжении государственным имуществом». Основная претензия прокуроров: при заключении инвестконтрактов «не во всех случаях обеспечивалась защита имущественных интересов государства, а руководители некоторых институтов, подведомственных РАН, превышали предоставленные им полномочия». Этот документ объемный, поэтому приведем из него лишь один из самых показательных примеров.

Институтом химической физики (ИХФ) им. НН.Семенова РАН (об этом учреждении подробнее речь пойдет ниже) 17 января 2005 г. заключен инвестконтракт на строительство трех четырехэтажных жилых домов и административно-лабораторного корпуса по ул. Косыгина, дом 4. Помимо этого ИХФ заключил контракт с ООО «Глория-Винтекс», 99 % акций которой принадлежат австрийской ООО «Авеню Остройпа Гмбх», на реставрацию усадьбы Дмитриевых-Мамоновых, являющейся памятником истории и культуры федерального значения. В качестве компенсации инвестору давалось право на строительство элитного дома на территории усадьбы. Однако участок, на котором планировалось строительство, входил в состав особо охраняемой природной территории — природного заказника «Воробьевы горы». Строить в заказнике и на территории памятника — запрещено, в связи с чем прокуратура Москвы и Росимущество обратились в суд. Суд первой инстанции с их иском не согласился, но Девятый арбитражный апелляционный суд в мае 2007 г. признал постановление о проведении работ недействительным.

Однако в нашем распоряжении оказалось письмо, датированное октябрем 2008 г., через полтора года после решения суда, от генерального директора ООО «Глория-Винтекс» Юрия Дацковского к заместителю президента РАН и управляющему делами РАН Константину Солнцеву. Несмотря на постановление суда, гендиректор просит оформить доверенности от имени ИХФ РАН сотрудникам своей компании «для ускорения процесса оформления земельного участка в собственность РФ для последующей передачи ООО «Глория-Винтекс» 0,27 га, в целях осуществления проектирования и строительства жилого дома». Чтобы узнать, было ли это намерение исполнено, мы позвонили в управляющую компанию «Авеню Менеджмент», представляющую в России австрийскую «Авеню Остройпа Гмбх». Нам сообщили, что Юрий Дацковский больше там не работает, а с нынешним гендиректором Владимиром Симоненко нам связаться не удалось.

Управление широких полномочий

Особого внимания в письме Дацковского заслуживает то, что на строительство получено принципиальное согласие от Межрегионального территориального управления по управлению имуществом РАН (МТУ РАН). Это управление возглавлял Леопольд Леонтьев. Однако наш источник, работавший в МТУ, сообщил, что все решения по строительству и распоряжению землей принимались не Леонтьевым, уже пожилым академиком, а управляющим делами РАН — Солнцевым. Все инвестконтракты проходили через него.

В ответе генпрокуратуре тогдашний и.о. президента РАН Александр Некипелов сообщил, что многочисленные инвестиционные контракты заключались в связи с отсутствием у самой академии достаточных средств на капитальное строительство. А в конце письма и.о. президента пообещал: «Президиумом РАН будет указано руководителям подразделений и подведомственных ей организаций... о необходимости неукоснительного соблюдения прав Российской Федерации при заключении и реализации инвестиционных контрактов, обеспечения контроля за их надлежащим исполнением».

Но, видимо, надлежащий контроль обеспечить так и не удалось. В феврале 2009 г. МТУ РАН было расформировано, а вместо него в центральном аппарате Росимущества создано Управление имущества организаций научной сферы. За этой, казалось бы, малозначимой структурной реформой скрывается многое.

В неофициальной беседе один из сотрудников центрального аппарата Росимущества рассказал, что вокруг этого решения было много скрытой шумихи и закулисной борьбы: люди, в чьем распоряжении была вся земля РАН, очень не хотели расставаться со своими полномочиями и всячески пытались блокировать решение о ликвидации МТУ. Однако оно состоялось, а во вновь созданном управлении пока пытаются провести аудит всего движимого и недвижимого имущества. Сделать это, по словам нашего источника, чрезвычайно трудно: «За эти годы имущественный реестр в МТУ велся кое-как, и сейчас мы в центральном аппарате даже не можем понять: что наше, а что нет, что уже безвозвратно потеряно, а что еще можно вернуть?». И, похоже, наш собеседник в Росимуществе не преувеличивал: оказалось, что в центральном аппарате федерального агентства ничего не знали о тех проблемных инвестиционных контрактах, деталями которых мы интересовались. Их в Росимуществе просто не нашлось.

Улица Косыгина, владение 7/2-13

Здесь располагается Институт химической физики РАН, тот самый, который уже упоминался в представлении Генпрокуратуры. Институт арендует участок земли в 2,5 га. Часть этого участка (1,2 га) — это территория самого института, другая — это дворовая территория соседних домов по ул. Косыгина, а также проезжая часть ул. Академика Зелинского с участком бульвара. На этой земле с середины 90-х ИХФ планировал масштабное строительство элитного жилья. Это вызывало недовольство местных жителей, а также прямо противоречило всем нормам (ни улица, ни бульвар не предназначены для жилищного строительства и не могут находиться в аренде для этих целей).

В 2001 г. на одном из избирательных участков Гагаринского района голосовал прописанный там Владимир Путин. Участок как раз располагался в усадьбе Дмитриевых-Мамоновых, занимаемой ИХФ РАН. Старая бабушка, ленинградская блокадница, прорвав оцепление охраны, передала Президенту в руки письмо от местных жителей, в котором они просили отменить аренду 1,3 га их дворовой территории, улицы и бульвара. Адресность воздействия сыграла свою роль. Вскоре жителям пришли ответы от полпреда Президента по Центральному федеральному округу Георгия Полтавченко и заместителя руководителя Комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции г. Москвы Михаила Балакина. Они заверили жителей: вопрос с отменой аренды 1,3 га решен.

Однако это решение до сих пор не проведено в жизнь. Тем временем подготовка документов для стройки шла полным ходом: в 2004 г. ИХФ РАН в лице директора Александра Берлина заключил инвестиционный контракт на строительство с ЗАО «СУ-155» в лице гендиректора Александра Мещерякова (сведений о том, что проводился конкурс, нет). А председателем совета директоров строительной компании уже был Михаил Балакин, тот самый, что когда-то обнадеживал жителей от имени московских властей.

Между тем, другая часть участка — размером в 1,2 га — была занята федеральной собственностью. В инвестиционном контракте указывалось, что земля не свободна от имущественных обязательств: на ней находятся складские помещения ИХФ РАН площадью 1905 кв. м, которые необходимо снести. Взамен до начала строительства СУ-155 должно было возвести здание материального склада площадью 850 кв. м. И, наверное, никто бы не заметил, что размеры государственного имущества уменьшились более чем в два раза, если бы склад все-таки был построен. Но работы на участке начались, а склада до сих пор нет. И, судя по развитию событий, вряд ли будет.

В октябре 2008 г. на территорию пришли строители из подрядной организации — ООО «Фирма «Латгалия» и стали огораживать участок забором. Причем по старому периметру, который значился в документах, отмененных годом ранее московской прокуратурой. Во избежание протестов со стороны жителей была установлена серьезная охрана, которая не пускала на работу даже сотрудников ИХФ. Уже пожилым ученым, чтобы попасть в институт, приходилось перелезать через высокий забор. В феврале 2009 г. Мосгосстройнадзор из-за нарушений в документации приостановил разрешение на строительство. Но и после этого работы не прекращались, были вырублены 125 деревьев. Департамент природопользования подтвердил незаконность вырубки и оценил ущерб, нанесенный окружающей среде, более, чем в 1 млн руб. Ставился вопрос о привлечении подрядчика к уголовной ответственности.

Вскоре работы опять были продолжены — теперь уже по сносу здания, в котором, как сообщал директор ИХФ Берлин в письме Леонтьеву и Солнцеву, размещались службы институтов и работали их сотрудники. А в инвестиционном контракте вообще ничего не сказано про наличие на участке строительства этого объекта федеральной собственности — лабораторного корпуса общего назначения, который находился в оперативном управлении другого академического учреждения — Института биохимической физики им. Н.М. Эммануэля РАН. Судьба этого модуля уже решена. Хотя разрешения на его снос не давали ни уже расформированное МТУ по управлению имуществом РАН, ни Росимущество, ни московские органы, оформляющие проведение работ по сносу.

Уничтожению действующей научной лаборатории не противился ни президент РАН Юрий Осипов, ни высокопоставленные политики, коих и в академии, кстати, немало. По-своему сопротивляются лишь местные жители и отдельные ученые, которые до сих пор живут не рынком и бизнесом, а наукой. В нашем распоряжении оказалось письмо, написанное в 2002 г. (задолго до заключения инвестиционного контракта), в котором бывший директор Института биохимической физики Александр Шилов просит у Юрия Осипова и администрации Президента РФ защитить интересы Российского государства и российской науки и не сносить модуль, который известен во всем мире, ведет совместные исследования с научными учреждениями Канады, США, Германии, Китая и который занимал призовые места на всероссийских и международных выставках.

Шилова не услышали. Осенью 2009 г. модуль напоминал брошенный улей. Кабинеты перевернуты вверх дном, из них выносят оборудование. Вокруг с опущенными глазами бродят ученые старцы в белых халатах. Здесь я встречаю профессора Анатолия Александровича Кузнецова, доктора наук, заведующего лабораторией обреченного модуля. Он слегка заикается и картавит. Чтобы скрыть дрожь в руках, он прячет их в карманы халата. Он часто моргает и грустно улыбается. Анатолий Александрович, рассказывая о модуле, бомбардирует меня научными терминами, из которых я улавливаю лишь общий смысл: у этого места очень богатая и давняя история, здесь были разработаны все приборы, которые применялись для испытания атомной бомбы, здесь моделировалось гамма-излучение ядерных взрывов. А сегодня: «Модуль уже перевели на баланс Института химической физики под снос. Нас отсюда вытряхивают, мою лабораторию перевели в какие-то подвалы. А на этом месте собираются построить грандиозный дом. Это дело грязное. Для них это просто сарай, который нужно снести. Преподносится все это так: на его месте будет построен дом, квартиры в котором якобы достанутся сотрудникам института. Это просто ложь. Хотя, может, отдельные руководители и получат что-то.

Я повторюсь, что именно здесь разрабатывалась атомная бомба, это славные места, которые достойны памятников, а не сноса».

Анатолий Александрович проработал в своем институте 54 года. Он знал, что такое «ядерная сверхдержава», но никогда не поймет, что такое «сверхдержава энергетическая». Ему, как и его коллегам, забытым в осыпавшихся полуподвалах, никто не сможет объяснить простую истину: «энергетической сверхдержаве» при цене на нефть в 100 долл. за баррель и квадратном метре жилья в 20 тыс. долл., наука не нужна. Такому бизнесу она только помеха. Равно как детские сады, спортплощадки и больницы.

Вместо послесловия

На прошедших недавно в Москве публичных слушаниях по генплану и правилам землепользования и застройки прозвучало предложение президента РАН Юрия Осипова. Оно отражено в протоколе слушаний. Осипов просит: «Центральной клинической больницей Российской академии наук (ЦКБ РАН) заключен инвестиционный контракт № 11-2004 от 27 декабря 2004 г. по реконструкции существующего здания поликлиники и строительству многофункционального жилого комплекса по адресу: ул.Фотиевой, вл. 10, стр. 1, 2, 3, 4, вл. 12, корп. 3, согласованный с Росимуществом в установленном порядке. В рамках исполнения указанного инвестиционного контракта были разработаны и согласованы предпроектные решения по развитию территории, подготовленные ООО «Мезонпроект». Просим поддержать предложение РАН о внесении изменений в градостроительный регламент земельного участка по адресу: ул.Фотиевой, вл. 10, стр. 1, 2, 3,4, вл.12, корп. 3, предоставленного ЦКБ РАН на праве бессрочного (постоянного) пользования и установить следующие параметры строительного зонирования: вид территориальной зоны — 11-120, плотность застройки — 35 тыс. кв. м/га, высотность — 75 м.». Вместо больницы Осипов предлагает построить многоэтажные жилые дома. На ремонт ЦКБ РАН у Академии денег нет.

Илья Кирилов

Улица Фотиевой, владение 4

По этому адресу до 2007 г. располагался детский сад Российской академии наук, построенный для институтов РАН по решению Исполкома Моссовета от 22 декабря 1958 г. 26 декабря 2002 г. «Жилищно-коммунальное управление РАН» оформляет право хозяйственного ведения на это здание, а 24 июля 2003 г. заключает инвестконтракт с ООО «МТК-Недвижимость» (100% акций принадлежат кипрскому оффшору «Комп Дейвенвуд Инвестментс Лимитед») на строительство жилого комплекса на этом земельном участке. Сведений о том, проводился ли требуемый по закону конкурс на выбор застройщика, нет (о заключении инвестконтрактов по результатам тендера говорится и в «Протоколе о намерениях»).

В 2005 г. правительство Москвы принимает два распоряжения с разницей всего в один месяц: 5 сентября «О проектировании и строительстве жилого комплекса со встроенно-пристроенным помещением для детского дошкольного учреждения по адресу: ул. Фотиевой, д. 4», 6 октября — практически идентичное распоряжение, но уже без пристройки для детского сада. При этом и само здание сада, и участок под ним — объекты федеральной собственности, на которые город Москва не имел юридических прав.

В 2007 г. детский сад РАН сносится, а на его месте начинает возводиться многоэтажный элитный дом. Любопытно, что в обоих распоряжениях указывается: вся площадь, полученная РАН в результате строительства, будет использована для закрепления и развития кадрового состава науки, в том числе молодых специалистов.

Сейчас земельный участок передан в аренду ООО «МТК-Недвижимость», и подписан новый инвестиционный контракт от 19 марта 2008 г. — между гендиректором застройщика Юрием Ивановым, заместителем президента РАН Константином Солнцевым и первым замом мэра Москвы Юрием Росляком. По контракту, академии наук в построенном доме достанется 28,5 % жилой площади. Что еще любопытнее: в документе указывается, что объект не свободен от текущих имущественных обязательств, т.е. на нем якобы все еще находится здание детского сада, который по факту был снесен в 2007 г.

Улица Косыгина, владение 2

Через дорогу от здания Президиума на территории Института физических проблем РАН стоят два новых, почти достроенных жилых дома в 6 и 8 этажей. Распоряжение об их строительстве московское правительство приняло 13 октября 2004 г. в соответствии с уже упоминавшимся протоколом о намерениях. Цели строительства все те же — поддержка фундаментальной науки, укрепление и развитие кадрового потенциала научных учреждений РАН. Заказчиком проектирования и строительства выступило Управление делами РАН.

Крайне любопытен п.2 распоряжения, согласно которому «финансирование жилого комплекса будет осуществлено за счет средств РАН, сотрудников и работников Академии и физических лиц». Фамилии этих лиц нам не известны, как не известно, есть ли среди них молодые ученые.

Как и в случае с Косыгина, д. 4, на момент выхода распоряжения вся территория Института физ-проблем входила в природный заказник «Воробьевы горы», что делало строительство невозможным. После неудачных попыток согласования документации с природоохранными органами был придуман новый ход. Институт обратился в суд, указав в своем иске, что статус особо охраняемой природной территории, установленный еще в 1998 г., создает ему препятствия в ведении хозяйственной деятельности. И этот суд выиграл, несмотря на то, что все сроки обжалования к тому моменту прошли. Суд посчитал уважительной указанную институтом причину пропуска срока — тот сообщил, что не знал, что находится на земле заказника.

От редакции. Представители руководства РАН неоднократно говорили, что «атаки на академию», «волна нападок» и т.п. связаны с посягательствами на имущество Академии. Так, в письме в журнал «Эксперт» (1 февраля 2010 г.) академик В.В. Ивантер писал, что интерес СМИ к монографии вице-президента А.Д. Некипелова вызван тем, что он «от имени РАН весьма эффективно ведет переговоры по финансовым и имущественным вопросам». Нет, дело не в этом. Монография — монографией, а имущественные вопросы — имущественными вопросами. Вполне можно поверить, что есть масса желающих наложить лапы на академические земли. Но, как показывает это расследование и предыдущая статья о ситуации с территорией ФИАН в Троицке («Троицкий вариант» № 8 (27) от 28 апреля 2009 г.), речь идет не о противостоянии коварных оккупантов и доблестных защитников, а о куда более прозаических вещах — о борьбе разных хозяйственных группировок за право распоряжаться академическим имуществом. А результаты этого, получается, одни и те же.

М. Г.

Видеоролик про снос «Модуля» — Видео на RuTube

Связанные статьи

Помощь «Троицкому варианту — Наука» ⇢

Ваши мысли

Запрещены: спам, нецензурная ругань, оскорбления, расизм. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com


См. в той же рубрике: