Грантовая поддержка научных исследований и отечественная политика в области науки

Вален­тин Бажа­нов, заслу­жен­ный дея­тель нау­ки РФ, док­тор фило­соф­ских наук, про­фес­сор, Улья­нов­ский гос. уни­вер­си­тет

Роль госу­дар­ствен­ных гран­то­вых фон­дов (РФФИ и РГНФ) в сохра­не­нии науч­но­го потен­ци­а­ла Рос­сии труд­но пере­оце­нить. И это суж­де­ние спра­вед­ли­во при усло­вии, что на их дея­тель­ность выде­ля­ет­ся все­го 6 и 1 % из ассиг­но­ва­ний на науч­ные иссле­до­ва­ния (соот­вет­ствен­но РФФИ и РГНФ).

Меж­ду тем пуб­ли­ка­ци­он­ная актив­ность РФ за послед­ние 8 лет умень­ша­ет­ся в год на 1,3 %, а удель­ный вес рос­сий­ских пуб­ли­ка­ций в мире – на 2,9 %.

РФ тра­тит на нау­ку на душу насе­ле­ния в 2,4 раза мень­ше Чехии (при­мер­но – 0,25 % ВВП).

Соглас­но недав­но отме­нен­но­му феде­раль­но­му зако­ну, на науч­ные иссле­до­ва­ния долж­но было тра­тить­ся не менее 4 % рас­ход­ной части бюд­же­та, при­чем во всех пра­ви­тель­ствен­ных доку­мен­тах и пре­зи­дент­ских посла­ни­ях нау­ка назы­ва­ет­ся сре­ди «выс­ших госу­дар­ствен­ных при­о­ри­те­тов». Тем не менее 4 % нико­гда не выде­ля­лось, и эта циф­ра оста­ет­ся недо­сти­жи­мой меч­той: в 1997 г. на нау­ку было потра­че­но 2,88 %, в 1998 г. – 2,23 % (это – соглас­но пла­ну, в реаль­но­сти -толь­ко 1,48 %), в 1999 г. – 2,02%, в 2000 г. – 1,56% (это – соглас­но пла­ну, в реаль­но­сти – толь­ко 1,46%), в 2003 г. – 1,74 % (это – соглас­но пла­ну, в реаль­но­сти – толь­ко 1,6 %), в 2006 г. – 1,71 %, в 2008 г. – 1,38 %. По РАН – от 0,67 % до 0,58 %. Нау­ка и обра­зо­ва­ние по-преж­не­му финан­си­ру­ют­ся в Рос­сии по оста­точ­но­му прин­ци­пу. Если рас­хо­ды отде­ле­ния мате­ма­ти­ки АН СССР состав­ля­ли, по рас­че­там ака­де­ми­ка Л.Д. Фад­де­е­ва, сто­и­мость одно­го тан­ка в год, то рас­хо­ды это­го отде­ле­ния в пост­со­вет­ское вре­мя рав­ны 110 сто­и­мо­сти тан­ка, а то и мень­ше.

Соот­вет­ствен­но, соглас­но меж­ду­на­род­ным рей­тин­гам, место РФ как науч­ной дер­жа­вы ста­но­вит­ся все более скром­ным. А ведь рей­тинг уни­вер­си­те­тов в каком-то смыс­ле, как в своё вре­мя пра­виль­но заме­тил министр Б. Сал­ты­ков, – это рей­тинг стра­ны. Пре­зи­дент РФ Д.А. Мед­ве­дев на сов­мест­ном засе­да­нии попе­чи­тель­ских сове­тов Сибир­ско­го и Южно­го феде­раль­ных уни­вер­си­те­тов 24 апре­ля 2008 г. поста­вил зада­чу тако­го рефор­ми­ро­ва­ния этих уни­вер­си­те­тов, что­бы они в обо­зри­мом буду­щем вошли в чис­ло луч­ших миро­вых цен­тров выс­ше­го обра­зо­ва­ния.

Соглас­но авто­ри­тет­ной оцен­ке еже­не­дель­ни­ка The Times Higher Education Supplement (THES, ныне THE), в 2007 г. ни один рос­сий­ский вуз не попал в чис­ло 200 луч­ших миро­вых уни­вер­си­те­тов; в 2003 г. сре­ди 200 вузов побы­ва­ли МГУ (92, 79, 93-е места), СПб­ГУ (200, 164-е места). Ново­си­бир­ский, Том­ский и Казан­ский зани­ма­ют места в интер­ва­ле 400–500. Сре­ди евро­пей­ских вузов поло­же­ние рос­сий­ских вузов так­же ухуд­ши­лось: если в 2004–2006 гг. МГУ был при­мер­но на 50-м месте, то в 2007 г. он ска­тил­ся на 98-е, а СПб­ГУ – на 101-е место, в 2009 г. МГУ отме­тил­ся в рэн­кин­ге бри­тан­ской газе­ты Times, заняв 155-е место, СПб­ГУ там же занял 168-ю пози­цию.

Даже в обла­сти физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук МГУ занял толь­ко 27-е, а СПб­ГУ – 90-е место. А ведь потен­ци­ал МГУ почти равен потен­ци­а­лу Сибир­ско­го отде­ле­ния РАН (1200 д.н., 5000 к.н., око­ло 100 чле­нов РАН). По web-актив­но­сти МГУ зани­ма­ет 150-е, МФТИ – 799-е, СПб­ГУ – 900-е место и т.п.

Чис­ло сту­ден­тов в РФ удво­и­лось за послед­ние 10 лет, а коли­че­ство пре­по­да­ва­те­лей уве­ли­чи­лось на 21%. Для пре­стиж­ных вузов Запа­да типич­ное соот­но­ше­ние чис­ла пре­по­да­ва­те­лей к чис­лу сту­ден­тов – 1:1. Для оте­че­ствен­ных вузов оно колеб­лет­ся вбли­зи 1:10.

Вес­ной 2007 г. депу­та­ты Думы рас­смат­ри­ва­ли закон «Об осво­бож­де­нии от обло­же­ния нало­гом на иму­ще­ство и земель­ным нало­гом науч­ных орга­ни­за­ций». В отли­чие от церк­ви и тюрем, для нау­ки дей­ству­ю­щее зако­но­да­тель­ство эти льго­ты не преду­смат­ри­ва­ло. Закон был про­ва­лен. Кон­сти­ту­ци­он­ное боль­шин­ство, как это часто прак­ти­ку­ет­ся при про­хож­де­нии про­ек­тов, не под­дер­жи­ва­е­мых пра­вя­щей пар­ти­ей, про­сто не ста­ло голо­со­вать.

Шан­хай­ский рей­тинг – несколь­ко более бла­го­при­ят­ный для рос­сий­ских вузов, но и он гово­рит об ослаб­ле­нии пози­ций оте­че­ствен­но­го обра­зо­ва­ния.

РФ сме­сти­лась с 7–8-го места по науч­ной про­дук­тив­но­сти на 9-е (про­пу­стив впе­ред КНР) и с 15-го на 17-е место по цити­ру­е­мо­сти (в миро­вом науч­ном пото­ке РФ – 3,7 %, а КНР – 5 %).

Доля пуб­ли­ка­ций по соци­аль­но-гума­ни­тар­ным нау­кам в миро­вом кор­пу­се состав­ля­ет 11%. Доля здесь РФ – 3,4, США – 50 %.

Один из наи­бо­лее авто­ри­тет­ных иссле­до­ва­те­лей совет­ской и рос­сий­ской нау­ки Л. Грэ­хем пред­при­нял ана­лиз послед­ствий пере­строй­ки и состо­я­ния нау­ки в Рос­сии после 1991 г. По его мне­нию, «эко­но­ми­че­ский кри­зис 1990-х годов под­вел рос­сий­скую нау­ку к гибе­ли бли­же, чем поли­ти­че­ские репрес­сии ста­лин­ских вре­мен». Если стра­ны «Боль­шой семер­ки» тра­тят на раз­ви­тие нау­ки 500 млрд долл. в год, то ныне РФ – мак­си­мум 1,5 млрд. Как извест­но, несмот­ря на эко­но­ми­че­ский кри­зис, пре­зи­дент США Б. Оба­ма вдвое уве­ли­чил ассиг­но­ва­ния на фун­да­мен­таль­ную нау­ку.

Несмот­ря на наме­тив­ший­ся скром­ный рост оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ки, каких-либо суще­ствен­ных про­ры­вов в финан­си­ро­ва­нии нау­ки и выс­ше­го обра­зо­ва­ния, а ста­ло быть — в поло­же­нии уче­ных и пре­по­да­ва­те­лей, в обо­зри­мом буду­щем (пять, а то и десять лет) ожи­дать не при­хо­дит­ся. В свя­зи с этим про­бле­ма сохра­не­ния науч­но­го потен­ци­а­ла при­об­ре­та­ет осо­бую остро­ту. Есте­ствен­ное ста­ре­ние науч­ных кад­ров, отток уче­ных и пре­по­да­ва­те­лей (зани­ма­ю­щих­ся науч­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми) в дру­гие сфе­ры дея­тель­но­сти, рез­кое сни­же­ние пре­стиж­но­сти науч­ных и педа­го­ги­че­ских про­фес­сий ей при­да­ет ста­тус про­бле­мы, пред­опре­де­ля­ю­щей буду­щее Рос­сии как высо­ко­раз­ви­той стра­ны, вхо­дя­щей (или хотя бы пре­тен­ду­ю­щей на вхож­де­ние) в «золо­той мил­ли­ард» чело­ве­че­ства.

В насто­я­щее вре­мя о Рос­сии мож­но гово­рить лишь как о раз­ви­ва­ю­щем­ся госу­дар­стве, и потен­ци­ал её раз­ви­тия в направ­ле­нии созда­ния пост­ин­ду­стри­аль­но­го обще­ства все­це­ло опре­де­ля­ет­ся состо­я­ни­ем и пер­спек­ти­ва­ми раз­ви­тия науч­ных и обра­зо­ва­тель­ных струк­тур, кото­рые толь­ко и спо­соб­ны изме­нить струк­ту­ру фор­ми­ро­ва­ния внут­рен­не­го наци­о­наль­но­го про­дук­та – сокра­тить сырье­вую состав­ля­ю­щую и уве­ли­чить состав­ля­ю­щую, фор­ми­ру­е­мую про­дук­та­ми, полу­чен­ны­ми в резуль­та­те при­ме­не­ния высо­ких тех­но­ло­гий.

Как мож­но (и долж­но!) не толь­ко сохра­нять и раз­ви­вать науч­ный потен­ци­ал до того счаст­ли­во­го момен­та, когда стра­те­гия госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки в отно­ше­нии нау­ки изме­нит­ся на все­мер­ную и – не побо­юсь это­го сло­ва – щед­рую под­держ­ку? Какие прин­ци­пы долж­ны быть зало­же­ны в фун­да­мент фор­ми­ро­ва­ния поли­ти­ки Рос­сии в обла­сти нау­ки и тех­но­ло­гий? Какая стра­те­гия пред­став­ля­ет­ся не про­сто опти­маль­ной, а выиг­рыш­ной? Нако­нец, какие кон­крет­но орга­ни­за­ци­он­ные фор­мы под­держ­ки и раз­ви­тия науч­ных иссле­до­ва­ний соот­вет­ству­ют этой стра­те­гии? Дума­ет­ся, пред­ла­га­е­мая ниже стра­те­гия будет под­хо­дить не толь­ко к рос­сий­ским реа­ли­ям, но и ко всем раз­ви­ва­ю­щим­ся стра­нам, кото­рые склон­ны финан­си­ро­вать нау­ку и обра­зо­ва­ние по оста­точ­но­му прин­ци­пу.

Два аль­тер­на­тив­ных под­хо­да к фор­ми­ро­ва­нию стра­те­гии раз­ви­тия обще­ствен­ных струк­тур

В исто­рии соци­аль­ной мыс­ли явно или неяв­но сопер­ни­ча­ли два под­хо­да. Один исхо­дил из при­ма­та «цело­го» над «част­ным», а дру­гой наобо­рот ста­вил на «част­ное» и обу­слов­ли­вал успех «цело­го» успе­хом раз­ви­тия его эле­мен­тов («част­но­го»). Пер­вый под­ход мож­но услов­но назвать соци­аль­ным реа­лиз­мом, вто­рой – соци­аль­ным номи­на­лиз­мом. Соци­аль­ный реа­лизм, пред­став­лен­ный наи­бо­лее рельеф­но, напри­мер, име­на­ми Г.В.Ф. Геге­ля и К. Марк­са («чело­век – это сово­куп­ность всех обще­ствен­ных отно­ше­ний»), пред­по­ла­гал, что раз­ви­тие обще­ствен­но­го орга­низ­ма и его эле­мен­тов (чело­ве­ка, отдель­ных соци­аль­ных групп) опре­де­ля­ет­ся целым – абсо­лют­ной иде­ей (Гегель) или борь­бой клас­сов (Маркс). При этом диа­лек­ти­ка пре­об­ра­зо­ва­ния «клас­са в себе» в «класс для себя» порож­да­ла на прак­ти­ке пре­не­бре­же­ние к чело­ве­че­ской жиз­ни, наси­лие над лич­но­стью, оправ­да­ние тра­ге­дии отдель­но­го чело­ве­ка свет­лым буду­щим чело­ве­че­ства. Здесь мож­но гово­рить о соци­аль­ном уто­пиз­ме, кото­рый нахо­дит пита­тель­ную поч­ву в кон­цеп­ту­аль­ном арсе­на­ле соци­аль­но­го реа­лиз­ма.

Соци­аль­ный номи­на­лизм, пред­став­лен­ный преж­де все­го либе­ра­лиз­мом и его идей­ны­ми пред­ше­ствен­ни­ка­ми (Дж. Локк, Д. Юм, А. Смит, Дж. Милль), пред­по­ла­гал, что чело­век и его пра­ва и сво­бо­ды при­о­ри­тет­ны перед госу­дар­ством, что само госу­дар­ство явля­ет­ся сво­е­го рода резуль­та­том обще­ствен­но­го дого­во­ра и оно лишь обес­пе­чи­ва­ет сво­им граж­да­нам более «ком­форт­ное» суще­ство­ва­ние. Эко­но­ми­че­ские послед­ствия стра­те­гии, осно­ван­ной на иде­ях соци­аль­но­го номи­на­лиз­ма, при­ве­ли к тому, что ряд госу­дарств достиг зна­чи­тель­ных успе­хов в обес­пе­че­нии бла­го­со­сто­я­ния людей, соста­вив тот самый «золо­той мил­ли­ард».

Стра­те­гия (чаще все­го – не явно), осно­ван­ная на прин­ци­пах соци­аль­но­го реа­лиз­ма, в обла­сти управ­ле­ния нау­кой свя­зы­ва­ет­ся в первую оче­редь с дея­тель­но­стью круп­ных инсти­ту­тов, вузов, орга­ни­за­ций, выбо­ром без­услов­но «пер­спек­тив­ных» направ­ле­ний, «веду­щих» инсти­ту­тов или вузов. Имен­но послед­ние долж­ны полу­чать при­о­ри­тет­ное финан­си­ро­ва­ние и под­держ­ку. Имен­но послед­ние опре­де­ля­ют про­гресс нау­ки. Этот под­ход у нас пред­став­лен, ска­жем, быв­шим совет­ни­ком по нау­ке Пре­зи­ден­та РФ Б.Н. Ель­ци­на – А.И. Раки­то­вым, кото­рый наста­и­вал на том, что финан­со­вые ресур­сы необ­хо­ди­мо сосре­до­то­чить на несколь­ких при­о­ри­тет­ных направ­ле­ни­ях, при­сту­пить к созда­нию огра­ни­чен­но­го чис­ла феде­раль­ных иссле­до­ва­тель­ских уни­вер­си­те­тов и т.п. В одном из вари­ан­тов «Кон­цеп­ции уча­стия Рос­сий­ской Феде­ра­ции в управ­ле­нии госу­дар­ствен­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, осу­ществ­ля­ю­щи­ми дея­тель­ность в сфе­ре нау­ки» наме­ча­ет­ся сокра­ще­ние науч­ных учре­жде­ний до 100–200, тогда как толь­ко в систе­ме РАН 450 науч­ных инсти­ту­тов, а все­го тако­вых 3500 (нача­ло 2005 г.).

Рос­сий­ские реа­лии тако­вы, что и при­о­ри­тет­ные направ­ле­ния, и дру­гой выбор «огра­ни­чен­но­го» чис­ла веду­щих уни­вер­си­те­тов будут опре­де­лять­ся и опре­де­ля­ют­ся свя­зя­ми и ста­ту­сом либо тех или иных поли­ти­че­ских фигур и лоб­би­стов, либо вне­на­уч­ным ста­ту­сом неко­то­рых ака­де­ми­че­ских «тяже­ло­ве­сов». Так оно, види­мо, и полу­ча­ет­ся: ста­тус феде­раль­ных уни­вер­си­те­тов полу­чи­ли глав­ным обра­зом те уни­вер­си­те­ты, рас­по­ло­же­ние кото­рых соот­вет­ству­ет неко­то­рым гео­по­ли­ти­че­ским сооб­ра­же­ни­ям, либо те, кото­рые име­ют вли­я­тель­ных лоб­би­стов в Москве.

Послед­ние тен­ден­ции управ­ле­ния нау­кой и выс­шим обра­зо­ва­ни­ем в Рос­сии сви­де­тель­ству­ют, что стра­те­гии как науч­ной, так и обра­зо­ва­тель­ной поли­ти­ки зада­ют­ся уста­нов­ка­ми имен­но соци­аль­но­го реа­лиз­ма. Опре­де­ле­ны при­о­ри­тет­ные направ­ле­ния, ведет­ся рабо­та по ран­жи­ро­ва­нию вузов, неко­то­рые из кото­рых будут объ­яв­ле­ны «веду­щи­ми» и будут соот­вет­ствен­но под­дер­жи­вать­ся. Конеч­но, мож­но было бы толь­ко пора­до­вать­ся за кол­лег, кото­рые, воз­мож­но, будут полу­чать более достой­ную зар­пла­ту, смо­гут сво­бод­нее поку­пать при­бо­ры и про­дви­гать­ся впе­ред в сво­их иссле­до­ва­ни­ях и раз­ра­бот­ках. Дру­гие же, по-види­мо­му, будут недо­по­лу­чать то, что пред­сто­ит добав­лять «веду­щим» орга­ни­за­ци­ям и еще более и более отста­вать, и в мате­ри­аль­ном, и в инфор­ма­ци­он­ном бла­го­по­лу­чии.

Впро­чем, неко­то­рые ста­рые вузы уже объ­яв­ле­ны наци­о­наль­ным досто­я­ни­ем, и пре­по­да­ва­те­ли в них полу­ча­ют зар­пла­ту в 1,5 раза выше сво­их кол­лег, рабо­та­ю­щих в учре­жде­ни­ях, не убе­лен­ных седи­на­ми. Воз­ни­ка­ет вопрос: наци­о­наль­ным досто­я­ни­ем явля­ют­ся сте­ны этих вузов или их науч­ный и обра­зо­ва­тель­ный потен­ци­ал? Поче­му, ска­жем, я как про­фес­сор Казан­ско­го уни­вер­си­те­та был более цен­ным (и, так ска­зать, выше­опла­чи­ва­е­мым), чем я же, но в каче­стве про­фес­со­ра Улья­нов­ско­го уни­вер­си­те­та (в момент мое­го пере­хо­да имев­ше­го ста­тус фили­а­ла МГУ)? От это­го пере­ме­ще­ния в про­стран­стве сни­зи­лась моя науч­ная и педа­го­ги­че­ская ква­ли­фи­ка­ция (если судить по зара­бот­ной пла­те, то в 1,5 раза)? Неуже­ли, с точ­ки зре­ния госу­дар­ства, мой опыт был менее зна­чи­мым для ста­нов­ле­ния ново­го вуза, неже­ли даль­ней­шее пре­бы­ва­ние в сте­нах слав­но­го Казан­ско­го уни­вер­си­те­та?

Пола­гаю, что суще­ству­ю­щая ныне систе­ма опла­ты в вузах крайне, мяг­ко выра­жа­ясь, неудач­на и никак не спо­соб­ству­ет ни росту соб­ствен­но пре­по­да­ва­тель­ско­го мастер­ства, ни уж тем более росту науч­ной про­дук­тив­но­сти. Нель­зя пла­тить – как сей­час – за учё­ные сте­пе­ни, ибо зна­чи­тель­ная доля науч­ной актив­но­сти свя­за­на с полу­че­ни­ем вожде­лен­ных сте­пе­ней. Меж­ду тем дис­сер­та­ция долж­на быть побоч­ным про­дук­том науч­ной дея­тель­но­сти, не при­бав­ля­ю­щей носи­те­лю учё­ной сте­пе­ни мате­ри­аль­ных благ.

В про­тив­ном слу­чае зача­стую про­ис­хо­дит невер­ная рас­ста­нов­ка акцен­тов: дис­сер­та­ция (для само­го пре­по­да­ва­те­ля, для вуза) более цен­на и весо­ма, неже­ли соб­ствен­но науч­ный резуль­тат. Фик­си­ро­ван­ная опла­та тру­да в вузе долж­на опре­де­лять­ся ста­жем, долж­но­стью, мастер­ством, а тем пре­по­да­ва­те­лям, кото­рые актив­ны и успеш­ны в науч­ной сфе­ре, кото­рые спо­соб­ны в чест­ном состя­за­нии пока­зы­вать луч­шие, чем кол­ле­ги, резуль­та­ты, выиг­ры­вать гран­ты, – тем идет допла­та из сумм гран­тов. Сей­час осо­бых сти­му­лов (кро­ме при­род­но­го любо­пыт­ства) вузов­ским пре­по­да­ва­те­лям зани­мать­ся нау­кой нет. Тем самым будет отча­сти реше­на и про­бле­ма «бал­ла­ста» – людей, кото­рые могут (и ино­гда непло­хо) пре­по­да­вать, но кото­рые не хотят или не могут зани­мать­ся науч­ной дея­тель­но­стью.

Нет сей­час и сти­му­лов воз­вра­щать­ся в своё оте­че­ство учё­ным из-за рубе­жа, кото­рые уеха­ли туда по тем или иным обсто­я­тель­ствам и кото­рые мог­ли бы обо­га­тить рос­сий­скую нау­ку сво­им опы­том и зна­ни­я­ми, при­об­ре­тен­ным в замор­ских уни­вер­си­те­тах и лабо­ра­то­ри­ях. Один толь­ко 94-й феде­раль­ный закон дела­ет Рос­сию очень нелас­ко­вой не толь­ко к её оби­та­те­лям, но и к поки­нув­шим её граж­да­нам; о шпи­о­но­ма­нии даже и упо­ми­нать не име­ет смыс­ла – при сохра­не­нии оной на какие-то широ­ко­мас­штаб­ные (нано)технологические про­ры­вы вряд ли мож­но рас­счи­ты­вать все­рьёз. Хочет­ся наде­ять­ся, что ука­зан­ные пре­пят­ствия будут (жела­тель­но – в ско­ром вре­ме­ни) лик­ви­ди­ро­ва­ны и мож­но будет нау­кой зани­мать­ся в «сво­бод­ном» режи­ме.

Поста­ра­юсь аргу­мен­ти­ро­вать подроб­нее необ­хо­ди­мость изме­не­ния науч­ной поли­ти­ки в РФ в поль­зу пере­но­са акцен­тов на гран­то­вые фон­ды. Имея в виду, разу­ме­ет­ся, этот «сво­бод­ный» режим.

(Окон­ча­ние в сле­ду­ю­щем номе­ре)

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: