Ирина Левонтина: Разжигание межнациональной дружбы


На днях Центр судебных экспертиз Северо-Западного округа (в лице эксперта Елены Кирюхиной) пришел к выводу, что клич «Россия для русских» не направлен на разжигание межнациональной розни, а направленность публичных призывов Убивай хача, мочи хача, Бей черных, бей хачей, Бей чурбанов, Бей черных, которые выкрикивали юноши, избившие в феврале 2009 г. девятиклассника Тагира Керимова (он долго потом находился в коме, но, к счастью, выжил), «не представляется возможным однозначно определить». «Данные фразы могли как иметь, так и не иметь ксенофобской направленности», что зависит «от мотивов, которыми руководствовались произносившие их», — пишет Кирюхина.

По делам о разжигании межнациональной розни часто назначается лингвистическая экспертиза. Надо сказать, что сейчас многие судьи и следователи очень полюбили назначать такую экспертизу, даже когда текст вроде бы ясен. Еще бы: получаешь Заключение и ссылаешься на него при принятии решения. А что — вот же доказательство, ученый человек написал, какие ко мне претензии? Только ведь ученые люди эксперты — тоже разные. Некоторые совсем... в штатском. Некоторые вообще не в теме, попадаются даже без филологического образования. А иные — с «гражданской позицией»: чего там проявлять лингвистическую принципиальность, когда надо засадить гада!

В экспертизах по делам о разжигании межнациональной розни царит поразительный разнобой. То на эксперта вдруг нападает невероятное благодушие, а то маниакальная придирчивость. И ведь дело тут не в том, что один эксперт более привержен идее свободы слова (мне, кстати, приходилось слышать радикально-либеральные суждения о том, что за hate speech, за слова, судить вообще нельзя), а другой — идеалам политкорректности. Та же Елена Кирюхина, не увидевшая никакой ксенофобии в призывах бить хачей и лозунге «Россия для русских», в других своих заключениях (например, по поводу статьи журналиста Андрущенко «Почему я иду на Марш несогласных») гораздо более строга. И в этом случае ни разу эксперт не сказала: тут, мол, все зависит от мотива, однозначно определить невозможно. Разве ж у «несогласного» могут быть хорошие мотивы?

Я не рискнула бы высказываться о деятельности коллеги-эксперта столь определенно, если бы судила исключительно по публикациям в прессе. Слишком хорошо известно, как журналисты умеют редактировать факты и смещать акценты. Но я внимательно прочитала само заключение эксперта Кирюхиной по делу об избиении Керимова (фотокопия нашлась в Интернете). Казалось бы, избивают почти до смерти человека неславянской наружности, крича при этом «Мочи хача!» и «Россия для русских». Трудно понять это как-то иначе, чем как призыв к агрессивным действиям в отношении представителей той или иной национальности по национальному признаку. Эксперт проявила тут даже некоторую изобретательность. Изложу своими словами ее аргументацию. Конечно, пишет она, бей, мочи — это призывы к агрессивным действиям, хотя, возможно, и шутливые, несерьезные (Sic!). Мало ли, как люди шутят (следует подборка из Интернета). Но надо еще разобраться, потому ли бьют инородца, что он инородец, или обозначения хач, черный нужны просто в целях идентификации (как, скажем: Бей мужика с авоськой! или Мочи бородатого!), а бьют потому, что человек нехороший. Как сказано в фильме «Мимино»: «Такую личную неприязнь чувствую к потерпевшему, что кушать не могу!». В таком случае никакой ксенофобии. Ну действительно, не за авоську же бьют А поскольку в случае с Тагиром Керимовым точно не известно, что имелось в виду, то ничего не поделаешь. Только вот как быть с тем, что выкрикивался еще и лозунг «Россия для русских»? Ведь в этом контексте смысл обозначений хач и черный совершенно прозрачен. А никак — просто проигнорировать. Но рекордной лаконичностью отличается анализ самой фразы «Россия для русских». В разделе «Анализ высказываний» среди прочих цитат из словарей есть и статьи на слово русские. И далее, в разделе «Выводы», сообщается, что в контексте данной ситуации фраза не направлена на разжигание межнациональной розни. Видимо, у нас с экспертом Кирюхиной разное представление о том, что такое анализ. Зато в Заключении огромное количество пространных цитат на тему о том, что такое экстремизм и экстремистские материалы — хотя об экстремизме в поставленных перед экспертом вопросах ничего не говорилось. Еще там множество словарных толкований, в том числе и слов, которые в материалах не фигурируют (этнос, кавказец и др.). Еще объясняется, что такое интернет-форум. Спасибо, конечно.

Все это очень печально. Но кое-что мы можем сделать. Пусть каждый эксперт знает, что его заключение не будет надежно укрыто от посторонних глаз в недрах уголовного дела, а будет прочитано, в том числе и коллегами. И если он откровенно передергивает или халтурит, если сегодня рассуждает так, а завтра в аналогичном случае совершенно наоборот, — коллеги заметят. Это называется общественное мнение. У нас в России с ним всегда были проблемы, но без него все равно никогда ничего не получится.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *