Премия «Просветитель»: шанс для беспристрастности

_


29 сентября 2009 г. оргкомитет научно-популярной книжной премии «Просветитель» (www.premiaprosvetitel.ru) опубликовал короткий список номинированных книг. Одновременно учредитель премии, основатель фонда «Династия» Дмитрий Зимин, объявил, что в этом году будет вручено сразу две премии: гуманитарная и естественнонаучная. Для каждой из них объявлен свой шорт-лист, а победители, которые получат вознаграждение в размере 600 тысяч рублей, будут объявлены 18 ноября. Опубликованные шорт-листы премии комментирует редактор отдела науки журнала «Вокруг света», координатор Клуба научных журналистов Александр Сергеев.
 
Итак, у нас с вами полтора месяца, чтобы осмыслить список претендентов на крупнейшую в России научно-популярную премию, цель которой, цитирую с официального сайта: «привлечь внимание читателей к просветительскому жанру, поощрить авторов и создать предпосылки для расширения рынка просветительской литературы».
 
Как человек, пишущий о науке и технологиях, я, конечно, в первую очередь заинтересовался естественнонаучным разделом. Возглавляет его выпущенная в прошлом году книга А. Дмитриева «Как понять сложные законы физики», Этерна, 2008.
 
В руках я ее не держал, но по рецензиям и подзаголовку «100 простых и увлекательных опытов для детей и их родителей» ясно, что это издание в классическом жанре «домашнего эксперимента», причем рассчитанное на самых младших школьников. В мире таких книжек огромное количество, а вот на русском языке почти нет. Тут все замечательно, чего не скажешь об остальной части естественнонаучного шорт-листа:
 
— В. Дольник, «Непослушное дитя биосферы», МЦНМО, 2009.
 
— С. Гиндикин, «Рассказы о физиках и математиках», МЦНМО, 2006.
 
— Л. Пономарев, «Под знаком кванта», Физматлит, 2007.
 
Нет, это все выдающиеся книжки, некоторые из них я помню еще с советских времен, когда учился в школе. Просто годы, указанные в списке, — это лукавые цифры последних переизданий. Раскрывая маленький секрет оргкомитета премии, приведу реквизиты первых изданий: Дольник — Педагогика-Пресс, 1994; Гнидкин — Наука, 1982; Пономарев — Советская Россия, 1984.
 
Конечно, по статусу премии «Просветитель», награждаться могут не только новые книги, а любые, «изначально написанные на русском языке и находящиеся в первичной (не букинистической) продаже, вне зависимости от даты издания». То есть можно было бы номинировать и «Занимательную физику» Перельмана 1913 г. Она не хуже других, а в 2006 г. ее неведомо в какой раз переиздали. Мне тут, правда, подсказывают, что издания бывают переработанными и дополненными, хотя звучит это с оттенком оправдания. А в чем, собственно, оправдываться? В том, что за последние годы на русском языке написана единственная достойная естественнонаучная популярная книга — та, что во главе списка? Все остальные, по мнению авторитетного жюри премии, проигрывают в сравнении с классикой жанра. Взгляд, конечно, удивительный, но жюри в своем праве.
 
В прошлом году, когда премия «Просветитель» вручалась впервые, решение жюри тоже оставило странное впечатление. Победителем тогда стал двухтомник Марины Сванидзе «Исторические хроники с Николаем Сванидзе». Лично мне непонятно, зачем было награждать проект, и без того предельно разрекламированный телевидением. Вышло, что не премия поддерживает победителя, а, скорее, наоборот. Но главное даже не это, а то, что книга, безотносительно к ее достоинствам, была частью мощного коммерческо-политического проекта, и ее премирование обозначило не столько просветительскую, сколько политическую позицию премии.
 
Могут задать вопрос: почему я только сейчас вылез с этой критикой прошлогодней премии? Виноват, решил отмолчаться, не критиковать красивое начинание за «первый блин комом». Однако в этом году ситуация рискует повториться. Отделенный от естественнонаучного гуманитарный шорт-лист представлен парой ярких публицистических книжек и парой солидных компендиумов по истории России. Вот с последних-то и начнем:
— А. Янов, «Россия и Европа. В трех книгах 1462—1921» в 3 т., Новый Хронограф, 2008.
 
— А. Зубов (ред.), «История России. ХХ век» в 2 т. АСТ, Астрель, 2009.
 
Трехтомник Янова был впервые опубликован в 2001—2002 гг. Другой номинант — новая коллективная монография, написанная четырьмя десятками историков из разных городов и стран. Судить о научном и литературном качестве этих книг я ни в коем случае не берусь. Мое знакомство с ними ограничивается оглавлениями и предисловиями, да я и не историк. Но не нужно особой подготовки, чтобы увидеть: оба названных труда глубоко идеологизированы.
 
Янов сам de facto признает это в предисловии, значительная часть которого посвящена полемике с политическими оппонентами — националистами и сторонниками «особого пути России». Двухтомник же посвящен развертыванию перед читателем эпической картины коммунистической катастрофы и при этом имеет заметную процерков-ную направленность. Вот наиболее характерный подзаголовок из главы о 1930-х годах: «Культурная революция и всеобщее одичание. Борьба с исторической памятью и совестью. Судьба национальных культурных ценностей в СССР». Так объяснение и понимание истории подменяются ее оценками, неизбежно политизированными. И, видимо, чувствуя это, ответственный редактор Зубов в своем коротком предисловии семь раз употребляет слово «правда» для характеристики содержания книги. Помните, где и как использовалось это слово при коммунистах?
 
Нужны ли политические оценки истории? Безусловно. И сейчас, в период подъема националистических и клерикальных настроений, книги противоположной идейной направленности просто необходимы. Однако «верная политическая позиция» не делает идеологизированную книгу просветительской, это мы должны понимать, если история советского коммунизма нас хоть чему-то научила.
 
Обратимся ко второй паре «гуманитарных» номинантов:
 
— Г. Козлов, «Покушение на искусство», Слово/Slovo, 2009.
 
— А. Остальский, «Нефть: сокровище или чудовище», Амфора, 2009.
 
В гуманитарности первого издания сомнений не возникает. Автор определяет жанр книги как «арт-детектив» и на примере 12 «дел» раскрывает читателю подводные течения мира изобразительного искусства. А вот читая вторую книгу, я так и не понял, за что ее «сослали» в гуманитарную рубрику. Более трети объема текста — это вопросы происхождения, разведки, добычи, транспортировки, переработки и использования нефти, а также анализ перспектив жизни без нее. Половина остального — экономика нефти: ценообразование, стратегии, кризисы и т.п., тоже не слишком гуманитарные вопросы.
 
Книга написана легким языком, в нее удачно вплетены политические и человеческие истории, но в центре внимания находятся вопросы геологии, химии, энергетики, технологии, экономики. Короче, это рассказ о том, «как устроен мир», а не «как устроена культура», т.е. одна из тех современных естественнонаучных популярных книг, которых так не хватает в первой номинации премии. Странно, что это прошло мимо внимания жюри. Другое дело, как бы смотрелась эта книга рядом с классикой научной популяризации. Думаю, весьма легковесно. Ведь автор как опытный журналист старательно избегает «загружать» читателя сложными идеями.
 
Подведем итоги. Фонд Дмитрия Зимина «Династия» делает замечательные научно-популярные проекты (я и сам в некоторых из них участвую). Благодаря ему у нас теперь есть премия «Просветитель», которая служит стимулом для авторов и издателей. Не менее важно, что за счет средств фонда лучшие книги поставляются в большое число библиотек. Запускать такие проекты трудно, но удвоение премии «Просветитель» в этом году говорит о том, что стартовый этап организаторам удалось успешно пройти. Теперь перед ними стоит не менее сложная задача — очистить премию от всякого налета пристрастности. И так сложилось, что в обоих коротких списках есть ровно по одному номинанту, открывающему такую возможность. 18 ноября мы узнаем, что возьмет верх: дух просветительства или ностальгия по классике и политические убеждения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *