- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Ключевую роль должен играть конкурсный отбор с квалифицированной экспертизой

По просьбе ТрВ в дискуссии о докторских степенях принял участие физик Александр Мирлин, профессор, руководитель группы теоретической физики Исследовательского центра Карслуэ/Университета Карлсруэ, с.н.с. Санкт-Петербургского института ядерной физики, о котором шла речь в ответах Дмитрия Дьяконова.

Вопрос о том, нужно ли в России сохранять степень доктора наук, непростой. В большинстве стран такой степени нет (по крайней мере на практике). В некоторых странах (в частности, в Германии и во Франции) есть такая традиция. В Германии соответствующая процедура называется Habilitation, а степень — Dr. habil. При этом последние годы ведутся активные обсуждения отмены этой степени. Пока что этого не произошло, но роль Habilitation заметно упала.

Ранее она была по существу необходимым условием для того, чтобы претендовать на место профессора. Сейчас этого требования нет ни по форме (в объявлениях о профессорских позициях пишут, что требуется «Habilitation или эквивалентные научные результаты»), ни по существу (добрая половина тех, кого сейчас берут на профессорские должности, Habilitation не защищали). Это в значительной степени связано с интернационализацией науки.

Думаю, что более важен не вопрос о сохранении степени доктора наук, а необходимость радикальной дебюрократизации всей нашей системы присвоения степеней и её приведения в соответствие с требованиями времени (это относится частично и к кандидатским степеням). В частности:

а) Нужно, чтобы написание диссертации и защита перестали быть бессмысленной тратой очень большого количества времени. В частности, даже если сохранять степень доктора наук, требование написания докторской диссертации мне кажется вообще ненужным. Ведь докторскую, по идее, защищают уже достаточно известные ученые, у которых много статей; почему просто не собрать эти статьи и не написать короткое, в несколько страничек резюме? Такая возможность формально есть и сейчас, но используется крайне редко.

б) Присуждать степени должны Советы университетов (институтов), а не ВАК. Вся роль ВАК (или другого центрального органа) в этом вопросе должна быть сведена к выдаче лицензии Совету на присуждение степеней. Лицензия может быть отозвана в случае, если будут выявлены по-настоящему серьезные нарушения (скажем, Совет начнет «торговать» научными степенями).

При этом контроль за качеством возлагается на диссертационные Советы университетов (институтов). Так делается во всем цивилизованном мире. Университеты Гарварда, Оксфорда или Карлсруэ следят за качеством диссертаций не потому, что боятся ВАК (его там нет), а потому что дорожат своей репутацией. Обычный аргумент против введения такой процедуры в нашей стране, который я регулярно слышу, звучит примерно так: «да, конечно, за бугром это работает, но у нас — ты ж понимаешь...». В переводе на русский язык это означает: «российские ученые — сплошь бездельники и жулики; только контроль ВАК и спасает нас от потока халтуры, купленных диссертаций и т.п.». Я с этим не согласен. Думаю, что российские ученые будут работать ничуть не менее ответственно, чем зарубежные, если общество будет к ним относиться с уважением и будет построена нормальная система организации науки.

в) Следует максимально упростить процедуру признания степеней, полученных за границей, сделать её по существу автоматической, быстрой, без всякой лишней бюрократии. Нынешняя процедура переаттестации через ВАК с требованием перевода диссертации на русский язык является абсолютным нонсенсом.

В недавнем интервью глава ВАК М. Кирпичников высказался в пользу автоматического признания зарубежных ученых степеней, но почему-то предлагает ограничиться 250-300 зарубежными университетами, ссылаясь на то, что «слабых колледжей по всему миру хватает». Это шаг в правильном направлении, но совершенно недостаточный. По той же логике надо было бы у нас разрешить только МГУ и СПбГУ давать степени — остальные наши вузы в ведущие 250-300 в признанных мировых рейтингах не попадают. Ясно, что это абсурд. На мой взгляд, нужно признать степени всех нормальных университетов во всех цивилизованных странах — это многие тысячи университетов. Разумеется, есть более сильные и более слабые университеты — как в России, так и в любой другой стране. Но степень ведь сама еще ничего не решает; ключевую роль должен играть конкурсный отбор с квалифицированной экспертизой при приеме на работу.

Во всех вариантах требование перевода диссертации на русский язык является абсурдным. У нас что, эксперты по-английски не читают??? Замечу, что в Германии Habilitation уж если защищают, то пишут по-английски. Это сильно экономит время: статьи, на которых основана диссертация, ведь написаны по-английски — другого языка мировая наука не знает. (Я не обсуждаю филологию и другие области, где язык играет специальную роль.) Кроме того, Habilitation-диссертацию, как правило, публикуют в виде обзора (по-моему, только это и оправдывает её написание), а обзоры опять же пишут по-английски.

г) По поводу доплат за степень. Думаю, было бы разумно их убрать, одновременно соответствующим образом увеличив должностные оклады. Человек должен получать зарплату за свою работу, и его должность должна этой работе соответствовать. А вот при принятии на эту должность и при переаттестациях должны учитываться его достижения.

Разумеется, все это является частью более широкого круга вопросов об организации науки. Мы с коллегами (Д.Дьяконовым, В. Захаровым, В. Рязановым и А. Устиновым) недавно написали об этом в «Ведомостях» (4 февраля 2010 г., www.vedomosti.ru/newspaper/article/2010/02/04/224670).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи