Заимствования и плагиат. Накипь и ржавчина в науке

«Троицкий вариант» не в первый раз обращается к проблемам заимствований в научной литературе [1]. До сих пор речь шла о маргинальных персонажах. Однако ситуация гораздо сложнее.

Среди специалистов в математической экономике давно отмечалось сходство моделей, рассмотренных в недавно опубликованной монографии вице-президента РАН А.Д.Некипелова [2], с американскими учебниками 90-х годов. При этом в кратких аннотациях к книге (см. например, на сайте издательства «Гардарика» [3]) сообщается, что «в монографии предложен новый подход к построению общей экономической теории. …В работе содержатся серьезные теоретические новации, ряд остро дискуссионных идей и подходов».

На внутренней стороне обложки отмечается, что эта книга – первая крупная работа автора в области «чистой экономической теории», а на задней стороне обложки написано, что «монография академика А.Д.Некипелова – это книга-парадокс. …Работа основана на хорошо известных теориях, но каждая ее страница – это новый взгляд и идея. Безупречно строгая и академичная по методологии и инструментарию, по содержанию книга совершенно свободна и естественна».

Каков же научный уровень этой монографии? Проанализировавший ее по нашей просьбе Константин Сонин обнаружил, что, хотя в большинстве случаев использование чужого материала сопровождается ссылками, объем заимствований таков, что ставит вопрос о самостоятельности монографии. Мы попросили прокомментировать эту рецензию как самого академика Некипелова, так и ряд его коллег, и публикуем полученные материалы.

Другой наш автор, Виктория Шмидт, обнаружила существенные заимствования и недобросовестное цитирование в книге академика Российской академии образования Н.Н.Малофеева «Специальное образование в России и за рубежом» [4]. Хотя по этой работе была защищена докторская диссертация, ВАК не счел возможным применить какие-либо санкции из-за истечения срока давности. Академик Малофеев отказался прокомментировать эту заметку для «Троицкого варианта», заметив: «Если эта статья получит ход, то, наверное, лучше судебное разбирательство».

Мы перепечатываем также статью Я.И.Гилинского «Тотальный плагиат как норма российской научной жизни» [5] и публикуем заметку юриста Руслана Долотова, появившуюся в результате обсуждения этой статьи на форуме Саратовского центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции [6]. Подборку завершает рассказ Инны Купер про этические правила, регулирующие цитирование и заимствования в США.

Стоит отметить, что 31 августа 2009 г. Ученым советом МГУ был одобрен и приказом ректора МГУ от 17 октября 2009 г. введен в структуру Правил внутреннего распорядка МГУ Этический кодекс МГУ им. Ломоносова [7]. В этом кодексе, в разделе об обязанностях профессорско-преподавательского и научного состава в их исследовательской и экспертной деятельности, говорится о том, что профессора и преподаватели МГУ не должны прибегать к плагиату, присвоению идей из неопубликованных источников и использовать результаты научных исследований своих коллег в соответствии с принятыми в академической среде правилами цитирования и оформления ссылок. Неясно, имеет ли это правило обратную силу и потому распространяется ли, например, на декана социологического факультета МГУ В.И.Добренькова, в книгах которого были обнаружены многочисленные случаи плагиата.

На сайте МГУ приводится также информация, что 26 ноября 2009 г. там состоялось очередное заседание рабочей группы по внедрению системы «Антиплагиат в МГУ» (www.msu.ru/projects/antiplagiat.html). Предполагается, что результаты «пилотного» запуска проекта можно будет оценить уже в конце этого учебного года, после чего будет принято решение о дальнейшем развертывании системы на некоторых гуманитарных факультетах МГУ [8].

Примечания:

1. См, например, статьи и заметки 2009 г.: В.Кондакова и П.Дейнеки в №3 (22), Ш.В. в №13 (32), В.Коновалова в №14 (33), С.Голунова в №17 (36), П.П.Федорова в №21 (40).
2. А.Д.Некипелов. «Становление и функционирование экономических институтов: от «робинзонады» до рыночной экономики, основанной на индивидуальном производстве»
(М.: Экономистъ, 2006)
3. www.u-g.ru/catalog/details.php?id=100640
4. Н.Н.Малофеев. «Специальное образование в России и за рубежом», 1996.
5. Я.И.Гилинский. «Тотальный плагиат как норма российской научной жизни».
«Проблемы деятельности ученого и научных коллективов. Международный ежегодник». Вып. XXIII. СПб, 2007. С.269-273.
6. http://sartraccc.ru /i.php?oper=read_file&filename=Pub/gilinsky (17-10-07).htm
7. Приказ ректора МГУ и Этический кодекс можно скачать по ссылке www.dmr2.ru/all/msu/ekodeks.pdf
8. www.msu.ru/news/index.html?2009-11-30_11-25.a707c11.

Рецензия

По просьбе редакции я написал отзыв на работу академика РАН Александра Некипелова «Становление и функционирование экономических институтов: от “робинзонады” до рыночной экономики, основанной на индивидуальном производстве». Мои «квалифицирующие признаки» выглядят так: я – автор и соавтор 14 статей, вышедших в международных реферируемых журналах, из них четыре – в ведущих мировых журналах по экономике и политологии (Revie w of Economic Studies, Journal of the European Economic Association, American Politic al Science Revie w и American Journal of Politic al Science). Две мои статьи по институциональной тематике широко цитируются. Я – член редколлегии журналов Journal of Comparative Economics и European Journal of Political Economy, дважды был лектором Ronald Coase Institutem и выступал в общей сложности с восемью работами на конференции International Society for New Institutional Economics (ISNIE), крупнейшей мировой конференции учёных-институционалистов.

Мне было задано два вопроса. Во-первых, насколько весомым является научный вклад монографии? И, во-вторых, можно ли считать изложенный в ней материал научным плагиатом? Коротко, мои ответы выглядят так: научного вклада, с точки зрения современной институциональной экономики нет никакого. Имеется текст, скомпонованный из двух магистерских учебников по экономике 20-летней давности. Практически все (см. подробности ниже) математические модели, приведённый в монографии, дословно заимствованы из учебников Крепса и Сильберберга. Этот текст не может быть назван плагиатом, так как в каждом случае стоят ссылки с указанием на страницы. Единственное место, где, по всей видимости, допущено прямое нарушение авторских прав и научной этики, – там, где без ссылки взяты графики из бакалаврского учебника макроэкономики Беггса, Дорнбуша и Фишера.

В аннотации и введении говорится о том, что в монографии предложен новый подход к построению общей экономической теории. Само такое заявление должно настораживать профессионального экономиста: на задачу построения «общей экономической теории» в последние полвека не замахивался ни один великий экономист – ни Солоу, ни Коуз, ни Эрроу, ни Маскин.
Но дело не в большой задаче – в книге попросту ничего нет. Рассуждения, которыми перемежаются заимствованные из учебников модели, не нуждаются ни в каких комментариях. Хотя и там встречаются настоящие жемчужины: «Нам не известны работы, в которых среди самостоятельных функций денег упоминалась бы их способность выступать в качестве средства заимствования (инструмента предоставления кредита)».

Ниже приведены данные о том, откуда заимствованы практически все теории-модели в книге Некипелова. Описаны все математические модели из глав 1-3 и 6-7, монографии акад. Некипелова. В каждой из этих глав, как правило, подробно обсуждается две-три модели. Все эти модели, без единого исключения, дословно заимствованы из двух учебников микроэкономики. Оба основных источника: и «Курс микроэкономики» Дэвида Крепса, и «Основы экономического анализа» Юджина Сильберберга – стандартные учебники, сейчас уже несколько устаревшие (после 1995 г. было бы естественно пользоваться «Микроэкономической теорией» Масколлела, Уинстона и Грина). Использовать стандартные модели естественно в качестве базы для собственного исследования, но ни к одной модели, приведенной в книге, ничего не добавлено. Надо заметить, что, по-хорошему, в такой ситуации необходимо было бы не только поставить ссылку в сноске, а указать, что автор заимствует модель целиком – не только теорию (многие из них давно являются классическими), но и конкретный способ её изложения.

Можно было бы рассматривать книгу Некипелова как учебник – в этом случае не было бы оснований требовать от него научной новизны, но и здесь возникают проблемы. Во-первых, каждый новый учебник, предположительно, должен отличаться от существующих – хотя бы в методологическом аспекте. Здесь же ничего нового нет, если не считать находкой приём, при котором текст практически не связан с математической моделью. Обычно простая математическая модель является организующей частью текста, делая предположения явными, а логические переходы при доказательстве – прозрачными. Во-вторых, модели заимствованы из двух разных книг, в которых используются разные обозначения, практически без всяких изменений. Надо ли говорить, что структура учебников Крепса и Сильберберга в таком изложении полностью утрачивается, а никакой новой не появляется. Наконец, у читателя может возникнуть ощущение, что все базовые модели в микроэкономике принадлежат либо Крепсу, либо Сильбербергу, – более адекватно было бы указывать исходных авторов моделей (у Крепса и Сильберберга стоят ссылки).

В таблице 1 мы приводим математические модели из монографии акад. Некипелова. Можно видеть, что все математические модели в указанных главах, без единого исключения, заимствованы из двух учебников микроэкономики.

Есть также некоторые мелочи, которые бросаются в глаза при внимательном чтении. Например, странно выглядит место, в котором автор ссылается на монографию Кеннета Эрроу как на источник доказательства теоремы Эрроу о невозможности демократии. В книге Эрроу, конечно, было совсем не то доказательство. В исходном виде оно занимало десятки страниц; доказательство, приведенное Некипеловым, занимает страницу и целиком заимствовано из учебника Сильберберга. И, уж конечно, ни в какие ворота не лезет прямое заимствование, без всяких ссылок. Картинки 8,4 и 8,5 в монографии Некипелова – это иллюстрации 26,1 и 26,4 в учебнике макроэкономики Беггса, Дорнбуша и Фишера 1991 г. (см. рис. на стр. 13).

Если бы студент проделал это в курсовой или дипломной работе и был бы замечен, это была бы верная «двойка».

Честно говоря, до того, как я прочитал эту книгу, я не верил, что такое возможно. В отделении экономики РАН есть немало академиков, чьи основные заслуги лежат в области практической экономической политики, а не в области экономической теории. Никто не ожидает от этих академиков теоретических работ, претендующих на научный вклад. Монография акад. Некипелова – работа по экономической теории, и то, что практически все имеющиеся в ней формальные модели взяты из учебников 20-летней давности, – крайне печальный факт. То, что написано между моделями, выглядит ещё более печально: ни связи с формулами, ни элементарной информированности о том, что сделано в той области науки, о которой идёт речь, не наблюдается. Даже если здесь нет прямого плагиата – это работа такого уровня, что в то, что автор её – академик РАН, просто невозможно поверить.

Константин Сонин,
профессор Российской экономической школы и Kellogg School of Management, Northwestern University

Таблица 1. Математические модели в книге А.Д.Некипелова и источники заимствования

Математические модели в книге А.Д. Некипелова. Краткое описание Оригинальность модели или источники ее заимствования
Вместо введения. О замысле С.7-15 нет нет
Часть первая. От натурального хозяйства к мировой экономике
Глава 1. Экономика «робинзонады» С.19-76 Полезность агента в многопериодной экономике (С.27-28) Silberberg, С.420-424, изложение с сохранёнными формулами
Модель 1. Природные ресурсы неограничены, фактор времени в расчёт не принимается. Робинзон максимизирует полезность, выбирая между производством товаров и отдыхом. Решается задача, приводятся тождество Руа, уравнение Слуцкого. Для случая одного товара задача решается при помощи правила Крамера  (С.36-46). Компиляция материала из книги Silbergberg, из разных мест: С.175-176, 179-180, 198-200, 323. Задача Робинзона в более общем случае решена на С.349-350. Условия второго порядка на С.175-176, тождество Руа на С.315, уравнение Слуцкого на С.323-329.
Модель2. Природные ресурсы неограничены, фактор времени принимается в расчёт. К модели 1 добавляется второй период и возможность инвестировать время в первом периоде в увеличение производительности во втором (С.58 и далее). Silberberg, С.424-425
Затем делается переход к случаю двух товаров, без отдыха (Leisure). Перевод Silberberg, см. С.416-418
Модель3. Природные ресурсы ограничены. Как и модель 1, но существующие ресурсы определяют множество наборов товаров, которые можно произвести. Далее идёт применение и интерпретация условий Куна-Таккера. Затем рассматривается задача без учета отдыха (только производство). ( С.64 и далее) Silberberg, С.462-475. Случай без отдыха – перевод С.484.
Влияние фактора неопределённости на поведение Робинзона. Вводятся предпочтения фон Неймана-Моргенштерна, а затем подход Сэвиджа. Рассматривается отношение к риску – вогнутость функции полезности. (С.67-72) Kreps, стр. 74-75, 103. Silberberg, стр. 446, 449-451 (просто перевод)
Глава 2. Чистый обмен и разделения труда. С.77-98 Рассматривается экономика чистого обмена 2*2 в общем случае и исследуется ящик Эджворта. (С.80 и далее) Перевод Silberberg, см. С.578-580. Однако, приведённый численный пример, возможно, оригинален.
В модель добавляется производство. На С.581-585 в Silberberg, задача решается в более общем случае. Здесь приведено урезанное решение, при том, что постановка задачи совпадает со С.584.
Часть вторая. Рыночное хозяйство, основанное на индивидуальном производстве
Глава 3. Базовые условия и механизмы достижения общего равновесия. С.101-128 Рассматривается подход Ланкастера, в соответствии с которым потребители получают полезность не от товаров самих по себе, а от некоторого преобразования товаров. Затем подход Беккера – потребителям необходимо время для потребления товаров, но работа приносит зарплату. Проводится компаративная статика. (С.116-120) Перевод Silberbeg, С.389-394.
Усовершенствуется подход Беккера. Агенты не только тратят время на потребление, но ещё и на производство (С.120) Выглядит так, что модель математически эквивалентна модели Беккера, описанной в Silberberg на С.389-394, но это не прямой перевод.
Неопределённость, связанная с общественным разделением труда. Два вида трудовой деятельности – безрисковый и рисковый. Потребитель выбирает, каким заниматься. Перевод.из книги Silverberg, см. С.455-456, только у последнего речь шла о более осмысленном в данном контексте распределении капитала.
Глава 4. Деньги. С.129-158 Формирование кредитов на рынке. Потребитель берёт-даёт кредит в первом периоде и возвращает его во втором. Кредит позволяет увеличить полезность. Ниже процентная ставка – больше кредита берет агент. Показывается, как устанавливается равновесная процентная ставка (спрос и предложение). Непонятно, откуда взята (элементарная) модель. С.430-433 у Silberberg также посвящены определению процентных ставок, но модели сильно отличаются.
Глава 6. Частный (отраслевой) анализ рыночной системы… С.197-231 Максимизация полезности потребителя при данных ценах и доходе. Косвенная функция полезности. Тождество Роя. Связь с минимизацией издержек (С.203-204; С.212 и далее) Перевод Silberberg, см. С.175-176, 311-315, 322-332.
Стандартная модель страхования(Некипелов, С.214–216) Перевод из Kreps, см. С.89-92.
Модель максимизации прибыли фирмы(Некипелов, С.221 – 223) Перевод Silberberg, С.163-166, 195-197.
Двойственная задача к предыдущей(Некипелов, С.224) Silberberg, С.223-224.
Максимизация прибыли фирмы в условиях неопределённости (С.228) Перевод Silberberg, С.456-458.
Глава 7. Группы и их интересы. С.232-272 Оптимизируется сумма полезностей индивидов с весами. Наборы благ, которые общество может произвести ограничено экзогенным рабочим временем. Показывается, что «предельная норма субституции» одного блага другим равна «предельной норме технической субституции» одного блага другим (Некипелов, С.258-266). Вводится общественное благо, показывается аналогичный результат. Рассматривается несколько иная модель – группа потребителей получает рисковый доход и распределяет его. Задача сводится к каждому состоянию мира отдельно. Перевод из Kreps, стр. 164-174.
Заключение. С.317-328 нет нет

Пояснение от редакции:

На рис. 1 представлены несколько страниц из книги E.Silberberg и монографии А.Д.Некипелова. В начале п.6 на С.228 академик отмечает, что будет опираться на математическую модель, приводимую, в частности, в книге Ю. Сильберберга (P.456-458), «имея при этом в виду те отличия в используемом нами категориальном аппарате, о которых речь шла выше». Что же это за отличия? Если сравнить С.229-231 с текстом американского экономиста, то нельзя заметить никаких значимых отличий, кроме замены символа E на символ M и простой замены функции стоимости c (y) на PC (y) и графика на рис.6.1. («Выпуск в условиях определенности и неопределенности цен»).

Все, что мы видим, это почти дословный перевод 3 страниц из учебника Юджина Сильберберга.

Silberberg



Некипелов




Комментарии

Этот материал планировался к публикации в предыдущем номере ТрВ. Однако, чтобы дать академику Некипелову время на ответ, мы отложили его. Мы переслали ему текст рецензии, сняв фамилию автора. Во время подготовки номера пришло письмо, которое мы воспроизводим полностью:

В редакцию газеты «Троицкий вариант»

По ряду причин, среди которых и анонимность присланной мне «рецензии», смогу дать ответ по существу «дела» только после ее публикации.

Надеюсь, что вы доведете до сведения читателей этот текст при публикации материала, «посвященного» моей книге (или мне лично?).

А.Некипелов

Разумеется, мы готовы предоставить академику Некипелову возможность дать свой комментарий в любое удобное для него время.

С просьбой прокомментировать ситуацию редакция обратилась к ведущим российским экспертам, как экономистам, так и специалистам в области других общественных наук.

Зав. лабораторией ЦЭМИ РАН академик РАН В.М. Полтерович сказал, что пока воздержится от комментария и подождет публикации нашей статьи. Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академик РАН В.В. Ивантер ответил, что «не хочет заниматься всякой чепухой». В свою очередь профессор Университета Карнеги-Меллон (США) С.В. Брагинский в своем коротком ответе заметил, что «не знаком с работами академика Некипелова, включая и эту монографию», поэтому не может быть нам полезен в данном вопросе. Академик РАН Р.М. Энтов ответил, что высоко ценит предложение прокомментировать возникшую дискуссию, но сейчас не может активно работать. Запросы на комментарий были также отправлены профессорам МГУ А.Я. Рубинштейну и В.Л. Тамбовцеву, но ответа мы пока не получили.

Комментарии академика РАН В.Л. Макарова и члена-корреспондента РАН Р.С. Гринберга были записаны Н.Деминой на Общем собрании РАН.

Руслан Гринберг: «Книга академика Некипелова – просто образцовая»

Руслан Семенович Гринберг, член-корреспондент РАН, директор Института экономики РАН

– Мы Вам посылали критическую рецензию на монографию академика Некипелова, можете ее как-то прокомментировать?

— Я могу сказать одно: рецензию я бегло просмотрел, так как получил её во время подготовки Российского экономического конгресса. Однако я знаю эту книгу А.Д. Некипелова, и, с моей точки зрения, это абсолютно оригинальное произведение. Думаю, что академик Некипелов – один из самых уважаемых и авторитетных экономистов в России. Мы обсуждали эту книгу в рамках журнала «Вопросы экономики». Кстати, автор там критикует мою книгу с моим соавтором, у нас есть кое-какие расхождения, но, насколько я могу судить, это – потрясающая работа, очень логичная, очень точная, где в центре – проблема общественного выбора. Что такое общественный интерес? Как он реализуется? Откуда он берется?

Я не очень силен в математическом аппарате, но твердо убежден, что эта рецензия – просто политический заказ, ничего больше в ней я не вижу. Я твердо убежден, что эта рецензия появилась не просто так, потому что там нет ничего по существу.

– Там берутся конкретные модели из книги Некипелова и сравниваются с моделями в книгах американских экономистов, а затем говорится, что ни одной оригинальной модели в монографии нет.

– Это, конечно, «не моя чашка чая», но как человек, знающий творчество Некипелова, я хочу сказать, что он – очень точный экономист. Я бы даже сказал – чрезмерно щепетильный что ли. Если даже он кого-то критикует или соглашается, то (я даже иногда с ним спорил по этому поводу)он вставляет абсолютно все нужные ссылки, и всегда есть цитата, откуда и что берется. Поэтому можно всякое говорить, но говорить о плагиате…

– В рецензии утверждается, что это не плагиат, а, скорее, обильное цитирование.

– Ну, обильное цитирование – оно нужно. Ну и что в этом такого?

– Но эта книга не учебник, а монография. В монографии должен быть оригинальный вклад…

– Мне кажется, там очень много своих мыслей [Некипелова], с которыми я, может быть, не всегда согласен, но они написаны на основе глубокого изучения материала, и современного, и не очень современного. Это очень хорошая книга, и очень жаль, что она, скорее всего, используется в качестве политического оружия.

– Если говорить о монографиях в социальных науках вообще... Насколько я понимаю, монография считается для ученых-обществоведов основным результатом деятельности.

– Да.

– Как обстоит дело в российской науке с экспертизой монографий? Как сделать так, чтобы выходили качественные книги, а плохие не выходили?

– Это очень хороший вопрос. Я думаю, во всем мире есть такая история… Всегда важно понимать, как вырастает знание. Есть ли приращение знания или нет. В экспертном совете ВАК по экономике, председателем которого я являюсь, нас все время волнует новизна защищаемых работ. И это вечная проблема.

Если в новой книге есть хотя бы элемент новизны, это уже полезно. Надо очень много издавать книг, чтобы появилась книга типа Библии. Очень важно существование научной среды.

Кроме того, мы живем в мире, где много книг и очень трудно понять, какие книги читать, а какие не читать. Важно, что люди пытаются искать истину. Монополии на истину нет. Я думаю, самое главное здесь –независимое рецензирование. И в этом вопросе есть большая проблема с научными журналами. Статьи печатаются практически с колес, публикуются много колдунов, много разных нелепостей. Кстати говоря, академик Некипелов – сторонник рационального знания, и поэтому он не может что-то себе присваивать. Если он что-то берет, то он обязательно ссылается.

В моем представлении обильное цитирование – это очень правильно, потому что много мы сейчас видим людей, не знающих состояние дел в своей области исследования. Я как директор Института экономики получаю много монографий и рукописей, из которых видно, что человек как будто «вышел из леса». Он мне приносит свой труд, а я спрашиваю: «А Петрова ты читал? А Рабиновича?» А он мне: «Да не надо, Руслан Семенович, это всё не важно, мое надо брать и реализовывать». И на этом фоне книга академика Некипелова – просто образцовая. Я помню, что где-то, в какой-то редакции я прочитал такую памятку для автора. Там говорилось: «Если вы много цитируете, значит, вы не самостоятельный, а если вы вообще не цитируете, то, значит, вы все списали». Это все шутки, а на самом деле настоящая наука – это все-таки приращение знания, надо все освоить по вопросу, которым вы занимаетесь. Всё освоить, а потом подчеркнуть, где вы развиваете это знание или с кем-то спорите. В этом смысле у меня нет никаких сомнений, что монография А.Д.Некипелова – это оригинальное и очень хорошее исследование.

– Есть ли, на Ваш взгляд, в экономике такая проблема, что коллеги не читают книг друг друга, что ученые перестали писать рецензии на книги своих коллег?

– Конечно, есть. И вообще есть проблема мощных потоков информации. Академик В.М.Полтерович как-то сказал, и мне очень понравилось: «Какая бы глупость тебе ночью ни приснилась или ты ни придумал, открой Интернет, там минимум семь публикаций на эту тему уже есть». Это правильно. Ну что? С этим нужно бороться, нужна интуиция в выборе нужной литературы. Один хороший человек сказал: «Надо в жизни прочитать всего 20 книг. Для того, чтобы их выбрать, нужно прочитать 1500».

– А чтобы выбрать 1500, нужно прочитать 10 тысяч?

– Конечно. Так что вот Вам мой комментарий.

– Большое спасибо.

Валерий Макаров: «Книгу Некипелова не читал»

Валерий Леонидович Макаров, директор ЦЭМИ РАН, академик РАН

– Мы Вам посылали критическую рецензию на монографию академика Некипелова, можете ее как-то прокомментировать?

– Я книгу не читал. Для того, чтобы прокомментировать, надо прочитать. Правильно?

– Ваше отношение к научным монографиям вообще? Как можно повысить их качество?

– На мой взгляд, их обсуждение должно проходить в рамках профессиональных ассоциаций, и там научную работу могли бы обсудить профессионалы. Сейчас можно издать всё что угодно. Если есть деньги, то ты можешь издать любую чушь.

А что касается монографии А.Д. Некипелова, то я ее не читал и не могу сказать, что там. Судя по тому, что сказано в рецензии, там много формул, но, насколько я знаю, Некипелов не специалист по формулам.

– Если говорить о той проблеме, которая сейчас обсуждается в кулуарах Общего собрания... Как ученые могут бороться с лженаукой, и должны ли они бороться?

– Конечно, должны, но ученым нужно прежде всего заниматься своим собственным делом. А борьба с лженаукой – это такое побочное дело.

– Кто же будет бороться? Журналисты?

— Журналисты тоже разные бывают, у них разная специализация. Среди ученых есть люди, которые склонны к борьбе с лженаукой. Например, академик Э.П. Кругляков. Или академик Ю.В. Гуляев, который пытается время от времени с ней бороться. Другие ученые не делают этого, потому что им жалко собственного времени. Хочется же научной работой заниматься. Но когда уже тебя эта лженаука достанет или лжеученые появятся в непосредственно родной области исследования, то деваться некуда – приходится, конечно, бороться.

Я много получаю сочинений о том, как спасти Россию, с разными предложениями, как изменить нашу экономику. Даже с первой строчки видно, что это чушь зеленая. Ну и что? Разве хочется тратить время на то, чтобы все ошибки в этих текстах разобрать, чтобы написать автору, что он полный идиот. Я же потрачу свое личное время. Поэтому большинство ученых держится от этой борьбы с лженаукой в стороне. Это стандартная позиция. Если говорить о монографиях, то их количество сейчас так велико, что нет возможности тратить время на чтение их всех.

ТрВ обратился к ряду ученых с просьбой рассказать о том, какие нормы цитирования используются при подготовке монографий в российской академической науке.

Есть ли в академической науке какие-то общепринятые писанные или неписанные нормы цитирования? Каким должен быть максимальный объем цитирования в книге, чтобы она считалась добросовестной и оригинальной монографией?

Владимир Гельман,
канд.полит.наук, декан факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге:

Ответить на ваш вопрос не так просто: каких-либо официальных норм на сей счет я не знаю. Например, в учебнике известного социолога и науковеда Г.С. Батыгина «Лекции по методологии социологических исследований» (с.302) сказано категорично: «В России можно цитировать чужой текст (обязательно со ссылкой) объемом до 300 знаков». Но неясно, каков источник этой нормы и каковы санкции за ее нарушение.

В официальных правилах американских университетов существует такой термин, как «некорректное перефразирование», оно приравнивается к плагиату и строго наказывается аналогично плагиату. Для справки посылаю ссылки на материалы, опубликованные на сайтах университетов штатов Огайо [1] и Пенсильвания [2].

В ЕУСПб мы с плагиатом пытаемся бороться во всех его проявлениях (включая и некорректное перефразирование). Было несколько случаев отчисления слушателей за плагиат. Сейчас у нас идет процесс согласования Кодекса академической добросовестности слушателей и аспирантов; надеюсь, что он будет принят до конца 2009 г. Ученым советом.

1. www.ohio.edu/graduate/upload/Avoiding-Unintentional-Plagiarism-1_14_09.pdf

2. www.tlt.psu.edu/plagiarism/tutorial/paraphrase

Владимир Ядов,
докт.философ.наук, декан факультета социологии ГУГН:

Формально такого рода «цитирование» оговорено в издательских инструкциях. Конечно, в российской академической среде обильное цитирование единодушно осуждается, хотя если автор указан, то плагиата как такового нет. Объем цитат, авторский стиль, никак и нигде не оговаривается. Значит, своих мыслей маловато, и всё.

См. также:

Крупные заимствования.
Российского академика обвиняют в списывании. Не его первого
http://www.forbesrussia.ru/ekonomika/lyudi/35715-krupnye-zaimstvovaniya
Forbes, 24 декабря 2009 г.

Открытое письмо члена наблюдательного совета «Новой газеты» академика Александра Некипелова главному редактору журнала «Forbs» М.В.Кашулинскому
http://www.novayagazeta.ru/news/735451.html
«Новая газета», 24.12.2009 14:23

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , ,

 

11 комментариев

  • Гость:

    Представьте на минуту, что Вы заболели. Будучи здравомыслящим человеком Вы конечно же обратитесь к врачу. Система нашего здравоохранения предполагает наличие разноплановых докторов в каждом районе. Распределение врачей по участкам помогает им с большей эффективностью сохранять наше здоровье и лечить наши недуги, и мы давно привыкли искать помощи при болезни в районных поликлиниках. А Вы когда-нибудь задумывались, что на одном только терапевтическом участке на одного врача приходится 1700 человек взрослого населения в возрасте от 18 лет и старше? И при этом он один успевает нам всем помогать! Так почему же непомерно огромное количество докторов никак не могут вылечить свою единственную пациентку — экономику? Только за последние три года количество получивших свои докторские дипломы увеличилось на 3000 человек – и все равно эта «врачебная» гвардия ничем не может помочь своей страждущей больной.

    Вверяя здоровье нашей экономики и науки в целом в руки Российской Академии Наук (РАН) мы отдаем им наше будущее, прогресс и развитие нашей страны. С экранов телевизоров и с газетных прилавков на нас смотрят лица нашей правящей верхушки, убеждающие, что честь нашей страны, настоящее и будущее нашей великой державы, в надежных руках, и, что как и прежде, Россия будет славиться превосходством своей науки, блестящим умом своих ученых. Вы в это верите?

    Возможно ли в это поверить, если один из «главврачей» нашей экономики – вице-президент РАН — совершенно не способен собственноручно вылечить её? Да и откуда возьмутся способности, если монография нашего экономического «хирурга» полностью списана с американских учебников 20-летней давности? «Лечить» экономику устаревшими формулами — все равно что лечить аппендицит уринотерапией. Как может позволить наше правительство, да и общественность в целом, применять эти устаревшие, полностью украденные методы?

    Так вот значит как можно добиться успеха! Раз применив успешную формулу и став доктором, он не побрезговал использовать её и в дальнейшем, сделав её формулой своего успеха. Напомним формулу — 20% таланта и 80% усердия дают 100% успеха. В процессе своего стремительного восхождения пропорции он не изменил, зато составляющие части претерпели существенные изменения. 20% наглости и 80% плагиата – дали пост вице-президента РАН а 120 % слепоты правительства России и минус 20% совести – ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ РОСНЕФТЬ.

    С детства нас учат брать пример с успешных людей. Кто, если не деятели науки, не академики должны служить для нас главным эталоном? Замечательный пример для подражания, если мы хотим превратить нашу страну в сборище бессовестных наглецов и эгоистов! Как же можно было допустить, что в проигравшей стране забота о нравственности превышает нашу во много раз! Приведем пример – не так давно в Берлине известный германский политик Сильвана Кох-Мерин была лишена докторской степени после того, как Гейдельбергский университет, где она защитила в 2000 году докторскую диссертацию, обнаружил, что часть ее работы была «позаимстовавана» у других авторов. Всего лишь часть, в сравнении полностью списанной работы у отечественного гения! Как сообщает радио «Свобода», по данным специалистов университета, свыше 120 фрагментов ее диссертации были скопированы из более, чем 30 публикаций. 30 публикаций, в то время как наше светило не потрудилось взять более одного учебника! Напомним, в мае Кох-Мерин подала в отставку с поста вице-президента Европарламента и с руководства Свободной демократической партии Германии, после того, как в Интернете появилась информация о том, что ее диссертация является плагиатом. Так сколько же ещё нужно статей в, и без того кишащем подобной информацией, рунете, что бы и российский «ученый» вспомнил об остатках своей совести?

    Ещё пример — в марте при схожих обстоятельствах подал в отставку министр обороны ФРГ Карл-Теодор цу Гуттенберг. Выступая в бундестаге, министр признал выдвинутые против него обвинения, отметив «большие изъяны» в своей научной работе. При этом он согласился с тем, что он нарушил кодекс научной этики. А в России такого кодекса нет? И кто должен следить за соблюдением этических норм?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Z:

      Во Вселенной все возможно, даже события с ничтожной вероятностью. Но что-то наша РАН показывает, что события с малой вероятностью встречаются очень часто. Заповедник чудес какой-то.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Аноним:

      А Васька слушает да ест.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Sidor:

      Гость: «И кто должен следить за соблюдением этических норм?»

      Например, в диссертационной сфере за этим должны следить диссертационные советы и Высшая аттестационная комиссия (ВАК) Минобрнауки РФ.

      О том, как ВАК «следит» за соблюдением этических норм, рассказывает известный ученый проф. В.В. Власов: «Опыт обращений в ВАК в связи с прохождением в диссертационных советах конкретных диссертаций, построенных на фальсификации и плагиате, или просто имеющих ничтожное научное содержание, говорит, что ВАК просто не отвечает на такие обращения и не реагирует на них»

      www.biometrica.tomsk.ru/vak2007.htm

      А вот признание члена экспертного совета ВАК член-корр. РАН Д.В. Трещева: “Практика показывает, что остановить диссертацию, признать её негодной совершенно невозможно. Потому что на более высоких уровнях в ВАКе этот процесс тормозится. И к нам в экспертный совет эта диссертация постоянно возвращается до тех пор, пока люди не устанут, не сдадутся и не признают её… на моей практике я что-то не припомню, чтобы мы взялись за признание диссертации не удовлетворяющей требованиям ВАК, и довели это дело до конца”

      dis.finansy.ru/a/post_1323757026.html

      В полном соответствии с этим хорошо отработанным ВАКовским сценарием развивается и ситуация вокруг одной диссертационной аферы, изложенной в открытом письме теперь уже бывшему председателю ВАК М.П. Кирпичникову на сайте

      gidepark.ru/user/1220335144/article/230042

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Артур:

    Бог мой и это наши академики. Петрик знал к кому обращаться. Им плюй в глаза, а они ...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Еще один штрих к портрету академика Некипелова: orxid.livejournal.com/45004.html

    Вице-президент РАН А.Д.Некипелов был неумолим в моей просьбе позволить мне не быть БОМЖом

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Петр:

    Цитата:

    «Какая бы глупость тебе ночью ни приснилась или ты ни придумал, открой Интернет, там минимум семь публикаций на эту тему уже есть». Это правильно.»

    Я очень маленький ученый по сравнению с цитируемыми уважаемыми людьми. Но, с моей точки зрения, данное утверждение Р. Гринберга — невероятнейший бред. Я — механик, а не экономист, но если считать наукой крохотные неуклюжие связки между цитатами из чужих трудов, то я получаю лишний аргумент в пользу тезиса, о котором многие ученые не говорят, но он сидит в голове у всех: а что такое наука? а наука ли экономика? а не стоит ли разделить понятие науки для гуманитарных областей и естественнонаучных и назвать это как-то по разному?

    Мой учитель и многие коллеги внушили мне мысль, что наука — это то, что сегодня никто не знает и не умеет. Если я нахожу в интернете хоть одну ссылку на свою новую тему — это нонсенс. Рождающаяся наука — это то, чего нет еще нигде(прошу не путать с алфизикой и другим бредом). Мне стыдно за тех академиков, из-за которых в русском языке лет через 10-20 появится новая презрительная кличка для неучей — «академик».

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Браво Петр. Именно «то, что сегодня никто не знает и не умеет».

    А еще их называют профессионалами... И они уже давно полные академики, именно потому и никак не иначе. Это просто «свои люди» с определенными проф. навыками.

    ...Даже Великий Пушкин писал «Онегина» более семи лет.

    Думаю, что у настоящего ученого не может быть более одной двух, трех работ. Даже Р. Фейнман так говорил, что всю жизнь эксплуатировал одно из своих решений задачи по динамике вращения летящей тарелочки. Тоже и с другими известными учеными. Про то и В. И. Арнольд говаривал. А Гриша Перельман вообще плюнул в это корыто...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Roman:

    пощли они в ж...пу. Победа будет за нами...надоело объяснять, искать оправдываться — пойду статью в физрев напишу вместо этогоэти твари отбирают даже время, чтобы обсуждать их...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Roman:

    Пушкина, блин, со скотами этими еще сравните...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Roman:

    вот вам месть... подумайте, сравнимо, то что мы слышим

    www.moskva.fm/artist/%D0%...0%BD/song_660737

    www.muzcoolik.com/music/%...B%D0%B3%D0%BE/0/

    с этим г...ном?

    Ваши Кажевы, Алдошины, Петрики и Некипеловы... и прочие... -просто мусор, дрянь...

    Хотите тратить на них слова — тратьте...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

Добавить комментарий